30 Дек

ДИАФОРАЗНАЯ И ЭСТЕРАЗНАЯ АКТИВНОСТЬ МОНОЦИТОВ КРОВИ У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ ВИРУСНЫМ ГЕПАТИТОМ С В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ЭЛАСТОГРАФИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ПЕЧЕНИ ПРИ ЕСТЕСТВЕННОМ ТЕЧЕНИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Вирусный гепатит С представляет серьезную проблему для здравоохранения не только вследствие доминирующего положения в структуре посттрансфузионных вирусных гепатитов, но и как инфекция, обладающая наибольшим хрониогенным потенциалом. По данным динамического контроля частота хронизации после перенесенного острого гепатита С может достигать 70-85%. Главной опасностью хронического гепатита С является склонность к бессимптомному течению (50-80%) с последующим развитием у 10-20% больных в сроки от 15 до 20 лет с момента инфицирования – цирроза печени [3, 7, 8, 12, 13].

Течение хронического вирусного гепатита С (ХВГС) характеризуется последовательной сменой фаз заболевания. Длительно протекающая латентная фаза переходит в фазу реактивации с прогрессирующим течением, приводящим нередко к развитию цирроза печени и первичной гепатоцеллюлярной карциноме (ГЦК). Важно отметить, что группа больных с латентной фазой ХГС составляет от 15% до 35%, по разным данным. Пациенты этой группы часто не считаются больными, не получают адекватной терапии, а ведь именно они являются основными «поставщиками» цирроза и ГЦК. При бессимптомном течении гепатита С анти-ВГС обнаруживаются случайно, последующее морфологическое исследование выявляет признаки ХВГС [14].

Изучение скорости развития фиброза при гепатите С является главным интересом клиницистов. По данным T. Poynard можно предполагать, что существуют условно 3 варианта прогрессии фиброза печени: быстрый (10 и менее лет), средний (около 30 лет) и медленный (более 50 лет). Полученные автором результаты говорят о том, что у не леченых пациентов среднее количество лет жизни от момента инфицирования до развития цирроза составляет 30, про этом у 33% больных ожидаемое время развития цирроза составляет менее 20 лет, а у 31% больных можно ожидать развитие цирроза через 50 и более лет. Эти 3 варианта прогрессии удалось установить на группе пациентов с известной длительностью инфицирования (n=1157), выполнив парные биопсии печени с разными по времени интервалами. Но большинством исследователей приводятся данные о том, что темп развития фиброза не является постоянной величиной. Считается, что основными факторами прогрессии фиброза являются: возраст на момент инфицирования, злоупотребление алкоголем (50-80 г и более в пересчете на чистый этиловый спирт в сутки) в течение нескольких лет, мужской пол. Роль других факторов, таких, как способ (например, гемотрансфузии) и длительность инфицирования, генотип вируса, вирусная нагрузка, синдром перегрузки железом и др. активно обсуждается в научной литературе [15, 16, 17].

Цитохимический анализ является высокоинформативным и относительно доступным методом изучения клетки. В литературе имеются работы, посвященные цитохимическим исследованиям в нейтрофилах и моноцитах при различных инфекционных заболеваниях, однако изучению цитохимической активности нейтрофилов и моноцитов при ХВГС уделяется гораздо меньше внимания [1, 2, 4, 5, 6, 9, 10, 11].

Цель исследования. Изучить изменения диафоразной и эстеразной активности в моноцитах крови у больных хроническим вирусным гепатитом С при естественном течении в зависимости от эластографических характеристик печени.

 Материалы и методы. На базе ГБУЗ «ОИКБ имени А.М. Ничоги» г. Астрахани было обследовано 140 больных с ХВГС с естественным течением. Среди обследованных больных мужчин было 60,71 % (85 человек), женщин – 39,29 % (55 чел). Возраст больных варьировал от 18 до 54 лет. В качестве контрольной группы было обследовано 82 человека, из них 57 мужчин и 25 женщин.

Всем пациентам проводилась фиброэластография на аппарате FibroScan FS-502 (Echosens, Франция). Для оценки активности процесса в печени применялся индекс фиброза в соответствии со стандартизированной системой Metavir (1994): F0 – отсутствие фиброза, F1 – слабый (портальный фиброз), F2 – умеренный (с порто-портальными септами), F3 – тяжелый ( с порто-центральными септами), F4 – цирроз (таб. 1).

Таблица 1

Зависимость показателей фиброэластографии и степени фиброза

Степень фиброза по Metavir

Среднее значение эластичности (кПа)

F0 ≤5,8
F1 5,9-7,2
F2 7,3-9,5
F3 9,6-12,5
F4 >12,5

Транзиентная фиброэластометрия проведена у всех 140 больных ХВГС.  Из них фиброз в стадии F0 выявлено у 16 больных (11,43%), F1 – у 40 (28,57%), F2 – у 69 (49,29%), F3 – у 13 (9,29%), F4 – у 2 (1,43%) пациентов.

Определение диафоразной активности проводили по методу Р.П. Нарциссова  (1970), но с применением нитросинего тетразолия. Определение эстеразной активности проводилось по методу В.М.Вачштейна, Ф.Г.Вольфа (1973). Подсчет результатов проводили полуколиественным методом Каплоу (1955). Выделение моноцитов проводили по методике И.С. Фрейдлин (1978).

В моноцитах определяли следующие показатели:

  1. 1. Активность ферментов транспорта электронов кислорода:

— НАД-диафораза (НАД);

— НАДФ-диафораза (НАДФ).

  1. 2. Эстеразная активность:

— альфанафтилацетатэстераза (АЭ);

— альфанафтилбутиратэстераза (БЭ).

Обработка полученного материала и проведение статистического анализа в исследованных группах проводилась на персональном компьютере в программе Microsoft Excel. Критический уровень достоверности нулевой статистической гипотезы об отсутствии различий был принят равным 0,05.

Результаты. У больных ХВГС с эластографическими характеристиками печени F0 активность исследуемых ферментов в моноцитах крови соответствует норме, кроме повышенной активности НАД на 7 у.е. (табл. 2). У больных ХВГС с F1 по шкале Metavir определяется усиление активности НАД в 1,2 раза (115,03±3,54 у.е.). У пациентов с F2 активность НАДФ соответствует контрольным цифрам, активность остальных ферментов снижается: НАД в 1,2 раза (80,83±5,3 у.е.), АЭ в 1, 5раза (35,97±2,07) и БЭ в 1,3 раза (78,57±3,02 у.е.). У пациентов с фиброзом печени F3 обнаруживается уменьшение активности диафораз в 1,3 раза (НАД = 74,23±15,39 у.е., НАДФ = 8,54±0,81 у.е.), АЭ в 1,4 раза (38,7±5,83 у.е.) и БЭ на 6 у.е. У обследуемых с фиброзом F4 отмечается резкое угнетение активности ферментного спектра моноцитов крови (НАД в 5,7 раз; НАДФ в 2,3 раза  и эстеразы в 2 раза).

Таблица 2

Показатели диафоразной и эстеразной активности  моноцитов крови у больных ХВГС при естественном течении в зависимости от выраженности фиброза печени

Показатель Норма F0 (n=16) F1 (n=40) F2 (n=69) F3 (n=13) F4 (n=2)
НАД 99,8±0,02 106,56±3,1 115,03±3,54 80,83±5,3 74,23±15,39 17,5±0,5
НАДФ 10,20±0,01 10,13±0,26* 11,01±0,22 9,32±0,21* 8,54±0,81 4,5±0,5*
АЭ 54,17±0,05 54,06±1,01 56,88±0,43 35,97±2,07 38,7±5,83 24,5±0,5
БЭ 104,33 ± 0,02 105,88±0,58 108,03±0,85 78,57±3,02 98,69±3,34 61,5±0,5

*р<0,05 по сравнению с нормой

Оценка различий ферментативной активности моноцитов крови у пациентов 6-ти подгрупп, а именно: с F0 + «1» генотип,  F0 + «не 1» генотип; с F1-F2 + «1» генотип,  F1-F2 + «не 1» генотип; с F3-F4 + «1» генотип, F3-F4 + «не 1» генотип  представлена в таблице 3.

У больных ХВГС с F0 при «1» генотипе определяется снижение активности НАД–диафоразы на 7 у.е. и АЭ на 4 у.е., а при «не 1» генотипе – нарастает активность НАД в 1,2 раза (115,2±1,28 у.е.).

У обследуемых с F1- F2 по шкале Metavir с «1» генотипом наблюдается уменьшение активности НАД в 1,3 раза (75,58±4,39 у.е.) и эстераз в 1,4 раза (АЭ = 36,3±1,87 у.е., БЭ= 78,6±2,7 у.е.). У данной группы с «не 1» генотипом отмечается повышение активности НАД в 1,3 раза (131,01±1,8 у.е.).

Таблица 3

Сравнение диафоразной и эстеразной активности  моноцитов крови у больных ХВГС при естественном течении с разными значениями эластографии печени в группе с «1» и «не 1» генотипами

Показатель

 

 

Норма

Генотип «1»

Генотип «не 1»

F0

(n=6)

 

F1-F2

(n=74)

F3-F4

(n=9)

F0

(n=10)

 

F1-F2

(n=35)

F3

(n=6)

НАД 99,8±0,02 92,17±2,04 75,58± 4,39 23,22± 1,12 115,2± 1,28* 131,01± 1,8 131,83± 1,14
НАДФ 10,20±0,01 9,17± 0,31* 9,22± 0,2* 5,67± 0,33 10,7± 0,21 11,46± 0,14* 11,5± 0,22*
АЭ 54,17±0,05 50,17± 1,40 36,3± 1,87 21,1± 0,71 56,4± 0,67 59,17± 0,33 60,5± 0,67
БЭ 104,33 ± 0,02 103,5± 0,76 78,6±  2,7 82,11± 3,9 107,3± 0,34 112,11± 0,34 111,17± 0,6

*р<0,05 по сравнению с нормой

В группе больных ХВГС с фиброзом печени F3-F4 с «1» генотипом отмечается  падение активности всех исследуемых ферментов: НАД в 4,3 раза (23,22±1,12 у.е.), НАДФ в 1,8 раза (5,67±0,33 у.е.), АЭ в 2,6 раза (21,1±0,71 у.е.) и БЭ в 1,3 раза (82,11±3,9 у.е.). У больных ХВГС с фиброзом печени F3 при «не 1» генотипе определяется нарастание активности НАД в 1,3 раза (131,83±1,14 у.е.), активность АЭ и БЭ выше нормы на 6 у.е. и 7 у.е. соответственно.

Сравнительный анализ ферментативной активности моноцитов крови больных ХВГС с разными значениями эластографии печени в группе с высокой и низкой вирусной нагрузкой представлены в таблице 4.

Таблица 4

Сравнение диафоразной и эстеразной активности  моноцитов крови у больных ХВГС при естественном течении с разными значениями эластографии печени в группе с высокой и низкой вирусной нагрузкой

Показатель

 

 

Норма

Высокая ВН

Низкая ВН

F0

(n=3)

 

F1-F2

(n=61)

F3-F4

(n=13)

F0

(n=13)

 

F1-F2

(n=48)

F3

(n=2)

НАД 99,8±0,02 97,33± 11,36 66,6± 4,62 57,15± 14,7 108,7± 2,74 127,04± 1,27 128,5± 0,5* ****
НАДФ 10,20±0,01 10,01± 0,59* 8,79± 0,2* 7,46± 0,81* 10,15± 0,3* ** 11,39± 0,11* 11,5± 0,5
АЭ 54,17±0,05 56,2± 1,53 33,48±2,14 33,31± 5,35 53,6± 1,18 56,56± 0,39 59,5± 0,5
БЭ 104,33 ± 0,02 104,04± 2,52 74,02±2,99 90,85± 4,62 106,3± 0,44** 108,9± 0,44* 112,5± 0,5

*р<0,05 по сравнению с нормой

** р<0,05 при сравнении с F0 при высокой ВН

*** р<0,05 при сравнении с F1- F2 при высокой ВН

**** р<0,05 при сравнении с F3- F4 при высокой ВН

У больных ХВГС с данными эластографии печени = F0 при высокой вирусной нагрузке активность ферментов на уровне контрольных цифр. У данной группы при низкой вирусной нагрузке определяется незначительное увеличение активности НАД на 9 у.е., активность остальных ферментов соответствует нормальным показателям.

У пациентов с F1-F2 по шкале Metavir при высокой вирусной нагрузке определяется снижение активности ферментов: НАДФ в 1,2 раза, НАД и эстеразы в 1,5 раза (НАД = 66,6±4,62 у.е., НАДФ = 8,79±0,2 у.е., АЭ = 33,48±2,14 у.е., БЭ = 74,02±2,99 у.е.). При низкой вирусной нагрузке наблюдается повышение активности НАД в 1,3 раза (127,04±1,27 у.е.), активность НАДФ-диафоразы и эстераз на уровне нормы.

У обследуемых с фиброзом печени F3-F4 при высокой вирусной нагрузке отмечается понижение активности исследуемых ферментов: НАДФ (7,46±0,81 у.е.) в 1,4 раза; НАД (57,15±14,7 у.е.) и АЭ (33,31±5,35 у.е.) в 1,6 раза, активность БЭ (90,85±4,62 у.е.) снижена на 14 у.е. У больных ХВГС с F3 при низкой вирусной нагрузке наблюдались изменение в НАД-диафоразе, в виде нарастания активности в 1,3 раза (НАД  = 128,5±0,5 у.е.), при незначительном повышении активности эстераз (АЭ = 59,5±0,5 у.е., БЭ = 112,5± 0,5 у.е.).

Заключение. Сравнительный анализ ферментативной активности моноцитов крови больных ХВГС с разными значениями эластографии печени в группе с «1» и «не 1» генотипами показал, что у пациентов с F0 при «1» генотипе отмечается снижение активности НАД–диафоразы на 7 у.е. и АЭ на 4 у.е., а при «не 1» генотипе – нарастает активность НАД в 1,2 раза. У обследуемых с F1- F2 по шкале Metavir с «1» генотипом наблюдается уменьшение активности НАД в 1,3 раза и эстераз в 1,4 раза. У данной группы с «не 1» генотипом отмечается повышение активности НАД в 1,3 раза. В группе больных ХВГС с фиброзом печени F3-F4 с «1» генотипом отмечается  падение активности исследуемых ферментов: НАД в 4,3 раза, НАДФ в 1,8 раза, АЭ в 2,6 раза и БЭ в 1,3 раза. У больных ХВГС с фиброзом печени F3 при «не 1» генотипе определяется нарастание активности НАД в 1,3 раза.

У пациентов с «1» генотипом, не зависимо от степени фиброза, определяется угнетение исследуемых ферментов в моноцитах крови, более выраженное при значительном фиброзе печени. У больных с ХВГС с «1» генотипом ферментативная активность моноцитов в разной степени снижена (угнетение иммунных сил организма), а при «не 1» генотипе повышена.

Анализ ферментативной активности моноцитов крови больных ХВГС с разными значениями эластографии печени в группе с высокой и низкой вирусной нагрузкой показал, что у пациентов с данными эластографии печени = F0 при высокой вирусной нагрузке активность ферментов на уровне контрольных цифр. У данной группы при низкой вирусной нагрузке определяется незначительное увеличение активности НАД на 9 у.е., активность остальных ферментов соответствует нормальным показателям. У пациентов с F1-F2 по шкале Metavir при высокой вирусной нагрузке определяется снижение активности ферментов: НАДФ в 1,2 раза, НАД и эстеразы в 1,5 раза. При низкой вирусной нагрузке наблюдается повышение активности НАД в 1,3 раза. У обследуемых с фиброзом печени F3-F4 при высокой вирусной нагрузке отмечается понижение активности исследуемых ферментов: НАДФ в 1,4 раза; НАД и АЭ в 1,6 раза активность БЭ снижена на 14 у.е. У больных ХВГС с F3 при низкой вирусной нагрузке наблюдались изменение в НАД-диафоразе, в виде нарастания активности в 1,3 раза, при незначительном повышении активности эстераз.

У пациентов с высокой вирусной нагрузкой при фиброзе печени обнаруживается более выраженное угнетение активности ферментного спектра моноцитов, чем у той же группы без фиброза.

Список литературы:

  1. Алиева А.А. Цитохимическая активность нейтрофилов у больных хроническим вирусным гепатитом С в зависимости от гендерных особенностей / А.А. Алиева // Международная заочная научно-практическая конференция «Теоретические и практические аспекты современной медицины» — Новосибирск: 2012.- (29 февраля 2012 г.) С. 34-37.
  2. Алиева А.А., Галимзянов Х.М. Динамика дегидрогеназной активности иммунокомпетентных клеток у больных хроническим вирусным гепатитом С минимальной активности в зависимости от гендерных особенностей / А.А. Алиева, Х.М. Галимзянов // Астраханский медицинский журнал.- 2013.- №3.- С.36-40.
  3. Барамзина С.В. Клинико-иммунологическая характеристика гепатита С: автореф. дис. … канд. мед. наук. : 14.00.10 / С.В. Барамзина . – М., 2002. – 22 с.
  4. Василькова В. В. Ферментативная активность моноцитов крови у больных лихорадкой Ку различных возрастных групп / В.В. Василькова, И.Ф. Вишневецкая // Клиническая иммунология. — 2006.- №5. — С.158.
  5. Вишневецкая И. Ф. Влияние циклоферона на ферментативную активность моноцитов у больных хроническим вирусным гепатитом С. Вирусные гепатиты в Российской Федерации / И.Ф. Вишневецкая, Н.Б. Касимова, Х.М. Галимзянов и др. // Инфекционные болезни. – 2009. – № 7. – Приложение № 1. – С. 234–235.
  6. Карпенко С. Ф. Качественный анализ дегидрогеназной активности у больных лихорадкой Ку / С. Ф. Карпенко, И. Ф. Вишневецкая,
    Н. Б. Касимова, Е. И. Иванова // Материалы I Ежегодного Всероссийского Конгресса по инфекционным болезням. Научно-практический журнал Национального общества инфекционистов «Инфекционные болезни». – – Том, Прил. № 1. – С.43.
  7. Лучшев В.И. Вирусный гепатит С – глобальная проблема нашего времени. / В.И. Лучшев, Б.И. Санин, С.М. Жаров // Российский медицинский журнал. – 2004. – №3. – С. 40-45.
  8. Майер К. Гепатит и последствия гепатита : пер. с нем. М.И. Сикачева. – М. : ГЭОТАР-МЕД., 2004. – 720c.
  9. Плехова Н. Г. Морфофункциональная активность фагоцитарных клеток при инфекционных процессах различной этиологии / Н. Г. Плехова, Л.М. Исачкова, Р.А. Слонова и др. // Тихоокенский медицинский журнал. – – № 2. – С. 92–95.
  10. Плехова Н. Г. Морфофункциональная характеристика макрофагов, зараженных вирусом клещевого энцефалита / Н. Г. Плехова, Л.М. Исачкова Г.Н. Леонова и др. // Тихоокеанский медицинский журнал. – 2001.– № 2.– С. 56–
  11. Плехова Н. Г. Ультраструктурное исследование макрофагов, инфицированных вирусом клещевого энцефалита / Н. Г. Плехова, Л. М. Сомова, Г. Н. Леонова // Современные научные и прикладные аспекты клещевого энцефалита (к 70-летию открытия вируса клещевого энцефалита: мат-лы Всероссийской научной конференции – М., 2007. – С. 91.
  12. Романова Е.Б. Роль иммунных механизмов в патогенезе ХГС. / Романова Е.Б., Амбалов Ю.М., Докукина И.Л., Дубина Н.В. // IV научная сессия. Ростовский Государственный Медицинский Университет.– Ростов-на-Дону. – 2004. – С. 166-167.
  13. Ющук Н.Д. Острые вирусные гепатиты. / Н.Д. Ющук, Е.А. Климова // Врачебная газета. – 2001. – №6. – С. 13-14.
  14. Levrero M. Viral hepatitis and liver cancer: the case of hepatitis C. / M. Levrero // Oncogene. – 2006. – №25(27). – P.3834-3847.
  15. Marco M. Natural history clinical manifestations and prognostic indicators of disease progression. / M. Marco // GMHC Treat Issues. – 2001. – №15. – P. 10-11.
  16. Matsumura H. Natural course of progression of liver fibrosis in Japanese patients with chronic liver disease type C – a study of 527 patients at one establishment. / H. Matsumura, M. Moriyama, О. Goto et al. // J. Viral Hepat. – 2000. – №7(4). – P. 268-275.
  17. Poli G. Pathogenesis of liver fibrosis: role of oxidative stress. / G. Poli // Mol. Aspects Med. – 2000. -№21(3). – P.49-98.
    ДИАФОРАЗНАЯ И ЭСТЕРАЗНАЯ АКТИВНОСТЬ МОНОЦИТОВ КРОВИ У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ ВИРУСНЫМ ГЕПАТИТОМ С В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ЭЛАСТОГРАФИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ПЕЧЕНИ ПРИ ЕСТЕСТВЕННОМ ТЕЧЕНИИ
    Written by: Алиева Алтынай Асылбековна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/03/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook