30 Дек

Теогенезис этнокультурного облика Европы после распада метаэтнической общности Гипербореи




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В предшествующей работе было приведено достаточно объемное количество античных авторов, оставивших в своих историографических повествованиях и разного рода манускриптах свидетельства о существовании в незапамятные, архаические времена двух могущественных цивилизаций на Земле – Атлантиды и Гипербореи, жители которых принадлежали к двум разновидностям человеческой расы – белых гиперборейцев и красных атлантов, извечная теогоническая дихотомия которых была предопределена самим изначальным сакраментальным актом сотворения людского рода совершенно различными по своей интеллигибельной природе силами, именуемыми «богами», что и было зафиксировано в библейской книге Бытия Священного Писания [2, с. 5].

Стоит заметить, что в мифопоэтических сказаниях индоевропейских народов, особенно у автохтонных кельтов континентальной и островной Западной и Центральной Европы, равно как у венетов и распространившихся по просторам Евразии арийских авестийских (иранских) и ведических (индийских) племен, также как и у греческих историков и географов, содержатся весьма красноречивые повествования об их легендарной исторической северной прародины – Арктики или Арктогеи (греч. Arktikos – Северный), первопредки которых, согласно легендарным сказаниям, сошли на нее со звезд Большой Медведицы.

«Согласно мифологии кельтов, нашедшей наиболее полное выражение в ирландских легендах, мифические расы, населявшие Ирландию, – замечает современный эксперт по арийской проблеме П. Глоба, – всякий раз приходили с Севера. Наиболее важным и значимым для культурного становления Ирландии было появление на этом острове племени Туата де Данна (племена богини Дану), из которых происходят все великие боги Ирландии. Племена богини Дану пришли в Ирландию с далекого Севера, откуда и принесли свои друидические знания, свое магическое искусство, свою музыку и поэзию. Как повествует древнее ирландское сказание «Битва при Маг Туиред»: «На северных островах земли были Племена Богини Дану и постигали там премудрость, магию, знание друидов, чары и прочие тайны, покуда не превзошли искусных людей со всего света». В отличие от предшествующих групп завоевателей Ирландии Туата де Данна прибыли на остров не на кораблях. Как повествует «Книга захватов», люди богини Дану «прилетели по воздуху в окружении темных облаков, которые в течение трех дней затмевали свет солнца». Кельтский образ пришельцев с севера, владевших искусством полета, перекликается с рассказами греков о гиперборейцах, передвигавшихся по воздуху и пришедших в Грецию с далекого Севера. Так же, как игреки, ирландцы описывают богоподобных гипербрецев (Туата де Даннан) в самом лучшем свете. В рассказе о Первой битве при Маг Туиред о представителях северного народа говорится как о людях «самого светлого образа, самых красивых и восхитительных, самых изысканных в одежде и вооружении, самых искусных в игре на музыкальных инструментах, самых одаренных умом из всех тех, которые когда-либо приходили в Ирландию» [6, c. 54].

Между тем, исходя из ирландской мифологии, племена Туата де Дананн (ирл. Tuatha De Danann) не являлись первооткрывателями Ирландии, до их легендарного прихода на остров на нем сначала обитал «народ Партолона» («Сын того, кто останавливает воды»), прибывший на ирландскую землю с запада «через триста лет после Всемирного потопа», с волшебного «острова Счастливых мертвых» (отца Партолона звали Сера, что может быть истолковано как Запад), который сумел одержать победу над фоморами, но затем, «спустя 300 лет» внезапно полностью вымер от внезапно постигшей всех партолонцев в ночь на 1 мая (праздник Белтейн) неизвестной болезни. Спустя тридцать лет, как повествует «Книга Бурой Коровы», на остров высадились четверо мужчин и четверо женщин во главе с Немедом (чей прадед был братом Партолона), также являвшихся выходцами из западной «Страны (острова) мертвых». Однако им не дали обустроится в Ирландии ее коренные жители фоморы (ирл. «нижние демоны») и, потерпев ряд тяжелых поражений от объединенных сил фоморов, возглавляемых их вождями Мором, Конандом и Бэлом, «народ Немеда» был истреблен. В живых остались только несколько его сыновей, один из которых – Старн увел оставшихся в живых в Грецию, откуда их потомкам удалось вернуться в Ирландию через «двести тридцать лет после Немеда» в качестве общности Фир Болг («Люди мешков»), а другой сын Немеда – Иаборн, мигрировал с остатками своих соплеменников на «Север Мира», где положил начало новому племени Туата де Дананн (Племена Богини Дану).

Однако, как повествует «Книга захвата Ирландии» («Leabhar Gabhála Éireann»), между расой Фир Болг и внезапно прибывшими в Ирландию с «Северных островов земли» Племенами Богини Дану (ирл. Tuatha Dé Danann) вспыхнула ссора из-за нежелания «Людей мешков» (название происходит от ирл. «болг» – «мешок», именно так называли их греки, заставивших ирландских беженцев таскать землю с плодородных полей на скалы, чтобы основать там свои прекрасные сады, но те, соорудив себе из мешковины лодки, уплыли на свою историческую родину) делить с пришельцами ирландские земли поровну. Вскоре последовала ожесточенная война, конец которой положила битва при «Маг Туиред» («Равнина Башен»), в ходе которой Фир Болг потерпели сокрушительное поражение и получили в удел лишь западную провинцию Коннахт, а власть над всей Ирландией перешла к племени Богини Дану, которому теперь перешла эстафета борьбы с автохтонными жителями Ирландии демоническими фоморами, возглавляемыми их свирепым циклопическим главой Балором, «один взгляд которого был способен нейтрализовать целое войско» [7]. Однако внук этого Балора по имени Луг (ирл. Lug, вал.-гальск. Lugus – «Сияющий»), пришедший с Севера в свите Племен Богини Дану и отождествляемый позже римлянами с Меркурием, сумел поразить смертоносный глаз Ба(э)лора магическим копьем, выкованным божественным кузнецом Гоибниу и тем самым предварить окончательную победу боевых сил Туата де Дананн над злостными фоморами.

Во всей этой истории следует обратить особое внимание на тот факт, что отождествляемые большинством современных ученых с жителями легендарной Арктиды или Гипербореи Племена Богини Дану (Туата де Дананн), живописуемые в ирландских сагах в качестве представителей «божественной расы», обладающие ослепительной красотой белой кожи, длинными золотистыми волосами, голубыми, серыми или зелеными глазами, изысканным совершенством пропорций тела и, в целом, «вызывающих всеобщее восхищение своим дивно прекрасным обликом», сошли в Ирландию с таинственных «северных островов» уже смешавшись с прямыми потомками «расы Партолона», прибывшими на ирландскую землю, согласно тем же эпическим преданиям, «спустя триста лет после Всемирного потопа» с находящегося на крайнем западе «Острова (страны) счастливых мертвых». Вполне очевидно, что этим островом не могла быть ни Исландия или Гренландия, ни Скандинавия, равно как Фарерские, Шетландские, Оркнейские или Гебридские острова, ассоциируемые с древнейших времен и, особенно после северных путешествий греческого мореплавателя Пифия из Массилии (ок. 380 – 310 гг. до н. э.), с осколками легендарного арктического острова Туле (лат. Thule, греч. Θούλη Фу́ла) или «Ultima Thule» (лат. «Далёкая Туле», «Крайняя Туле»), являющегося некогда частью единого материка Арктиды (Арктики) или Гипербореи. Весьма примечательно, что до настоящего времени на севере Гренландии сохранился одноименный эскимосский поселок Туле. Думается, что единственно возможным на западе «Островом счастливых (блаженных) мертвых» мог быть какой-либо обломок суши, оставшийся после гибели Атлантиды, произошедшей по подсчетам современных ученых около 13 тыс. лет назад.

Кроме того, необходимо иметь ввиду тот факт, что согласно ирландским и валлийским сказаниям, мужем Богини Дану был Бели (Белэниус), «связанный с галльским солнечным богом Беленусом, от которого вели свою родословную все крупнейшие валлийские (уэльские) исторические династии»  [11, т.1, с. 317]. Питер Берресфорд Эллис в своей книге «Друиды» пишет: «Биле соотносится с Белом и Белинусом (-) Диспатером. Его праздником было 1 мая (Бельтан), и этот месяц на современном ирландском языке все еще носит его имя…, он также является «богом мертвых» и иногда упоминается «как Отец Богов и Людей» … Есть много мест, названных в честь Биле на всей территории Европы. В Лондоне, Врата Белинуса со временем изменили название на Биллингсгейт (Ворота Биле). По-видимому, в изначальных кельтских верования, головы мертвых проносили через эти ворота в процессии, идущей к реке Темзе… Сотни черепов кельтского периода и ритуальные приношения были обнаружены в Темзе и вокруг Лондона. Мы должны помнить, что древние кельты верили, что душа находилась в голове, а не в области сердца, как теперь считают христиане. Вот почему голова настолько уважалась и ценилась в древнем кельтском обществе…

Самым известным был король Британии, который правил как раз перед римским вторжением в 43 г. нашей эры – Кунобелинус. Его имя означает «Пес Белинуса». Дагда – сын Дану и Биле. Поэтому Дану обладает приоритетом, как изначальный источник жизни. Как священные «воды небес», Дану орошала дуб (мужской символ изобилия), которым, собственно, и был Биле, и так родился Дагда, «Добрый Бог», который породил остальных богов… Вполне вероятно, что богиня Дану когда-то была широко известна в землях кельтов. Ее имя дало название реке Дунай, так же как Дону, Днепру, и многочисленным английским рекам с названием «Дон». Имена Дон, Дана и Ану считаются родственными имени Дану; в индийской Ригведе также есть Богиня Дану, имя которой означает «Воды Небес» или «Поток».

Этому супругу богини Дану – Бели, изображаемому, как правило, с мощными бычьими рогами на голове, был посвящен один из главных (наряду с Самайн/ Хэллоуином) ирландских праздников – майская ночь Белтейна («Сияющий бриллиант»), во время которой зажигались особые костры – «огни Бела», в ослепительном пламени которых сжигались приносимые в жертву люди и животные. После принятием христианства в Ирландии, первомай Белтейна превратился в Вальпургиеву ночь с 30 апреля на 1 мая в качестве одной из главных «ночи ведьм», во время которой «из раскрывшихся холмов-сидов выезжают прекрасные всадницы — баньши (бансии)» [9].

«Сохраняя некоторые основные черты, такие как майские костры, Белтейн в Англии приобрёл свои особенности, – пишет А. Серебрянка. – В этот день выбирались Майские Король и Королева (обычно самые красивые юноша и девушка), живые воплощения бога и богини плодородия, которые на этот день становились парой и руководили праздником… Сегодня Майский день утратил своё сакральное значение, но его продолжают активно отмечать по всей Европе. В этот день проводят народные гулянья; к майским празднованиям приурочивают весенние ярмарки. В Дублине Майский день сопровождается парадом волынщиков, уличным шествием, флагами, выставками, фейерверками и, конечно же, элем. А в современном неоязычестве Белтейн играет почти такую же роль, как у древних кельтов: это священный праздник, один из важнейших в году… Белтейн продолжает жить не только в вымышленных мирах. Многие авторы описывают таинственные события, напрямую связанные с Белтейном, которые происходят в нашем мире и в наше время. Нередко майская ночь становится ареной для хоррора. Так, убийца-язычник из романа Мэри Стюарт «Костёр в ночи» совершал человеческие жертвоприношения в день Белтейна по юлианскому календарю — 13 мая. Он перерезал жертвам горло и бросал их в костёр. Ещё более жуткую историю рассказывают фильм «Плетёный человек» (1973) и его ремейк 2006 года: крестьяне-язычники, пострадавшие от неурожая, вернулись к самым древним культам и на Майский день принесли приезжих в жертву богам» [14].

Согласно сведениям Стюарта Свердлоу, являющегося внучатым племянником известного советского революционера Якова Свердлова (1885 – 1919 гг.), подобного рода торжественные церемонии отмечания Первомая и разного рода других символических праздников, заканчивающихся, как правило, ритуальными кровавыми человеческими жертвоприношениями, практикуется высшей правящей элитой мира и по сей день [13, с. 69]. В середине декабря 2014 года, во время юбилейного концерта российского композитора Игоря Крутого, широкой публике была наглядно продемонстрирована часть подобной мистериальной церемонии во время пения его любимой исполнительницы Лары Фабиан (довольно хорошо известной в кулуарных кругах западного сообщества), сопровождающая танцовщица которой была одета в традиционный для «богини» костюм, состоящий из красного с золотым, увенчанный на голове увесистыми бычьими рогами.

Довольно характерно, что ирландский супруг белой богини Дану «бог Белтейн» по своим интеллигибельным характеристика был весьма идентичен шумеро-аккадскому божеству Белу/Балу (общесемит. букв. «Владыка», «Хозяин»), известному в греческой транслитерации как Ваал или Ваалам, которому также было общепринято приносить человеческие головы. В «Библейской энциклопедии» архимандрита Никифора, изданной еще в 1891 году, читаем: «Ваалам и Астара [Иштар] служили общим названием всех богов и богинь Сирии, Палестины и соседних стран. В позднейшие времена, как говорят историки, боготворение Ваала господствовало во всей древней Скандинавии и, как предполагают, было общим на Британских островах. Доселе еще сохранилось много суеверных обрядов в Ирландии и Валлисе, очень напоминающих древнее поклонение Ваалу. Поклонение Ваалу было главным и при том обычным грехом древних евреев» [3, с. 102].

В советской (а потом уже российской) энциклопедии «Мифов народов мира» от 1994 года также подчеркивается, что «Бел – Балу в аккадской мифологии обозначение некоторых богов, прежде всего Энлиля; затем, со старовавилонского периода, могло быть эпитетом любого бога, с каситского периода – исключительно Мардука (в греч. передаче применительно к Мардуку – Белос); ко II – I тыс. до н.э. в единый образ владыки – Белу сливаются Энлиль и Мардук (в Ассирии – Энлиль и Ашшур). Такое обозначение отдельных богов нарицательными именами было свойственно и др. семитским народам» [11, т.1, c. 166].

В этой связи уместно было бы напомнить тот факт, что согласно шумеро-аккадской мифологии, бог Энлиль являлся сыном (также как и его брат Энки/Эа – отец Мардука) верховного бога Ану (эпоним аннунаков) и его сестры-супруги Анту и главным наследником власти над их родной планетой Нибиру и нашей Землей, а его неизменными символами служили свирепый бык, рогатая тиара (прообраз будущей европейской короны) и копье, стоящие на алтаре. Против почитания этих кровожадных рептилоидныых «богов»- аннунаков выступали почти все двенадцать (Шнейм-асар) ветхозаветных пророков (нави) Израиля, начиная с патриархов Мелхиседека и Авраама, и заканчивая Иисусом Христом. По всей видимости, вся эта когорта демонических» аннунаков не покинула Землю, предварительно захватив с собой огромное количество золота и других ценных природных металлов, как об этом писал Захария Ситчин [15, c. 255], а окончательно перебралась в достаточно давно ими обжитые территориальные пространства Европы и Евразии, где они породнились не только с гиперборейской аристократией наподобие ирландского племени богини Дану, но и с простыми смертными представителями «созданной по образу и подобию Божьему»[2, с.5] белой (арийской) расы, породив тем самым королевские и аристократические кланы голубых кровей Европы, а потом, через Петра I, и России. Так что все стенания и печаль a la Н.С. Михалкова по поводу «потерянной Российской империи» и погибшей «русской» аристократии вместе с Романовыми (которых, конечно же жаль чисто по человечески) совершенно напрасны и бессмысленны, поскольку все германские, скандинавские и англосаксонские монархические дома Европы, прочно породнившиеся между собой к началу ХХ в. (само слово король – англ. King изначально имело значение «Сын семьи» [4, с. 95], происходили от одного рогатого божества Одина (Водана), именуемого также Бели (Белэниусом) или Белу/Балу (Ваал) [4]. И России необходимо было очиститься от всех этих голубокровных аристократических потомков демонических аннунаков, а затем, обновившись через семидесятилетие коммунистического («вавилонского») пленения, вновь воскреснуть и объединить вокруг себя всю Евразию для возобновления последней стадии борьбы с теогоническими силами зла.

Весьма примечательно, что греки, или эллины, как известно, также не являлись автохтонными жителями собственно Греции (Эллады), южной части Балканского полуострова, равно как и многочисленных прилегающих островов Ионического и Эгейского моря. Ахейские, наряду с ионийскими, дорийскими, эолийскими и др. племенами, изначально обитали на землях Северного Причерноморья и в степях Придунайской низменности, в т.н. индоевропейском котле Карпатских гор. Именно оттуда они сначала переселились в Фессалию и Эпир (Северная Греция), а затем постепенно распространились по всему Пелопоннесу. Весь этот процесс освоения эллинами новых территорий происходил по историческим меркам не так уж давно, в середине бронзового века (II тыс. до н.э.). Только в 1500 г. до н.э. ахейцы (греки), известные по хеттским текстам как «аххиява», а по египетским – «акайваша», завладели островом Крит, а в конце XV в. до н.э. Кноссом и Микенамми, положив начало Крито-Микенской (Эгейской) цивилизации (XVI – XII вв. до н.э.), открытой Генрихом Шлиманом и Артуром Эвансом в 70 – 90-х гг. XIX в.

С приходом и постепенным расселением на южных землях Балкан, Фракии, Фессалии и, далее, на всем пространстве Пелопонесса ахейских (эллинских) племен постепенно исчезает древнейшее иероглифическая письменность Минойской цивилизации (конец IV – сер. II тыс. до н.э.) и появляется линейное греческое письмо. В эпической поэме «Илиада» Гомера под ахейцами уже подразумеваются все греки (эллины) Пелопонесского полуострова. При этом автохтонное население будущей Эллады, состоящее из минойцев, являвшихся выходцами из Финикии и «златовласых пеласгов» – потомков  Гипербореи, были частью полностью вытеснены, частью полностью ассимилированы в среде греческих мигрантов.

Пеласги (др.-греч. Πελασγοί) – это общепринятое у древнегреческих авторов (Акусилай, Асссий Самосский, Геродот, Гекатей Милетский, Гомер, Дионисий Галикарнасский, Еврипид, Овидий, Павсаний, Страбон, Эсхил и др.) наименование народа (или единой этнической общности), населявшего Грецию (Элладу) до прихода туда в начале II тыс. до н.э. ахейских (греечских) племен и возникновения Крито-Микенской (Эгейской) цивилизации XVI – XII вв. до н.э. Так, древнегреческий историк и путешественник Гекатей Милетский (ок. 546 – 480 гг. до н.э.), который в своем «Землеописании» («Объезд земли») одним из первых составил картографическое изображение и описание ойкумены, включающей территории Европы, Ближнего Востока и Северной Африки, в другом своем труде, известном как «Генеалогия», писал, что клан (род), происходящий от Девкалиона и Пирры (родителей Эллина – эпонима и родоначальника всех греческих (эллинских) племен), правил Фессалией (Сев. Грецией), которая «ранее называлась Пеласгия от имени царя Пеласга». Во фрагменте 2-й книги «Генеалогий» говорится, что Пеласг был сыном Зевса и Ниобы, и что его сын Ликаон основал династию царей Аркадии. Фрагмент сочинения Акусилая (VI в.до н. э.) утверждает, что Ниоба, дочь пелопоннесского царя Форонея, сына Инаха, была первой смертной женщиной, с которой сошелся Зевс. Она родила от Зевса сыновей Аргоса и Пеласга, по которому пелопоннесцев называли пеласгами» [12].

Знаменитый «отец истории» Геродот (ок. 490\480 – 430\424 гг. до н.э.) был убежден, что «некогда Эллада называлась Пеласгией, а население Эллады происходило от пеласгов, перешедших в основной массе на греческий язык». «Что касается пеласгов, то почти все согласны, что какое-то древнее племя этого имени распространилось по всей Греции, – замечал Геродот, – особенно между эолийцами в Фессалии. Эфор же (по его словам) полагает, что они, будучи первоначально аркадийцами, избрали жизнь воинов и, обращая многих других к тому же образу жизни, всем передавали свое имя и весьма прославились среди греков и всех прочих народов, с которыми только им не приходилось общаться. И действительно, они были также поселенцами на Крите, как говорит Гомер… Антиклид рассказывает, что пеласги первыми заселили области около Лемноса и Имброса, и, действительно, часть их во главе с Тирреном, сыном Атиса, переправились в Италию. И сопоставители «Истории Атфиды» сообщают также о пребывании пеласгов в Афинах; но так как это было кочевое племя, которое подобно птицам перелетало куда попало, то жители Аттики назвали их «пеларгами» (букв. «аистами»)» [5].

Современник Геродота греческий историк Гелланик Лесбосский (Митиленский ок. 485 – 400 гг. до н. э.) «был первым из дошедших до нас авторов, который писал о переселении пеласгов в Италию и смешивал их с тирренами. В «Форониде» он писал, что от царя Пеласга и Меннипы, дочери речного бога Пенея (в Фессалии), родился Фрастор, а от него – Аминтор, а от последнего – Тевтамид, а от него – Нанас. В его правление пеласги были изгнаны эллинами и, оставив корабли у реки Спинет (в северо-восточной Италии), захватили город Кротону во внутренней части страны и, двигаясь оттуда, дали начало области, называемой во времена Дионисия Тирренией (Этрурия). После переселения они получили имя тирренов (этрусков)» [12].

Большая часть российских историков также считают пеласгов «родоначальниками троянцев и жителей всего Средиземноморья, обитателями догреческой Греции. Как считает современная наука, пеласги жили в Средиземноморье с начала неолита, т. е. с X тыс. до н. э.». Большая советская энциклопедия утверждает: «Пеласги – греческое название племени, населявшего в глубокой древности южную часть Балканского полуострова, Пелопоннес, а также западное побережье Малой Азии (Троя) и некоторые острова… Греки (дорийцы, эллины), переселившиеся на земли пеласгов, восприняли, вероятно, многие черты их культуры (например, культ Зевса). О слиянии части пеласгов с греками свидетельствует встречающееся у античных авторов использование названия „пеласги“ для обозначения греков. Некоторая часть пеласгов под натиском греков в XII – XI вв. после Троянской войны до нашей эры выселилась на о. Крит, где они уже жили раньше, и далее в Палестину. Вопрос об этнической и языковой принадлежности пеласгов в науке не решён». Забегая вперёд, скажем, что уже сейчас язык критских пеласгов расшифрован – это протославянский язык. Расшифровкой языка пеласгов, которые переселились в Средиземноморье из Триполья, занимались Н. З. Суслопаров, Г. С. Гриневич, A. C. Иванченко…

Академик Н. И. Веселовский в 1853 г. в книге «Пеласго-фракийские племена, населявшие Италию» писал о пеласгах, населявших Малую Азию и средиземноморское побережье, следующее: «Пеласги были древнейшие жители этой страны, её автохтоны…. Из Малой Азии они перешли в Европу, и здесь их племена заселили Фракию, Эпир, Македонию, Грецию, все острова Эгейского моря, даже Италию и Сицилию. Остатки всех вековых зданий, воздвигнутых пеласгами, существуют и теперь под именем пеласгических или циклопических».

Интересно ещё одно замечание Н. И. Веселовского: «названия большей части пеласгийских племён, живших в Италии, куда они переселились во главе с Эвандром еще до Троянской войны, оканчиваются на слог „ci“: Ombrici, Opici, Henrici, Rhocci, Lalici, Falisci. Слог „ci“ итальянцы, потомки пеласгов, произносят, как мы выговариваем „чи“. Следовательно, все эти имена племён можно написать нашими буквами: омбричи, опичи, волчи, любичи, речане. Нам очень знакомы имена и других племён, живших в Италии: моравы (Marubii), лучане (Lucani), пелигни (Peligni), т. е. давние, старожилы, иллиры. Соединение всех этих названий несомненно указывает на венедов, живших в Италии, но севернее омбричей» (они же умбры). Историк XIX века А. Д. Чертков написал удивительную книгу «о языке пеласгов, населявших Италию, и сравнение его с древлеславянским», где утверждал родственные связи пеласгов, венетов и этрусков и то, что они пришли из Малой Азии, из Трои и передвигались с юга на север. (Антенор и его сыновья).

В книге Ф. Лохнер-Хютгенбаха «Пеласги» утверждается, что пеласги обитали на Балканах, в северной части о. Пелопоннес, на Крите и других островах Эгейского моря, в Малой Азии и в Трое. Задолго до Троянской войны непоседливые пеласги-лелеги, т. е. аисты (о чём пишет и Г. С. Гриневич), переселились в Италию. Греки сами считали, что их цивилизация выросла на обломках Пеласгии, основанной гиперборейцем Пеласгом, который пришёл с Борисфена (Днепра), т. е. из Триполья. Аист был тотемом многочисленных пеласгийских племён, т. е. протославянских, в IV и III тыс. до н. э.

Таким образом, по свидетельству многих русских и современных учёных (академик Н. И. Веселовский, академик В. И. Ламанский, А. Д. Чертков, Е. И. Классен, A. C. Иванченко и др.), пеласги – это догреческое население Греции, о. Крита и других островов Эгейского и Средиземного морей, население Этрурии во II – I тыс до н. э., а в конечном счете, – это бывшие жители Триполья, территория которых располагалась в IV –III тыс. до н. э. на равнине от Дуная и Днепра до Волги, т. е. это жители так называемой Среднерусской равнины» [9].

Стоит обратить особое внимание на тот факт, что синхронно со «златовласыми пеласгами» на материковой и островной Греции существовали представители совершенно иной расы – минойцы, являвшиеся этническими осколками погибшей Атлантиды, население которой составляли потомки Адама и выжившего после всемирного потопа Ноя. Как нами уже было замечено ранее, основателями Минойской цивилизации, неизменным культовым центром которой был остров Крит, были выходцы из Финикии (совр. береговая полоса Ливана и Сирии) являвшиеся историческими преемниками Халафской (от поселения Телль эль-Халаф, расположенного на совр. сирийско-турецкой границы) неолитической культуры, датируемой VI тыс. до н.э. и Убейдской (от поселения Телль эль-Убейд, расположенного в шести км. к югу от развалин древнего шумерского г. Ура) энеолитической культуры Месопотамии V– IV тыс. до н.э. Для обеих этих археологических культур характерно культовое поклонение быку и богине со змеями, ставшие на Крите символами минойского царствующего дома.

Весьма примечательно, что самоназвание минойцев было «кафтиу», поскольку в древности о. Крит назывался у египтян Кафту, у шумеро-аккадцев – Каптар, а у израильтян – Кафтор, Гомер же и все остальные греки именовали их «этеокритяне» («истинные критяне»). Их язык не являлся ни индоевропейским, ни этрусским и в настоящее время принадлежность минойского (этеокритского) языка так и не установлена, аналоги находят лишь в гипотетических «банановых языках» дошумерского населения древней Месопотамии [18]. Еврейская энциклопедия замечает, что «Кафтор (כַּפְתוֹר, כַּפְתֹּר) – это остров или приморская земля, откуда, согласно Библии, прибыли в Ханаан филистимляне»  [16].

В следующей, заключительной части нашего исследования, будет представлено в общей ретроспективной панораме не только действие механизма поглощения, или целенаправленного растворения гиперборейцев в котле этногенетической миксации (так, как это сейчас происходит в Европе), но и возможные пути выхода из онтологической предопределенности завершающего цикла глобального противостояния между Атлантическим сообществом западной цивилизации и Евразийским союзом.

Список литературы:

  1. Анналы королевства Ирландии четырех мастеров //Annals of the Four Masters. CELT: The Corpus of Electronic Texts. http://www.ucc.ie/celt/published/T100005A/
  2. Библия Книги Священного писания Ветхого и Нового завета в русском переводе с параллельными местами – М.: Библейские общества, 1994
  3. Библейская энциклопедия. Труд и издание Архимандрита Никифора – М.: Типография А.И. Снегиревой, 1891
  1. Брук К. Саксонские и нормандские короли. 450 – 1154 гг. / Пер. с англ. Л.А. Карповой – М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2011
  2. Геродот Глава 5. Пеласги 5.1. Пеласги Греции, малой Азии и Италии // https://books.google.com/books?isbn=5948481816
  1. Глоба П.П. Учение древних ариев – М.: Эксмо; Яуза, 2011
  2. Кельтская мифология. Фоморы // http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/2747
  3. Книга захвата Ирландии (Lebor Gabála Érenn) // http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/971667
  4. Кто такие пеласги? // mc.yandex.ru/watch/21717793″style=»position:absolute; left:-9999px;»
  5. Мать Богов и Отец Гаэлов. Кто же такая богиня Дану? Перевод А. Мак Грегор // http:// ru.: / Sarah NiGhillielai/dir
  6. Мифы народов мира. Энциклопедия. Под ред. Токарева С.А. Т I — II. – М.: «Российская энциклопедия», 1994
  7. Пеласги // http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=Пеласги&oldid=66742230
  8. Свердлоу Стюарт Иллюминаты, пришельцы и Новый Мировой порядок: Свидетельства очевидца / Пер. с англ. – М.: ООО Издательство «София» – 2012
  9. Серебрянка А. Пламя кельтов. Белтейн, или майская ночь //www.e-reading-lib.org
  10. Ситчин З. Боги Армагеддона / Захария Ситчин; пер. с англ. Ю. Гольдберга – М.: Эксмо, 2009
  11. Электронная Еврейская энциклопедия (ЭЕЭ) http://ru.wikisource.org/w/index.php?title=ЭЕЭ/Кафтор&oldid=550390
  1. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона в 86 т. – СПб., 1890—1907 гг. // http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=Гелланик&oldid=53306248
  2. Этеокритский (Минойский) язык// http://ru.wikipedia.org/w/index.php?title=Этеокритский_язык&oldid=65278681.
    Теогенезис этнокультурного облика Европы после распада метаэтнической общности Гипербореи
    Представленная статья является диалектическим продолжением работы «Дежавю глобального космогонического противостояния двух суперсистем – новой Атлантиды и Гипербореи», на страницах которой рассматриваются в самом беглом метатеоретическом виде, на примере только лишь двух европейских народов, теологические первопричины возникновения нового цивилизационно-культурного облика Европы после гибели Атлантиды и последующего распада единой этногенетической общности Гипербореи. В данной публикации также исследуются проблема истоков духовной идентичности пантеона шумеро-аккадских богов-аннунаков с религиозно-культовым толосом западноевропейских мифопоэтических персонажей, породивших целую когорту правящих теократических династий и аристократических кланов Европы.
    Written by: Халяпина Наталья Владимировна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/01/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook