31 Окт

МАСКУЛИННОСТЬ КАК ОБЪЕКТ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В отечественных и зарубежных исследованиях понятие «гендера» используется достаточно давно и с большим успехом. В настоящей статье гендер понимается как «набор характеристик, определенный культурой общества, который идентифицирует социальное поведение мужчин и женщин и отношения между ними. Инструмент для понимания социальных процессов»[2]. Также важно упомянуть утверждение Джоан В. Скотт о том, что «гендер – это основополагающий элемент социальных отношений, которые базируются на гендерной дифференциации» и «главное средство обозначения властных отношений», то есть некое «поле, внутри которого или с помощью которого власть формируется»[10].

Маскулинность была выделена в отдельное поле исследований позднее, в рамках так называемых male studies, которые изначально являлись реакцией на развитие феминистской теории. Как в отечественной, так и в западной науке не сложилось единой интерпретации этого понятия, а существуют две плоскости его анализа, тесно пересекающиеся друг с другом: сущностная и категориальная. Первая включает в себя проблему универсальности или социокультурной специфичности феномена, включая динамику его развития. Некоторые исследователи заявляют, что основные семантические характеристики маскулинности-феминности остаются неизменными. Другие специалисты отмечают, что представления о них трансформируются под воздействием социокультурных, политических и других изменений в общественной жизни. Когда же речь идет о категориальной плоскости анализа, внимание исследователей концентрируется на том, какие категории следует использовать для определения маскулинности. Разными авторами выделяются для описания маскулинности – феминности разные понятия: идентичность, репрезентация, дискурс, роль, конструкт, стереотип, идеология и т.п. Также в рамках этого направления исследований ведется дискуссия о фундаментальности и автономности феноменов маскулинности-феминности. Здесь мнения разделяются, в свою очередь, на понимание этих феноменов как компонентов гендерной идентичности субъекта, как выражение гендерного порядка, атрибута гендерной картин мира; и, во-вторых, на понимание маскулинности и феминности как институционализированных социальных конструктов, имеющих статус архетипов, социальных представлений, биологических программ.

В современной науке одновременно существует несколько теоретико-методологических подходов, иногда даже противоречивых, в толковании данных терминов. Тем не менее, в этом многообразии можно условно выделить среди концепций, направленных на поиск сущностных оснований маскулинности, две основных линии: биологический детерминизм или социальный конструктивизм. Первая, именуемая еще эссенциалистским подходом, подразумевает, что важнейшие свойства, отличающие мужчин и женщин, являются объективной данностью, а культура только оформляет и регулирует их проявления. Концепция конструктивистская говорит о том, что маскулинность – это продукт культуры и общественных отношений, которые навязывают индивидам соответствующие представления и образы. В рамках эссенционалистского подхода известный исследователь И.С. Кон выделяет биологическое и психоналитическое направление, а в социально-конструктивистской парадигме – социально-психологическую и постмодернистскую теории. Р. Конелл и С. Ушакин разрабатывают три методологических подхода – биологический, психоаналитический и социальный, на которых стоит остановиться подробнее.

  • Биологический подход. Его развитие связано с потребностью естественных наук объяснить феминность и маскулинность с точки зрения законов природы. Феминность определялась характерных физиологических особенностей у женщин, маскулинность, соответственно, у мужчин. Но, с другой стороны, в то же время оба понятия были производными от понятий «феминизации» и «маскулинизации», обозначающими появление у представителя одного из полов признаков противоположного в силу неправильной работы желез внутренней секреции. К концу XIX века феномен феминности-маскулинности утрачивает «медико-биологический оттенок» [7, с.11] и становится социальным явлением. Научные исследования XX века способствовали процессу транстерминологизации терминов феминность-маскулинность.
  • Психологический (психоаналитический) подход. Психоанализ кроме определения универсальных мужских свойств, занимается также механизмами и стадиями формирования мужского характера. В рамках этой концепции считается, что свойства и черты характера не заданы биологически, а формируются индивидуально как результат общения родителей с ребенком.

Изначально мальчики наравне с девочками вступают в эмоциональную связь с матерью, идентифицируют себя с ней, сочетая при этом любовь и страх. Впоследствии эта связь у девочек только укрепляется, эмоциональные отношения с матерью приносят удовольствие и становятся жизненно необходимой потребностью.  У мальчиков, наоборот, тяга к матери уменьшается, как только они понимают, что отличаются от нее и что должны формировать свою идентичность, отделяясь и постулируя «чувство самости как что-то независимое, автономное и индивидуальное» [6, с. 122-123].  Маскулинность рождается здесь из феминности, от которой «отрекаются и которую подвергают резкой критике» [8, с. 211-212].

Психоанализ, оказав ощутимое влияние на клиническое исследование маскулинности, выявил, что мужская идентичность совсем не монолитна, ее компоненты часто не согласованы и внутренне противоречивы. Анализ антропологических данных с помощь. Психоаналитической методологии показал наличие социокультурных вариаций маскулинности и типов «мужского характера».

  • Социальный подход. Последний подход полностью отличается от эволюционной биологии и психоанализа. Он не рассматривает маскулинность как нечто единое и объективное, а видит в ней продукт истории и культуры, а характерные «мужские свойства считает прямо вытекающими из существующих в обществе гендерных ролей, которые человек усваивает в процессе социализации. Взамен имманентного мужского характера социальный подход предлагает обратить внимание на исторически и культурно изменчивые мужские роли и гендерные экспектации.

Еще в 30-е гг. в работах американской исследовательницы Маргарет Мид были даны первые доказательства культурной детерминанты содержания конструктов маскулинности-феминности. В работе показано, что даже близкие по социально-экономическому развитию первобытные племена могут иметь разные представления о маскулинности. Таким образом, характеристики, входящие в конструкты маскулинности-феминности и отражающие гендерные особенности общения и взаимодействия, видоизменяются под влиянием культуры, а, значит, не являются признаками биологического пола. Выражаясь словами антрополога Дэвида Гилмора, «маскулинность – это символический сценарий, бесконечно вариабельный и не всегда необходимый культурный конструкт» [3, с. 579].

Во второй половине XX века получил распространение гендерный подход, который был сосредоточен на теориях социально-конструктивистского содержания. Последние являлись результатом критики преобладавшего в то время структурного функционализма, определявшего гендерные конструкты в контексте функционального разделения, существовавшего в обществе. Так, Эмиль Дюркгейм в своем труде «О разделении общественного труда» писал, что «социальная дифференциация общества возникает в результате естественного разделения социальных функций (разделения труда) по признаку пола» [1, с. 58].

Главным достижением социально-конструктивистского и гендерного подходов является развенчание идеи единой, универсальной маскулинности. Как говорит об этом Р. Конелл, «новейшие исследования в области гуманитарных дисциплин внесли важные изменения в наше понимание маскулинностей и мужских гендерных практик, сделав акцент на плюральности и иерархичности маскулинностей, на их коллективном и динамическом характере… В мультикультурных обществах определения и предписания маскулинности обычно широко варьируется <…> более того, можно выявить множество типов маскулинности в границах одной культуры или даже институции…» [4, с. 851].

Вторая плоскость анализа маскулинности – категориальная – коррелирует с ее сущностной интерпретацией. Комплекс терминов феминность-маскулинность наполняется новым содержанием, зависящим от предмета исследования и авторской методологии. А.Г. Шилина дает дефиниции маскулинности в зависимости от подхода [9]. Таким образом, маскулинность — это:

  1. Совокупность физиологических особенностей, характерных для представителей мужского пола (биологический подход);
  2. Система свойств личности, которая традиционно считается мужской (активной, независимость, самодостаточность и т.д.), соблюдение поло-ролевых норм, типичных для мужского пола (психологический подход);
  3. Социальные экспектации (ожидания) от особ мужского пола в определенной культуре (социальный подход).

И.С. Кон дает в чем-то схожие, но более расширенные определения:

  1. Маскулинность как дескриптивная категория обозначает совокупность поведенческих и психических черт, свойств и особенностей, объективно присущих мужчинам, в отличие от женщин.
  2. Маскулинность как аскриптивная категория – один из элементов символической культуры общества, совокупность социальных представлений, установок и верований о том, чем является мужчина, какие качества ему приписываются.
  3. Маскулинность как прескриптивная категория – это система предписаний, имеющих в виду не среднестатистического, а идеального «настоящего» мужчину, это нормативный эталон «мужчинности» [3, с. 571].

Очевидно, что выделенные подгруппы не охватывают всей многогранности термина  маскулинности. Так, неохваченными остался значительный пласт категориально-структурного уровня концептуализации маскулинности, связанного с вопросами ее автономности или структурной вовлеченности, уровней ее функционирования и степени деконструкции. Наибольший интерес представляет социально-конструктивистская интерпретация этого понятия.

В этом поле для маркировки маскулинности используются следующие понятия: «конструкт», «идентичность», «репрезентация», «дискурс», «идеология». Выбор обусловлен изучением определенного уровня функционирования маскулинности. В случае, если она понимается как образование в рамках институционального мира, используют термины «конструкт, «дискурс», «идеология». Если речь идет о социальном взаимодействии, ее определяют как «идентичность», «репрезентацию», «стереотип», «социальную роль», «паттерн». При этом в первом случае маскулинность представляет собой некое целостное и автономное образование, а во втором – структурный элемент или проявление более крупного феномена.

Проделанный анализ существующих теоретико-методологических подходов к изучению маскулинности позволяет сделать следующие выводы:

  1. Теоретический дискурс маскулинности обозначен следующими плоскостями анализа: биологическая, психологическая или социокультурная природа маскулинности, макро- и микроуровни ее функционирования, структурные и поведенческие формы ее реализации.
  2. Представления о сущностных основаниях маскулинности выражены в двух методологических парадигмах – эссенционализм и социальный конструктивизм. Первая рассматривает маскулинность-феминность как биологически детерминированную и имманентную совокупность физических, психических, культурных характеристик, выраженных в поведенческих моделях, представляющих собой нормы поведения мужчин и женщин. Социальный конструктивизм отводит биологические различия на второй план, касаясь, в первую очередь, гендерных характеристик общения и взаимодействия. Маскулинность здесь конструируется социальной общностью и несет характеристики данной общности, поэтому ее структура и содержание изменяется под влиянием культуры.
  3. Категориальный аппарат маскулинности зависит от социальной реальности, в которой она существует, а также от ее структурного и динамического статуса. В рамках социального конструктивизма, являющегося наиболее аутентичным подходом для данного исследования, определения маскулинности можно дать через социокультурные конструкты, существующие на макроуровне как эталоны, дискурсы, идеологии и представления об «идеальном» субъекте маскулинного типа. Функционирование маскулинности в пределах институционального мира выражается в качестве относительно автономного структурного образования, определяющего нормы для гендерных отношений. На мезо- и микроуровнях социального взаимодействия конструкты воплощаются в гендерных идентичностях и репрезентациях, стратегиях взаимодействия и совокупности допустимых гендерных ролей.

Список литературы

  1. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. М.: Издательство наука, 1991. – 576 с.
  2. Калабихина И. Е. Краткий понятийный словарь по гендерным исследованиям // Социальный пол: экономическое и демографическое поведение. Учебно-методические материалы по курсу. URL: http://www.a-z.ru/women/texts/spolr.htm.
  3. Кон И.С. Мужские исследования: меняющиеся мужчины в меняющемся мире // Введение в гендерные исследования. Часть 1. Учебное пособие // Под ред. И. Жеребкиной. — Харьков: ХЦГИ; СПб: Алетейя, 2001. — 708 с.
  4. Коннелл Р. Маскулинности и глобализация // Введение в гендерные исследования. Часть 2. Хрестоматия // Под ред. С. Жеребкина. — Харьков: ХЦГИ; СПб: Алетейя, 2001. — 991 с.
  5. Мид М. Мужское и женское. Исследование полового вопроса в меняющемся мире. М.: РОССПЭН, 2004. – 416 с.
  6. Овинова Ю.В. Социальное и культурное конструирование половых различий // Социокультурный анализ гендерных отношений : сб. науч. тр. / СГТУ. – Саратов, 1998. – С. 122-125
  7. Рябов О.В. «Матушка-Русь»: опыт гендерного анализа поисков национальной идентичности России в отечественной и западной историософии. М.: Ладомир, 2001. – 202 с.
  8. Синельников А. Паника, террор, кризис. Анатомия маскулинности // Гендерные исследования / ХЦГИ. – Харьков, 1998. – №1. – С. 211-227.
  9. Шилина А.Г. От женственности – мужественности к «феминностям» — «маскулинностям»: формирование и особенности функционирования. URL: http://dspace.nbuv.gov.ua/bitstream/handle/123456789/74067/45-Shilina.pdf?sequence=1
  10. Joan W. Scott. Gender: Useful Category of Historical Analysis URL: http://www.westga.edu/~history/FacultyUpdated/EMacKinnon/Spring%202011%20Syllabi%20and%20Materials/Gender.pdf
    МАСКУЛИННОСТЬ КАК ОБЪЕКТ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
    В статье рассматривается процесс формирования отдельного поля гендерных исследований, посвященного маскулинности. Проведен анализ существующих подходов к определению данного феномена и способов его изучения. В заключении статьи делается вывод о текущих проблемах изучения маскулинности в современной науки.
    Written by: Слобцова Светлана Игоревна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/27/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_31.10.15_10(19)
    Available in: Ebook