31 Окт

Изобразительная линия как выразитель мифологемы в каноне древнеегипетского искусства




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Современные исследования в области культурного образования Древнего Египетского искусства являются актуальными в вопросах анализах особенностей средств выразительности в искусстве. Автор работы обратил внимание на своеобразную линию, которую использовали египтяне в своих творениях, как в архитектуре, так и в скульптуре и живописи. Особенности эмоциональной и идейной составляющей, используемой линии в данной цивилизации, соответствует мировоззрению общества древнего государства. Изучение и анализ данной проблемы является целью работы. Необходимо разобраться какова роль линии в Египетском искусстве, как канон закрепил ее характер и как ее образность связана с идеологией страны.

Искусство Древнего Египта стало новым, важным этапом после искусства первобытнообщинного строя в философии мироустройства человечества. Огромной его заслугой было раскрытие сложного мировоззрения человека и общества. У истоков философии мировоззрения данной цивилизации стояли мудрецы Египта. Их знания пробуждали человеческий дух, раскрывали человеческие сердца. В их поучениях, высеченных на стенах храмов и гробниц, есть все, что нужно знать человеку на земле. Они открывали смысл существования и мудрость жития.

Победить невежество было одной из основных задач, которую ставили перед собой египтяне. Никто не рождается мудрым. Каждый человек должен долго и упорно трудиться, прилагать усилия, чтобы развить в себе определенные качества, дающие ему право и возможность приблизиться к Богу. А для этого ему нужно, прежде всего, пробудить качества сердца и приложить титанические усилия, чтобы не попасть в ловушку эгоизма, тщеславия и жадности, которые могут оказаться смертельными для его души.

Этические нормы и моральные критерии, по которым они жили, неразрывно были связанны с определенным единым порядком, опирающийся на установленный и созданный, еще в додинастичесий период, канон.

Канон – это система нормативов идеала общественного сознания. При этом канон является ревностным служителем идеала той культуры, в которой был создан. В Древнем Египте впервые в истории человеческой цивилизации сложилась стройная система изображения в искусстве, основанная на мировоззрении и идеалах государства. Менялись столетия, цивилизации, но главное в мировосприятии египтян оставалось незыблемым. Сохранению мировоззрения стало возможным благодаря тем законам и правилам, которые устанавливал канон. Египтяне искренне верили в магическую силу искусства, в его мистическое предназначение. Благодаря канонизации закрепились национальные ценности искусства, определилось ее своеобразие и характерные черты.

Создание канонов означало сложение строгой и разработанной системы художественных взглядов. Все искусство, по представлению египтян, было послано богами и поэтому являлось посредником между миром богов и миром людей. Как утверждается в герметическом трактате Асклепия: «Все нисходит с неба на землю, в воду, в воздух» [2, с. 5], поэтому египетская цивилизация придерживалась «… развитой системы канонов, – констатирует Янко Слава, – предписывающих художнику правила пользования пропорцией и цветом, схемы изображения людей и животных. Канон становится важнейшим эстетическим принципом, определяющим творческую деятельность мастера. Древнеегипетский художник выступал в роли хранителя священных законов, наиважнейшим из которых являлось разграничение посредством искусства кратковременной жизни, земной и вечной. Произведение искусства получало в связи с этой установкой особую функцию перевода образов и сюжетов реальной действительности в предельно обобщенную идеальную форму, лишенную сиюминутности, созданную для бессмертия» [5, с. 133]. Таким образом, канон являлся не продуктом эстетического восприятия, а служителем для обеспечения сакральной связи земной жизни с небесной. Он должен был дарить бессмертие, быть прямым продолжением жизни. Отступление от канона означало разрыв связи между божественным и человеческим.

Мастера, которые создавали произведения искусств, обучались в специальном городе, который был посвящен богине Маат. Там они постигали законы Истины и Красоты, которые несла богиня. Она же сопровождала мастеров в жизни и в их работе. Они жили в особых условиях. Город был окружен стеной и охранялся специальным подразделением воинов. Это могло означать лишь то, что знания, которые получали там мастера, не должны были быть доступны всем. Ведь все изображения, которые создавались по канону, были призваны помочь душе человека в его путешествии после смерти, содержали подсказки, помогали преодолеть опасности. Даже само слово «художник» у египтян означало как «творящий жизнь». В этой связи исследователи культуры Древнего Египта предполагают, что скульптура, рельефы и фрески изображали не портрет человека, а его Ка – невидимую часть человека, его двойника. Египтяне верили, что изображение имело силу, способную влиять на происходящее во Вселенной, в том числе в мире невидимом.

Суть канона, как главного выразителя культурного мировоззрения общественной мысли, заключалась в следующих положениях как:

– необходимое явление в развитии и сохранении культуры данного государства;

– свидетельство о высшем культурно-творческом акте и творческой зрелости культуры.

– явление сугубо национальное, органично развивающееся в рамках определенной национальной культуры.

Это позволяет сделать вывод, что канонизация есть естественный и необходимый процесс существования национальной культуры, укрепляющий ее устойчивость. Заимствование формальных приемов канона без лежащих в их основе идей не может служить фундаментом творчества. С другой стороны, следование канону не только не стесняло индивидуального творчества, но напротив, его развитие давало возможность свободного и осмысленного самовыражения.

Оформившиеся характерные особенности изобразительных форм композиционного решения становятся обязательными для всех последующих произведений определенного жанра, будь то портретная скульптура, рельеф, роспись. Искусство рассматривалось египтянами как один из актов деяния богов, а потому считалось божественным и священным. Как утверждается в герметическом трактате Асклепия: «Египет есть образ неба, или, скорее, что он есть отражение здесь, внизу, всего, что управляется и осуществляется на небе…» [2, с. 18].

Канон был необходим так, как заключал в себе свод правил и законов по созданию любого произведения искусства, отвечающего божественным законам и правилам. По своей сути он явился посредником между божественным и земным. Он стал стержнем всего сущего на земле, сохраняя то божественное, которое было в него вложено. Менялось время, стили, мода, философия жизни, только канон оставался неизменным.

В круг понятий, охваченных каноном, входили: сюжеты, позы, жесты, размеры фигур и предметов. Кроме этого, правила канона распространялись также на выбор материала и цвета в различных видах искусства. Регламентировался также порядок проведения работ. Выработался и характер линий изображения. Египетские мастера создали такой образ изобразительной линии, с помощью которой можно было воспроизводить духовные составляющие мироустройства и понять природу человека и Вселенной. Линия Египта – это линия «порядка» прямая и строгая. Её сущность вытекала из всего сущего: бытия, религии, философии, социального и политического уклада общества. Идеалы мировоззрения культуры Древнего Египта создали именно такое решение в образе линии не только изобразительного ряда, но и в скульптуре и архитектуре.

Для древних египтян вселенная являлась царством живых, сознательных сил, постоянно и гармонично взаимодействующих с земной жизнью. При этом, она не являлась абсолютным добром, как и абсолютным злом по отношению к человеку, поскольку все в окружающем мире – зеркальное отражение тонких миров. Вселенная для египтян это великий регулятор человеческой жизни, действующий по принципу высшей справедливости по отношению к каждому. Космогонические и теологические доктрины, определявшие мировоззрения египтян основывались именно на высшей справедливости вселенной. Все это определялось в образную форму словесную (миф) и изобразительную (росписи, рельефы). В них закреплялся основной круг представлений о мире, связанных с происхождением человека и осмыслением его роли. Несмотря на то, что земля для египтян ограничивалась их страной, а воды Нилом, они знали о существовании космоса, которой олицетворялся образами в виде солнца, луны, небом и созвездиями, обожествленными и почитаемыми.

Характерной чертой египетского изобразительного искусства является отношение к отображению времени и пространства. Искусство считалось носителем жизни вечной, и поэтому избавлялось от всего случайного, преходящего, иллюзорного, поэтому прямой, строгий характер линии подходил больше всего. Здесь нет суеты и мелочности, здесь есть уверенность в близости Вечности. Для воссоздания «Вечности» необходимы были определенные приемы в изображении, которые бы в полной мере отразили суть идеи. Прямая строгая линия как нельзя лучше подходила для этих целей. Конечно, при всем этом, египетское искусство претерпевает и некоторую эволюцию, ибо истинное художественное творчество не может не реагировать на те изменения, которые происходят в духовной культуре общества.

Меняется внутреннее отношение человека к жизни, к земному бытию, меняется, соответственно, и культура, и искусство.

Если в первобытном периоде искусство отражало свободного, вольного человека и выражалось это в первую очередь в «летящей» изящной линии, которая выражала внутреннее состояние и мироощущение человека природы, то характер изобразительной линии в искусстве Древнего Египта разительно отличается. Линия становится прямой и сдержанно-строгой. Толщина линии контура в рисунках и в барельефах одинаковая, что придает работам статичный характер. На росписи из гробницы Менхотепа III изображена похоронная процессия. Фигуры, несущие тело умершего вроде, бы движутся и в то же время будто застыли в вечности. Линия передает то мироощущение, в котором находятся египтяне. Причем такой характер линии остается до конца существования этой великой культуры.

Искусство создается, как некий символ определенного состояния психики, как выражение аффектных переживаний, связанных с общей тенденцией мировоззрения цивилизации. Художник выступает, как особая личность, как некий сейсмограф эпохи. Недаром в древних текстах на папирусах и на стенах храмов имеются свидетельства о правилах создания художественных произведений и строительстве храмов. «Согласно легендам, величайшие художники и архитекторы получали непосредственно от богов книги, содержащие священные знания. Жрецы-художники являлись хранителями этих знаний, передавая их из поколения в поколение. Сами традиции воспринимались не как свод необходимых правил, а как нечто священное, переданное людям в качестве божественного откровения» [4].

Та изобразительная линия, которая была создана египетской культурой, явилась выразителем мироощущения и философии бытия великой цивилизации. Если линию первобытной культуры можно назвать линией свободы, то изобразительная линия Египта – это линия порядка. Почему именно порядка? Да потому, что в восточном мире преобладал интерес к метафизическим догматам, которые, в большинстве случаев, ни в какой мере не были связаны с действительностью. Религия всецело ориентировалась на мир сверхчувственный, потусторонний, носила пассивный, созерцательный характер. Даже культы были направлены на познание трансцендентного мира. Мистическое слияние с Богом предполагало полное отключение от всего суетного, земного. Скульптурные изваяния наилучшим образом отобразали данное слияние. Причем, неважно было, изображался ли облик фараона или простого смертного. Например, статуи супружеской четы фараона Рахотепа и его жены Нофрет передают абсолютно бесстрастные образы, с четкими прямыми линиями контура, прямо сидящими словно «пригвожденными» к плоскости стены. Взгляд устремлен вверх, в пустоту, застывший, словно в вечности. Другая скульптура показывает писца Каи из Саккара. Та же застывшая поза, те же устремленные ввысь глаза, та же погруженность в себя, подчеркнутая прямой линией спины. Такой характер линии усиливает величественность образов и не важно, знатные ли это люди или простые.

Земная жизнь для египтян – лишь краткий миг, прелюдия к вечному счастью. «…Как трудно возненавидеть смертное тело, этот мир, землю, чтобы возлюбить бессмертную душу, тот мир, небо, – но насколько труднее возлюбить сквозь смерть смертное тело, этот мир, землю! А ведь именно так возлюбил их Египет» [3, с. 272], – слова известного русского публициста Д. С. Мережковского достаточно ярко иллюстрируют суть мировоззрения египетского существования, которое, по его мнению, пронизано стремлением к воскресению и естественная чувствительность египтянина заставляет более остро и тонко ощущать импульсы того времени. Так, воздвижение гигантских пирамид, вершины которых устремлены в небо и траурный похоронный цвет – голубой, и особые церемонии захоронения фараонов и простых смертных – все это свидетельствует о наивной уверенности в скором и счастливом воскресении умерших. Стремление к воскресению дает ощущение величия собственного «Я», отсюда и возвеличивание всего окружения, начиная с архитектуры и заканчивая простой домашней утварью. Прямая, строгая линия изобразительного и не изобразительного искусства лишает образы чувственности, придает им устойчивый и основательный характер.

Рисунки Древнего Египта, как вечные египетские пирамиды, имеют ясные и строгие линии, олицетворяющие незыблемость и космическую вечность мироздания. Даже маленькие статуэтки египетских служанок имеют изящно-строгую линию контура с намеком на монументальность. Почему это именно так? Скорее всего, из-за внутреннего ощущения бытия. Ведь все искусство Древнего Египта пронизано удивительной реалистичностью образов. А ведь известно, что египтяне никогда не рисовали с натуры, только по представлению. Как же хорошо нужно было знать особенности строения предметов, чтобы с такой точностью и тщательностью изображать, например, птиц, таких, как на стенах в гробнице Хнумхотепа II в Бени-Гасане, 20 в. до н.э. или гусей из мастабы Итета в Медуме.

Неповторимость, неподражаемость по красоте образов изображения природы и человека носит в Египте скорее внутреннее, а не внешнее содержание. Карл Верман по этому поводу писал: «Самобытная, замкнутая в тесные рамки культура Египта в течение многих веков развивалась под влиянием природных условий так последовательно, как никакая другая» [1, с. 154]. Уловить и передать в живом существе или предмете его основные элементы задача очень сложная. Нужно обладать уникальным даром внутреннего видения, чтобы с такой точностью и образностью создавать потрясающие характеры, наполненные божественной красотой вечности. Как сказал Д. С. Мережковский: «Вечность Египта – вечность истины» [3, с. 163].

Линии контуров египетского искусства невозможно перепутать ни с какими-либо линиями контуров других культур. Четкая прямая она словно застыла во времени и пространстве. Именно такая линия станет олицетворением порядка, мироустройства и мироощущения египтян. Мастера Египта стояли на страже принципов, запечатленных в каноне, воссоздавая все то, что отражает законы Гармонии и Вселенной.

 

Библиографический список:

  1. Вёрман, К. История искусства всех времен и народов. В 3-х т., Т.1, М.: АСТ, СПб.: Полигон, 2000.
  2. Гермес Трисмегист и герметическая традиция Востока и Запада. / Асклепий или священная книга Гермеса триждывеличайшего, обращенного к Асклепию. К.: Ирис; М.: Алетейа, 1998.
  3. Мережковский, Д.С. Тайна трех. Египет – Вавилон. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, Харьков: Изд-во «Око», 2001.
  4. Священное искусство Древнего Египта. Канон: истоки и философия // http: // www/newacropol.ru
  5. Янко, Слава. Культурология: Учебное пособие / Составитель и ответств. редактор А.А. Радугин. М.: Центр, 2001.

 

Bibliography:

  1. Carry out, as the History of art of all times and peoples. 3 so, Vol. 1 M: AST, SPb.: Polygon, 2000.
  2. Hermes Trismegistus and the hermetic tradition of East and West. / Asklepios or the Holy book of the thrice-great Hermes, addressed to Asclepius. K.: iris; M: Aleteja, 1998.
  3. Merezhkovsky, DS. Secret of the three. Egypt — Babylon. M: Publishing house EKSMO-Press, Kharkiv: Publishing house «Oko», 2001.
  4. The sacred art of Ancient Egypt. Canon: the origins and philosophy // http: // www/newacropol.ru
  5. Janko, Glory. Culture: Teaching aid / comp. and has assumed. editor A. A. Radugin. M: Center, 2001.
    Изобразительная линия как выразитель мифологемы в каноне древнеегипетского искусства
    Искусство Древнего Египта наполнено мировоззрение народной мифологии и религиозными понятиями. Оно отражало мироустройство бытия египтян через образность линии в искусстве. В статье дается обоснование характера линии, как линии порядка, отражающей культуру цивилизации.
    Written by: Османкина Галина Юрьевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/27/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_31.10.15_10(19)
    Available in: Ebook