30 Янв

ЭТНОКУЛЬТУРОЛОГИЯ И ЭТНОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В КУЛЬТУРНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РОССИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Этнокультурология как одно из важнейших направлений  культурологии, строящееся на интеграции культурологического и этнологического знания, несомненно, приобретает всё большую актуальность и социально-практическую значимость. Во-первых, обращаясь к этническим традиционным культурам, этнокультурология, на наш взгляд, способна сыграть решающую роль в теоретическом осмыслении современного действия механизмов культурной преемственности – фундаментального свойства культуры, обеспечивающего само её существование и межгенерационную трансляцию. Во-вторых, именно этнокультурологическое знание, имеющее в качестве важнейшей части своего предмета этническое измерение культуры,[2] выявляет существенную и во многом решающую детерминанту человеческого поведения и культуротворчества, связанную с этнической идентичностью субъекта, его причастностью к этносу – наиболее естественной, органичной, пережившей века и тысячелетия формой человеческого сообщества. Следует отметить, что именно устойчивость и способность этноса и этничности к многочисленным адаптирующим метаморфозам демонстрирует их универсальность и становится наиболее сложным для теоретического осмысления феноменом социальной и культурной действительности. Практически «зашедший в тупик» методологический спор «примордиалистов» и «конструктивистов» в современной отечественной этнологии – наглядное тому подтверждение.[3]; [5]; [6]

В-третьих, актуальность развития этнокультурологического знания связана с реальным нарастанием глобализационных процессов,   нивелирующих куль-турное и языковое многообразие человечества, лишающих народы их уникального, неповторимого культурного «лица», этнокультурной специфики, стимулируя в качестве вполне закономерной реакции этномобилизационные процессы, т.н. «этнический Ренессанс», рост этнонационального самосознания, активизацию усилий по ревилитации исчезающих языков и культурных традиций. Духовный, экологический кризисы современной цивилизации порождают сегодня своеобразную ностальгию по прошлому, по традиционной, лишённой внутренних противоречий и культурно консолидированной модели общества, огромный интерес к традиционным верованиям и знаниям аборигенных народов, не прошедших цивилизационную «мясорубку», к шаманизму с его необъяснимой в научных понятиях картиной мира и культурной практикой. Кроме того,  в ситуации глобализации особенно остро встаёт вопрос о сохранении сегодня важнейшего цивилизационного свойства общества – его поликультурности и полиэтничности. Выдающийся отечественный этнолог, одним из первых сформулировавший идею о значимости этнокультурологического знания, С. А. Арутюнов блестяще показал в известной работе «Народы и культуры», что полиэтничность и поликультурность являются институциональными, имманентными характеристиками человеческого сообщества, сохранение которых – не частная «факультативная» гуманитарная проблема, но — вопрос физического выживания человеческой популяции. «Отсутствие у человека процессов биологической видовой дивергенции, отмечал исследователь, — как раз и делает необходимым его локальное разнообразие, проявляемое прежде всего в выработке различных этнических культур. С этой точки зрения этнические культуры, рассмотренные в проекции на общее развитие человечества, и биологические виды, взятые в их соотношениях к общему полю биологической        эволюции, представляют собой во многом изоморфные и изофункциональные образования».   [1, с. 153]  В этом смысле возрастает значимость сохранения и развития в России – государстве полиэтническом и поликультурном – единого культурно-образовательного пространства. Речь идет, разумеется, о пространстве не однородном, гомогонезированном, но поливаринтном, гибком, содержательно многообразном, этнически многокрасочном.

В-четвёртых, актуальность этнокультурологии связана с возрастающей необходимостью преодоления негативных тенденций в межэтнической и межконфессиональной коммуникации, развития культуры межэтнических, межнациональных отношений, противостояния ксенофобии, интолерантности, возрождения расизма и национализма. [4] Очевидно, что события 2014 г. на Украине, возрождение и массовое распространение украинского национализма и крайней русофобии наглядно продемонстрировали кроме всего прочего и слабости научного осмысления этнонациональных процессов, массовую историко-этнографическую и этнополитическую безграмотность населения, оторванность этнологии и этнокультурологии от массового и профессионального образования, создающую почву для активного внедрения в общественное сознание самых оголтелых, реакционных, искажающих  историю, гуманистические ценности культуры националистических идей и взглядов.

      В последние годы с выдвижением арктической политики в число приоритетных направлений внутри- и внешнеполитической деятельности российского государства  значительно возрос интерес к северным народам и культурам. Кроме отчётливо выраженного «ресурсно-экономического» акцента, этот интерес приобрёл и определённую социогуманитарную глубину. И дело здесь не только в том, что гражданский мир и согласие в указанных регионах, сохранение и устойчивое развитие коренных малочисленных народов Севера и Арктики сегодня осознаются как необходимые условия успешной реализации перспективных планов социально-экономического и геополитического развития России в целом. Не менее важным, на наш взгляд, здесь является то, что, во-первых, регионы Севера и Арктики были и остаются своеобразным «форпостом», первым принимающим на себя удары общероссийских экспериментов, реформ и преобразований и¸ тем самым, «проверяющим» на себе их реальную направленность и эффективность; а во-вторых, отношение к коренным народам, их положение в обществе, являются своеобразным индикатором его нравственного здоровья, его способности сохранить своё неповторимое культурное «лицо», свой исторически сложившийся статус уникальной, многокультурной и полиэтничной российской цивилизации.

        В этом контексте особый интерес, на наш взгляд, представляет образование коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока и развитие этнокультурологического образования учителей для этих регионов. Автору данной статьи довелось создавать в Институте народов Севера РГПУ им. А. И. Герцена в середине 90-х годов первую в России кафедру этнокультурологии и соответствующую задачам и особенностям подготовки учителей из числа коренных малочисленных народов Севера, концепцию профессионального этнокультурологического образования будущих педагогов-северян. Разработанная и достаточно успешно действующая до сих пор модель этнокультурологического образования учителей-северян с самого начала рассматривалась как своеобразная экспериментальная площадка апробации образовательной концепции, имеющей смысл для всех регионов России. Обратимся к некоторым принципиальным моментам этой концепции.

Прежде всего речь идёт о своебразной двунаправленности подготовки будущего учителя. Кроме решения собственно образовательных задач, он должен быть подготовлен к решению задач «культуро-экологических», т. е. специальную деятельность, направленную на сохранение уникальных языков и культур коренных малочисленных народов. Севера. Это неизбежно предполагает многопрофильность подготовки.  Поэтому указанная модель этнокультурологического  образования  основана на содержательной интеграции четырех предметных сфер – культурологической, этнологической, исторической и филологической. Логика освоения этих предметных областей строится с учетом мирового, общероссийского и этнорегионального масштабов. Так, например, история и этнография народов Севера, Сибири и Дальнего Востока  рассматриваются в контексте всемирной истории и истории России (как базовых учебных дисциплин) и коррелируются, кроме того, с учебными курсами этнологии и этнографии народов мира, истории религии, мифологии. Последние, в свою очередь, являются базовыми также для этнорегионально (североведчески) ориентированных учебных курсов «Мифология, традиционные знания и верования народов Севера», «Традиционная система жизнеобеспечения коренных малочисленных народов Севера», «Литература коренных малочисленных народов Севера» и др. Отметим, что указанная многопрофильность в значительной степени адекватна реальному синкретизму этнической культуры, что и обеспечивает более успешную её трансляцию и взаимодействие с другими культурами.

          С другой стороны, данная образовательная модель ориентирована на формирование целостного культурно-образовательного пространства, на интеграцию собственно образовательной и культурно-просветительной, культурно-организационной деятельности (в частности, музейной, досуговой, информационной и т. д.).

 Принципиально важно для реализации указанной выше культуро-экологической функции учителя то, что в рамках специалитета все годы обучения осуществлялось преподавание родных языков и дисциплин художественно-фольклорной специализации (по выбору: декоративно-прикладное искусство и художественные промыслы народов Севера;    музыка   и    музыкальный фольклор народов Севера; фольклорный театр народов Севера). Здесь чрезвычайно важно и существенно дополнение     теоретического, понятийного     освоения     культуры — художественно-творческим, образно-эстетическим. Содержание и методика образовательного процесса здесь учитывает особенности менталитета, специфику мироотношения северян, в частности, их особую склонность и способность к художественно-эстетическому,   образно-символическому   освоению  природ-ного и культурного пространства.

 Разумеется,    реализация    этой    образовательной    модели потребовала,  во-первых,  введение  этнологического,  этнокультурологического   компонента   в   содержание   общекультурной и психолого-педагогической   подготовки  учителя   (этно-педагогические,   этнопсихологические,   этносоциологические, этнополитологические, этнопедагогические аспекты); во-вторых, тщательную проработку, коррекцию и методическую реализацию     интегративных     возможностей содержания   учебных   программ   по   дисциплинам   всех сфер подготовки.

Многопрофильность подготовки учителя – этнокультуролога, имеющего в качестве дополнительной специальности (и соответствующей квалификации) – историю, подкрепляется столь же многопрофильной практикой, включающей, в частности, практику музейную и фольклорно-этнографическую.

В то же время, описываемая многопрофильность подготовки, неизбежно предполагает многопред­метное наполнение учебного плана. В её реализации мы видим конкретное отражение одной из важнейших перспектив университетского педагогического образования, связанных с фактором перенасы­щения     информационной     среды     образования,     ситуацией информационного    взрыва, необходимостью    перехода oт традиционной информационно-накопительной  образовательной модели к модели методологически ориентирующей. Эта модель предполагает повышение удельного веса самостоятельной работы студента, профессионально ориентированного самообразования. Заложенная    уже     на     первом    этапе     обучения    учителя этнокультуролога       многопрофильность (пропедевти-ческие предметы затрагивают все указанные выше интегрируемые сферы дисциплин)    обеспечивает    то,    что    студент    знакомится    е особенностями    и    перспективами    своего    образовательного маршрута, получает возможность сознательно выстраивать доминанты своей будущей профессиональной деятельности.

Многопрофильность подготовки учителя — этнокультуролога (и историка) в институте народов Севера в значительной мере учитывает и возможность его многопредметной педагогической деятельности в условиях малокомплектной северной школы, обеспечивая его реальную занятость. Очень важно то, что учитель-этнокультуролог оказывается,  по  существу,  главным действующим лицом в обеспечении профессионального уровня преподавания широкого круга предметов, реализующих и этнорегиональный компонент образования в   школах   Севера  —  «История   и культура коренных народов Севера», «Краеве-дение», «Традиционная культура коренных малочисленных народов» и многих других, учебной и внеклассной (кружковой) работы по искусству и фольклору народов Севера (в соответствии с выбранной художественной специализацией). Здесь, правда, необходимо сделать оговорку: несмотря на формальную «ликвидацию» в новых директивных документах министерства образования и науки этнорегионального компонента в качестве самостоятельного и «растворение» его в компоненте федеральном, он реально продолжает существовать и реализовываться в образовательных программах школ регионов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Это связано, в частности, с потребностью строить, формировать  общероссийскую гражданскую идентичность на основе её интеграции с этнической идентичностью, развитие которой в последнее время в этнополитических дискурсах, на наш взгляд, неправомерно  связывается прежде всего с угрозой т. н. этнического сепаратизма. Не имея возможности в рамках данной статьи углубляться в данную чрезвычайно важную и актуальную проблему, отметим, что особая значимость образования в гармонизации этнической и гражданской идентичности, достижении единства и гражданского согласия в российском обществе, стала одной из сквозных тем обсуждений на проводимой в РГПУ им. А. И. Герцена ежегодной международной научно-практической конференции «Реальность этноса», которая посвящена этнонациональным аспектам образования.[7]

Возвращаясь к концепции этнокультурологического образования, подчеркнём  показательность того что, сегодня этнокультурологи – выпускники института народов Севера работают не только в школах и других образовательных   учреждениях,    но   также   в    музеях, этнокультурных   центрах,    средствах   массовой   информации, государственных инспекциях охраны памятников культуры, органах управления образованием и культурой, различных культурно-просветительских учреждениях практически, во всех регионах Севера, Сибири и Дальнего Востока. Т. е. у них есть реальный выбор, причём выбор, предполагающий не переквалификацию, а углубление в определённом направлении и в соответствии с заложенной системой знания.

Чрезвычайно существенным оказывается то, что указанные выше многопрофильность, и, соответственно, многопредметность профессиональной подготовки учителей-культурологов наиболее эффективно реализуется в рамках специалитета – пятилетней программы обучения, допускающей дополнительную специальность и специализации. Переход на многоуровневое четырёхлетнее образование, особенно, с учётом значительных различий в уровне довузовской подготовки в регионах Севера, Сибири и Дальнего Востока, создаёт трудно преодолимые сложности в реализации описанной нами концепции этнокультурологического образования учителя. Хотя, на наш взгляд, актуальность такой образовательной программы всё более возрастает.

Список литературы.

  1. Арутюнов С. А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие. М.: Наука, 1989. — 250 с.
  2. Величко Н. И. Этничность как свойство культуры: (на материале традиционной культуры восточных хантов): автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии- Санкт-Петербург: 2011 – 25 с.
  3. Головнёв А. В. Дрейф этничности // Уральский исторический вестник №4 (25), 2009. С. 46 – 55.
  4. Набок, Игорь Леонтьевич. Педагогика межнационального общения: учеб. пособие для студ. вузов. обучающихся по направлению «Педагогика» — М. : Академия, 2010 — 304 с.
  5. Семёнов Ю.И. Торопиться с заупокойной молитвой по этносу вряд ли стоит (об основных идеях книги В. А. Тишкова «Реквием по этносу. Исследования по социально-культурной антропологии».М., 2004).// Философия и общество. Вып.2 (43),2006. С.95-106
  6. Тишков В. А. Реквием по этносу: Исследования по социально-культурной антропологии. — М.: Наука, 2003. — 544 с.
  7. Реальность этноса. Образование и гуманитарные технологии интеграции этнической, этнорегиональной и гражданской идентичности». Сборник статей по материалам VIII Международной научно-практической конференции. Под научн. ред. И. Л. Набока. СПб.: Издательство РГПУ им. А. И. Герцена, 2008 г.- 504 с.
    ЭТНОКУЛЬТУРОЛОГИЯ И ЭТНОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В КУЛЬТУРНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РОССИИ
    Written by: Набок Игорь Леонтьевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/20/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.01.2015_01(10)
    Available in: Ebook