30 Дек

ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НЕМЕЦКИХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII В.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Российская Федерация является многонациональным государством. По данным переписи населения 2010 г. на территории России проживает свыше 190 народов [1]. Многие из них являются коренным населением страны, некоторые появились благодаря миграционной политике государства. Именно таким образом в числе народов России оказались немцы, приглашенные императрицей Екатериной II для освоения земель. Немцы занимают 23 строку Всероссийской переписи населения, общая численность их составляет 394 138 чел. [1]. В числе немецкого населения значатся голендры, саксонцы, швабы и русские немцы.

Прибыв в Российскую империю во второй половине XVIII в., уже более 250 лет российские немцы являются неотъемлемой частью современного общества. Поэтому интересно выяснить, каким образом переселенцы стали обживать российское пространство в царствование Екатерины Великой.

Начиная со второй половины XVII в. российские государи стали расширять границы державы. Освоение внутреннего пространства сопровождалось движением населения из центральных районов страны к ее окраинам. Данный процесс носил аграрный характер и способствовал сельскохозяйственному освоению земель, так как ощущался определенный кризис в центральных и черноземных земледельческих губерниях. В царствование Петра I государственные интересы были направлены на достижение выхода в Балтийское море (участие России в Северной войне 1700-1721 гг.). Государственные проекты освоения малонаселенных территорий Российской империи возобновились при императрице Елизавете Петровне, но воплотить их в жизнь удалось Екатерине II.

4 декабря 1762 г. императрица Екатерина Великая издала Манифест, согласно которому должно было начаться историческое переселение немцев в Россию [2, с. 313], он вошел в историю под названием «вызывного». Текст документа был представлен на нескольких языках: русском, немецком, французском, английском. Коллегия иностранных дел осуществила рассылку Манифеста дипломатическим представителям за границей, тексты размещались в местной прессе. Однако жители европейских стран не спешили перебираться на новое место жительства. Документ не предусматривал разъяснения таких немаловажных аспектов как размещение, обустройство, гарантии и привилегии.

22 июля 1763 г. были обнародованы два дополняющих «вызывной» Манифест документа – «Манифест о даруемых иностранным переселенцам авантажах (льготах – И.Е.) и привилегиях» и «Указ об учреждении Канцелярии опекунства иностранных переселенцев» [2, с. 314-315]. Манифест определял, кто мог переехать в Россию, провозглашал привилегии и льготы для иностранных колонистов (Екатерина II обещала личную свободу тем, кто иммигрировал в Россию). Переселенцам гарантировалась свобода вероисповедания, освобождение от выплаты налогов в течение 30-ти льготных лет (в городах – на 5 лет), на строительство дома и хозяйственные нужды предоставлялась беспроцентная ссуда сроком на 10 лет, оговаривалось освобождение от воинской повинности. Так же предоставлялось право на местное самоуправление и возможность выезда из России в любое время. Данные возможности привели к тому, что в период 1763-1766 гг. в Российскую империю прибыло свыше 22 тыс. душ мужского пола [3, с. 162]. На Канцелярию опекунства иностранных граждан возлагались функции размещения, обустройства и попечения над переселенцами.

По инициативе Екатерины II был подготовлен Реестр свободных и удобных к заселению земель, к таким отнесены Тобольская, Астраханская, Оренбургская и Белгородская губернии [2, с. 316]. Это стало первым ограничением в выборе места проживания колонистов. Второе ограничение было связано с видом хозяйственной деятельности. Дело в том, что российское правительство преследовало цель развития сельского хозяйства, а прибывшие переселенцы уже обладали определенными навыками, как правило, ремесленными. Поэтому первые колонисты столкнулись с серьезными трудностями – природно-климатические условия, освоение новых видов хозяйствования.

К концу XVIII в. немецкие колонии стали славиться выращиванием на продажу пшеницы и проса. Данные зерновые культуры были дорогостоящими и стали элементом товарного производства переселенцев. Для внутреннего потребления выращивались картофель, ячмень и горох [3, с. 163].

О возросшем благосостоянии колоний к концу века говорит и производство одной отдельно взятой семьи. Например, в Тонкошуровке (Мариенталь) на одно хозяйство приходилось в среднем 30 четвертей пшеницы, 5 четвертей ржи, 10 – овса, 2,5 – картофеля, 2 – проса. В Базеле – 24 четверти пшеницы, 23 четверти ржи, 13 – овса, 4 – картофеля. В Ягодной Поляне – 30 четвертей овса, 23 – ржи, 8 – картофеля. К этому следует добавить различные огородные культуры [3, с. 170].

Современный исследователь истории русских немцев А.А. Герман отмечает, что одним из важных показателей возросшего благосостояния колонистов стало наличие в хозяйствах коров и овец. Если в 70-х годах XVIII в. у поселенцев насчитывалось 9 573 коровы и 10 606 овец, то в конце столетия. – 41 271 коровы и 72 624 овцы. В среднем на одно хозяйство приходилось 7-9 коров. При поселении у колонистов практически не было свиней. К концу века насчитывалось уже около 30 тысяч животных [4, с. 131-132].

Таким образом, к концу XVIII в. колонисты полностью обеспечивали себя продуктами, при этом часть произведенной продукции могли продавать на рынке.

Кроме возделывания зерновых и огородных культур, в немецких колониях освоили выращивание технических культур: табака и шелковицы [5, с. 177].

В последней трети XVIII в. особое внимание стало уделяться разведению табака, он явился главной товарной статьей сельскохозяйственного производства немецких колоний. Этому есть свое объяснение:

Во-первых, табачное производство в России было развито слабо, и колонисты восполняли этот пробел. Во-вторых, производство табака стимулировало экономический рост в колониях, способствовало вложению средств, заработанных на табаке, в другие отрасли сельскохозяйственного производства [5, с. 180].

Другим, несколько экзотичным направлением хозяйственной деятельности колонистов в 70-80 гг. XVIII в. стало разведение тутовых деревьев или, как их тогда называли, шелковицы. В рамках колонизационных мероприятий в Россию были приглашены специалисты, среди которых выделялись Антон Вердье, поселившийся в Саратове и Моисей Сарафов открывший фабрику по производству шелка в Астрахани.

Не имея опыта разведения тутовых деревьев, колонисты неохотно брались за новое дело. Канцелярия опекунства внимательно следила за посадками тутовых деревьев и сбором шелковицы. Окружные комиссары регулярно направляли в Саратов отчеты о количестве высаженных деревьев и числе поселян, занятых их разведением. Колонисты, уклонявшиеся от работы, облагались штрафами. Жесткие административные меры не всегда давали результат. Администрация понимала необходимость поощрения шелковичного производства. 3 октября 1775 г. вышел указ Канцелярии о денежном поощрении иностранцев, производивших шелк [6, с. 428]. С ликвидацией опекунских органов в 1782 г. оказывать давление на колонистов с целью разведения шелковицы стало некому, поэтому данный вид хозяйственной деятельности не получил дальнейшего развития.

Как уже отмечалось выше, ремесленное производство в колониях не получило широкого распространения. В соответствии с Манифестом от 22 июля 1763 г. государственную поддержку имели только те, кто предлагал организовать производство, не получившее в России должного развития (разведение табака, производство шелка). Те колонисты, кто хотел и имел возможность заниматься своим ремеслом, не могли найти рынок сбыта производимому товару, так как многие русские крестьяне также занимались ремеслом и промыслами, и их продукция была востребована на рынке. Поэтому значительная часть поселенцев снабжалась всем необходимым – от сельскохозяйственных орудий до белья – по государственной линии, а выезд за пределы колоний было ограничен [5, с. 180].

Таким образом, ремесленные профессии оказались невостребованными, и чтобы прокормить себя и свои семьи, мастера были вынуждены осваивать труд хлебопашцев, а ремесленное производство находилось на стадии домашнего промысла.

К концу XVIII в. практически единственным крупным центром ремесленного производства была колония Катариненштадт, где из 142 семей 48 занимались различным ремесленным производством (9 сапожников, 5 ткачей, 5 токарей, 4 столяра, по 3 кузнеца и бондаря, по 2 портных, медника, слесаря, кожевника, прядильщика и красильщика, один каретник, механический художник, золотых и серебряных дел мастер, стекольщик, плуговой мастер [7, с. 203].

В колонии имелись три ветряных и одна водяная мельницы, кирпичный завод и кожевенная фабрика Лотца по переработке шкур сайгаков, диких коз и зайцев. Из шкур диких зверей производилась прекрасная кожа, из которой шили перчатки и поставляли в крупные города для продажи. Постепенно Катариненштадт стал торговым центром поволжских колоний.

Таким образом, к концу XVIII в. немцы России, преодолев тяжелый период формирования и становления колоний, добились больших успехов в сельскохозяйственном производстве, заложили основы дальнейшего процветания осваиваемых территорий.

Список литературы:

  1. Статистическая информация. URL: http://www.statdata.ru (14.12.2015).
  2. Манифест 4 декабря 1762 г. // Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Т. XVI. СПб., 1830. – С. 313-316.
  3. Клаус А.А. Наши колонии: Опыты и материалы по истории и статистике иностранной колонизации в России. СПб., 1869. – 516 с.
  4. Герман А.А. История Республики немцев Поволжья в событиях, фактах, документах. М.: Готика, 2000. – 320 с.
  5. Плеве И. Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. М., 2008. – 400 с.
  6. Дизендорф В.Ф. Немцы в истории России: Документы высших органов власти и военного командования. 1652-1917. М., 2006. – 786 с.
  7. Дитц Я. История поволжских немцев-колонистов. М., 2000. – 496 с.
    Крапоткина Ирина Евгеньевна Канд. ист. наук, доцент кафедры всеобщей и отечественной истории Елабужского института КФУ, г. Елабуга
    В статье проанализирована хозяйственная деятельность немецких переселенцев, прибывших в Россию во второй половине XVIII в. Автор выявляет характерные для немецких колоний виды деятельности, показывает их сельскохозяйственную специализацию.
    Written by: Крапоткина Ирина Евгеньевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/09/2017
    Edition: euroasia-science.ru_29-30.12.2015_12(21)
    Available in: Ebook