30 Апр

Российский фактор в политике национальных интересов США в начале XXI в.: теория, практика, последствия




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В настоящее время гражданский и научный скепсис в отношении российского президента и будущего развития России постепенно отходят на задний план, но сохраняют при этом традиционную озабоченность. Особую поддержку общества В.В. Путин получил после государственного переворота в Украине в начале 2014 г. Зад год президент увеличил число сторонников на треть: до 75-80% граждан. Также за последние шесть лет Российскому государству удаётся:

— преодолевать условия уже второго по счёту экономического шока (кризис 2008 г. и санкции Запада со снижением цен на нефть в 2014 г.);

— оказываться ключевым посредником в урегулировании международных конфликтов.

Появилась ещё одна немаловажная способность. Не секрет, что на протяжении части новой и новейшей истории России приходилось догонять развитые страны по уровню экономического развития. Сегодня экономическая мощь России сама на практике раскалывает Запад. Но, подобный результат не может появиться из ни откуда. Стремительному росту популярности В.В. Путина предшествовал противоречивый, но важнейший участок современной истории России. В этой связи автору статьи хотелось бы вновь окунуться в недалёкое прошлое и выделись из истории России и международных отношений периода 1999 и 2001-го гг. несколько судьбоносных  моментов, которые оказались для россиян не столь заметными, но критически важными. Кроме того, в сути противоречий, появившихся между США и Россией после холодной войны, невозможно разобраться в отрыве от общего обзора предшествующих исторических эпох. Это поможет определению политической мотивации государств в их действиях на международной арене в наше время.

Итак, уже несколько лет Россия находится в центре внимания мировой политики. Самостоятельную линию из года в год удаётся проводить вопреки давлению США и их союзников. Возросший интерес к Российскому государству со стороны мирового сообщества сегодня выражен не только, как к инициативному игроку, умеющему успешно противостоять Западу, но прежде всего как к центру, усиливающему своими проектами геополитическую и экономическую значимость целого ряда развивающихся стран. Все следят за Россией по разным причинам. Но, за прошедшие 15 лет её  внешняя политика показала, что страна обладает глобальным интеграционным потенциалом, способным успешно конкурировать  с Западом.

Процессы, происходившие в России после дефолта 1998 г., уже в 1999-2000 г.г. начали входить в противоречие с устройством однополярного мира, ведущее место в котором пока принадлежит США. Известный идеолог внешней политики США З. Бжезинский ещё 17 августа 1994 г. определил одну из главных перспектив для своей страны – окончательный развал России, как государства[1, с. 258]. Но, возросшая активность по осуществлению этого замысла наступила только с началом преодоления Россией процессов саморазложения. После холодной войны страны Запада оказались не заинтересованы в ускоренной экономической модернизации своего бывшего врага и конкурента. Такая позиция обозначила для России массу долговременных внешних и внутренних препятствий по преодолению отсталости от развитых стран и поиску национального самосознания.

Многие эксперты, особенно западные, до сих пор спорят, так это или нет. Служит тому масса справедливой критики, которой до сих пор придерживаются Соединённые Штаты. Среди них: дефолт 1998 г.,  коррупция и преступность в России, достигшие к 1998 г. небывалых размеров, инфраструктурные и территориальные проблемы, разгул бандитизма и многое другое. Кроме того, первый срок президентства Дж. Буша-младшего и В.В. Путина выглядел достаточно многообещающим для двух стран, особенно после известных терактов 11 сентября 2001 г. в г. Нью-Йорке и г. Вашингтоне. А торговые связи России и Запада вплоть до финансового кризиса 2008 г. переживали настоящий экономический бум.

Но, зачем же тогда американцам не только отвергать партнёрство с Россией, но и проводить политику милитаризма по отношению к этой выходящей из кризиса стране? Ввиду вышеизложенного задача статьи – определить причины и факторы, оказывающие деструктивную роль в попытках России наладить равноправное сотрудничество с США и странами Запада. Также автор статьи попытался отобразить особенности положения российской исторической науки, сложившегося на Западе в условиях военно-политического сотрудничества между Украиной и Западом.

На протяжении многих веков Российское государство с абсолютным видом монархии расширяло территорию и влияние, не смотря на амбиции своих грозных соседей. Зачастую её позиция была ключевой и в бесконечных межкоалиционных конфликтах Европы. Однако на стыке XIX и XX вв. политический консерватизм Российской империи начал проседать под давлением тех прогрессивных тенденций в обществе, с которыми ещё в XVII-XIX вв. в своих странах столкнулись европейцы и американцы. Нерешённые крестьянский и рабочий вопросы в связке с причинами и результатами Первой Мировой войны привели к коренной ломке многовековой системы устоев Российского государства. Революционерами они воспринимались как пережиток и неэффективное управление страной. Эпоха новейшей истории отвела социалистической России главную роль, вокруг которой уже непосредственно велось формирование противников и союзников. Столетие назад советская идея во многих странах мира стала главной альтернативой  против кризиса абсолютизма, феодализма и сомнительности в будущем капиталистического мироустройства. Но, рыночный прагматизм Запада в итоге взял верх над излишней ролью идеологии в СССР и странах социалистического лагеря. После распада Советского Союза и последовавших для всего постсоветского пространства кризисных 90-х гг. XX в. российский фактор теперь уже с присущим американским прагматизмом в системе однополярного мира вновь начал набирать вес. В ходе очередной трансформации политического строя, который идеологически уже не представлял опасности западным капиталам и территории, россиянам казалось логичным полноценное сотрудничество с Западом. Заключённые договора в сфере безопасности, как и послевоенная помощь США западным немцам – были наглядным тому подтверждением. Однако надеждам России на равноправное партнёрство с США и странами Запада не суждено было сбыться, особенно после бомбардировок Сербии авиацией стран НАТО в 1999 г. Но, и до событий в Югославии множество индикаторов указывало на то, что политика Запада в отношении России точно не будет благожелательна. В частности, в интервью В.Р. Соловьёву российский президент официально подтвердил, что 1990-х гг. американские спецслужбы помогали боевикам на Кавказе[2].

Теперь непосредственно о 2000-х гг. Уже 22 февраля 2001 г. в одном из интервью помощник президента США по национальной безопасности К. Райс достаточно откровенно обозначила позицию своей страны по российскому вопросу: «Россия представляет опасность для Запада вообще и для наших европейских союзников в частности…Сегодня главная угроза, нависшая над миром, исходит от загнанной в угол России. В том смысле, что часть её ядерного арсенала может попасть в руки государств-изгоев или террористических организаций …В определённый момент её интересы войдут в противоречие с американскими….Уже в ближайшие годы Россия всё больше будет сближаться с арабскими странами, включая Иран, и вскоре совсем откажется помогать в сохранении мира на земле…»[3]. Упомянула она и об угрозе потери инвестиций в России. Автором статьи фразы вырваны из контекста, однако смысл слов американского политика они не меняют. Кроме того, из результатов внешней политики США, проводимой ими в 2000-е гг., в интервью чётко просматривается заранее спланированное осведомление о грядущих планах американского государства  в регионе Ближнего Востока и подготовке международного общественного мнения против России. К. Райс намеренно попыталась ввести мировую общественность в заблуждение о том, что  Россия заинтересована в распространении ядерного оружия. Также без труда предугадав негативную реакцию со стороны России на планируемые «цветные революции» и на сотрудничество США с исламскими странами и отдельными организациями, стремящимися к воссозданию халифата Мохаммеда, советник заранее обвинил Россию в поддержке так называемых стран-изгоев. Это изначально может показаться крайне абсурдным и подозрительным. Однако, подтверждением того, что это был не прогноз, а констатация грядущих действий, служат ещё как минимум несколько свидетельств и документов, принадлежащих структурам США.

Меньше, чем за месяц до интервью, 31 января 2001 г. прошло первое заседание президентской администрации в Белом доме, посвящённое первоочередным задачам по внешней и оборонной политике, где среди массы важнейших вопросов для дальнейшего будущего США были:

      — обоснование увеличения оборонного бюджета;

      — оценка угроз и вызовов Соединённым Штатам в XXI в.;

— доказательство необходимости развёртывания работ по созданию систем противоракетной обороны и проведения серии испытаний новейших элементов этой системы;

— контроль над распространением ОМУ;

— обоснование сценариев запланированной войны в Ираке и военной операции в Афганистане;

— проведение сложной переговорной дипломатии с членами НАТО, Россией и Китаем по вопросам НПРО;

— экстренная реорганизация министерства обороны;

— поиски вариантов доступа к иракской нефти и альтернативным источникам энергоресурсов для американской экономики;

— обоснование ускорения американской экспансии в различных регионах мира[4, с. 107].

Постановкой и проработкой этих вопросов занялись пришедшие в администрацию Дж. Буша-младшего неоконсерваторы – одни из самых радикально настроенных сторонников единоличного лидерства США в мировой политике и экономике. К реализации подобной стратегии они решительно призывали ещё на перекрёстке первого и  второго президентского срока Б. Клинтона[5, с. 31].

Любопытным документом, который так же обозначил основу сценария внешней политики администрации Дж. Буша-младшего является подготовленный 13 декабря 2000 г. разведывательными службами и неправительственными экспертами США доклад под названием «Global Trends 2015» (Глобальные тенденции 2015)[6]. В документе отдельное внимание уделяется грядущему развитию стран бывшего СССР. В нём Россия к 2015 г. представляется отсталой страной, которая не сможет справиться с последствиями распада СССР. Её научный и экономический потенциал останется далеко позади Запада и даже других развивающихся рынков. Помимо всего прочего в прогнозе Соединённые Штаты ясно дали понять, что намерены в дальнейшем ослаблять экономические возможности России, развивая в обход неё всевозможные альтернативные варианты поставок энергоносителей. Любопытно, что американские учёные согласны с рядом российских коллег, которые потеряли надежду и спрогнозировали к 2015 г. в России сокращение населения со 145 до 130-135 млн чел[7, с. 68-70]. Получается, что в интервью слова К. Райс были далеко не собственным мнением. А этот публичный и, казалось бы, рутинный документ ясно выразил то, Россия точно не получит свой «план Маршалла».

Чтобы понять, почему американцы обозначили Россию, как основного врага на столь раннем этапе, необходимо вспомнить, что начало происходить в США и России в 2000 г.

Как известно, после провала 1-й чеченской кампании в 1994 г. и экономического кризиса 1998 г. Россия находилась на грани распада. В случае потери Россией Дагестана вслед за Чечней непременно в разы усилились бы сепаратистские настроения в Башкирии, Татарстане и других регионах. Можно обозначить глубочайшей точкой падения государственности новой России отрезок с 7 по 16 августа 1999 г. Неделя, с вхождения на территорию Дагестана боевиков Хаттаба до назначения В.В. Путина премьер-министром РФ. Заручившись поддержкой президента Б.Н. Ельцина, глава спецслужб пошёл на повышение. Имея множество недругов, это позволило ему обеспечить себе условия, исключающие его физическое устранение, и сходу принять управление страной. Изначально работать молодому политику пришлось по 2-м основным направлениям: оперативное решение кавказского вопроса и немедленное преодоление последствий дефолта. К реформе вертикали власти В.В. Путин в общегосударственном разрезе приступил уже в должности президента. Учитывая то, что в случае провала своей деятельности он мог бы оказаться главным виновником, в России в 2000 г. всё же стали происходить следующие изменения:

— уже 6 января 2000 г. – международное рейтинговое агентство «Moodys» положительно оценило работу правительства России в 1999 г. и повысило рейтинг долгосрочных рублёвых долгов РФ с негативного на стабильный. Началу восстановления отечественной экономики способствовали растущие с марта 1999 г. цены на нефть[8] и прагматичные контуры новой экономической стратегии, выбранной после очередного удорожания импорта. Причудливо этот день совпал со вступлением в силу новой редакции Концепции национальной безопасности РФ;

— 20 января – вступило   в силу соглашение России и Беларуси о «Создании Союзного государства»;

— 7 февраля – миссия МВФ дала положительную оценку макроэкономических показателей России в 1999 г.;

— 14 февраля – Россия и Лондонский клуб кредиторов нашли решение по долгу бывшего СССР;

— 15 февраля – международное рейтинговое агентство «Standard and Poors» повысило рейтинг евробондов России с позитивным прогнозом;

— 24 февраля – правительство России подымает экспортные пошлины на нефть;

— 23 марта – подписано соглашение «О региональной и приграничной торговле Россией с КНР»;

— 26 марта – В.В. Путин впервые становится президентом РФ с результатом почти 53% голосов избирателей;

— 10 апреля – агентство «Moodys» повысило рейтинг потолка ценных бумаг РФ со стабильного на позитивный;

— 19 апреля – Совет Федерации ратифицировал российско-американский договор «СНВ-2»;

— 10 мая – агентство «Fitch» подняло суверенный рейтинг РФ и евробондов;

— 7 июня – Госдума России приняла «Закон о свободных экономических зонах»;

— 28 августа – состоялось подписание соглашения России и Югославии о зоне свободной торговли;

— 9 сентября – утверждена Доктрина информационной безопасности России;

— 10 октября – подписан договор об учреждении Евразийского экономического сообщества между Россией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном;

— 1 ноября – вступило в силу первое решение об индексации пенсий;

— 3 ноября – произведена первая индексация зарплат бюджетников;

— 13 ноября – агентство «Moodys» повысило в очередной раз рейтинг России;

— 1 декабря – прошла индексация зарплат госслужащих на 20%;

— 13 декабря – в США опубликован доклад «Глобальные тенденции 2015»;

— 28 декабря – Россия и Индия подписали соглашение в 3 млд долл на выпуск в Индии самолётов СУ-30 с лицензией сроком на 17 лет[9];

— кроме того, правительству РФ в течение 2000-го г. удалось снизить ставку рефинансирования с 55% до 25%, существенно повысить экспортные пошлины на энергоресурсы и вернуть в законное русло активы «Сибнефти».

Безусловно, подобная работа в тот кризисный год стала отправной точкой в интеграционных процессах внутри и вокруг России. Столь внушительные, но едва заметные результаты для обычного гражданина в 1999 и 2000-м г.г. не могли всерьёз не взволновать американский истеблишмент, и Соединённые Штаты окончательно определились с политикой в российском направлении. В декабре того же года США анонсировали, что летом 2001 г. они выйдут из договора по ПРО от 1972 г. А интервью К. Райс уже вначале 2001 г. стало прямым сигналом вступления в противоречие российских национальных интересов с американскими. Ненадолго некоторую неопределённость в стратегию США в отношении России внесли теракты 11 сентября 2001 г., после которых российский президент первым из всех мировых политиков предложил американцам помощь. Отступление на второй план американо-российских противоречий до переворота в Грузии в ноябре 2003 г. совпало с многолетним ростом цен на энергоносители. Это позволило российскому руководству сформировать, а затем и пополнять с 2004 г. Фонд национального благосостояния. Отечественные эксперты склонны обвинять американцев в причастности к терактам 1 сентября 2004 г. в г. Беслан из-за резкого ухудшения отношений между Вашингтоном и Москвой в связи с событиями в Грузии и последующего за ними образования Фонда национального благосостояния.

Примечательно в этой связи то, что Казахстан, после того, как выбрал путь по сближению с Таможенным союзом в 2009 г., сразу получил 2 взрыва в г. Астана. Через такую алгоритмику просматривается, что оба государства были наказаны Западом за самостоятельную политику.

Спустя полтора десятилетия американо-российские отношения мало в чём изменились. Сегодня их основным индикатором являются трагические события в Украине, произошедшие в начале 2014 г.  Хотя есть немало общих угроз. Создание на границе с Россией одного из крупнейших националистических держав в Европе может оказаться разрушительным не только для самой Украины, но для всего европейского региона.

Необходимо отметить, что это первый переворот на постсоветском пространстве, когда американцы его открыто поддержали. Прежде они старались действовать завуалированно. Настоящим откровением стали слова о смысле «цветных революций», сказанные в 2005 г. в кулуарах саммита «Перемирия» советником президента США по вопросам стран Востока П. Джарифом: «Это-волна, это цунами, которое снесёт на задворки истории режим Путина и Лукашенко!». Французские журналисты «Kanal+» зафиксировали и включили эту речь в документальный фильм «США: покорение Востока»

Открытая поддержка реваншистов-националистов Украины Соединёнными Штатами в очередной раз ударила по имиджу США в странах-членах ОДКБ, Китае и многих других государствах. Постепенно американцы теряют контроль над Европейским Союзом, который несёт потери не меньше России и с 2008 г. практически не развивается. ЕС – образование специфическое, которому для существования в прежнем виде не подойдёт ни рецессия, ни стагнация, а только уверенный рост. Учитывая то, что часть России от западных её границ до Урала со 100-миллионным населением была около 20 лет практически неотъемлемой частью 500-т миллионной Европы, то откол от неё 1/6 российской части грозит неминуемым обострением социальных противоречий и экономической деградацией уже в ближайшей перспективе. Постоянные контакты глав государств Германии и Франции с США и Россией по собственной инициативе – есть осознание того, что Россия, в случае агрессии Украины и даже прибалтийских государств, непременно отодвинет от себя угрозу. По принципу домино может усилить свои позиции польский национализм, который войдёт в противоречие с немецким. Затем по цепочке этот процесс перекинется на остальную Европу.

Впрочем, отказ европейских держав от поддержки США на поставки оружия на Украину обозначили некоторые границы влияния США на своих союзников. Если американцы будут действовать самостоятельно, то очевидно, что они потеряют Германию и Францию – ключевых союзников по континентальной Европе. Пока Соединённые Штаты находятся в тупике, но угроза масштабных боевых действий сохраняется. Не исключены скрытые поставки летального оружия Украине.

Также есть в этой «игре» с одной стороны причудливые, а с другой – довольно серьёзные детали, которые самым непосредственным образом задевают отечественную науку. Суть их состоит в том, что в России постепенно повышается роль государственных институтов в жизни страны и её граждан: авторитет армии, образовательных, спортивных и других учреждений.

В США пример той же пресловутой Дж. Псаки – назначение её на должность пресс-секретаря государственного департамента говорит о полном провале американской дипломатической службы при одной из лучших дипломатических школ в мире. Подобная симптоматика может указывать только на то, что в действительности правительство США уже давно связано «по рукам и ногам» со стороны своих экономических кругов и их агентов.

К этому дополняются довольно разрозненные комментарии  профессоров и преподавателей таких престижнейших западных ВУЗов, как университетов Гарварда, Оксфорда, Кембриджа, Принстона и многих других, на высказывания об искажении исторических фактов польскими и украинскими политиками. Что также вызывает дискредитацию и недоверие к образовательным институтам Запада в области исторических наук. Отдельные выступления учёных Запада не имеют никакой информационной роли. А ведь, чтобы поступить туда и учиться, люди платят десятки тысяч долларов и евро. В этой связи, не хотелось бы нарушать традиционное сотрудничество между ВУЗами Запада и России, но было бы логичным и справедливым – через ключевые СМИ высказать или постоянно высказывать крайнее недовольство, озабоченность и протест единым многотысячным коллективом российских учёных в адрес западного экспертного сообщества, не давая им самоустраниться от дискуссий. Проведённый в конце марта 2015 г. американо-российский форум с участием нескольких сенаторов от США, отдельные интервью и анализы ведущих западных экспертов по России – есть скромное подтверждение тому, что история России должна защищаться более настойчиво. С помощью научного сообщества Запада можно и нужно выйти на его общественное мнение. В любом случае вопрос достоин обсуждения. Ведь, невозможно бесконечно игнорировать и слышать абсурдные теории о «древних украх», об освобождении польских концлагерей украинскими войсками и многое другое. Рано или поздно на основе заблуждения учёные США и Западной Европы должны войти в клинч с выдумщиками из Польши и Украины, и избавить свои институты от самодискредитации. Можно также западному экспертному сообществу предложить создать единые стандартные учебники по международным отношениям или всеобщей истории, по которым учились бы в России, на Западе или где бы то ни было.

История ни в коем случае не должна превращаться в миф, а её фундамент не должен подвергаться сомнению. Необходимо отметить, что и у нас в стране достаточно лжеучёных, распространяющих через печать различные теории о том, что Русское государство когда-то имело всемирный охват и, по подобию Золотой Орды, ассимилировалось и самоустранилось. Или, например, что чуть ли не все первобытные люди имели славянские или русские корни. Нет сомнений в том, что такие учёные – патриоты своей страны, но подобные тенденции есть крайняя озабоченность судьбой России после распада СССР. У любителей альтернативной истории популярностью пользуются теории Н.В. Левашова и Ю.Д. Петухова. Но, ересь не должна маркироваться как документальная или научная литература. В России такие направления истории не угрожают национальной безопасности, но в Украине видны результаты подобной деятельности. Популяризация альтернативной истории может привести к росту национального самомнения, окончательной потери авторитета советской школы и российской академии наук, возрождению национализма и необоснованным территориальными претензиями к другим государствам.

Что же касается глобальных опасений США по поводу единоличного мирового доминирования, то одним из следствий холодной войны стала общеисторическая тенденция перехода международного сообщества к реформам правого толка, как к возможно более эффективному варианту управления обществом в отдельно взятом государстве. Характерные изменения, по подобию стран Запада, призваны обеспечить естественные права граждан, прагматичность во внешней политике, экономике и более многогранное использование интеллектуально потенциала, нежели это делалось ранее. Первым по исключительности США в 1979 г. ударил китайский лидер Дэн Сяопин, который дополнил социалистический строй страны элементами рыночной экономики. Второй удар спустя двадцать лет по США нанёс В.В. Путин, наконец начав насыщать путь новой России политическим и экономическим прагматизмом. Распад стран социалистического лагеря сформировал контуры многополюсного мира и поспособствовал образованию единого глобального рынка, таким образом поставив точку в исторической роли Вашингтона, как главного распространителя демократических ценностей по всему миру. Эти процессы автоматически и вступили в противоречие с национальными интересами Соединённых Штатов, поскольку в перспективе обозначили окончательное смещение Вашингтона с позиции мирового лидера. Схожее видение имеется и у президента Чехии М. Земана: «В долговременной перспективе Россия станет членом Европейского Союза. Если вам это не нравится, можете считать, что ЕС вступит в РФ»[9].

Не способствовал полноценному формированию многополюсного мира и военизированный экономический уклад США, который более полувека был предопределён отношениями с СССР. Характерные признаки утери Соединёнными Штатами мирового экономического лидерства проявились в августе 2011 г., когда правительство США искусственно вернуло себе высший кредитный рейтинг национального агентства «Standard and Poors» и уволило его директора. Подобные параллели можно провести с СССР, который начал терять контроль над Венгрией в 1956 г. и Чехословакией в 1968 г.  Рецидивы холодной войны сформировали модель поведения США в XXI в.

После распада СССР ещё немало лет американцам успешно удавалось реализовывать политику ослабления России, пользуясь её экономическими слабостями и политической дезориентацией российского общества. Поскольку сегодня США уже фактически потеряли рычаги влияния на сознание российских граждан, то остались у них только инструменты экономического давления. Давления очень весомого, но всё же ограниченного. За последние двадцать лет Соединённые Штаты с их концепцией мирового единоличного лидерства умудрились испортить отношения практически со всеми глобальными игроками. Отсюда вытекает стратегия создания элементов национальной противоракетной обороны. А российский фактор во внешней политике США – это очередная брешь в системе однополярного мироустройства, которая способна в среднесрочной перспективе привести США к самоизоляции. В любом случае, оптимальным развитием Соединённых Штатов видится постепенная реформа их вооружённых сил. Гигантские суммы, ежегодно выделяемые на оборонный бюджет, должны быть сокращены и перераспределены по насущным экономическим направлениям. Главным же залогом существования России среди стратегических отраслей считаю атомную промышленность. Причём не только ядерное вооружение. Чем больше Россия будет строить по миру атомные станции и другие энергетические объекты, тем меньше мотивов у мирового сообщества будет для её разложения.

Список литературы:

1.Леонтьев. М.В. Большая игра. Астрель-Спб, Спб., 2008. – 258 с.

2.URL: http: // lenta.ru/articles/2015/04/26/president/

3.URL: http: // http://lenta.ru/world/2001/02/22/rice/

4.Савосин М.В. Эволюция концепций национальной безопасности США: внешнеполитический аспект (90-е гг. XX в.- начало XXI в.) (Диссертация канд-а ист. н-к). М., МГОУ, 2006. – 107-108 с.

5.Павловский А.С. Наследие социально-политической эволюции стран Запада и России в XXI в. Саарбюккен, LAP, 2014. – 31 с.

6.URL: http: // http: // fas.org/irp/cia/product/globaltrends2015/

7.Там же.

8.URL: // http: // stock-maks.com/cena-nefti-onlayn-kotirovki-grafik-v-realnom-vremeni.html

  1. История новой России. События 2000 г. // URL: http: // http://www.ru-90.ru/chronicle/2000

10.URL: // http // russian.rt.com/article/87393?123

Российский фактор в политике национальных интересов США в начале XXI в.: теория, практика, последствия
Статья рассказывает о причинах, факторах и последствиях деструктивного характера в отношениях между Россией и США, сложившихся в период международных отношений после «холодной войны». Через критический и системный анализ внешней политики США в отношении России автор статьи выявляет реальные цели Соединённых Штатов и возникшие вместе с этим проблемы научного сотрудничества в области истории между российскими и западными университетами.
Written by: Павловский Андрей Сергеевич
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 03/31/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.04.2015_4(13)
Available in: Ebook