28 Фев

ПРОБЛЕМА ВОССТАНОВЛЕНИЯ КУЛЬТУРЫ И ОБРАЗОВАНИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Характерной и наиболее яркой особенностью восстановительного процесса на советской территории, освобожденной от немецко-фашистских захватчиков, являлась его комплексность и всесторонность. Это выражалось, в частности, в том, что наряду и одновременно с нормализацией жизни в освобожденных районах, восстановлением народного хозяйства там проходило быстрое возрождение системы народного образования и культуры. Следует подчеркнуть, что данному аспекту рассматриваемого процесса государственные и партийные органы придавали исключительно большое внимание. Красноречивым свидетельством этого является тот факт, что уже в ходе войны ЦК ВКП (б) принял ряд принципиально важных решений, посвященных культурному строительству в освобожденных районах и развертыванию там идеологической работы [6, с. 23-25; 7, с. 17-18; 15, с. 44].

Внимание, которое уделяли анализируемой проблеме руководящие государственные органы, было закономерно. Оно, с нашей точки зрения, в основном обусловливалось двумя факторами. Во-первых, ролью, которую призвана была сыграть система культуры и идеологического воздействия в деле мобилизации трудящихся на восстановление экономики в освобожденных районах; во-вторых, необходимостью быстрого и полного преодоления морально-политических и психологических последствий фашистской оккупации. Если первый, названный нами фактор не требует специального разъяснения (известно, что идеологическая работа всегда рассматривалась партийными органами, как мощное оружие воздействия в борьбе за мобилизацию масс на решение очередных хозяйственных задач), то, что касается второго, то о нем следует сказать более подробно.

Дело в том, что морально-политические и психологические последствия вторжения немецко-фашистских захватчиков в пределы нашей страны, наряду с установленной ими системой политического и экономического господства, режимом террора в значительной степени объяснялись фашистской  пропагандой среди советского населения. Чтобы подчеркнуть, насколько необходимо и важно было своевременно ликвидировать названные выше явления, уместно, как нам представляется, хотя бы кратко остановиться на некоторых наиболее характерных моментах организации системы фашистской пропаганды в оккупированных районах Российской Федерации и ее основных направлениях.

Заметим, что в исторической литературе, а также диссертационных работах этот вопрос пока ещё освещен слабо. Первые серьезные шаги в этом направлении были сделаны известными советскими историками Г.Д. Комковым, А.Ф. Юденковым, Н.И. Кондаковой и В.Г. Ереминым. Однако и в их работах система и содержание фашистской пропаганды, поскольку они не являлись объектом специального исследования со стороны названных ученых, освещены не полностью.

Между тем, дальнейшее изучение данной проблемы, по нашему мнению, является весьма важным. Во-первых, оно позволит ещё глубже показать, что независимость России решалась в годы Великой Отечественной войны не только на полях сражений, но и на идеологическом фронте. Во-вторых, такое исследование дает возможность подчеркнуть необходимость пропаганды и контрпропаганды в освобожденных районах. В-третьих, объективное, научное выяснение глубины морально-политических и психологических последствий фашистской оккупации, степени воздействия фашистской пропаганды и агитации на те или иные категории и слои населения, оказавшегося во вражеском тылу, безусловно будет способствовать улучшению контрпропаганды в современных условиях.

Как свидетельствуют материалы Нюрнбергского процесса, ещё до нападения на СССР гитлеровцы разработали специальный план идеологической обработки народов нашей страны. С началом войны он стал повсеместно претворяться в жизнь. Временно оккупированные советские районы были наводнены поступившими из Германии антисоветскими журналами, газетами, листовками, плакатами. Содержание фашистской пропаганды, метод подачи антисоветских материалов в печатной и устной пропаганде характеризовались прямолинейностью и строились в соответствии с доктриной руководства Третьего Рейха о молниеносном разгроме Красной Армии и окончанию войны до конца 1941 года. Однако провал гитлеровских планов уже в начале войны, разгром немецко-фашистских войск под Москвой и последующее за ним наступление Красной Армии зимой 1941-1942 годов изменили методы фашистских идеологов и заставили их перейти к своеобразной идеологической осаде оккупированных районов, к методическому повседневному воздействию на умы, сознание людей. Для этой цели захватчики осуществили ряд организационных мер, направленных на расширение своей политической работы среди советских граждан. Помимо все возрастающего притока в захваченные районы РСФСР нацистских агитационно-пропагандистских материалов из Германии и оккупированных европейских стран происходит значительное укрепление и расширение системы идеологического воздействия непосредственно в захваченных советских районах. Используя представителей белой эмиграции, а также предателей и изменников родины,  различного рода националистов, бывших кулаков и других враждебных советской власти элементов для укомплектования своего пропагандистского аппарата, гитлеровцы, прежде всего, значительно расширили число своих газет, выходящих в оккупированных районах на русском, белорусском, украинском и других языках народов СССР. К примеру, в Ленинградской области стали выходить газеты «Псковский вестник» и «За Родину», в Краснодарском крае – «Кубань» [2, c. 100]. Только в Смоленской области появились такие периодические издания с демагогическими названиями, как «Новый путь», «Новое время», «Новая жизнь», для молодежи журналы «Школьник» и «Люба» [1, c. 7].

О том, какую ставку гитлеровцы делали на свои газеты и журналы можно судить по тому, что несмотря на большие затраты, был налажен их выпуск во всех подвергшихся оккупации республиканских и областных, а также частично районных центрах СССР [9, д. 11, лл. 65-67]. В целом по подсчетам, сделанным А.Ф. Юденковым, на оккупированной советской территории издавалось около 300 антисоветских газет [17, c. 13]. Помимо периодических изданий оккупанты усилили выпуск таких видов печатной продукции, как листовки, брошюры, плакаты, портреты руководителей фашистской Германии. Для этой цели кроме ранее существующих были открыты новые издательские центры в Смоленске, Краснодаре и других крупных городах [9, д. 11, лл. 65-67]. Для идеологической обработки населения, наряду с печатной, использовалась устная пропаганда и агитация. Согласно специальному указанию фашистского командования, в деревнях старосты собирали жителей и проводили для них читку сообщений германских властей, антисоветских листовок и газет. В целях дезинформации населения в сельскую местность направлялись оборудованные громкоговорителями агитфургоны, а также различного вида, так называемые культагитбригады, состоящие из фашистских пропагандистов из числа белоэмигрантов и предателей родины.

В городах захватчики применяли такие формы политической работы, как распространение антисоветской литературы по месту жительства граждан, проведение в их квартирах индивидуальных и групповых бесед специально подготовленными для этого пропагандистами, членами националистических групп и организаций. В клубах, кинотеатрах и других общественных местах практиковалось проведение лекций, докладов на такие темы, как «Тайны Кремля», «Что такое национал-социализм», «Большевики – враги русского народа», «О текущем моменте» и др. Организовывались также выступления перед населением различных подставных лиц, выдаваемых фашистскими властями «за невинно осужденных советской властью большевиков», «спасшихся от красного террора интеллигентов» и т.д. Видное место в созданной гитлеровцами системе идеологической обработки советского населения принадлежало радиопропаганде. Для жителей оккупированных районов передавались специальные радиопередачи из Германии, а также из радиоцентров, созданных в Смоленске, Краснодаре, Орле и других городах [9, д. 11, л. 65]. В ряде мест была восстановлена радиотрансляционная сеть, на базарах, площадях установлены громкоговорители. В Орле, например, количество радиоточек в период оккупации достигало 5 тысяч [9, д. 11, л. 3]. Там, где были для этого необходимые условия, в целях идейного и нравственного воздействия на советских людей, особенно молодежи – захватчики использовали кино, театр, а также различного рода создаваемые ими клубы, увеселительные заведения.

В интересах фашистской пропаганды в ряде оккупированных районов РСФСР были открыты платные школы. Учителями в них в большинстве были члены различных националистических групп и союзов, прошедшие подготовку на специальных курсах. В помощь им фашистские пропагандисты разработали учебные программы и некоторые учебники. В основном же обучение детей проводилось по календарю «Новая Европа» и фашистским газетам. Чтобы обеспечить посещаемость школ гитлеровцы широко прибегали к системе штрафов [13, д. 143, л. 54].

Следует подчеркнуть, что со второй половины 1942 года фашисты активизировали свою деятельность в плане усиления идейного воздействия на советскую молодежь. Стараясь привлечь ее на свою сторону, они путем лести, разжигания националистических настроений стремятся создать молодежные профашистские организации. Для этой цели были образованы специальные отделы по работе среди советской молодежи при министре по делам оккупированных восточных областей Розенберге в Берлине, а также имперских и генеральных комиссарах в Днепропетровске, Николаеве, Житомире и т.д. [14, д. 11, л. 51]. С помощью данных отделов, располагающих специальным пропагандистским штатом и значительными материальными средствами, оккупанты предприняли попытку создать в Белоруссии «Союз белорусской молодежи» [14, д. 127, л. 19].

Следует подчеркнуть, что, развертывая свою пропагандистскую деятельность в захваченных районах РСФСР, гитлеровцы отдавали себе реальный отчет в том, что задача идеологической и морально-психологической обработки советского населения, молодежи чрезвычайно трудна. Об этом, в частности, свидетельствует содержание различного рода инструкций и приказов «О поведении должностных лиц на территории СССР». К примеру, в одном из таких документов отмечалось: «Русская молодежь на протяжении двух десятилетий воспитывалась в коммунистическом духе. Ей незнакомо иное воспитание… Вы должны покорить молодежь, указывая ей на ее задачи» [4, с. 34]. Все это заставляло фашистских идеологов использовать политическую и социальную демагогию, фальсификации. Так, для иллюстрации печатных агитматериалов применялся метод фотомонтажа и комбинированной фотосъемки. В устной пропаганде широко использовались выступления разного рода «очевидцев», распространение ложных, провокационных слухов. Стараясь привлечь внимание советских людей к антисоветской литературе, радиопередачам немецко-фашистские захватчики нередко прибегали к трюкам и пропагандистским уловкам. Играя, в частности, на патриотических чувствах советских людей, гитлеровцы зачастую подделывали свои газеты, агитматериалы под советские, фабриковали пропагандистские брошюры в виде комсомольского или партийного билета, фальсифицировали выступления по радио членов советского правительства [12, д. 741, л. 144].

Однако попытки немецко-фашистских захватчиков перевоспитать советских граждан не увенчались успехом. Фашистская пропагандистская литература, как правило, оставалась вне поля зрения населения. Школы, по признанию самих же гитлеровцев, «посещались из-под палки». Контрреволюционные националистические, профашистские организации не стали массовыми.

Самым красноречивым свидетельствованием того, что в подавляющем большинстве, оказавшиеся на оккупированной территории советские люди, несмотря не террор и фашистскую пропаганду, оставались верны своей родине, являлась всенародная борьба в тылу врага.

Государственные органы уже в ходе войны, используя многообразные формы и средства идейного воздействия, проделали огромную работу, чтобы мобилизовать массы «на оказание помощи Красной Армии в деле полного разгрома немецко-фашистских захватчиков, на скорейшее восстановление народного хозяйства и всемерное укрепление колхозного строя» [5, с. 469]. Как и в других делах военного времени, большую роль в решении данной задачи сыграли комсомольские организации. Свои усилия ВЛКСМ прежде всего направил на всемерную помощь партийным и советским органам в укреплении материально-технической базы для проведения массово-политической и культурно-просветительной работы в освобожденных районах. Выполняя принятые в связи с этим, ранее отмеченные нами постановления ЦК ВКП(б), центральные и местные комсомольские органы мобилизовали молодежь на быстрейшее восстановление культурно-просветительных учреждений, улучшение их деятельности. Так, в сентябре 1943 года специальные решения принял Орловский обком ВЛКСМ [3, с. 385-386]. В соответствии с ним, для непосредственной организации молодежи на восстановление культурно-просветительных учреждений при райкомах и горкомах комсомола были созданы специальные комиссии, повсеместно сформированы строительные бригады, среди юношей и девушек развернулось движение по сбору среди населения культинвентаря. Сразу же после освобождения Ленинградской области по решению бюро Ленинградского обкома ВЛКСМ во многих районах прошли активы и комсомольские собрания, определившие задачи, формы участия молодежи в восстановлении учреждений культуры. В области было создано свыше 40 восстановительных бригад и отрядов из числа комсомольцев, началась подготовка культпросветработников [11, д. 54, л. 58]. Большое внимание в привлечении молодежи к возрождению системы культурно-просветительных учреждений уделяли государственные и общественные организации в освобожденных районах РСФСР. Все это обеспечило активное участие молодежи в решении стоящих задач [8, д. 256, л. 286].

Комсомольские организации сыграли видную роль не только в восстановлении сети культурно-просветительных учреждений, но и налаживании их работы. Многое делалось по обеспечению учреждений культуры необходимыми кадрами. Например, к январю 1945 года в освобожденных районах Ленинградской области комсомольцы и молодежь составили 60 процентов всех культпросветработников [11, д. 54, л. 58].  Аналогичная картина наблюдалась и во многих других областях. Местные комсомольские органы только в течение 1944 года сумели организовать подготовку 4,5 тыс. молодых киномехаников, что имело большое значение для реализации постановления СНК СССР от 4 февраля 1944 года «О мероприятиях по улучшению кинообслуживания населения» [10, д. 313, л. 13].

Молодежь активно участвовала в оборудовании библиотек, клубов, изб-читален необходимым культинвентарем, литературой. Следует подчеркнуть, что особенно широко эта работа развернулась после принятия постановления ЦК ВЛКСМ от 22 марта 1943 года «Об участии комсомольских организаций в создании государственного книжного фонда для восстановления библиотек в освобожденных районах» [16, c. 133].

Наряду с восстановлением и развертыванием деятельности культурно-просветительных учреждений в исследуемый период государственные и общественные организации участвовали в налаживании системы народного образования в освобожденных районах РСФСР. Следует подчеркнуть, что деятельность государственных организаций имела ряд направлений. Прежде всего, государственные и общественные организации сосредоточили свои усилия на восстановлении материально-технической базы системы народного образования. Для этой цели в республиках и областях были созданы тысячи специальных строительных комсомольско-молодежных бригад, развернулось социалистическое соревнование за досрочную сдачу объектов. Получили широкое распространение такие патриотические начинания, как безвозмездное участие в восстановлении школ сверх своего основного рабочего дня, помощь городской молодежи селу в форме воскресников, а также сверхурочные работы на предприятии с передачей заработанных средств в фонд восстановления школ и многое другое. Разносторонняя организаторская и политическая деятельность в этом отношении партийных и комсомольских организаций определили быстроту восстановления школ [11, д. 17, л. 63].

Важным направлением деятельности государственных и общественных организаций по налаживанию системы народного образования являлась их забота об обеспечении школ кадрами учителей, развертывании работы комсомольских организаций. Отметим, что особенно усилилось внимание республиканских, областных, а также первичных комсомольских организаций в этом отношении после постановления ЦК ВЛКСМ от 4 апреля 1942 года «О крупных недостатках в руководстве Калининским обкомом ВЛКСМ работы комсомольских организаций районов, освобожденных от немецких оккупантов» [11, д. 14, л. 49].

Во многих республиках и областях при городских и районных комитетах комсомола были созданы школьные комиссии, улучшился подбор секретарей школьных комсомольских организаций, старших пионервожатых, обеспечивался своевременный учет детей, подлежащих обучению. Многообразнее и эффективнее становилась с каждым годом культурно-воспитательная работа комсомольских организаций среди учащихся, которая, кстати говоря, также недостаточно освещена в исторической литературе, и может, с нашей точки зрения, вполне быть объектом специального исследования.

Список литературы

  1. Еремин В.Г. За линией фронта: М., 1967. – 7 с.
  2. Иванов Г.П. Коммунистическая партия – организатор и руководитель всенародной борьбы в тылу немецко-фашистских оккупантов: Краснодар, 1969. – 293 с.
  3. Орловская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Сб. док. и материалов: Орел, 1960. – 495 с.
  4. Преступные цели, преступные средства: Сб. док. М.: Политиздат, 1963. – 324 с.
  5. Пропаганда и агитация в решениях и документах ВКП (б): М., 1947. – 592 с.
  6. Пропагандист (журнал). – 1944. – № 15-16.
  7. Пропагандист (журнал). – 1945. – № 16.
  8. Российский Государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф.1. Оп.1.
  9. РГАСПИ. Ф.1. Оп.2.
  10. РГАСПИ. Ф.1. Оп.3.
  11. РГАСПИ. Ф.7. Оп.2.
  12. РГАСПИ. Ф.17. Оп.43.
  13. РГАСПИ. Ф.69. Оп.1.
  14. РГАСПИ. Ф.69. Оп.2.
  15. Спутник агитатора (журнал). – 1943. – № 10.
  16. Труды МИНХ им. Г.В. Плеханова. Вып. 67: М., 1969. – 253 с.
  17. Юденков А.Ф. Политическая работа партии среди населения оккупированных районов СССР (1941–1944 гг.): автореф. дис. … докт. ист. наук. М., 1969. – 23 с.
    ПРОБЛЕМА ВОССТАНОВЛЕНИЯ КУЛЬТУРЫ И ОБРАЗОВАНИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
    Written by: Македонская Вера Александровна, Швец Татьяна Дмитриевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/06/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
    Available in: Ebook