25 Июл

ПОИСК ОПТИМАЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ФОРМ УПРАВЛЕНИЯ МЕЛКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ В УСЛОВИЯХ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ (НА МАТЕРИАЛАХ УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Организация государственного управления народным хозяйством была проблемой номер один для большевиков. Особый акцент делался на восстановление региональной промышленности, так как именно в регионах была сосредоточена основная промышленная база,  обеспечивающая экономическую самостоятельность государства. После завершения гражданской войны большевики столкнулись с серьезной проблемой – тотальной экономической разрухой. Особенно сильно пострадал Урал –  один из богатейших регионов России, обладающий огромной ресурсно-сырьевой базой и промышленным потенциалом. В дореволюционные годы на заводах Урала выплавлялось 2/3 черных металлов, 90% меди. В начале ХХ века началась модернизация предприятий, но революция и гражданская война прервали данный процесс. В 1917-1921 годах резко сократилось промышленное производство, объем валовой продукции в 1921 году составил всего 15% от объёма 1913 года [3, л.74]. Наиболее всего пострадали традиционные отрасли производства – выплавка чугуна и производство мартеновского металла [13, с.111–125].

Анализируя сложившуюся ситуацию, можно выделить следующие причины, которые привели к такому положению. Во-первых, это военные действия, которые проходили на территории региона в 1918-1919 годах,  разрыв экономических связей и транспортный кризис, ставший последствием свержения власти большевиков в 1918 году. Во-вторых,  хозяйственная дезорганизация, которой в определенной мере способствовали сами рабочие, которые не считались с юридическими нормами пользования заводским имуществом.  В-третьих, депрофессионализация управления производством,  так как после революции начался процесс активного изгнания с предприятий технической элиты, которая осуществляла техническое обеспечение производства. На 42 заводах Урала только первые полгода существования советской власти было изгнано 145 специалистов (больше всего пострадали Билимбаевский, Верхне-Сергинский, Кушвинский, Невьянский, Надеждинский, Сысертский и Усть-Катавский, Сосьвинский заводы) [7, л.44]. Наряду с этим, осуществлялся массовый исход рабочих с предприятий.  Так, например, к середине 1919 года на предприятиях Урала работало около 90 тыс. рабочих, что вдвое меньше, чем было в 1916 году. Количество рабочих на металлургических заводах в среднем сократилось с 1074 до 395 человек [9, с.76]. Массовый уход с заводов квалифицированных рабочих и специалистов приводил к выводу из строя сложного оборудования и к резкому спаду производства [1, с.59-60].

Также негативно на развитии производства сказалось появление тенденции к сепаратизму самих предприятий. В условиях кризиса каждое предприятие с рвением отстаивало свой интерес, стараясь перебить сырье и топливо у конкурентов, не избегая при этом спекулятивного использования случайных излишков [6, л.1]. Таким образом, в годы гражданской войны на Урале было разрушено более 70% производства. В денежном выражении потери оценивались в 539 млн. золотых рублей [11, с.361].

Восстановление власти большевиков в регионе в 1919 году и их попытки проведения экономических экспериментов  не смогли остановить падение производства. Апогеем развала  стал 1921 год. К лету 1921 года на Урале  были полностью остановлены все доменные и мартеновские печи, прокатные станы. Производство чугуна и проката на Урале сократилось в 20–30 раз по сравнению с мартом 1921 года, сталь не вырабатывалась вообще [8, с.134-135].Из оставшихся  предприятий более половины имела возраст более ста лет, современных предприятий было всего четыре [10, с.99]. Износ основного капитала фабрично-заводской промышленности составил более 50% [12,  с.35]. Таким образом, в годы гражданской войны и военного коммунизма наиболее всего пострадала крупная горнозаводская промышленность. Мелкая и кустарная промышленность оказалась более жизнеспособной. Для выхода из кризиса необходимо было системное обновление и восстановление промышленности.

Переход к новой экономической политике определил и новые экономические задачи – восстановление народного хозяйства. В этих условиях, надежду на быстрейшее восстановление экономики региона могла дать только мелко-фабричная и кустарная промышленность, меньше всего пострадавшая в годы войны. В соответствие с этим, именно местная промышленность должна была стать базой для производства товаров народного потребления, с одной стороны, и содействовать восстановлению и развитию крупной промышленности, с другой стороны.  Этот факт определил одну из важнейших задач для местных экономических органов  –  обеспечение бесперебойной работы местной промышленности.

Для решения поставленной задачи, в конце 1920-начале 1921 года была создана региональная система, основанная на учете специфики уральских губерний и ориентированная на организацию и управление мелкой и кустарной промышленностью. Она охватывала всех кустарей и частников, но большой штат управленцев делал существование этой системы неэффективным.

Для выработки новой стратегии развития данных отраслей производства в июле 1921 года  состоялось Уральское областное совещание по кустарной промышленности, которое предложило создание Губкустпромов в губерниях с высоким уровнем развития кустарной промышленности. Данная система охватывала все  низовые подразделения и выходила на каждого производителя. Для осуществления такой работы  предусматривался достаточно большой штат работников. Согласно штатному расписанию,   Губкустпромы должны были иметь аппарат численностью 121 человек,  уездные – 48 человек  [4, л.92]. Переход к новой экономической политике сделал неактуальной эту проблему.

Состоявшийся в мае 1921 года IVВсероссийский съезд совнархозов принял решение, расширявшее права ГСНХ в вопросах регулирования местной промышленности.  В 1922–1923гг. советская республика переживала промышленный кризис, который особенно сильно отразился на мелкой промышленности. Фактически при переходе к нэпу эта промышленность была снята с государственного снабжения и обеспечивала себя только за счет своей продукции [14, л.16]. В результате остро ощущался общий недостаток оборотного капитала (основной капитал уходил в крупную промышленность), затруднения в сбыте продукции. Главная задача, которая встала перед экономическими и хозяйственными органами страны – это осуществление максимальной концентрации производства с целью полной загрузки мощностей заводов, закрытие малоэффективных и маломощных заводов, которые изначально были убыточными. Для осуществления этой задачи необходимо было провести реорганизацию мелкой промышленности, находившейся в ведении ГСНХ.

В рамках реорганизации  ГСНХ продолжили поиск оптимальных и целесообразных организационных форм управления мелкой и кустарной промышленностью. В результате, на территории Уральского региона были созданы различные варианты организации управления мелкой промышленностью.

 Челябинский ГСНХ создал такую форму как Госком – объединение государственных коммерческих предприятий. В основу данной структуры был положен территориальный принцип формирования. В состав объединения входили предприятия, территориально близко расположенные друг к другу. В одном объединении сочетались предприятия с разным сезоном заготовки сырья, материалов, что позволяло предприятиям эффективно распоряжаться имеющимися у них оборотными средствами.

Первый Госком был создан 1 декабря 1921 года в городе Кургане. На него было возложено осуществление технического руководства предприятиями, решение вопросов финансирования их деятельности, распределения и перераспределения рабочей силы и заказов. Также на Госком возлагалась организация снабжения производства сырьем, материалами и топливом [2, л.15-17].

В апреле 1922 года по решению Челябинского губисполкома с государственного снабжения было снять 28 предприятий. Они образовали Миасский, Троицкий и Челябинский Госкомы. Данная форма объединений существовала до декабря 1923 года [17].

В Уфимской губернии 11 апреля 1922 года было создано Уфимское объединение промышленных предприятий – Уфпром. В него вошли 19 предприятий, в том числе Уфимский канатно-веревочный завод, Государственный чугунолитейный завод № 1, объединенные типографии в Уфе. Предприятия объединялись на началах хозяйственно-коммерческого расчета. Данное объединение имело статус юридического лица.

Данные объединения не смогли обеспечить выход из кризиса. Необходима была максимальная концентрация ресурсов. Это можно было обеспечить только через трестирование мелкой промышленности.

Развитие мелкой трестированной промышленности началось с момента районирования Урала.  Первым работу в этом направлении начал в 1923 году Екатеринбургский ГСНХ. После тщательного обследования предприятий мелкой промышленности была  создана новая структура – Промкомбинат – государственный трест местной промышленности  [15, л.10].  На территории Уральской области в 1923–1925гг. было создано всего пять промкомбинатов губернского–окружного значения: Челябинский, Свердловский, Курганский, Троицкий и Златоустовский.

Промкомбинаты создавались в составе Губернских совнархозов [5, л.9] с предоставлением им прав юридического лица и переводом на хозрасчет на правах объединениях [16, л.16]. В основе данной формы организации лежал территориальный принцип. Промкомбинаты были призваны оптимизировать производство и увеличить экономическую мощь  предприятий, не связанных между собой в производственном отношении. Промкомбинаты должны были способствовать максимальной концентрации оборотного капитала предприятий, входивших в их состав и гарантировать реализацию готовой продукции. Таким образом, местная промышленность за счет своих собственных ресурсов.

Положительным моментом в деятельности Промкомбината было то, что он имел разные сезоны сбыта и заготовок, и минимальный управленческий аппарат. Таким образом,  Промкомбинаты  стали удачной формой организации производства при переходе к рынку, так как разрешали две важнейшие проблемы: оборота капитала и сбыта продукции при общем сокращении аппарата управления, способствовали установлению эффективных горизонтальных связей.

Характерным недостатком организационной деятельности Промкомбинатов было то, что входившие в его состав предприятия не были переведены на хозрасчет и не имели экономических стимулов для развития: они полностью зависели от бюджета и фактически были не заинтересованы в результатах собственной работы. Все эти недостатки привели к тому, что в 1926–1927 годах деятельность Промкомбинатов стала убыточной и постепенно естественным путем они начали уходить из сложившейся экономической системы.

Особенностью работы Промкомбинатов были их отношения, складывавшиеся с вышестоящими инстанциями, которые в основном строились на директивной основе, то есть, экономической самостоятельности, которая предусматривалась хозрасчетными отношениями для трестов, у Промкомбинатов не было. Это противоречило принципам новой экономической политики и, в дальнейшем стало одной из причин кризиса данной формы организации мелкой промышленности на Урале и ликвидации Промкомбинатов.

Список литературы:

  1. Базаров В. Коммунизм или государственно-упорядоченный капитализм //Мысль. 1919. №3.
  2. ГАКО (Государственный архив Курганской области). Ф.Р-25. Оп.1. Д.1.
  3. ГАСО (Государственный архив Свердловской области). Ф. Р-14. Оп.1. Д.115.
  4. ГАСО. Ф. Р-95. Оп.1. Д.521.
  5. ГАСО. Ф.Р-127. Оп.1. Д.20.
  6. ГАСО. Ф.Р-358. Оп.1. Д.16.
  7. ГАРФ (Государственный архив РФ). Ф.3348. Оп.1. Д.137.
  8. Голубцов B.C.Чёрная металлургия Урала в первые годы Советской власти (1917–1923). М., 1975.
  9. Дмитриев Н.И., Дмитриева Т.В. Обеспечение крупной промышленности Урала рабочей силой во второй половине 1919–1920 гг. // Экономика и социально-политическое развитие Урала в переходный период. Свердловск, 1990.
  10. Каменев Т. К вопросу об основном капитале крупной уральской промышленности//Хозяйство Урала, 1927. №6.
  11. Очеркиистории коммунистических организаций Урала. Свердловск, 1971. T. 1.
  12. Пережигин С. Основной капитал уральской фабрично-заводской промышленности //Хозяйство Урала, 1926. №18. С.35
  13. Радько Ф. От разрухи к индустриализации Урала // Разгром колчаковщины на Урале: Сб. Свердловск, 1939
  14. ЦДООСО (Центр документации общественных организаций Свердловской области). Ф.76. Оп.1. Д.1494.
  15. ЦДООСО. Ф.1494. Оп.1. Д.241.
  16. ЦДООСО. Ф.1494. Оп.1. Д.673.
  17. Шкребень Г. С. Советы Урала и их деятельность по восстановлению промышленного производства в 1921–25 гг.: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. М.,1986
    ПОИСК ОПТИМАЛЬНЫХ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ФОРМ УПРАВЛЕНИЯ МЕЛКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ В УСЛОВИЯХ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ (НА МАТЕРИАЛАХ УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА)
    Статья посвящена поиску оптимальных и целесообразных организационных форм управления мелкой и кустарной промышленностью в губерниях Уральского региона в условиях новой экономической политики. На основе архивных материалов проанализированы причины экономического кризиса и необходимость создания новых организационных форм управления.
    Written by: Гафурова Василя Минсалиховна, Балынская Наталья Ринатовна, Рахимова Лилия Мухаметовна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/23/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_25.07.15_07(16)
    Available in: Ebook