22 Сен

ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА НА КАВКАЗЕ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Интенсивное формирование русской национальной диаспоры в Дагестане относится ко второй половине XIX – началу ХХ вв. и связывается, главным образом, с переселенческой политикой правительства России, хотя отдельные группы русского населения стали оседать в крае с XVI в.

В пореформенный период одним из основных районов переселение крестьян из внутренних губерний России становится Предкавказье. После завершения Кавказской войны Российское государство было заинтересовано в скорейшем заселении северокавказских земель, и уже в 1862 году было принято «Положение о заселении предгорий западной части Кавказского хребта кубанскими казаками и другими переселенцами из России».

Это положение фактически было первым законодательным актом, положившим начало крестьянской колонизации Северного Кавказа в пореформенный период. В постановлении о переселении в Терскую и Дагестанскую области, принятом в 1863 году, были такие пункты:

  1. Предоставить наместнику Кавказскому… право раздачи частным лицам участков свободных казенных земель в Терской и Дагестанской областях…
  2. Дозволить русским офицерам и лицам гражданского ведомства приобретать в собственности земли от туземцев означенных областей.
  3. В штаб-квартирах войск Терской и Дагестанской областей, которые в будущем сохранят значение населенных пунктов независимо от военных обязательств, отделять некоторое пространство земли для продажи в частные руки, не стесняя, однако, построек военных и принадлежащих чинам войск» [2, с. 28].

Постановление положило начало переселенческому движению в Дагестан. Наиболее активно русские крестьяне стали переселяться в Кизлярский, Хасавюртовский и Темирхан-Шуринский округа, где были сравнительно благоприятные условия для переселения. В результате этих переселений численность переселенцев в Дагестанской области к 1873 году достигла 4 727 человек, что составляло 1 % от всего населения [3, с. 57]. Если к этому добавить численность русских переселенцев в Терской области, куда входили наиболее заселенные русскими Кизлярский и Хасавюртовский округа, то переселенцы в Дагестане уже к 1873 году составляли немалую часть населения.

Глубокий кризис крестьянского хозяйства, усиливший тягу крестьян к переселению на свободные казенные земли, привел к тому, что к началу 80-х гг. XIX в. переселенческий вопрос занял видное место в аграрной политике царизма. Планомерное переселение из внутренних губерний началось с закона от 13 июля 1889 года «О добровольном переселении сельских обывателей и мещан на казенные земли…», несмотря на наличие в нем отдельных ограничительных тенденций. В частности, законом не было точно установлено поземельное устройство переселенцев; количество земли, выделяемой каждому переселенческому хозяйству, разрешалось установить местным чиновникам; сложной была также процедура оформления пособий для переселенческих хозяйств и др. [1, с. 30]. В этом законе было оговорено, что переселение на Кавказ позволялось лицам исключительно русского происхождения и православной веры.

В законе от 13 июля 1889 г. также не был установлен размер платы, которую переселенцы должны вносить за отводимые им земли, а «постановлено было определить таковой размер впоследствии законодательным порядком…» [5, л. 12]. В последующем это нередко приводило к недоразумениям, т.к. сохраняло право определить сумму платежей за местными властями. Отметим, что переселенцам пришлось столкнуться с немалыми трудностями, с отсутствием на новых местах достаточного количества свободных земель. Закон от 1889 г. был окончательно утвержден лишь 15 апреля 1899 г.

Несмотря на непоследовательность и ограничения переселенческой политики царского правительства вторая половина XIX в. была периодом интенсивного переселения русских крестьян на Северный Кавказ. Оно было связано с относительной перенаселенностью центральных районов России, малоземельем русского крестьянства, голодом и неурожаями, особенно 1897 года. Вследствие указанных причин в Дагестанскую область, согласно переписи населения1897 г., мигрировало в округа – 2 729 мужчин и 783 женщины, в города – 5 165 мужчин и 1 788 женщин, а всего в область – 7 894 мужчин и 2 571 женщина [7, л. 26-27]. Численность русского населения г. Кизляра по этим же данным составляла 1 740 человек, а слободы Хасавюрт – 2 762 человека [4, с. 199]. В самих округах (Кизлярском и Хасавюртовском) их число было значительно выше.

Началом нового политического курса российского правительства в переселенческом вопросе был закон от 6 июня 1904 г. «О добровольном переселении сельских обывателей и мещан-земледельцев на казенные земли», которым было установлено сравнительно благоприятное отношение администрации к переселениям. Указанный закон был вызван ростом аграрных волнений, крестьянским малоземельем, падением платежеспособности крестьян. Министр финансов С.Ю. Витте видел в переселении один из рычагов аграрной политики, решение проблемы аграрного перенаселения в Европейской России. Однако следует отметить, что местные власти, выражая интересы помещиков, и после этого закона нередко препятствовали переселенческому движению. Закон от 6 июня 1904 года формально признавал «свободу» переселения, но в то же время ставил такие условия, которые сводили на нет его практическое применение. Он резко ограничивал выделение земельного фонда для переселенцев. В каждом случае переселение допускалось с разрешения земского начальника. Все эти ограничения были предусмотрены законом в интересах помещиков. Вопреки национальным интересам государства помещики насильно удерживали крестьян в перенаселенной Центральной России. боясь потери дешевой рабочей силы, а также падения покупных и арендных цен в случае отлива земледельческого населения на окраины, помещики добивались такого аграрного законодательства, которое делало практически невозможным переселение крестьян.

Однако вскоре после революционных событий 1905 года отношение правительства к переселенческому вопросу в корне изменилось. Теперь правительство во главе с П.А. Столыпиным стремилось всячески содействовать переселенческому движению. Был издан ряд указов и циркуляров. Из них серьезного внимания заслуживает указ от 9 ноября 1906 года, который разрешал крестьянам выйти из общины со своим наделом и закрепить в личную собственность определенное количество земли. Этот указ открывал широкий простор не только для свободной купли и продажи крестьянских надельных земель, но и для расширения переселенческого движения. В стране началась столыпинская аграрная реформа. Если до реформы переселялись преимущественно крестьяне-середняки, то теперь положение изменилось: некоторые пособия, льготные условия проезда по Владикавказской железной дороге, свободный выход из общины – все это открывало доступ к переселению бедноты.

Теперь поток переселенцев нарастал с невиданной силой, охватывая собой новые районы и увлекая огромные крестьянские массы. Однако ни столыпинская аграрная реформа, ни другие меры, предпринятые правительством, не привели к желаемым результатам, т.к., в конечном счете, они упирались в малоземелье крестьян и в Центральной России, и на Кавказе, в том числе и в Дагестане. Кроме того, переселенческая политика проводилась в интересах помещиков, а не крестьян. Такая переселенческая политика осложняла положение не только переселенцев, но и коренных жителей, создавала натянутые отношения между ними, ухудшала и без того тяжелое экономическое положение переселенцев и местных крестьян. Подтверждением этому является судьба русских переселенцев, водворившихся в сел. Молла-Халил и Белиджи Кюринского округа. В 1901 г. 105 семейств из различных губерний, проживавших около 20 лет в Кубанской области, обратились к военному губернатору Дагестанской области с просьбой поселиться в сел. Молла-Халил в Белиджинском участке. В своем прошении они писали, что «арендная плата за земли настолько поднялась, что доход с них не погашает расходов» [4, с. 199]. На основе прошения они получили разрешение переселиться в Кюринский округ с условием назвать будущий поселок Барятинским. Однако начальник округа объявил, что «ни участка для поселка, ни земель в надел прибывшим поселенцам не отведено», и переселенцам в их просьбе было отказано [6, л. 92].

Подобных примеров можно привести много, т.к. такое положение было характерным явлениям русские крестьяне. Недостатки по устройству переселенцев искусственно создавались администрацией области и округов. При этом власти исходили не только из экономических соображений. Переселенческий вопрос непосредственно был связан с политической деятельностью царизма на Кавказе. Об этом свидетельствует следующее указание, спущенное администрацией области, где говорится: «…сдавать земли только таким лицам, которые по своим качествам могут быть признаны впоследствии желательным колонизационным элементом» [6, л. 52].

Значительные препятствия для размещения русских переселенцев были связаны со стихийными бедствиями, различными болезнями, в частности малярией, а самое главное – с нехваткой земли.

Несмотря на все препятствия, переселенческое движение, начавшееся в пореформенный период, получило широкое развитие во второй половине XIX – начале ХХ в. Во-первых, оно связано с голодом, который систематически повторялся вследствие неурожаев, начиная с 1897 г., во-вторых, в связи с проведением столыпинской аграрной реформы, в-третьих, с проведением Петровской ветви Владикавказской железной дороги и т.д. После проведения Владикавказской железной дороги, и особенно ее Петровской ветви, переселенцы широким потоком хлынули на Кавказ, в том числе и в Дагестан. Несмотря на непоследовательность и ограничения переселенческой политики, указанный период был временем интенсивного переселения русских крестьян на Северный Кавказ.

Литература

  1. Брусникин Е.М. Переселенческая политика царизма в конце XIX в. // Вопросы истории. 1965. № 1.
  2. Дагестанский сборник. – Темир-Хан-Шура, 1902. Вып.1. Отд. II.
  3. Исмаил-заде Д.И. Русское крестьянство Закавказья. – М., 1982.
  4. Куприянова Л.В. Города Северного Кавказа во второй половине XIX века. – М., 1981.
  5. ЦГА РД. Ф. 147. Оп.1. Д.5.
  6. ЦГА РД. Ф. 2. Оп. 3. Д. 140.
    ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА НА КАВКАЗЕ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД
    Целью данной статьи является изучение проблемы миграционной политики царизма на Кавказе, и в частности в Дагестане, во второй половине XIX – начале ХХ вв. В результате исследования законодательных актов российского правительства по вопросам переселения, мы пришли к выводу, что, несмотря на непоследовательность и ограничения переселенческой политики, указанный период был временем интенсивного переселения русских крестьян на Северный Кавказ.
    Written by: Далгат Фатима Магомедовна
    Published by: Бассаранович Екатерина
    Date Published: 12/04/2016
    Edition: euroasia-science_30_22.09.2016
    Available in: Ebook