31 Окт

ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Развитие  предпринимательства  Северо-Запада России (включавшего в границах 1897 года  г. Санкт-Петербург, Петербургскую, Новгородскую и Псковскую губернии) определялись комплексом общих и специфических модернизационных  факторов. Не останавливаясь подробно на данном вопросе, раскрытом в работах автора  [6,7], скажем лишь, что  развитие  предпринимательской (частнохозяйственной) деятельности, как и  социально-экономическое и социокультурное развитие  исследуемого региона,  во второй половине XIX века во многом зависели от общих ситуационных факторов (государственной  политики имперского правительства, мировых политических и экономических кризисы, хозяйственно-экономической конъюнктуры и т.д.). Среди наиболее важных специфических факторов, определявших своеобразие  развития Северо-Западного региона не только в рассматриваемый период, но и значительно ранее, были:  особенности географического положения, природно-климатической среды, социально-демографической структуры населения и менталитета основных социальных групп  Петербурга и ближней провинции, а также удобные пути сообщения общегосударственного значения с развитой транспортной  инфраструктурой.

При анализе вопроса о влиянии факторов на предпринимательство, следует иметь в виду, что  модернизационные  процессы, протекавшие  в социальной сфере Северо-Запада России во второй половине XIX века, отражали  общероссийские  процессы, но их характер, интенсивность и формы зависели от местных географических, экономических и социокультурных условий. Причем  влияние общих ситуационных  и специфических  местных  факторов на отдельные количественные и качественные параметры северо-западного предпринимательства было неодинаковым и  противоречивым. Первые создавали условия для развития  делового мира в  русле  общероссийских тенденций, тогда как своеобразие развития его структурных элементов обуславливали  местные специфические факторы, прежде всего, наличие в составе рассматриваемого региона Петербурга со всеми вытекающими из столичного статуса преимуществами. В частности, важным преимуществом  для развития предпринимательства было наличие  центральной власти и авторитетных местных учреждений, которые гарантировали столичным предпринимателям государственные заказы, подряды и другие льготы.  В периодически возникающих  форсмажорных обстоятельствах (войны, экономические кризисы), когда большинство  провинциальных предпринимателей переживали трудности и разорялись, многие представители столичного делового мира, напротив, богатели на казенных подрядах и поставках [6,с.82].

Рассматривая особенности влияния  специфических местных условий  на  структуру, деловое   поведение и облик делового мира Северо-Западного региона,  следует подчеркнуть своеобразие  развития количественных и качественных параметров столичного и провинциального делового мира. Деловая практика петербургских предпринимателей, особенно  верхнего («элитного») слоя, его образ жизни и менталитет, модернизировались быстрее, а изменения в этих сферах жизнедеятельности   были более глубокими, чем в среднем и мелком предпринимательстве. Напротив, предпринимательская деятельность провинциальных предпринимателей, процесс трансформации  его облика, образа жизни и делового поведения  отставали  от  делового мира Петербурга  по глубине, темпам и результатам  развития.

Важно заметить, что влияние  общих факторов на предпринимательство было  значительно сложнее и многообразнее, чем это принято считать.  Наиболее важными  последствиями   экономических кризисов  второй половины XIX  и начала XX вв., являлись, по мнению автора,  не только справедливо отмеченные многими отечественными исследователями процессы: разорение и поглощение крупным бизнесом многих мелких и средних частных предприятий, рост численности крупных акционерных компаний и  концентрация капитала, но и усиление процесса дифференциации в среде предпринимателей, выделение в столичном  деловом  мире  высшего, «элитного» слоя с характерным для него светским буржуазным  менталитетом,  «европеизация»  его облика и образа жизни.

Похожие, хотя и менее выразительные и меньшие по масштабам, чем в Петербурге, процессы, протекали и в провинциальном сегменте предпринимательства Северо-Запада России, вызванные, как было сказано, влиянием не столько общих факторов, сколько специфических местных условий. Так, например, благоприятное геополитическое и природно-географическое положение и преимущества столичного статуса обусловили возникновение  у делового мира Петербурга известных из литературы отличий в его социально-демографической, профессиональной структуре, социокультурном облике [2, 4], тогда как предприниматели Новгородской, Псковской, ряда  удаленных от столицы уездов Петербургской  губернии как по форме, так и по сути,  почти не отличалось от других провинциальных  отрядов предпринимательства «великорусских» губерний Российской империи. В то же время общие ситуационные факторы  оказывали, хотя и не одинаковое, но все же заметное, воздействие на динамические и общекультурные характеристики (колебания численности, рост образовательного и профессионального уровня) столичных и провинциальных предпринимателей.

Дифференцированный подход  к оценке влияния общих и специфических групп факторов на развитие северо-западного предпринимательства в пореформенный период позволило  выявить  две тенденции. С одной стороны,  общие факторы обусловили синхронные изменения в фазах экономического падения (подъема) в численности, содержании предпринимательства и социальной структуре  делового мира Северо-Западного региона, не выходящие, однако, за рамки общероссийских тенденций. С другой стороны, результатом воздействия местных факторов было возникновение в исследуемом районе большого разнообразия типов и групп предпринимательства, обусловленных особенностями региональной хозяйственно-экономической системы. Кроме того, специфические   местные  условия  придавали определенное своеобразие составу, социальной структуре и содержанию деятельности северо-западного предпринимательства.

Кроме названных общероссийских тенденций  в развитии северо-западного предпринимательства наблюдались характерные особенности, незамеченные или неоцененные в полной мере историками.  Одной из них, по нашему мнению, было существование в исследуемом регионе  двух неравноценных по численности и качественным характеристикам отрядов: многочисленного и многоликого делового мира Петербурга и, значительного меньшего по численности, но неоднородного по составу и структуре провинциального предпринимательства (делового мира Петербургской, Новгородской и Псковской губерний). При этом внутри столичного предпринимательства выделялся верхний «буржуазный» слой  в лице,  известных из литературы представителей финансово-промышленной элиты, ориентированной на заграничных инвесторов [2,с.25]  и, добавим от себя, более близкий к провинциальному купечеству средний и низший слои предпринимательского класса. К сказанному следует также добавить, что и известная, довольно  немногочисленная,  пограничная прослойка  среднего слоя предпринимателей в конце XIX века под воздействием модернизационных процессов по уровню  и жизненным стандартам приблизилась к «элите».

Другой особенностью развития северо-западного предпринимательства было то, что по мере расширения и модернизации транспортной инфраструктуры в пореформенное сорокалетие столичный деловой мир оказывал возрастающее влияние на развитие экономики и других сфер общественной жизни исследуемого района. Вместе с тем и провинциальное купечество по мере накопления капитала и укрепления экономических и социокультурных связей со столицей также расширяло рамки своего дела и  переносило свою деятельность и место жительства в Петербург, продолжая и расширяя при этом свою промышленно-торговую деятельность в провинции.

Обращаясь к рассматриваемому  в данной статье вопросу, следует иметь в виду, что деловой мир на протяжении всей первой половины XIX века не только являлся активным субъектом пореформенной модернизации экономики и других сфер общественной жизни, но и сам  являлся объектом модернизации, под влиянием которой изменялись его количественные и качественные параметры. Об этом, в частности, свидетельствуют следующие данные. Если в  1867 году в Северо-Западном регионе было выбрано 25889 гильдейских документов, в 1883 году их было уже – 26937, а в 1898 году – 29604. Примечательно, что  количество свидетельств на мелочный торг  увеличились с 19704 в 1867 г., до 64547 в 1883 г. и достигло максимума 67412 в 1898 году [9,с.12-31]. Особенно большой прирост мелкого предпринимательства наблюдался в начале  1880-х гг. Причем в 1883 году он вырос по сравнению  с 1867 года, на 4% , а в 1898 году по сравнению с 1883 года  на 9.9%. Между тем мелочный  торг после бурного роста в 3,2 раза в начале 1880-х гг. снизился до 4.4% к концу ХIХ века. Эти данные свидетельствуют  об особой уязвимости мелкого бизнеса в специфических российских культурно-исторических условиях развития предпринимательства, радикально обновлявшегося под влиянием экономических кризисов, так и нараставшей в конце рассматриваемого периода концентрации капитала, поглощения мелких фирм средними и крупными предприятиями.

Примечательно, что большинство (от 74% в 1867 г. до 75% в 1898 г.) гильдейских свидетельств  исследуемого района приходилось на долю  Петербургской губернии. Правда,  большая часть этих свидетельств выбиралась купечеством Петербурга, тогда как на столичную губернию приходилось в 1898 году, по нашим данным, около 7% [8,с.17]. Для сравнения  по Псковской губернии этот же показатель составлял 15%, по Новгородской губернии – около 10%. Правда статистика промысловых документов не отражает точной численности торговцев и промышленников, так как реальное число предпринимателей не соответствует количеству документов, дававших право на занятие предпринимательством. Для  гильдейского купечества расхождение промысловой статистики с его численностью было вызвано тем, что количество гильдейских свидетельств было всегда меньше данных промысловой статистики, поскольку капиталистические предприятия, приобретая патенты для торгово-промышленной  деятельности по высшим разрядам,  одновременно получали и права на сословные свидетельства – по одному на каждое предприятие. Поэтому для анализа действительной численности предпринимателей следует привлекать и другие источники, в частности,  данные статистических  исследований. Однако при их анализе следует иметь в виду, что степень достоверности их в первые пореформенные десятилетия была значительно ниже, чем в последние два десятилетия XIX века. Кроме того следует  учитывать различия в методике подсчета разных слоев предпринимательского класса в дореформенный и пореформенный периоды. Дело в том, что в составе дореформенного купечества учитывалось 3 гильдии, тогда как  закон 1863 года «О пошлинах за право торговли и других промыслов» оставил только  две гильдии. Вместо разряда торгующих крестьян были введены разряды «мелочный», «развозной» и «разносной» торг.

Под  влиянием буржуазных реформ 1860-1870-х гг. и  отмеченных выше  изменений в торгово-промышленном законодательстве   численность и структура купечества и других профессиональных групп делового мира  претерпели  большие  изменения. Во второй половине 1860-х гг.   на территории Северо-Запада России насчитывалось 46355 купцов. Из трех исследуемых  губерний на первом месте по численности купечества  шла столичная губерния(7764), последнее место занимала Псковская губерния (5756). Что касается количества купечества столичной губернии, то в ней  насчитывалось 2984 купцов обеих гильдий.  Таким образом, на долю  трех северо-западных губерний приходилось около 36% от общей численности купечества исследуемого района [10,с.46-47]. Правда, за этими, внушительными на  первый взгляд, показателями  скрываются  не сопоставимые по своим размерам масштабы деятельности столичных и провинциальных предпринимателей. Из литературы известно, что  особенностью развития предпринимательства в  Северо-Западном регионе в 1850-70-е гг., как и в стране в целом,  являлся быстрый рост гильдейского купечества. По подсчетам  автора, с 1847 по 1866 гг.  численность купечества в Петербурге выросла в 2,5 раза, а в трех исследуемых губерниях — в 1,7 раза. Поэтому, если исключить из состава дореформенного купечества представителей 3-й гильдии, то численность купечества (владельцев средних и крупных предприятий) с 1847 по 1866 гг. возросла  в Петербурге в 11 раз (с 2781 до 29851 чел.), тогда как в трех исследуемых губерниях более чем в   31 раз (с 532  до 16504 чел.) [5,с.434; 10, с.46-47;11, с.18-27].

Характерной особенностью  пореформенного развития  гильдейского купечества было неравномерное в рамках исследуемого района изменение  его удельного веса в составе населения. В связи с изменением налогового законодательства и других причин в конце ХIХ века численность гильдейского купечества на Северо-Западе, как и в других российских регионах, правда, не везде и не одинаково, но неуклонно снижалась. Однако, как удалось установить,  указанная тенденция была характерна для провинциального купечества. По нашим подсчетам,  общая численность северо-западного купечества  вместе с семьями выросла  с 24,7 тыс.  чел. в 1858 году до 28,9 тыс. чел. в 1898 году.  Однако этот прирост был обеспечен в основном за счет столичного купечества.

Процесс сокращения численности купечества лучше всего прослеживается в погубернском разрезе.  В Новгородской и Псковской губернии количество купцов сократилось соответственно до 3,1 и 2,7 тыс. чел., то есть в 2,6 и 1,9 раза. Что касается численности купечества Петербургской губернии (вместе с Петербургом), то оно  выросло с 12,6 в 1858 году до 20,0 тыс. чел в 1898 году. На долю столичной губернии в 1897 году приходилось 2,6% [10,с.279].

Таким образом, предпринимательский класс Северо-Запада России претерпел во 2-й половине  ХIХ века большие количественные и качественные изменения. Особенно высокими темпами развивалось крупное и среднее предпринимательство. Мелкое предпринимательство после бурного роста в начале 1880-х гг. начало численно сокращаться. Однако оно продолжала занимать видное положение в торговле, ремесленном и кустарном производстве, удовлетворяя потребности широких слоев крестьянства и городского мещанства.

Список литературы:

  1. Барышников М.Н. Деловой мир Петербурга: Исторический справочник.-  СПб.: Изд-во «Logos»,2000 – 584 с.
  2. Барышников М.Н. Деловой мир России: Историко-биографический справочник. — СПб. Искусство СПб.,1998 — 448 с.
  3. Барышников М.Н., Османов А. И. Петербургские предприниматели во второй половине XIX – начале XX вв.: социальная структура, представительные организации, политические партии.  – СПб.: Нестор,  2002 — 292 с.
  4. Боханов А.Н. Крупная буржуазия России (конец XIX в.- 1914 г.). — М.: Наука,1992. – 264 с.
  5. Географическо – статистический словарь Российской империи /Семенов П.П. т.4 — СПб,1873.
  6. Кузнецов В.Н. Модернизационные факторы и тенденции экономического развития Северо-Западного района России: общее и особенное (вторая половина XIX века)//Научное мнение, 2012, № 1. C.38-46.
  7. Предпринимательство и процессы модернизации Российской империи во второй половине XIX века (на материалах Северо-Западного района)/ В.Н.Кузнецов. – СПб.: Астерион,  2014. — 312 с.
  8. Обзор Санкт-Петербургской губернии за 1898 год.- СПб.,1898.
  9. Свод данных о торговых сборах в России на 1897 и 1898 годы. СПб.,1900.
  10. Статистический временник Российской империи. Серия II. Вып. 5. — СПб.: Изд.ЦСК МВД, 1866.
  11. Статистические таблицы о состоянии городов Российской империи. СПб., 1852.
  12. Статистические таблицы Российской империи за 1858 г. — СПб., 1858.
    ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА
    В статье раскрываются особенности и тенденции развития столичного и провинциального предпринимательства Северо-Запада России в связи с общими и специфическими модернизационными факторами, показаны изменения структуры, количественных и качественных параметров делового мира во 2-й половине XIX века.
    Written by: Кузнецов Владимир Николаевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/28/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_31.10.15_10(19)
    Available in: Ebook