28 Фев

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИЗУЧЕНИЯ ФИЛОСОФИИ КИТАЯ ЧЛЕНАМИ ПРАВОСЛАВНОЙ МИССИИ В ПЕКИНЕ (НА ПРИМЕРЕ «КНИГИ О ДАОСИЗМЕ И ЕГО РАЗЛИЧИЯХ С ХРИСТИАНСТВОМ» ЕПИСКОПА ИННОКЕНТИЯ (ФИГУРОВСКОГО))




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Развитие миссии, после боксерского восстания, стали новым этапом в развитии Русской православной миссии в Пекине. О событиях боксерского восстания писали многие члены миссии. Так в отчете епископа Иннокентия (Фигуровского) за 1903 г. встречается такая информация: «Бывают, как в жизни одного человека, так и целого учреждения, такие минуты, которые не забываются никогда: таким для нас, было избиение православных христиан в Пекине» [1, л. 9]. Православная миссия, как и другие христианские миссии, была разрушена. Большинство китайцев – христиан были избиты или убиты. Все христианские храмы, миссионерские подворья были «поруганы или стерты с лица земли» [1, л. 14].

Русская духовная миссия начала восстанавливаться после боксерского восстания, и первые результаты были достигнуты к концу 1902 г. Возрождением православной миссии в Китая было поручено заниматься восемнадцатой миссии под руководством епископа Иннокентия (Фигуровского). Он писал: «Православная Церковь в Китае, омывшись кровью мучеников, ожила, возродилась к новой жизни, получила задатки внешнего расширения и благоустройства, а также и внутреннего, нравственного роста» [2, л. 4].

Большую роль в налаживании контакта с местными жителями стало сотрудничество православной миссии с даоской общиной Пекина, которая занимала почетное третье место по популярности и авторитету в Китае [7, p.21]. Глава общины – Бингвен, выступил с публичным заявлением в котором осудил убийство боксерами принявших православие китайцев и назвал действия восставших неприемлемыми к  «традиционным китайским ценностям» [5, c. 1].

Возможно, тесные контакты с даоской общиной способствовали изучению начальником миссии особенностей философии даосизма и составлению исчерпывающего собрания «Книга о даосизме и его различиях с христианством» о данной нравственно-религиозной системе [4, c. 215]. В ней давался перевод (впервые на русском и затем на английском языках) двух основополагающих трудов о даосизме — «Книги наград и наказаний» и «Книги тайных благословений».

В труде отмечается, что термин «дао», положенное Лаоцзы в основу своей системы, не было изобретено данным мудрецом, а ранее употреблялось буддистами как символ ума. Также автор делает ссылку на труды Конфуция, где указывает, что тоже употреблял данный термин в значении «дороги». «В философии даосизма, — писал епископ Иннокентий, — дао принимает абсолютное значение, как начало всего сущего» [4, c. 222].

В своем труде епископ Иннокентий отмечал, что в философско-религиозной системе даосизма ничего не говорилось о едином божестве. Так в ней первенствующее место отведено дао, и ему приписывались все атрибуты божества – предвечное существование и господство над видимым и невидимым миром [4, c. 226].

Особое место в «Книге о даосизме и его различиях с христианством» автор уделяет тем цитатам Лаоцзы, которые касались вопросов смертной казни, которые были близки идеям христианства. Так  будучи врагом всякого насилия, китайский философ утверждал, что «при хорошей системе управления государство не нуждается в такой жестокой, репрессивной мере. При дурном же управлении народ доходит до такой деморализации, что не страшиться даже смерти. В случае, когда человек действительно заслуживает такого наказания, то эту работу должно предоставить небу, имеющему власть карать» [4, c. 232].

Высокой оценки начальника миссии заслужили идей Лаоцзы относительно морали. Как писал епископ Иннокентий: «В этой сфере старый мыслитель оставил далеко за собой не только китайских, но и других философов и моралистов языческого мира» [4, c. 237]. Идеи Лаозцы: «не судите ближнего», «будь целомудренен», «истинно добрый человек любит всех и никем не пренебрегает», по мнению Иннокентия (Фигуровского) «дышат христианской гуманностью», поэтому в своем труде, он неоднократно называет Лаоцзы – «общечеловеческим мыслителем» [4, c. 240].

Анализируя идеи Лаоцзы изложенные в основном в  «Книги тайных благословений», епископ Иннокентий не оставил без внимания также «Книгу наград и наказаний», в которой идеи даосизма излагались в более доступной и упрощенной, в связи с отсутствие метафизических идей, форме. Из данного произведения начальником миссии были взять и переведены на русский язык 212 нравственных максим с пояснениями из истории. Некоторые из них: «возмездие следует за делами, как тень за фигурой», «будь милосерд с животными», «спасай людей в опасности», «твори добро, не ожидая награды», «не убивайте детей ни после, ни до рождения», «кормите голодных, одевайте обнаженных, хороните умерших» были выделены и прокомментированы автором как «согласные христианству» [4, c. 305].

По мнению ряда синологов, заслугой данного произведения епископа Иннокентия являлось также и то, что в нем впервые была собрана информация о «патриархах» даосизма [6, p. 113]. «Патриархи», как называет их автор, являлись духовными лидерами даосизма в определенный период истории. Следуя информации приведенной начальником миссии, первым патриархом даосистов был Чаньдао Линь, живший в I в. н.э. По преданию, которое полностью излагается в книге, названный человек, вел отшельнический, аскетический образ жизни и его главным занятием было приготовление таинственного лекарства, которое должно было приносить бессмертие. Изготовив данное лекарство, он исчез. С этих пор знания, которыми обладали патриархи, считались наследственными и переходили к членам одного и того же рода. Выбор патриарха утверждался правительством. Когда патриарх умирал или, как писали даосисты, возносился на небо, происходило избрание его преемника. Представители патриаршего рода собирались в особых помещениях, и написав свои имена на кусочках свинца, бросали их в сосуд с водой. Избранником богов считался тот, чей свинец не потонул. Кроме указанного выше патриарха, удостоенного в даосизме звания первого, епископ Иннокентий приводит информацию о других даосистах, попавших в загробный мир не испытав смерти. Таких бессмертных людей, возведенных впоследствии в сан богов, автор насчитывает восемь [4, c. 241].

Особенно примечательно то, что епископ Иннокентий, в числе бессмертных даосистов приводит женщин. Одна из них Лыньцзай Хо странствовала по городам и селам Китая, проповедуя аскетизм и милосердие. Другая, посвятила себя девству и облегчению человеческих страданий. Обладая даром летания, она собирала целебные травы, из которых она потом изготавливала лекарства [4, c. 245].

Важным элементом труда епископа Иннокентия (Фигуровского), является и то, что в «Книга о даосизме и его различиях с христианством» приводится не только учение Лаоцзы, но и его последователей. Автор отмечал, что Лаозцы учил нравственным истинам и не указывал ни на какие объекты поклонения, то восполнением данного «пробела» занялись его последователи. По мнению, начальника миссии, им не пришлось много трудиться над нахождением или созданием богов. «Под рукою имелся уже готовый пантеон духов государственной религии, а затем подоспел буддизм, богатый и содержанием и формой» [4, c. 301].

Как считал исследователь, у буддизма даосизм заимствовал «идеи воздаяния после смерти, монашество, догматы и формы культа» [4, c. 302]. Также следует отметить, что большая часть даосских божеств принадлежала к народному пантеону и многие из них признавались и почитались также буддистами [3, c. 184].

В «Книге» наряду с информацией о философии даосизма, приводились сведения о даосистском духовенстве, которое автор подразделял на две группы: светское и монашествующее. Светские даосы жили в обществе, вступали в брак и, кроме специальных религиозных обязанностей, занимались гаданием, колдовством, знахарством и продажей талисманов. Официальный костюм данной категории духовенства состоял из серого халата и «желтой ермолки, отчего их в народе называли желтоермолочными» [3, c. 304]. Светские даосы, подобно буддистам частично брили голову, оставляя на макушке пучок волос.

Монашествующие даосы вели аскетический образ жизни в монастыре, занимаясь там помимо духовной практики, физическим трудом (сельским хозяйством, садоводством). Лица желавшие пополнить число данной категории духовенства подвергались предварительному испытанию на знание догматов и обрядов даосизма (испытание могло быть заменено денежным взносом в монастырскую казну) [3, c. 305].

Таким образом «Книга о даосизме и его различиях с христианством» епископа Иннокентия (Фигуровского) дает обширные сведения об основных особенностях даосизма, используя при этом оригинальные труды Лаоцзы. Также в ней приводиться информация о почитании божеств в даосизме, об осуществлении культов. Несмотря на свое название, в книге практически не сравнивается даосизм и христианство, так как, по мнению автора, приведенное во введении книги, «христианство есть истинная, всеобъемлющая религия, в то время как даосизм – секта, рассчитанная на необразованную суеверную категорию китайцев» [3, c. 215]. Данное высказывание, не умаляет нравственных идей сформулированных Лаоцзы и в большой степени обращено к искажениям, которые были допущены последователями великого мудреца.

Список литературы:

1.Российский государственный исторический архив (РГИА). Фонд. 728. Министерство Иностранных Дел. Опись. 831. Дело. 6.

2.РГИА. Ф. 728. Оп. 841. Д. 8.

3.Георгиевский С. Принципы жизни Китая. – М.: Черта, 1994. – 241 с.

4.Иннокентий (Фигуровский), епис. Книга о даосизме и его различиях с христианством // Христианское чтение. – 1915. – август – С. 215 – 363

5.Цао Фу Лин. Новости // Дунфан цзачжи. — 1902. — № 11. — С. 1 – 3

6.Tuan Chang Kuo. Russia and the making of modern China. – New York: Univ. press, 1983. – 214 p.

7.Widmer E. The Russian Ecclesiastical Mission in Peking During the Nineteenth Century. – Cambridge: Documents, 1976. – 180 p.

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИЗУЧЕНИЯ ФИЛОСОФИИ КИТАЯ ЧЛЕНАМИ ПРАВОСЛАВНОЙ МИССИИ В ПЕКИНЕ (НА ПРИМЕРЕ «КНИГИ О ДАОСИЗМЕ И ЕГО РАЗЛИЧИЯХ С ХРИСТИАНСТВОМ» ЕПИСКОПА ИННОКЕНТИЯ (ФИГУРОВСКОГО))
Written by: Осьмаков Игорь Николаевич
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 05/06/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
Available in: Ebook