30 Дек

НАЧАЛО СЛУЖБЫ «ИНОЗЕМЦА» Б.Х.МИНИХА РОССИЙСКОМУ ГОСУДАРСТВУ В 20-Е ГГ. XVIII В., БУДУЩЕГО НАЧАЛЬНИКА АРТИЛЛЕРИЙСКОГО И ИНЖЕНЕРНЫХ КОРПУСОВ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Напомним, что Миних Бурхард Кристоф (Христофор Антонович) родился 9 мая 1683 г. в поместье своего отца недалеко от  Ольденбурга. Не вдаваясь в подробности  его биографии, лишь только отметим, что в 1716 г., Миних был принят на службу к польскому королю  Августу II,  который в 1717 г. произвел его в генерал-майоры. Однако Миниху не суждено было долго оставаться  Польше, и вскоре он стал перед выбором – где и кому служить дальше, или Карлу XII или Петру Великому. Выбор Минихом России был определен  лишь смертью Карла XII  и хорошими предложениями  русского посла князя Долгорукого[2, с.178-179].

Б.Х.Миних, явившись в 1721 г. к Петру I для «инженерства» не мог, да и не посмел выторговывать для себя  более выгодные условия, кроме тех которые ему были предложены и требовались его специальностью. Кстати, Б.Х. Миних  вынужден был смириться с тем, что,  Петр I, после проверки компетенций  Миниха в инженерном деле, подтвердил ему чин (воинское звание на современном языке – В.Б.) генерал-майора, а чин генерал-лейтенанта Б.Х.Миниху, был пожалован Петром I только через год службы в России, несмотря на обещание князя Долгорукого. Существует интересная деталь, связанная  с производством Миниха в генерал-лейтенанты (генерал-поручики-В.Б.). На самом деле указ Петра I о приеме Миниха  на российскую службу был подписан 22 мая 1721 г., в котором говорилось, что Миних произведен в генерал-лейтенанты русской армии. Но  указ  был датирован не 22 мая 1721 г., а 22 мая 1722 г.[4,с.209-210].  В военно-исторической литературе можно найти объяснение этому факту. Во-первых, в соответствии  с положением принятым в 1720 г., все иностранные офицеры, поступавшие на русскую службу должны были, как минимум, один год прослужить в прежнем чине, а уже после этого мог решаться вопрос об их росте по служебной карьере. Во-вторых, на момент  подписания  указа Петра I о присвоении Миниху чина генерал-лейтенанта, тому  было всего лишь 38 лет и он, как пишет М.Д.Хмыров «…выглядел мальчиком, особенно в сравнении с русскими генерал-майорами, отслужившими всю шведскую войну»[10,с.230], и этот факт незаслуженное возвышения иностранца даже Петром I, мало кому из русского генералитета да из ближайшего окружения царя  мог понравиться. 15 декабря 1721 г. Военная коллегия доложила в Правительствующий Сенат  о том, что генерал-майору Б.Х.Миниху выдан патент на чин «генерал-поручика»[6,л.497], которым официально он мог пользоваться лишь с 22 мая 1722 г. В записке, или выражаясь современным языком – резюме, поданной Минихом Петру I на французском языке,  он кратко изложил сведения о своей предыдущей службе и занятиях, а также о  своих познаниях в тех или иных областях военного искусства. Любопытно, что касается познаний Миниха в области артиллерии, то Миних написал так: «По артиллерии равномерно не могу служить, не зная её в подробности и умея распоряжаться ею только при атаке и обороне крепостей и в сражениях»[10, с.231]. В этой же записке Миних писал, что определяется на службу его царского величества не на три или четыре года «…но всю остальную жизнь мою». Буквально через несколько дней после торжеств, посвященных заключению «вечного мира» со Швецией, заключенного на Ништадстком конгрессе в 1721 г.,  31 октября 1721 г. Б.Х.Миних представляет  царю свои  условия («кондиции» — В.Б.), на которых Миних соглашался продолжить службу в России, но теперь уже не на всю оставшуюся жизнь, как он писал в своих записках, а лишь на пять или шесть лет[10, с.232].   Следует заметить, что «кондиции» Миниха, включавшие в себя 16 пунктов[9, с. 323-325], содержат  в большей степени запросы административного характера, определяемые характером специальности Миниха и работами, предстоящих выполнять Миниху   в области инженерных укреплений и тому подобных. Но уже  в этих «кондициях», в которых  Миних пока не мог, да и не смел, выторговывать себе более выгодные условия службы российскому государству, тем не менее, он не забывает  упомянуть о своих выгодах,  которые, надо признать, не выходят за рамки приличия. Например, в случае его командировки для руководства инженерными работами, в каких либо местах Балтийского побережья, Миних просит, чтобы ему оплачивались расходы, понесенные им на переезды, жилье и прочие расходы, связанные с его командировками (п.8. «кондиций» — В.Б.). В п.10. указанных «кондиций» Миних просит, чтобы назначение его  к руководству какими либо работами и другим делам, ограничивалось лишь провинциями близлежащими к Балтийскому морю, а в п.11. просит, после двух или трех лет службы, предоставить  ему отпуск на несколько месяцев с выездом в Германию. Самое главное, что в п.13  названных «кондиций», Миних просит, чтобы после пяти или шести — летней службы русскому царю, когда он в полной мере покажет на практике  свои  инженерное искусство и знания, и обучит всему этому российских инженеров, по семейным обстоятельствам   отпустить его с русской службы домой[9, с.324-325].  Какой либо резолюции Петра I на «кондиции» Миниха, нам и другим отечественным военным историкам и исследователям, до настоящего времени в архивных и других источниках обнаружить не удалось.  Однако, по всей видимости, вскоре Миних уже  не помышляет об отъезде из России и оставлении  русской службы, т.к. все больше и больше заслуживал доверие Петра I и его положение в Росси значительно упрочилось. Тот объем поручений, полученных  генерал-лейтенантом  Б.Х.Минихом от  Петра I и качество их исполнения, а особенно успешное руководство строительством Ладожского канала, сооружению  которого  Петр I  придавал огромное значение, способствовал тому, что Петр I, осенью 1724 г. представляя Миниха Сенату произнес фразу: «Я еще не имел ни одного чужестранца в своей службе, который  бы так, как сей, умел предпринимать и совершать великие дела…»[5, с.87] (в редакции самого Миниха эта фраза звучит так: «…я не имел в своей службе иностранца, который умел бы так как он, проектировать и исполнять самые громадные работы…»[4, с.26] — В.Б.).  В связи с этими обстоятельствами,  хотим обратить  внимание на одно, как нам представляется, спорное утверждение  М.Д.Хмырова, будто бы  доказывающее благосклонное расположение Петра I к Миниху, и приведенное  в его работе. Он пишет, ссылаясь при этом на самого Миниха,  что Петр I, оставшись довольным увиденным, и был так рад  тем, что было сделано при строительстве Ладожского  канала под руководством Миниха, в присутствии Сената поручил Миниху канал «в полную дирекцию» и обнадежил его, что он Миних «… скоро пожалован будет генерал-фельдцейхмейстером» вместо якобы просившегося в отставку из-за своего возраста Я.В.Брюса и назначен «над всеми казенными и гражданскими строениями генерал-директором»[10,с.236]. М.Д. Хмыров  не приводит источник, из которого  ему стало известно мнение Миниха о том, как Петр I собирался наградить его за строительство Ладожского канала. Мы полагаем, что  впервые, Б.Х.Миних упомянул о том, что якобы Петр I  в награду за труды и старание Миниха при строительстве Ладожского канала в октябре месяце 1724 г. «всемилостивейшее повелел предложить» ему чин генерал-фельдцейхмейстера и «генеральную дирекцию над всеми императорскими строениями» в своем  письме из ссылки к государственному канцлеру графу А.П.Бестужеву-Рюмину от 4 июня 1744 г.[8, с.178]. Мы сомневаемся, что такое могло быть на самом деле потому, что, во-первых, Миних в этом случае противоречит сам себе в том, что он прекрасно  понимал и знал систему Петра Великого, который назначал  на руководящие должности, как правило, только  русских, а на подчиненные должности иностранцев[4, с. XXII.]. Во-вторых, Пер I прекрасно осознавая объем работ по продолжению строительства столь важного для него Ладожского канала, и объем должностных обязанностей генерал-фельдцейхмейстера, вряд ли мог допустить чтобы активное строительство канала после назначения Миниха начальником русской артиллерии и обер-директором инженерного корпуса могло постепенно затухнуть или вестись не с прежними темпами. И, в-третьих, напомним, что в тот момент генерал-фельдцейхмейстером был Я.В.Брюс, человек, внесший огромный вклад в создание и развитие  русского артиллерийского и инженерного дела, и военно-специального артиллерийско-инженерного образования, которому Петр I  безгранично доверял и которого ценил на его посту. Нам неизвестны, какие либо причины или обстоятельства, которые могли бы побудить Петра сменить Я.В.Брюса  на его посту,  человеком, по его собственному признанию, мало сведущим в артиллерии. И наконец, в декабре 1722 г. именным указом Петра I генерал-майор Де Кулон был назначен директором над всеми крепостями российской империи с подчинением ему всех инженерных кадров и подразделений[7, л.3]. Де Кулон был также известным военным инженером, ценимым Петром I и много сделавшим для развития инженерного дела в России. Поэтому еще раз повторяем, что маловероятен тот факт, что бы Петр I отстранил от дел упомянутых выше Я.В.Брюса и Де Кулона, и возложил исполнение их обязанностей на одного Миниха.

В начале  1726 г. по ходатайству своего друга Остермана, Б.Х.Миних был награжден орденом Святого Александра. В августе того же года последовал указ Екатерины I о награждении генерал-лейтенанта Б.Х.Миниха за его труды при постройке Ладожского канала  пятью тысячами рублей[10,с.239]. Заметим, что Миних, после смерти Екатерины I повторно был награжден за строительство Ладожского такой же суммой денег. 2 июня 1726 г. последовал указ императора Петра II из Правительствующего Сената в канцелярию Ладожского канала, в котором говорилось, что «Его императорское величество  указали генералу   Фон Миниху обещанную сумму  за труд Ладожского канала, а именно  5000 р. после  учиненного его императорского величества резолюции прошедшего мая 23 дня выдать указанную сумму,  из которой  3000 р. ныне, а остальные  в 2000 р. по окончании года»[1, л.33].

В 1726 г. истекал срок первого контракта, заключенного Б.Х.Минихом  с русским правительством  в 1721 г., а у Миниха не было  уже никакого желания оставлять российскую службу, тем более, что императрица Екатерина I дала согласие на продолжение службы Минихом российскому государству в прежней  должности, то им были предложены российскому правительству следующие «кондиции», на основании которых он готов был продолжать служить «…отрекаюсь от высокой и иной  службы и обязуюсь Ея  Императорского  Величеству (ЕИВ) и ее  императорской  высокой фамилии  десять лет, а именно до  1 января 1737 года верно, честно по крайней силе и мочи служить в войсках  ЕИВ и его высокому императорскому  дому угодные случая и не щадя  тела  и живота моего»[1, л.44].

В начале  1727 г. новые Миниховские  «кондиции»[1, л.44-46об.] были представлены императрице Екатерине I, необходимость подачи которых Миних обосновал тем, чтобы «…в лучшее состояние  приведена была та служба  которой отменно требуется  спокойных мыслей и чтоб с наилучшей пользой  исправлять, то и по данному мне всемилостивейшему позволению  через сие  всепокорные мои кондиции представляю, а именно ЕИВ униженно прошу»[1, л.44]. Если сравнить Миниховские «кондиции» 1721 и 1727 годов, то в новых «кондициях» Миних проявился  в действительности  таким, каким он был на самом деле «немец – как пишет М.Д.Хмыров,  в полнейшем значении этого понятия, умный гибкий, вкрадчивый, набожный, самоуверенный, алчный к почестям и прибыли»[10, с.239].

Нижеприведенный пример показывает все «благородство убеждений и чистоту намерений» Миниха-иноземца, предполагавшего посвятить себя новому Отечеству – России. Возгордясь тем вниманием, оказанным ему  Петр Великим и Екатериной I, Б.Х.Миних решил, как говорится, воспользоваться моментом с той бесцеремонностью  и беспардонностью  по отношению к другим людям, которые  значительно дольше служили российскому государству и внесли по сравнению с Б.Х.Минихом куда более весомый вклад  в укрепление обороноспособности  российского государства, в создание и развитие  артиллерийских и инженерных корпусов.

Подтверждением этому может служить тот пример, что, Миних, самолично признавая  тот факт, что он слабо знает артиллерию, о чем мы говорили выше, в 3 и 4-м пункте  своих новых «кондиций» выпрашивал себе чин генерал-фельдцейхмейстера[1,л.44об.-45] с такими же привилегиями, которыми пользовался Я.В.Брюс, 22 года  исполнявший обязанности генерал-фельдцейхмейстера.

   Однако намерениям Миниха  в этом плане не суждено было сбыться. Император произвел его в полные генералы и вместо пожалования ему чина генерал-фельдцейхмейстера, назначил обер-директором над фортификациями всей российской империи, с подчинением ему всех инженеров, а его соответственно – Военной коллегии. Жалование ему было определено такое же, как другим генералам-иноземцам[1,л.44об.-45].

  Обратим внимание на один факт. Требуя себе чин генерал-фельдцейхмейстера, т.е. начальства над русскими артиллерийским и инженерным корпусами, Б.Х.Миних стал противопоставлять себя тогдашнему исполняющему обязанности генерал-фельдцейхмейстера И.Я.Гинтеру, в полном смысле «ветерану Северной войны», прошедшую её с русской артиллерией с момента её неудачного начала и до её победоносного завершения, бывшим в отличие от Миниха артиллеристом как говорится «до мозга костей». Мы не будем останавливаться на подробностях этого противостояния, т.к. это сделали в одной из наших предыдущих работ упомянутой выше[3].

Кратко остановимся на содержании других пунктов «кондиций» Б.Х.Миниха и резолюций на них уже императора Петра II, т.к. Екатерина I скончалась и не успела их рассмотреть.

В 1-м пункте  «кондиций Б.Х.Миних оставляет за собой право после истечения десятилетнего срока службы на  русской службе, оставить службу и, покинув Россию жить дальше у себя на родине с условием, что он не будет служить какому либо другому государю против России.

Петр II утвердил этот пункт «кондиций» без изменений, но с запретом любой службы Миниха другому государству  после окончания службы в России[1, л.44об.].

Во 2-м пункте Миних изъявляет свое желание, чтобы в случае невозможности определения  его детей на службу или к другому занятию в 1727 г., то чтобы  ему было позволено в 1728 г. их вывезти из России и «отдать в казенное надзирание» за границей,  «…чтобы  я  в их христианском воспитании впредь уверен  и спокоен быть мог».

Императором было разрешено Миниху  это сделать с такой перспективой, что «… когда  служба здешняя допустит, тогда на то  позволение  ему дано будет», чтобы его дети могли вернуться в Россию[1,л.44об.].

  И во всех  последующих  пунктах «кондиций» Миних все просит и просит себе какие либо материальные и другие выгоды и прибыли. Например, в 10-м пункте он пишет, что т.к. он не имеет в Санкт-Петербурге своего жилья, то он просит, чтобы ему была дана «…пристойная квартира или  как скоро можно построена» которая навечно отошла бы ему и его потомкам. В соответствии с решением Петра II, Миниху был подарен  «…описной двор Петра Толстого (бывшего графа, сосланного в ссылку – В.Б.) который в Никольской улице»[1, л.46].

  Практически все требования, изложенные Б.Х.Минихом в своих «кондициях» Петром II были удовлетворены и утверждены 23 мая 1727 г.[1,л.46об.], за исключение требований изложенных в пп.3 и 4, о чем говорилось выше.

Список литературы:

  1. Архив военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Архив ВИМАИВ и ВС). Ф. 2. Оп. ШГФ. Д.74.
  2. Бантыш-Каменский Д.Н. Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов с 48 портретами. Ч.I. СПб.: тип. третьего департамента министерства государственных имуществ,1840. – 370 с. С.178-179.
  3. Бенда В.Н. Инженерное и артиллерийское дело при генерал-фельдцейхмейстере И.Я. Гинтере // Materiály IX mezinárodní vědecko — praktická konference  «VĚDECKÝ   PRŮMYSL  EVROPSKÉHO KONTINENTU-2013» 27 listopadu — 05 prosincú 2013 roku. — Dнl 15.  Historie.: Praha. Publishing House  «Education and Science» s.r.o. – 88 stran. С.57-69.
  4. Брикнер А.Г. Записки иностранцев о России в XVIII столетии. Т.II. Записки фельдмаршала графа Миниха. СПб.: в типографии В.Безобразова и Комп.,1874. –XXIX и 406 с.
  5. Голиков И.И.Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников м распложенные по годам. Т.X. Издание второе. М.: в типографии Николая Степанова, 1839. – 468 с.
  6. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф.248 (Сенат и его учреждения). Оп.7. Кн. 379.
  7. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф.826. Оп.2. Д.598.
  8. Русский архив. Историко-литературный сборник. 1866. Выпуск 1-6. М.: Тип. В. Грачева и Ко,1866. – 500 с. Выпуск 2.
  9. Русский архив. Историко-литературный сборник. 1867. Выпуск 1-6. М.: Тип. В. Грачева и Ко,1867. – 552 с. Выпуск 3.
  10. Хмыров М.Д. Фельдцейхмейстерство графа Миниха. / Записки иностранцев о России в XVIII столетии. Записки фельдмаршала графа Миниха. СПб: в типографии В.Безобпазова и Комп.,1874. – 406 с.
    НАЧАЛО СЛУЖБЫ «ИНОЗЕМЦА» Б.Х.МИНИХА РОССИЙСКОМУ ГОСУДАРСТВУ В 20-Е ГГ. XVIII В., БУДУЩЕГО НАЧАЛЬНИКА АРТИЛЛЕРИЙСКОГО И ИНЖЕНЕРНЫХ КОРПУСОВ
    Written by: Бенда Владимир Николаевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/02/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook