27 Фев

«МЫЛЬНАЯ ИСТОРИЯ» НИЖНЕВОЛЖСКОГО КРАЯ: ИСТОРИЯ КУСТАРНОГО МЫЛОВАРЕННОГО ПРОМЫСЛА В XIX –НАЧАЛЕ XX ВВ.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Исследованиями кустарных промыслов на территории  Поволжья и Заволжья еще в начале XX в. занимался В.П.Семенов-Тян-Шанский[5]. Из основных обобщающих трудов по истории мелкой промышленности(кустарных промыслов) конца XIX – начала XX вв. следует, прежде всего отметить монографию  К.Н.Тарновского «Мелкая промышленность России в конце XIX– начале XX вв. [6], а также работу Я.Е.Водарского и Э.Г.Истомина «Сельские кустарные промыслы Европейской России на рубеже XIX– начале XX столетий» [3]. В последней из выше названных монографий авторами был составлен список из ста кустарных промыслов, распространенных  на территории Европейской части России. Мыловаренный промысел – на девяноста девятом месте (по распространенности, значимости и т.п.)[3, с.15].

История мыловарения в России уходит своими корнями в допетровскую эпоху, но вплоть до XIX в. мылом пользовалась только знать. Крестьяне стирали и мылись щелоком – древесной золой, залитой кипятком и распаренной в печке.

Главным центром мыловарения был город Шуя, на его гербе даже изображен кусок мыла[1,с.170].

Для стирки использовали моющие глины и соки таких растений, как мыльный корень – мыльнянку. После изобретения в XVI в.  стиральной доски получил распространение и другой способ стирки.  Чан с бельем накрывали полотном, на который насыпали золу и  заливали кипящей водой. Из золы выделялся  щелок, и белье отстирывалось лучше и быстрее. В России щелок брали с собой в баню вместо мыла.

Умельцы научились изготавливать мыло из поташа и животных жиров. Таким образом, в XVII в. каждом доме было налажено производства этого, столь необходимого в быту продукта. Но это не было кустарным производством.  Ширилось число мелких  мыловаренных мастерских, тем более что Россия располагала всеми необходимыми для этого ресурсами, и, в первую очередь, древесиной, так как в основе поташа лежала именно зола.

Поташ стал одним из основных продуктов экспорта, что привело к массовой вырубке лесов. К началу царствования Петра I остро встал вопрос о поиске более дешевого заменителя поташа. Проблема была решена в 1850 году, когда французский химик Николас Лебман смог получить из поваренной соли соду. Этот отличный щелочной материал вытеснил поташ.

Первые мыловарни  стали появляться в России лишь в XVIII веке. В Москве на тот момент было известно о существовании двух: в Новинской и Пресненской частях. К 1853 году в Московской губернии их число выросло до восьми. Потребителями продукции мыловаренных заводов стали многочисленные суконные, ситценабивные и красильные фабрики.

Таким образом, мыловарение в России, как кустарный промысел,  получает свое распространение лишь в XIX в. Основным ингредиентом являлось сало, поэтому производство мыла напрямую зависело от количества производимого в стране сала. Недостатка сала самого разнообразного происхождения в России не было. Спрос на мыло, как на хозяйственное, так и на туалетное,  возрастал по мере роста населения в стране и подъема уровня культуры.   «Простое» мыло умели изготавливать и в городе, и в деревне, что затрудняет статистику мыловаренного производства в России. В 1896 г. специальных мыловаренных заводов в России насчитывалось 485 с числом рабочих – 5485 человек и суммой производства в 12.754 тыс. рублей [7,с.298-299].

Мыло являлось как статьей экспорта, так и статьей импорта в российской внешней торговле с той лишь разницей, что вывозились дешевые и простые сорта мыла, а привозились (в основном из Европы) дорогие высококачественные.

Энциклопедический словарь российской жизни и истории XVIII – начала XX вв. дает следующее определение мыла: «широко известное гигиеническое средство, получаемое путем варки разнообразных животных и растительных жиров (кокосовое, кунжутное, оливковое, хлопчатниковое, рапсовое, льняное и т.п.; жир китовый, тюлений, рыбий – волжская сельдь почти целиком перерабатывалась на жиротопенных заводах, сало свиное, баранье, конское и т.п.) с содой и добавлением соли» [2, с.464-465].

Одним из крупнейших центров мыловарения в России вообще, и в Поволжье, в частности, стала Казань, куда водными путями поступали поташ из лесных губерний и жиры из губерний степных. Мыловаренное производство в Поволжье определялось суммой 1.300 тыс. рублей, из них до 840 тыс. приходилось на Казанскую губернию, занимающую по размерам производства среди губерний империи четвертое место (после Московской, Петербургской и Херсонской) [5,с.258].  Изготавливались также, так называемые, ядровые мыла, освобожденные от избытка воды и глицерина, полуядровые и клеевые. Наиболее популярными были мраморные сорта, характеризующиеся красивыми синеватыми прожилками, а при переплавлении ядрового мыла получали гладкие и лощеные, равномерно окрашенные мыла. Мраморный вид искусственно придавался и полуядровым и клеевым мылам. Обычные сорта  мраморного мыла продавались довольно большими кубическими кусками, а лощеные мыла (например, фирм Брокар и Ралле) в значительной части шли в торговлю в красочных обертках, которые создавали, как правило, профессиональные художники и широко использовались в крестьянской и мещанской среде для украшения сундуков и жилищ. Сортов туалетного мыла было огромное количество, в том числе детское мыло в форме зверюшек или азбуки с крупными литерами, что должно было подвигнуть родителей к приобретению следующих кусков мыла. Выпускалось и огромное количество сортов лечебного мыла, начиная с дегтярного, а также специального мыла для моряков, мылившееся в морской воде. Вообще рынок русского мыла был чрезвычайно широк и  удовлетворял даже самые взыскательные вкусы. При изобилии сырья и производителей условия диктовал покупатель. Ароматные туалетные мыла в красочных обертках разносили в своих коробах  по всей стране бродячие торговцы-офени и коробейники. «Есть у нас мыла пахучие – по две гривны за кусок…» (Н.А. Некрасов).

Астраханская губерния не оставалась в стороне от «мыльной истории».

В Приложении к отчету Департамента Мануфактуры и внутренней торговли за 1850 г. по поволжским губерниям в отношении мыловарения были приведены следующие сведения: В Астраханской  губернии было 5 мыловаренных заводов с производством на сумму 5000 руб.; В Казанской – 3, но с более эффективным производством (25000 руб.); в Нижегородской – 3 с производством  на  сумму 36000 руб.; Саратовская – 8 с производством на сумму 14000 руб. [4,с.75].

Данные на 50- е годы по  городу Астрахани совпадают с данными по губернии. Это свидетельствует о том, что все мыловарение было сосредоточено только в самой Астрахани, либо об отсутствии данных по губернии.

В Трудах губернского статистического  комитета за 1874 г. указана всего одна мыльно-свечная фабрика(?) с количеством рабочих – 21  и суммой годового производства – 167.718 руб. в год. Если верить этим данным, которых, к сожалению, недостаточно для серьезных выводов, то за 24 года произошло увеличение производства в 33,5 раза[10,с.3].

 В середине XIX в. Астраханские губернские ведомости опубликовали ряд статей, посвященных мыловарению в Астрахани и Астраханской губернии.

В № 43 Астраханских губернских ведомостей за 1858 г. было размещено объявление астраханского II гильдии купца Николая Андреевича Заварыкина об улучшенном мыловарении: «…мыло есть необходимый предмет в общежитии для каждого класса людей» (Н. Заварыкин). Успехам мыловарения и роли в этом процессе  купца Заварыкина была посвящена статья Александра Столярова [8,с.2-3].

В Астрахани к этому времени уже был завод по производству соды. Но в Астрахани сода находилась в природе в естественном состоянии. Она известна у местных мыловаров под именем калмыцкого поташа. Это достаточно дорогостоящее сырье, ценность которого доходила до 30 копеек серебром за пуд. Это единственный материал, используемый всеми астраханскими мыловарами, хотя химический состав и  химические свойства этого вещества вряд ли были им известны. Калмыцкий поташ состоял из 4-х различных щелочей.

«Если разбить этот поташ на мелкие куски, залить холодной водой и оставить на несколько дней в покое, то в воде растворится чистое углекислое кали; при выпаривании жидкости и прокаливании осадка получится углекислое кали (сухое вещество) такого достоинства, который продается заграницей не дешевле 15 рублей серебром за пуд. Масса, оставшаяся после выделения из нее углекислого кали, подвергается вновь горячей обработке (нагревается в горячей воде) до выделения в соединении селитры и поваренной соли. Оставшаяся  часть – это сода с всякими примесями. Из калмыцкого поташа по рецепту французского медика Леблана может быть получена самая лучшая сода»[8,с.2].

Сам  Н. Заварыкин в своем объявлении информировал, что его мыло «готовится посредством химического способа из английской соды». Автор статьи – А. Столяров не без иронии заметил, что без химического способа даже дурного мыла не приготовишь. С недоверием он отнесся к информации об использовании в Астрахани английской соды. Он предположил, что это лишь рекламный трюк, попытка убедить покупателей в высоком качестве своей продукции, которая в такой дополнительной рекламе и не нуждалась. Дело в том, что даже английские  мыловары не использовали своей соды, т.к. цена ее была непомерно высока, а закупали ее в Америке. Американская сода была лучшего качества, и даже с транспортировкой обходилась почти на 40%  дешевле. Столяров отмечает высокое качество заварыкинского мыла и причину видит не в использовании английской или русской соды, а в добросовестном отношении к делу. Качество мыла зависело, прежде всего, от неуклонного следования технологии. В первый день варки мыла необходимо было использовать крепкий зольный щелок и самую лучшую известь. При этом кип массы необходимо было выдержать как можно более вздутым[9,с.3].

Особое внимание уделялось поваренной соли. Так как из соли получали соду, мыловарам рекомендовали брать соль из одного и того же озера (химический состав соли сильно отличался). Используемую соль необходимо было высушивать  в печи и не допускать ее отсыревания. Еще  один ингредиент, необходимый для  разложения щелочи – это жир. С этим в Астрахани проблем не было. Но при изобилии различных животных жиров  не уделялось достаточного внимания  качеству их обработки. Жир, в большинстве своем, был низкого качества, с тяжелым или даже отвратительным запахом.

 В Европе, в этот же период, тяжелые животные жиры, а также сало в мыловарении уже не использовались. На изготовление мыла в Европе шли масла: оливковое, кокосовое, пальмовое и жиры: тюлений, китовый, рыбий. Для приготовление низкосортных, специальных сортов мыла применяли смолы: яловую, деготь и пр. Таким образом, Астрахань имела все, чтобы выпускать большое количество  прекрасного мыла, но, к сожалению, мыло, в основном, было низкого и очень низкого качества. Исключение составляла фирма Заварыкина.  Его мыло отличалось сухостью, не имело неприятного запаха, давало обильную пену, и при равном весе имело значительный объем.

Какое же мыло имел в виду автор статьи,  когда говорил о плохом мыле? – Это, прежде всего, сырое, с отвратительным запахом, плохо или совсем не мылившееся и внешне напоминавшее глину. Для такого мыла, зачастую, использовался баткак, в котором практически не было жирных частиц, столь необходимых для разложения щелочи[9,с.2-3].

Автор статьи искренне удивляется незаинтересованности в качестве астраханских производителей (в частности, мыловаров). Имея собственный, северо-каспийский, тюлений промысел, астраханские тюленепромышленники могли для нужд хотя бы края производить качественный жир, тем более, что бой тюленя производился в холодное время года. Качественный тюлений жир – это, по европейским рецептам – высококачественное, дорогое янтарное мыло, продававшееся в самых представительных косметических магазинах.

Рецепт янтарного мыла был известен астраханским мыловарам: нарезался тонким пластиками тюлений жир и укладывался в куб для варки мыла; заливался винным спиртом крепостью приближенной к 100°. Под кубом разводили открытый огонь и нагревали, не допуская кипения, до растворения жира. Массу оставляли в кубе примерно на трое суток. На четвертые сутки снова разжигался огонь, и начиналась перегонка спирта. Количество выделившегося спирта должно быть примерно таким же, как было. Это непременное условие для получения  прозрачного мыла. Далее: придавали форму, добавляли духи или какие-нибудь ароматизаторы и высушивали до полного испарения влаги. Для получения миндального запаха  использовалась лаврово-вишневая вода. Этот способ применялся только при изготовлении белого мыла[8,с.3]. Н.А. Заварыкин  со страниц газеты поблагодарил А. Столярова за столь высокую оценку его деятельности и пояснил, что он на самом деле использует в производстве импортную соду, которую для удобства называет английской [9,с.3].

В этом же номере газеты опубликована еще одна небольшая заметка А. Столярова о красителях,  применяемых в свечном и мыловаренном производствах. В ней, в частности, говорится о красной краске и ее оттенках: от розового до пунцового. Для этого необходимо было взять в аптеке корень алканы и, завернув его в марлю, опустить в горячее сало (примерно один корень на фунт сала), настоять, а затем отжать. Растворенное сало вместе с краской будет являться однородным красителем. От концентрации краски зависит получаемый цвет: от розового до красного, пунцового и даже насыщенного бордового [8,с.4].

Такие подробные статьи, касающиеся технологии производства мыла, свидетельствуют о возрастающей потребности в этом продукте и искреннем желании автора статей улучшить качество именно астраханского мыла при всех имеющихся в крае сырьевых составляющих.

Таким образом, городской кустарный промысел, а именно таким промыслом было мыловарение в указанный период, активно развивался в нижневолжском крае.

Список литературы

  1. Гербы городов, губерний, областей и посадов Российской империи. М.: Планета, 1991. – 223с.
  2. Беловинский Л.В. Энциклопедический словарь российской жизни и истории XVIII- начала  XX вв. — М., 2003.
  3. Водарский Я.Е., Истомина Э.Г. Сельские кустарные промыслы Европейской России на рубеже XIX- XX столетий. М.: Институт российской истории РАН, 2004. – 514 с.
  4. Очерк мануфактурно-промышленных сил Европейской России, служащий текстом промышленной карты/ сост. П.Крюковым. – СПб.,1853. Приложение
  5. Россия. Полное географическое описание нашего Отечества/ под ред. В.П. Семенова. Т.6. Среднее и Нижнее Поволжье и Заволжье: Казанская, Симбирская, Самарская, Саратовская и Астраханская губернии. СПб.: А.Ф. Девриен, 1901. – 599 с.
  6. Тарновский К.Н. Мелкая промышленность России в конце XIX – начале XX в. М.: Наука, 1995. — 408 с.
  7. Энциклопедический словарь Россия/ Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефрон. – СПб., 1898
  8. Астраханские губернские ведомости. – 1858. — № 46
  9. Астраханские губернские ведомости. – 1858. № 50
  10. Астраханские губернские ведомости. – 1861. — № 15
    «МЫЛЬНАЯ ИСТОРИЯ» НИЖНЕВОЛЖСКОГО КРАЯ: ИСТОРИЯ КУСТАРНОГО МЫЛОВАРЕННОГО ПРОМЫСЛА В XIX –НАЧАЛЕ XX ВВ.
    Исследуется кустарный мыловаренный промысел в Нижнем Поволжье в XIX – начале XX вв. На примере одного кустарного промысла раскрывается процесс формирования различных промыслов, предшествующий созданию промышленности.
    Written by: Воронова Анна Анатольевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/28/2016
    Edition: euroasia-science.ru_26-27.02.2016_2(23)
    Available in: Ebook