30 Апр

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В 20-30-Е ГОДЫ ХХ ВЕКА В КАЗАХСТАНЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Полиэтнический и мультикультурный облик Казахстана формировался на протяжении нескольких столетий. Значительное влияние на его развитие в ХХ веке оказали депортации репрессированных народов, эвакуация населения в годы Великой Отечественной войны, а также активные миграционные процессы в 30-50-е годы ХХ века.

Если материалы переписи 1926 г., касающиеся численности казахского населения, подвергались казахстанскими исследователями статистическому критическому анализу, то данные о миграции проходят чаще всего без всяких поправок. При этом некоторые ученые делают вывод о значительном миграционном притоке в Казахстан в первое десятилетие Советской власти, сыгравшем важную роль в формировании населения. Более того, в республике присутствовал миграционный отток.

Для подтверждения данной точки зрения необходимо привлечь материалы Всесоюзной переписи населения 1926 г. Перепись зафиксировала в Казахстане 1416 тыс. «неместных уроженцев» [1; 41]. Но не следует думать, что 22% населения республики были мигрантами. «Неместные уроженцы», согласно переписи, это люди, зарегистрированные не в том населенном пункте, где они родились. Человек, сменивший место жительства даже в пределах одной волости, считался уже «неместным уроженцем». Таковых насчитывалось в 1926 г. 614,4 тыс. человек или 43,4% всех «неместных уроженцев» [1;108]. Тех же, кто родился за пределами Казахстана, но в декабре 1926 г. в нем проживал, было 801,5 тыс. человек. В то же время уроженцев Казахстана, проживающих за его пределами, перепись зафиксировала в количестве 162,7 тыс. человек. Миграционный приток в республику составил, таким образом, 638,8 тыс. человек, то есть прибывших было намного больше. Данное мнение довольно давно утвердилось в казахстанской историографии, и вывод о значительном положительном миграционном сальдо воспринимался как нечто само собой разумеющееся [2;55].

Прокомментируем некоторые цифры. Во-первых, об уроженцах Казахстана, проживающих за его пределами. Дело в том, что перепись учла только уроженцев Казахстана, выбывших в другие регионы СССР, то есть не всех выбывших, а лишь тех, кто родился в Казахстане. Численность всех выбывших будет, естественно, намного больше.

Во-вторых, с начала ХХ века в Казахстане наблюдался активный миграционный обмен (столыпинская аграрная реформа, первая мировая война и восстание 1916 г., гражданская война, голод 1921–1922 гг.). Сотни тысяч людей, в том числе не родившихся в Казахстане, покидали его, а затем возвращались. Здесь сработал эффект «двойного зачета», то есть прибывшие в Казахстан в конце XIX — начале ХХ вв. и уже учтенные как «неместные уроженцы» затем покидали республику (наиболее интенсивно в период голода 1921–1922 гг.) и возвращались (особенно в 1923–1925 гг.). Они опять учитывались как вновь прибывшие. Фактически одни и те же люди учитывались несколько раз.

Имею основание утверждать, что абсолютное большинство «неместных уроженцев», прибывших в период 1920–1926 гг. (около 40% всех «неместных уроженцев») — это люди, возвратившиеся на родину после голодных лет. Свидетельствуют об этом и следующие цифры — 31,3% «неместных уроженцев» за 1921-1926 гг. составляли казахи. При этом наблюдается закономерность: самая высокая доля «неместных уроженцев» из числа казахов наблюдалась в голодавших губерниях: Адаевском уезде — 88,7%; Уральской губернии — 50%; Актюбинской губернии — 45,7% [1;110].    Думаем, что число всех «неместных уроженцев» в Казахстане реально составляло к 1926 г. не более 400 тыс. человек. Учтем и еще один момент — в это число попадают дети (0–4 года) коренных казахстанцев, вернувшихся на родину. Но дети то эти родились за пределами Казахстана и, согласно классификации учета мигрантов, попали в разряд «неместных уроженцев».

Таким образом, миграционные процессы в первой половине 20-х годов не могли существенно повлиять на увеличение численности населения Казахстана. Для подтверждения вывода представляю данные двух переписей населения — 1920 и 1926 гг., причем сравнительный анализ необходимо провести на сопоставимых территориях. В 1924 г. произошло, как известно, национально-территориальное размежевание Средней Азии. В состав Казахстана вошли Сыр-Дарьинская, Джетысуйская губернии, Каракалпакская автономная область. Население этих территорий нельзя учитывать в сравнении, так как их не было в составе Казахстана в 1920 г.

В свою очередь, из данных переписи 1920 г. необходимо вычесть численность населения Оренбургской губернии, бывшей в 1926 г. уже в составе Российской Федерации. Данные разъяснения могут показаться излишними. Тем не менее, некоторые авторы свои выводы об огромном миграционном притоке в восстановительный период строят на сравнительном анализе двух переписей на несопоставимой территории.

За 6 лет (1920–1926 гг.) численность населения увеличилась на 114 тыс. человек или на 2,8%. В среднем за год рост составил 0,47%. Об огромном или даже большом миграционном притоке говорить не приходится. Более того, как видно из таблицы 1, численность основных этносов республики — казахов и русских — абсолютно уменьшилась, соответственно на 0,9% и 5,9%. Меньше стало немцев. Существенно увеличилась (среди крупных этносов) лишь численность украинцев. Серьезных изменений в национальном составе населения Казахстана (в сопоставимых границах) за эти годы не произошло. Доля казахов в составе всего населения немного уменьшилась — с 54,7% в 1920 г. до 52,7% в 1926 г., русских — с 27,6% до 25,2%. Удельный вес немцев и татар остался примерно на прежнем уровне. Лишь доля украинского населения изменилась более или менее значимо — в 1920 г. она составляла 13,9%, в 1926 г. — 17,5%.

Миграция (в первую очередь насильственная и организованная) на территорию Казахстана началась позже. До 1925 г. территории ряда республик, в том числе Казахстана, официально были закрыты для переселения. Начало плановому переселению было положено Постановлением ЦИК и СНК СССР от 18 января 1928 г. «О задачах переселения, его организации, основах составления планов переселения и о порядке финансирования переселенческих мероприятий». В апреле 1929 г. на VII съезде Советов КАССР шла речь о возможности открытия границы республики для переселения из других районов страны.

Первые ориентировочные цифры по плановому переселению были заложены в пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР. В Казахстан должно было прибыть 6 тыс. переселенцев в 1930 г. и 43 тыс. в 1931 г., в основном из Украины и России [3;12].

В 1931–1940 гг. проводился оргнабор в промышленность. Было бы ошибкой утверждать, что все 509 тыс. человек [4;148], пополнивших ряды промышленных рабочих, прибыли из-за пределов Казахстана, так как в города подалась значительная часть местного крестьянства и тоже по оргнабору. Тем не менее, десятки тысяч рабочих прибыли из других регионов страны.

В начале 30-х гг. начинаются переселения, связанные с ликвидацией кулачества как класса. В 1930–1931 гг. было выселено (с отправкой на спецпоселение) 381026 семей общей численностью 1803392 человека [5;25]. До 1934 г. крестьяне, направленные в «кулацкую ссылку», назывались спецпереселенцами, в 1934–1944 гг. — трудпоселенцами, с 1944 г. — спецпоселенцами.

Численность спецпереселенцев (трудпоселенцев) в Казахстане изменялась, и довольно значительно, каждый год. Так, на 1 января 1932 г. на учете состояло 180708 человек, на 1 января 1933 г. — 140383 человека, на 1 января 1934 г. — 134579 человек, на 1 июля 1938 г. — 134655 человек, на 1 января 1939 г. — 120395 человек, на 1 января 1940 г. — 137043 человека. Наконец, на 1 апреля 1941 г. в Казахстане проживала 46091 семья или 180015 трудпоселенцев [6;46]. Связано это с новыми поступлениями в «кулацкую ссылку», высокой смертностью выселенных крестьян и массовыми побегами.

Казахстан не был местом, куда только ссылали. В 1931 г., например, отсюда было выселено 5500 баев и кулаков [6;47]. Тем не менее, в гораздо большей степени республика принимала, чем отдавала свое население в другие регионы. В 30-е годы стала проводиться политика насильственного переселения людей по национальному признаку. В 1935 г. из Ленинградской области было депортировано 30 тыс. финнов ингерманландцев, часть которых попала в Казахстан [7;190]. По постановлению СНК СССР от 28 апреля 1936 г. из пограничных районов Украинской ССР были высланы поляки и немцы. Всего было переселено 35820 поляков, из них 35739 — в Казахстан, в основном в северные области [8;32]. В 1940 — начале 1941 гг. в восточные районы СССР были высланы, по постановлению от 10 апреля 1940 г., «польские осадники». Так называли переселенцев из Польши, получивших в 20–30-е годы земли в Западной Украине и Западной Белоруссии. Когда эти территории вошли в состав СССР, началось выселение «польских осадников». В Казахстан было переселено 60667 человек. Расселены они были в Актюбинской, Кустанайской, Павлодарской, Семипалатинской и Северо-Казахстанской областях [8;36].

В 1937 г. в Казахстан и Среднюю Азию было переселено корейское население. В 20-е годы в Приамурье насчитывалось около 200 тыс. корейцев. На территорию Казахстана прибыла 20141 семья корейцев (95421 человек). Размещены они были в следующих областях: Алма-Атинской — 1721; Южно-Казахстанской — 8693; Актюбинской — 1874; Кустанайской — 877; Западно-Казахстанской — 1839; Северо-Казахстанской — 2702; Карагандинской – 2425 [9;180]. И если по переписи 1926 г. в Казахстане проживало всего 42 человека корейской национальности, то в 1939 г. — уже 96459 [9;189].

В 1937-1939 гг. в Казахстан переселялись также иранцы, курды, турки, армяне, китайцы — население, проживавшее в основном в приграничных районах. Таким образом, в межпереписной период 1926–1939 гг. национальный состав Казахстана претерпел большие изменения.

В результате воздействия депортации народов и миграционных процессов значительной трансформации подвергся этнический состав республики. Миграционные процессы в 1939-1956 годах способствовали дальнейшему развитию Казахстана в качестве многонационального государства, увеличению численности на­родов, проживавших здесь ранее и появлению новых этносов. Благодаря созидательной деятельности депортантов, эвакуантов, местного населения в Казахстане появились новые города, осваивались природные ископаемые, заработали десятки заводов, фабрик. Развивалась сеть учебных, научных, культурных учреждений. Казахстан стал местом пересечения культур и цивилизаций, территорией конструктивного диалога депортированного, эвакуированного и местного населения республики, регионом плодотворного сотрудничества разноликих народов.

 

Список литературы:

  1. Всесоюзная перепись населения 1926 года. М., 1930. Т. 42.
  2. Галиев А.Б. К истории миграции населения Казахстана // Вестник АН Казахской ССР, 1979. № 5.
  3. Шотбакова Л.К. Национальный аспект переселенческой политики и коренизации в Казахстане в 1917-1941 годы. Автореферат диссертации: канд. ист. наук. М., 1995.
  4. Платунов Н.И. Переселенческая политика советского государства и ее осуществление в СССР (1917 – июнь 1941 гг.). Томск, 1976.
  5. Данилов В.П. Коллективизация сельского хозяйства в СССР // История СССР., 1990.
  6. Асылбеков М.Х., Галиев А.Б. Социально-демографические процессы в Казахстане (1917–1980). Алма-Ата, 1991.
  7. Базанова Ф.Н. Формирование и развитие структуры населения Казахской ССР. Национальный аспект. — Алма-Ата, 1987.
  8. Земсков В.Н. Заключенные, ссыльнопоселенцы, ссыльные и высланные // История СССР, 1991. — № 5.
  9. Кан Г.В. Корейцы Казахстана. — Алматы: Казахстан, 1994.
    МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В 20-30-Е ГОДЫ ХХ ВЕКА В КАЗАХСТАНЕ
    В данной статье рассматривается влияние миграционных процессов и депортации репрессированных народов на политический облик Казахстана в межпереписной период 1926-1939годы.
    Written by: Балыкова Аккайын Муратовна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 03/31/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.04.2015_4(13)
    Available in: Ebook