26 Сен

МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ НЕМЦАМИ И ИХ СОЮЗНИКАМИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И В СОВЕТСКОМ ПЛЕНУ. К ВОПРОСУ О «ЕДИНОЙ ЕВРОПЕ»




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Отгремели последние залпы Второй Мировой, страны-победители установили новое мироустройство, наказали фашистских преступников.  А дальше началось… Разделение мира на два лагеря, военные блоки, холодная война, горячие точки.… И вот, в начале 1950-х, в противовес социалистическому сообществу стран, на западе Европы возникла идея союзных отношений, вначале примитивная – торговля углем, сталью и т.п. Потребовалось полвека, чтобы эта идея реализовалась в политический союз. И вот, наконец-то, в 1992 году Запад разродился тем, что мы называем ЕС, представляющий собой «дружную семью цивилизованных наций».

Но, отвлечемся от темы создания Европейского Союза и посмотрим, как народы свободной Европы воевали в союзе с фашистской Германией и общались между собой чуть позднее, в лагерях для военнопленных. Людей обычно сплачивают общие проблемы, общая трагедия. А что может быть трагичнее поражения в войне, плена, который воспринимался многими как общая и личная трагедия. Однако нижеприведенные исторические источники свидетельствуют об обратном.

На территории Брянской области летом 1944 года было создано несколько лагерей для военнопленных, в которых содержались немцы, австрийцы, венгры, румыны, итальянцы, поляки, чехи, эстонцы, латыши, литовцы, финны, французы, люксембуржцы и другие европейцы, вторгнувшиеся в числе армии фашистской Германии и ее сателлитов на территорию Советского Союза. Как показывают архивные  документы, отношения между военнопленными разных национальностей были весьма непростыми. Так на совещании руководящего состава при начальнике лагеря №252 от 18 февраля 1945 года начальник одного из лагерных отделений майор Болдырев докладывал: «У нас работают два немецких врача, которые обслуживают военнопленных немцев и румын. Когда поступили румыны, нам надо было поместить их отдельно, и мы не имели бы такого положения, какое имеем на сегодняшний день. Немецкие врачи, имея ненависть к румынам, относятся к ним не так как к немцам. Из 278 человек, находящихся в лазарете, 22 немца, остальные румыны» [1, Д.15.Л.2об.].  Начальник другого лаготделения майор Семериков докладывал на том же совещании: «За полмесяца мы сменили три повара немца, так они немцам отпускают больше пищи. Сейчас поставили повара из венгров, который работает более добросовестно» [1, Д.15.Л.5].   Подводя итоги совещания, начальник лагеря, полковник Малахов отметил, что среди некоторых немцев наблюдаются откровенно нацистские настроения, они не снимают фашистской символики и пренебрежительно относятся к военнопленным других национальностей и администрации лагеря нужно иметь это ввиду и принять соответствующие меры [1, Д.15.Л.10-10 об.].   Всё это привело к тому, что руководство лагеря было вынуждено устраивать отдельные казармы для немцев, румын и венгров [1, Д.27.Л.84].   И снизить до минимума общение между ними [2, c.303].

Можно подумать, что такое отношение немцев к румынам связано с тем, что Румыния в 1944 году перешла на сторону антигитлеровской коалиции и немцы восприняли это как предательство. Однако это нет, видимо такое презрительное отношение немцев к своим европейским «братьям» было традиционным. Об этом свидетельствует еще один документ. 30 декабря 1942 г. заместитель наркома внутренних дел СССР Серов предоставил своему начальнику докладную записку, в которой говорилось: «В связи с успешными действиями частей Красной Армии на Юго-Западном, Сталинградском и Донском фронтах отправка военнопленных проходит с большими затруднениями, в результате чего происходит большая смертность среди военнопленных.
Как устанавливается, основными причинами смертности являются: румынские и итальянские военнопленные от 6-7 и до 10 суток до сдачи в плен не получали пищи ввиду того, что все продовольствие, поступавшее на фронт, шло в первую очередь немецким частям» [3, с.951]. Как видим отношения между союзничками были весьма специфичными. Зачем кормить людей второго сорта, неарийцев, пусть даже соратников по оружию. Кровавые инциденты с румынскими союзниками случались у немцев регулярно. Маршал бронетанковых войск А.Х. Бабаджанян писал в своих мемуарах о немецких заградотрядах, которые расстреливали отступающие части своих союзников [4, с.162-163].

Интересные воспоминания о нравах румынских оккупантов написал партизан Николай Овсянников. Вот что сказано о незадачливых союзниках Гитлера у него в мемуарах: «Если считать, что румыны боялись немцев как огня, — этого мало! Немцы считали, что румыны стали их союзниками в борьбе с большевиками по дикой нелепости. Они презирали их не меньше, чем нас, русских, и не терпели рядом с собой. «Zigeuner!» (цыгане) — только так и не иначе звали они румын. Дом, двор, в котором на постое были немцы, румыны обходили далеко стороной. Чуть что — немец кулаком в морду!» [6, с.411].

Весьма любопытные подробности отношений румын и немцев в оккупированной Одессе рассказал очевидец тех событий, житель Одессы  -Николай Иванович Серженюк (в октябре 1941 года ему как раз исполнилось 13 лет):  «Немецкий солдат мог запросто избить румынского офицера. Жгли, расстреливали румыны; немцы лишь руководили. За каждого убитого немца уничтожали 100 местных жителей, за каждого румына – 10» [6]. Вот как, оказывается всю грязную работу немцы в Одессе поручили румынам, именно они уничтожили в Одессе около 250 тысяч человек. И что самое главное, никто из них не понес наказания, так как Румыния быстренько перебежала на сторону антигитлеровской коалиции. Ну и чего стоит этот жуткий  ценник на румын, для немцев они были даже не второго, а десятого сорта.

А вот какими откровениями делились офицеры 3-й румынской горнострелковой дивизии капитаны Лазореску и Георгиоу, взятые в плен в Крыму в 1944 году: «Немцы предали нас. Они взяли власть над румынскими войсками и распоряжаются нами, как хотят. В случае беды немцы заставляют румын подставлять свои головы под русские пули, а сами удирают. Вначале мы отступали вместе с немцами. Когда русские настигли наши колонны, часть румынских офицеров и солдат попыталась сесть в грузовики, однако немцы открыли пулемётный огонь. Немцам удалось уехать на автомашинах, но многих из них мы через день встретили на сборном пункте для военнопленных»[6]. В захваченных под Сталинградом трофейных письмах румынских солдат говорится: «отношения с немцами скверные», «немцы относятся к нам с презрением», «называют оскорбительными кличками», «издеваются», «немецкий солдат считает себя вправе сделать замечание румынскому офицеру» [7, с.112]. Военнопленных румын рассказал, что немцы, пришедшие купаться, выгнали из реки даже не успевших смыть мыло румынских солдат. При размещении в населенных пунктах, немцы останавливаются в лучших избах по 2-3 солдата, а румын загоняют до роты в один двор. Все это создает ненависть румынских солдат к немцам. Нередко можно от румын услышать: «При первом серьезном ударе Красной Армии мы все бросим и разбежимся. Пусть воюют Гитлер и Антонеску» [7, с.293].

А чего стоит так называемая «бойня дивизии Акви» в 1943 году.  Там, где ласковое солнце и теплое Средиземное море сливаются в картину безмятежных будней, внезапно раздался треск немецких пулеметов. Это солдаты горнострелковой дивизии «Эдельвейс» расстреливают своих бывших союзников на острове Кефалиния. Они пунктуально ставят итальянцев в ряд по 8 человек  и убивают их в упор.

«Бойня дивизии Акви» стала одним из самых крупных массовых расстрелов в истории — всего за одну неделю в сентябре 1943 года на острове было расстреляно 5000 пленных итальянских солдат и офицеров.
Первым был расстрелян командующий дивизией «Акви» — убежденный фашист, генерал Антонио Гандин, награжденный Железным крестом за свои подвиги на Восточном фронте. Перед смертью он в сердцах швырнул немецкую награду в грязь… Никаких почестей бывшим союзникам не полагалось — сперва по ним палили из пулеметов, затем расчетливым немцам стало жаль тратить патроны, и в ход пошли ножи. Тела убитых офицеров свалили на плоты, вывезли в море и взорвали вместе с находившимися на них 20 живыми итальянскими солдатами [8]. Резкий антагонизм между немцами и итальянцами отмечался и в одном из лагерей в Кировской области. Руководство лагеря вынуждено было помещать больных немцев в отдельные палаты, чтобы те не дрались с итальянцами [9,с.13].

Вот в чем были похожи фашисты всех мастей, то в том, что «грабили они дружно, – отмечал Илья Эренбург. – Правда и в грабеже немцы соблюдали иерархию… Немец ел курятину, румын довольствовался яичком» [10, с.70].  Илья Эренбург продолжает: «немцы не скрывают своего презрения к наемникам. О румынах они говорят не иначе как «мамалыжники»; издеваются над трусливостью итальянских чернорубашечников; словаков называют «вшивыми богомольцами», а венгров — «эрзац-гусарами». Наемники ненавидят друг друга. В мои руки попал приказ генерального штаба румынской армии: «1. Один нижний чин, возвратившийся из села Казанки, информировал нас, что в селе Казанки распространились слухи, будто венгерцы заняли трансильванский город Орадеа Маре. Этот слух дошел и до нас. 2. Произведенное расследование установило, что эти слухи пущены венгерскими войсками, находящимися в городе Кривой Рог. В связи с этим установлено, что некоторые офицеры и солдаты румынской армии, знающие мадьярский язык, к сожалению, вместо того чтобы избегать венгров, с которыми обстоятельства привели нас в соприкосновение, заводят с ними разговоры. А венгры не теряют случая, чтобы провести свою пропаганду. Они пустили ложные слухи, зная, что среди наших солдат много уроженцев округа Орадеа Маре. 3. Излишне опровергать эти слухи. Господин генерал приказывает довести до сведения офицеров и солдат, чтобы они остерегались венгров и не входили с ними ни в какие сношения. Нарушившие этот приказ будут строго наказаны. Старший офицер генерального штаба подполковник Давидеску» [10, с.156]. Как крысы грызутся лакеи между собой, втихаря ненавидя своего хозяина.

Таким образом, налицо патологическая заносчивость «истинных арийцев», которые даже в своих союзниках видели лишь пушечное мясо и унтерменшей. Что удивляться, если командование вермахта открыто называло союзников «вспомогательными народами» [11,с.280]. Это было как на фронте, в бою, во фронтовом быту, таки и в условиях плена. Пренебрежение и унижение, вот что стояло в корне мировоззрения немцев по отношению к «вспомогательным народам».  А народы эти не оставались в долгу перед немцами, подкладывая им пакости и грызлись между собой за лучший кусок с хозяйского стола.

И стоит ли говорить о единой Европе сейчас? Солидарность между государствами-членами Европейского Союза и, соответственно между народами Европы, весьма преувеличена, а общей внешней политики ЕС, политики безопасности и обороны практически не существует. А вот налицо унизительное деление стран ЕС на «старших» и «младших» и не только по времени вступления, размеру ВВП или территории, но и по культурологическому признаку.

Настолько ли была и есть едина европейская цивилизация?

 

Список литературы:

  1. Государственный архив Брянской области. Ф.1774. Оп.2.
  2. К вопросу об организации и деятельности лагерей для военнопленных и интернированных на Брянщине во второй половине 40-х годов ХХ века // STUDIA INTERNATIONALIA. Материалы IV международной научной конференции «Западный регион России в международных отношениях X-XX вв.». Брянский государственный университет имени академика И. Г. Петровского. Брянск, 2015. С.303-306
  3. Военнопленные в СССР. 1939-1956 гг. Документы и материалы / под ред. проф. М.М. Загорулько. М., 2000.
  4. Бабаджанян А.Х. Дороги победы. М.: Молодая гвардия, 1975.
  5. Беликов В., Овсянников Н., Утенков А. До свиданья, мальчики. Мы не были сволочами! М.: Яуза,ЭКСМО,
  6. Электронный ресурс: http://nenchik.livejournal.com/6413.html
  7. Сталинградская эпопея. Материалы НКВД СССР и военной цензуры из Центрального архива ФСБ РФ. М.,2009. С.79, 112-114, 293.
  8. Электронный ресурс https://ru.wikipedia.org/wiki/Бойня_дивизии_Акви
  9. Богатырёв С. Немецкие военнопленные в СССР (Кировская область 1942-1949 гг.)// Посев. Общественно-политический журнал. №3. 2013.
  10. Эренбург И. Война. апрель 1942 – март 1943. М., 2003.
  11. Кульков Е.Н. Кризис и распад блока агрессоров// Мировые войны ХХ века. Кн.3. Вторая Мировая война. Исторический очерк. М.,2002.
    МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ НЕМЦАМИ И ИХ СОЮЗНИКАМИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И В СОВЕТСКОМ ПЛЕНУ. К ВОПРОСУ О «ЕДИНОЙ ЕВРОПЕ»
    На основе значительного количества исторических источников в статье рассматриваются проблемы межнациональных отношений в сообществе немцев и их союзников, как на фронте так и в условиях плена годы Второй мировой войны и по ее окончании.
    Written by: Новожеев Роман Владимирович, Барынкин Владимир Павлович, Иванчогло Иван Сергеевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/03/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_26.09.15_10(18)
    Available in: Ebook