30 Дек

МЕСТО ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПОВРЕМЕННОЙ ПЕЧАТИ НИЖЕГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ В ОТНОШЕНИЯХ МЕЖДУ ВЛАСТЬЮ И ОБЩЕСТВОМ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

На рубеже XIX – XX вв. пресса являлась «элементом нарождавшегося гражданского общества, который угрожал устоям абсолютизма и который правящим верхам труднее всего было контролировать» [9, с. 25-26]. В отличие от Западной Европы, свободная пресса в России появилась прежде писанной конституции, утверждения парламентских учреждений и образования политических партий. Свои требования доступа к участию в политическом процессе общественность выражала через печать. Для правительства массовая печать была не менее опасной, чем специальные издания радикального характера. Она поднимала злободневные проблемы (коррупция среди чиновников, злоупотребления со стороны царского окружения, акты насилия центральной и местной власти над населением империи и т.д.), обладая финансовыми ресурсами. Редакторы и издатели умели настраивать общественное мнение, подстраиваться под политическую конъюнктуру, т.е. пресса не только просвещала и информировала, но и пропагандировала идеалы гражданского общества и правового государства, ориентируя граждан на определенный стиль поведения. На практике, в российских условиях борьбы с самодержавием за свободу слова и печати, за конституцию, это приводило к отрицательному отношению к любым попыткам власти пойти на контакт с общественностью; к правовому нигилизму. К периодическим повременным изданиям Российской империи начала ХХ века относились газетные и журнальные издания. Способами агитационного воздействия печатных издательств на население являлись: выпуск различных брошюр под одной обложкой, занижение тиража перед цензором, печать текста и обложки в разных типографиях, использование иносказательной «эзоповской» лексики, помещение одного и того же текста в разные обложки, ложное указание места издательства и издателей (типографии), смена названия издания, наем специальных лиц для привлечения к ответственности в качестве «издателя», сбор денежных средств с населения и т.д.

В условиях революционного подъема 1905-1907 гг. и последующего спада, реакции на нее (1908-1914 гг.), монархическое правительство стремилось не упустить контроля над печатными изданиями. Если в революционный период историческая власть вынуждена была пойти на уступки давлению «улицы» в связи с утратой контроля за общественным настроением, то спад революции после манифеста 17 октября «Об усовершенствовании государственного порядка» и подавления декабрьского вооруженного восстания в Москве 1905 г. привел к восстановлению такого контроля.

Средствами противодействия царского правительства и администрации губерний общественному свободомыслию и правовому нигилизму в обществе выступали: правовые ограничения посредством цензурного контроля (запрет выпуска, приостановка, прекращение, запрет издания), покупка существовавших, учреждение новых периодических изданий, требование публикации публичного опровержения недостоверных фактов, финансирование изданий, субсидирование и личное влияние известных чиновников на издание, наем «осведомителей» в журналистской среде, отмена постановлений о привлечении к административной ответственности [9, с. 25-46].

В отношении периодических повременных изданий в империи применялась предварительная (административная, запрещающая, до опубликования) цензура и последующая (судебная, карательная, по факту опубликования) цензура. Результатом запрета публикации или наложения административного взыскания в форме штрафа, налагаемого на издание (редактора, ответственное лицо) могло стать закрытие издания или приостановка его выхода на определенный период.

Не являлась исключением относительно цензурного контроля над характером и содержанием публикаций периодических изданий и Нижегородская губерния. Среди примеров укажем историю таких изданий, как «Нижегородский листок» и «Нижегородская Земская газета».

«Нижегородский листок» носил либерально-оппозиционный характер. Издание при редакторах Н.П. Ашешове, С.И. Гриневицком, Е.М. Ещине предупреждали, штрафовали, приостанавливали (на 8 месяцев в 1897г. и 2 месяца в 1899г.). Нижегородские жандармы в начале 1903 г. указывали на сотрудников «Листка», как участников народнических и марксистских кружков (кроме редакторов, под тайным надзором находились А.А. Дробыш-Дробышевский, П.А. Ершов, В.Г. Короленко, А.М. Пешков, В.Е. Чешихин (Ветринский) и другие). Из данных Департамента полиции, редакция «Листка» нелегально получала в губернии журнал «Освобождение» в 1904 году, издаваемый за границей П.Б. Струве. Многие из них впоследствии составили нижегородский костяк протопартийного Союза освобождения [1]. А с 1904 г. «Листок» превратился в печатный орган местного кадетского партийного комитета. В ответе начальника Нижегородского охранного отделения на запрос о деятельности партии (3 мая 1906 г.) было указано, что  газета ей принадлежит [2, с. 218]. Местные власти признали редакцию газеты неблагонадежной. Впоследствии, в 1905-1909 гг., например, Е.М. Ещина в Департаменте Полиции относили к членам партии социалистов-революционеров [2, с. 153-165]. В характеристике Нижегородского охранного отделения (январь 1911 г.) относительно частного издания Е.М. Ещина «Нижегородский листок» подчеркивалась связь с партией кадетов. Отмечалось, что цензура сдерживает от использования органа и типографии в нелегальных целях. Донесение отнесло «Листок» к центру объединения оппозиционных сил [2, с. 228-230].

Интересна история земского издания. С 1898-1899 гг. губернская земская управа пыталась добиться права на издание. Однако, разрешение МВД совместно с Главным управлением по делам печати дали лишь с 1 ноября 1903 г. из стремления не допустить организации общеземской газеты. Через год (в 1904-1905 гг.) управа пыталась добиться расширения программы издания, освобождения от предварительной цензуры полуофициальных земских изданий, как воплощения свободы печатного слова [10]. Нижегородский губернатор Унтербергер вместе с попечителем московского учебного округа П. Некрасовым дали согласие на распространение «Нижегородской земской газеты» путем рассылки по народным библиотекам, библиотекам-читальням, чайным и столовым, отказав в аналогичном «Нижегородскому листку» [3]. В уведомлениях марта – апреля 1905 г. было разрешено дополнить программу газеты лишь статьями по сельскому хозяйству, медицине, ветеринарии, технике и кустарным промыслам, отказано в отношении политико-общественных и международных разделов [4]. Отказано было и в отмене предварительной цензуры. Более того, в условиях революции в течение 1905 г., губернатор запретил публикацию докладов предыдущих очередного (1904 года) и экстренного (1905 года) земских собраний о необходимости организации народного представительства. В июле 1905 г. Главное Управление по делам печати утвердило новую программу издания. При этом было отказано в публикации указов от 12 декабря 1904 г., от 18 февраля 1905 г., так как земства не имели права распространения изданий политического значения среди населения [11].

После объявления манифестом 17 октября свободы слова, в законе о печати 23 ноября была отменена административная (предварительная) цензура. В дальнейшем в отношении печати действовали обязательные постановления нижегородского губернатора по «Положению о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия». Так, запрещалось оглашение, публичное распространение ложных сведений, слухов, статей, сообщений, возбуждающих враждебное отношение к правительству; восхваление преступного деяния, об общественном бедствии, распространять произведения печати, подвергнутые по закону аресту. В качестве ответственности за нарушение обязательных постановлений предполагались штраф до 500 рублей (не позже трех дней после предъявления взыскания) или арест до трех месяцев [5]. Так, «Земской газете» не удалось избежать административного воздействия. На Н.В. Шверина, подписавшего по служебным обязанностям № 20 (статьи о Государственной Думе) к опубликованию, было наложено административное взыскание в форме штрафа в размере 100 рублей. В 1910 г. ситуация повторилась и на газету был наложен штраф за публикации об обсуждении законопроекта о местном суде на заседаниях Государственной Думы [6].

Местная власть активно пользовалась разными способами давления на прессу. С 12 апреля по 18 мая 1906 г. был временно приостановлен выход кадетского «Нижегородского листка» за статью по положению об усиленной и чрезвычайной охране. Кроме «Листка» были закрыты газеты «Волгарь» и «Судоходец», принадлежащие частными издателям С.И. Жукову и Ф. Хитровскому. Подоплекой закрытия стало стремление местной администрации не допустить агитации умеренно-либеральной (октябристской) и кадетской программ. Местный комитет партии кадетов в апреле-мае издавал «Листок Нижегородской Группы конституционно-демократической партии» (5 номеров), затем «Нижегородскую газету» во главе с издателем С.А. Духовским (12 номеров). Однако, кроме давления губернской администрации, существовали и другие причины не выхода газеты. Так, в октябре 1906 года «Нижегородский листок» не выходил две недели из-за забастовки наборщиков «Т-во Н.И. Волков и К», которые отказывались осуществлять набор в печать [12]. Девять раз губернатор налагал административные взыскания на издателей и редакторов в виде штрафов от 100р. до 500р. на номера местных периодических изданий (с 1907 по 1910г.г.) за следующие темы публикаций: заседания Государственной Думы, события и политические партии в Нижнем Новгороде, холера в губернии, критика существующего строя, лекции юриста А.С. Ященко о конституционном праве. Основанием наложения взыскания служил факт изложения в печати сведений, могущих вызвать волнения среди населения, возбудить вражду к правительству [13].

К 1908 г. относится циркуляр Департамента полиции и главного управления по делам печати относительно отчета по периодической печати. Местные повременные издания были разделены по срокам их выхода в свет (ежедневные, еженедельные), по их содержанию и характеру (общественно-литературные и политические, карикатурно-политические, художественно-литературные, официальные и т.д.). Обязательно должны были прилагаться характеристики изданий с указанием к каким существующим политическим партиям принадлежат, с указанием по ним движения судебных дел [7]. Выяснялись названия, инкриминированные номера изданий, основания, сроки возбуждения судебного преследования, время наложения на номер ареста или его отмены, приостановление издания судом (период, номера, даты), прекращение уголовного преследования, сущность окончательного приговора суда в отношении личной ответственности виновных. В канцелярии нижегородского губернатора рассматривались рапорты и препровождения на публикации в местной периодической печати о произволе полиции и земских начальников, о политической борьбе на местном уровне за 1905-1907гг. Рассматривались рапорты и на публикации в центральных газетах либерального направления, распространенных в Нижегородской губернии («Новое время», «Речь», «Слово», «Русь» и др.). Расследование по факту произвола чаще заканчивалось требованием к газете опубликовать опровержение, чем увольнением полицейских чинов со службы [5].

Административное давление на местную печать было связано с циркулярами нижегородского губернатора полицмейстеру и уездным исправникам губернии (1905, 1907, 1911г.г.) и департамента полиции губернаторам (1907г.). Указывалось на неверные сведения, появляющиеся в периодической печати, которые тенденциозны, искажают действительность, требовалось привлечь подозреваемого к ответственности по закону. Одновременно, циркуляры губернатора указывали на обязанность полиции проявлять корректность, сдержанность и вежливость в частных сношениях с публикой, запрещали выписывать и получать по почте газеты противоправительственного направления, обязали представлять их губернатору для последующего уничтожения, требовали распространения «правых» газет (например, «Нижегородская торгово-промышленная газета» в 1911 г.), опровергавших ложные известия «левых» газет. В циркулярах указывалось, что «левые» газеты (столичные и провинциальные) «служат органами не легализованных партий», требовалось проведение расследования фактов произвола полиции или власти, появляющегося в печати, вплоть до выступления в суде [5]. В приложении содержался список газет, подлежащих задержанию в случае их бесплатного распространения в губернии. Среди таких изданий за 1912 г. числились по губернии «Нижегородский Листок», «Поволжская быль» и «Судоходец» [8]. Подобное давление местной администрации было связано, с одной стороны, с выборами, проводимыми в 1907 и в 1912 годах, и борьбой между «правой» администрацией и оппозиционным провинциальным обществом, а, с другой стороны, с возрастающим давлением центральной власти на прогрессивную часть общества, которое традиционно принято называть «реакцией».

Положение периодических изданий Нижегородской губернии в начале XX века зависело от политической обстановки в империи, в целом, и в губернии, в частности. В начале ХХ века провинциальная пресса не только просвещала, информировала, но и агитировала. Периодические повременные издания боролись за отмену административной, предварительной цензуры; за возможность отражения политических взглядов издателей и редакторов, стремясь избежать различных форм административного воздействия (предупреждение, штраф, приостановление или прекращение издания). В ходе революционных событий 1905-1907 гг. общественные силы добились изменения положения печати, а завершение революции и наступившая реакция на нее привели к ужесточению требований власти и росту давления на периодическую печать.

 

Список литературы:

  1. Государственное Учреждение Центральный Архив Нижегородской Области (далее — ГУ ЦАНО). Ф. 916. Оп. 2. Д. 1. Л.Л. 8, 26-27; Ф. 916. Оп. 3. Д. 43. Л.Л. 83, 121.
  2. ГУ ЦАНО. Ф.918. Оп. 8. Д. 373. Л. 79-81; Д. 443. Л. 80-90; Общественно-политические процессы, партии и движения в Нижегородской губернии в конце XIX-начале XX вв.: учебное пособие в двух томах. Том. 1 /Автор-составитель проф. Г.В. Набатов — Н. Новгород: Изд-во Нижегородского университета, 2001.
  3. ГУ ЦАНО. Ф. 2. Оп. 6. Д. 2622. Л.Л. 121-122; Ф. 2. Оп. 3. Д. 43. Л.Л. 3-8; Ф. 72. Оп. 20. Д. 1146. Л.Л. 47-56.
  4. ГУ ЦАНО. Ф.72. Оп. 20. Д. 1146. Л.Л. 50-54.
  5. ГУ ЦАНО. Ф. 2. Оп. 2. Д. 235. Л.Л. 1-112; Д. 238. Л.Л. 6-9; Л.Л. 12-31.
  6. ГУ ЦАНО. Ф. 72. Оп. 20. Д. 1360. Л.Л. 95-99; Волгарь.- 1907. — 12, 15 декабря; Нижегородская земская газета. — 1910. — 2 декабря.
  7. ГУ ЦАНО. Ф. 2. Оп. 2. Д. 276. Л.Л. 42-43.
  8. ГУ ЦАНО. Ф. 2. Оп. 2. Д. 367. Л.Л. 1-3.
  9. Дейли Дж. Пресса и государство в России (1906-1917 гг.) // Вопросы истории. – 2001. — № 10. – С. 25-46.
  10. Доклад Губернской Земской Управы XXXV очередному Нижегородскому Губернскому Земскому Собранию об ответах на ходатайство Губернского Земского Собрания о разрешении издавать «Нижегородскую Земскую Газету». – Н. Новгород: Ниж. Тов-во Печ. Дела «Н.И. Волков и К», 1898, 1899. – 32 с.; Доклад Нижегородской Губернской Земской Управы XL очередному Нижегородскому Губернскому Земскому Собранию об издании «Нижегородской Земской газеты». / Сост. Председатель губернской земской управы А.А. Савельев, члены Г.Р. Килевейн, С. Менделеев, П.Н. Званцев, В.Е. Чешихин. – Н. Новгород, 1904. – 45 с.
  11. Доклад Губернской Земской Управы XLI очередному Губернскому Земскому Собранию об издании «Нижегородской земской газеты». / Сост. Председатель губернской земской управы А.А. Савельев, члены Г.Р. Килевейн, С. Менделеев, П.Н. Званцев, В.Е. Чешихин. – Н. Новгород, декабрь 1905 года. – 32 с.
  12. Листок Нижегородской Группы конституционно-демократической партии. – 1906. — №2. — 13 апреля; Нижегородская газета. – 1906. — 19 апреля; Нижегородский листок. – 1906. — 17 октября.
  13. Нижегородская Земская газета. – 1907. — 6 июня; Нижегородский листок. – 1907. — 26 мая, 4 сентября.
    МЕСТО ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПОВРЕМЕННОЙ ПЕЧАТИ НИЖЕГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ В ОТНОШЕНИЯХ МЕЖДУ ВЛАСТЬЮ И ОБЩЕСТВОМ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА
    Written by: Королев Борис Иванович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/02/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook