26 Сен

МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В ИСТОРИИ РОССИИ.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Путь от территориального самоуправления к представительной демократии проделали все развитые государства современности. Не стала исключением и дореволюционная Россия, где формирование системы местного (земского) самоуправления было одним из главных достижений реформ 60-70-х гг. XIX в.

Гераклит, рассуждая о диалектике в своем труде «О природе», так сформулировал свое отношение к общему и особенному: «Кто намерен говорить изрекать свой логос с умом, те должны крепко опираться на общее для всех, как граждане полиса — на закон и даже гораздо крепче. Ибо все человеческие законы зависят от одного — божественного: он простирает свою власть так далеко, как только пожелает и всему довлеет, и все превосходит. Поэтому должно следовать общему, но хотя разум (логос) — общ, большинство людей живет так, как если бы у них был особенный рассудок»[1, с.197-198].

Продуктивен оказался в этом плане классический спор Платона и Аристотеля об идеях и идеальном государстве. Идеи в понимании Платона – это абстрагирование от отличий, выражение общего в подобии реальных предметов, которое становится подлинной сущностью, бытием, определяющим развитие мира. Идеи как выражение общего довлеют над особенным и единичным. Аристотель, изучив более 100 политических образований, наоборот, именно в реальности пытался найти контуры идеального государства. В своей «Никомаховой этике», противопоставляя божественное и человеческое право, Аристотель напишет: «Отдельные права и законоположения относятся между собой, как целое относится к частному, ибо действий много, правило же, касающееся их, одно; оно общее.  Всякий закон — общее положение, а относительно некоторых частностей нельзя дать верных общих определений. В тех случаях, в которых должно дать общее положение и нельзя это сделать вполне верно, закон держится случающегося чаще всего, причем недостаточность закона сознается. Тем не менее, закон верен, ибо ошибочность заключается не в самом законе или законодателе, а в природе объекта закона»[2, с.100].

Аристотель вводит в науку критерий, позволяющий типологизировать государства: степень полезности государственного устройства для общества. Проблема критерия в государствоведении становится особенно актуальной, когда начинается классификация признаков общего и особенного. Знаменательно, наконец, и то, что если Платон в своих представлениях об идеальном государстве предлагал опираться на замкнутые (корпоративные) сословия и мало внимания уделял организации управления на местах, то Аристотель приходит к идее правильной формы государства как результату объединения семей, а затем селений, т.е. территориально организованных групп. Идеальное государство, по мнению Аристотеля, создается на основе

В работе Шеметова, О. Ю. на базе опыта конституционного партнерства было предложено одновременно создавать не только партнерство государства и общественных институтов, но и внедрить в этот процесс муниципальный уровень власти, таким образом, было разработано и введено в научный оборот понятие «муниципальное партнерство». Муниципальное партнерство является обусловленным интегрированной целью, законодательно и или договорно опосредованным сотрудничеством муниципальных органов со схожими и другими публичными органами в целях упрощения процесса принятия решений вопросов местного значения и представительства на международном и государственном уровнях их интересов.[3, с.128-131].

Унификация типов местного самоуправления невозможна в связи с тем, что реализация на практике местного самоуправления всецело зависит от исторического пути развития той или иной страны, ее политических и социокультурных особенностей.

В международной практике существует несколько моделей устройства местного самоуправления. Данные модели были сформированы в Европе и в последующем получили свое распространение по всему миру. Классическими моделями организации местного самоуправления можно считают англосаксонскую и континентальную (французскую).

В России понятие «местное самоуправление» было введено в оборот в 1785 г. В XIX веке под местным самоуправлением понималось земское и городское управление. Общественная жизнь в России, аспекты уклада носили специфический характер. Так по А И. Солженицин отмечал, что «демократия малых пространств веками существовала в России».

Местное самоуправление определялось с точки зрения коллективной деятельности общины в принятии решений вопросов локального значения. Так, по мнению российского ученого Васильева Н.В., «самоуправление означает участие народа в местном внутреннем управлении своего отечества»[4, с.105]. «Самоуправлением, — пишет он, — называется такой порядок управления, при коем местные дела и должности заведуются и замещаются местными жителями»        [5, с.79].

До октябрьской революции 1917 года Россия определяла местное самоуправление разными формами. Типичными чертами российского самоуправления были: экономическая независимоть от центрального управления, определяемая территориальной собственностью и бюджетом; правовая обеспеченность управления; присутствие социально — государственных функций в комбинировании с действительной властью на местностях; установленный контроль со стороны государства, первоначально только — судебной власти.

В 30—40-е годы ХХ века во многих научных исследованиях отбрасывается сама идея самоуправления. И только в начале 50-х годов в работе советского ученого С.Н. Братуся «Субъекты гражданского права» вновь появляется само понятие «самоуправление», правда, самоуправление здесь связывалось с деятельностью местных Советов депутатов трудящихся. Указывалось, что «Советы являются также и местными органами власти, т.е. самоуправлением в подлинном смысле».

Необходимо отметить, что в настоящее время наблюдается устойчивое двух ключевых элементов территориального управления: стремления управлять в рамках вертикали государственных исполнительных органов, охватывающей все уровни управления сверху донизу, и подогнанного под нее административно-территориального деления страны[6, с.88-93].

Развитие местного самоуправления любой страны основывается на формировании эффективно функционирующей системы. В России сейчас на лицо дезинтеграция системы, конкурентоспособность крайне низка. Такая ситуация сложилась как из-за недостатка финансирования, морального устаревания системы муниципального управления. В то же время в условиях глобализации возможности РФ и ее востребованность резко возрастают.

С позиции системного подхода местное самоуправление рассматривается в качестве компонента глобальной (национальной, федеральной, мировой) системы, имеющего самодостаточную структуру и участвующего в порядке управления.

Для России, с ее федеративным устройством, огромной территорией, большим разнообразием природно-климатических и экономико — географических условий, различным уровнем социально-развития и специализации производства в отдельных регионах, наличием широко разветвленной сети коммуникаций, обширными межрегиональными связями, региональные аспекты управления приобретают особую актуальность.

Разработка и внедрение местного самоуправления является одним из эффективных путей и социального развития отдельных регионов и страны в целом.

В 1993 г. порядок формирования МСУ мог быть только один: не снизу вверх, как это, собственно, всегда и везде имело место в истории, а сверху вниз. Местное самоуправление пришлось буквально навязывать, насаждать, преодолевая при этом яростное сопротивление регионального чиновничества, не горящего желанием делиться — даже не полномочиями, а прежде всего финансами (ведь именно на МСУ ложится львиная доля расходов на образование, здравоохранение и ЖКХ).

Причины подобного положения дел лежат на поверхности. Кроме коммунистического «наследия», выразившегося в утере гражданами навыков самоорганизации, против развития местного самоуправления работает также экономическая несамостоятельность основной части российского населения. Ведь именно экономически независимые граждане и составляют основу местного самоуправления в любой стране — без них оно просто немыслимо. Находящиеся на грани выживания или на иждивении государства люди, дотационность регионов — плохая почва для взращивания МСУ.

Таким образом, вопрос о том, где пролегают границы, отделяющие местное самоуправление от государственной власти, с одной стороны, и от самоуправления территориального, с другой, приобретает все более сложный характер. Легко было отличать одно от другого и третьего, когда все они формировались по разным принципам — как, например, в дореволюционной России, где государственная власть строилась на основе жесткой иерархии, местное (земское) самоуправление — на принципах представительства, а самоуправление территориальное – на принципах общинных. Однако в условиях демократии государственная власть сама основана на принципах представительства и в этом плане отличается от местного самоуправления только объемом полномочий. Территориальное самоуправление имеет ключевое значение в системе социального  самоуправления, что является актуальным в современных условиях.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

  1. Фрагменты древнегреческих философов. М., 1989. С. 197-198.
  2. Этика Аристотеля. СПб., 1908. С. 100.
  3. Шеметова, О. Ю. Взаимодействие органов местного самоуправления и прокуратуры в сфере нормотворчества [Текст] / О. Ю.Шеметова // Научно-аналитический журнал «Муниципальный мир». – 2013. – № 1-2. – С. 128-131.
  4. Васильчиков А. И. О самоуправлении, 1869 г., с. 105
  5. Васильчиков А. О самоуправлении, 1869 г., с. 79.
  6. Захаров И.В. Институт вопросов местного значения: проблемы теории и практики // Российский юридический журнал. –– 2011. – № 6. –– С. 88—93.
    МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В ИСТОРИИ РОССИИ.
    В статье рассмотрены исторические перспективы развития местного самоуправления в России.
    Written by: Яковлев Игорь Владимирович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/03/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_26.09.15_10(18)
    Available in: Ebook