28 Ноя

КИПРСКИЙ ВОПРОС В ПОЛИТИКЕ ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ (НАЧАЛОXXI В.)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Турция в начале ХХI в. продолжала оказывать заметное влияние на политику Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК), как и на Кипрский вопрос в целом,и играла заметную роль в его так называемой «европеизации» и «интернационализации». Налицо была прямая зависимость элиты турок-киприотов от правящих кругов Турции. Это легко объясняется почти полной финансовой и экономической зависимостью Северного Кипра от Турции. И если гипотетически представить, что Турция самоустранится из региона, то существование ТРСК станет весьма затруднительным. Зависимость ТРСК от Анкары можно проследить в следующем факте: 10 сентября 2001 г. премьер-министр Турции Бюлент Эджевит публично заявил о том, что президент ТРСК Рауф Денкташ консультируется с Анкарой перед принятием различных решений, в том числе по поводу приглашения Генерального секретаря ООН Кофи Аннана присутствовать на переговорах между обеими общинами Кипра. В связи с этим Р. Денкташ отказался от приглашения К. Аннана встретиться 12 сентября 2001 г. в Нью-Йорке [1].Такое поведение лидера ТРСК получило негативную оценку со стороны партий турок-киприотов, возглавляемых в тот период Мехметом Али Талатом и Мустафой Акинджи. Оба политика раскритиковали Р. Денкташа за его отказ от переговоров. Не остались в стороне и газеты материковой Турции, которые также высказались критично. 11 сентября 2001 г. бывший министр иностранных дел Турции Мурат Караялчин в своём интервью турецкой газете «ЙениШафак» заявил о том, что не рассматривает игнорирование переговоров Р. Денкташем позитивным шагом [2].

Турки-киприоты и греки-киприоты вели переговоры 25 лет и не достигли какого-либо соглашения о будущей политической ассоциации между ними. Так, лидеры турок-киприотов приостановили непрямые переговоры в ООН в ноябре 2000 г., когда им стало ясно, чтобез изменения международной обстановки греки-киприоты не пойдут на какое-либо соглашение, которое в свою очередь могли принять турки-киприоты [3].

Турция аргументировала своё возмущение принятием греческого Кипра в Евросоюз тем, что вступление в ЕС последнего осуществилось без какого-либо участия турок-киприотов как полноправной части острова. По их мнению, вступление в ЕС одной части острова не может произойти без согласования с другой. Если греческий Кипр вступил в ЕС без достижения урегулирования с турецкой стороной, то греки теперь никогда не согласятся на членство Турции в этой организации. Таким образом, Греция и Кипр (греческая часть) непоправимо навредят отношениям между ЕС и страной с 70-ти миллионным населением и огромным стратегическим и экономическим потенциалом.Об этом в апреле 2001 г. Р.Денкташ писал генеральному секретарю ООН [4].

Вместе с вопросом членства Кипра в ЕС, на повестку дня в рассматриваемый период встал вопрос об объединении двух частей Кипра, следовательно, вхождение теперь уже объединённого единого островного государства в европейское сообщество. Характерно, что и греки, и турки-киприоты осознавали то, что им необходимо договариваться между собой. Для греков-киприотов было также не выгодно вхождение в ЕС без северной части острова.

Главными причинами стремления греков-киприотов к согласию с турками-киприотами было то, что благодаря созданию единого государства обе общины острова смогут забыть прежние разногласия и конфликты, что благоприятным образом отразится на безопасности и экономике острова. Эти последние два фактора, по мнению автора, являются ключевыми, поскольку в условиях разделённого Кипра неизбежно происходит увеличение расходов на оборону [5].

Для турок-киприотов сохранение прежней изолированности от юга острова было ещё более чем для греков-киприотов невыгодным и бесперспективным. Главным образом это были в основном экономические причины. Так, в условиях дезинтеграции острова происходил значительный рост зависимости от Турции во всех сферах, также увеличиваются различия в экономическом уровне между ТРСК и Республикой Кипр.

4 января 2001 г. начались прямые переговоры между лидерами греческой и турецкой общин Кипра. На этих переговорах было решено, что к июню 2002 г. основные положения соглашения по созданию объединённого Кипра будут согласованы, утверждены и подписаны. Однако, после 50 раундов переговоров, соглашение так и не было достигнуто [6].  Тогда, инициативу для достижения соглашения на переговорах между двумя общинами Кипра взял на себя лично Генеральный Секретарь ООН К. Аннан. Он предложил план решения Кипрского вопроса, который был принят обеими сторонами за основу. Этот план предполагал создание единого государства Кипр (за исключением британских военных баз). Объединённый Кипр по своему государственному устройству должен был напоминать модель конфедерации по примеру Швейцарии. Иными словами, Кипр должен был стать свободной конфедерацией двух государств – греков-киприотов и турок-киприотов, объединённых минимальным аппаратом федерального правительства. Представители греческой и турецкой общин должны были становиться президентами Кипра в порядке очереди. План также включал федеральную конституцию, конституцию для каждого государства, ряд конституционных и федеральных законов и предложений о флаге Объединённой республики Кипр и национальный гимн. Также предполагалось создание комиссии по примирению между обеими общинами для сближения между ними и разрешения споров прошлого. В соответствии с планом предполагалось установление ограниченного права возврата беженцев между обеими территориями общин. Позволялось постоянное присутствие военных частей как Турции, так и Греции, но при значительном сокращении численности контингента[7].

План К. Аннана был представлен обеим сторонам в ноябре 2002 г. и являлся основой переговоров до 2004 г. За этот период в него неоднократно вносились изменения и всевозможные поправки.

Переговорный процесс по плану ООН начался 19 февраля 2004 г. Все противоречия между сторонами планировалось устранить до 1 мая 2004 г., этообъяснялось тем, что на этот день было назначено официальное вступление государства Кипр в ЕС. С 24 по 31 марта 2004 г. в Швейцарии прошли очередные переговоры, в результате которых была утверждена дата референдума на Кипре – 24 апреля 2004 г.[8].

Референдум по вопросу объединения Кипра на основе плана К. Аннана состоялся 24 апреля 2004 г. Турецкая община одобрила план ООН (64,9% проголосовали за, против  – 35,1% при 87% учувствовавших в референдуме), в то время как греки-киприоты в подавляющем большинстве отвергли этот план объединения разделённого острова (за – 24%, против  – 75,8% при явке 88%)[9]. Можно констатировать, что исход референдума – это  в первую очередь дипломатический просчёт ООН, США и мирового сообщества, которые так и не смогли выработать рецепт объединения острова. План К. Аннана, против которого выступили правительство и общественность греческого Кипра, был обречён на провал, так как, любой серьезный план урегулирования многолетнего конфликта должен  быть согласован и одобрен представителями всех сторон, принимающих участие в референдуме. В этом случае, президент Кипра ТассосПападопулос, ещё за несколько недель до его проведения, заявил, что не одобрит данный план ООН ни при каких обстоятельствах.

Итак, стоит детально рассмотреть причины недовольства греков-киприотов планом ООН. Первоначально созданный под руководством К. Аннана план кипрского урегулирования был выгоден в большей степени стороне греков-киприотов. Среди основных положений этого 150 страничного документа:

1.Превращение Кипра в единое государство, состоящее из двух равных федераций;

2.Превращение Кипра в единую международную единицу, где всем его гражданам предоставляется кипрское гражданство;

3.Проведение корректировки территориальных зон проживания общин. Предполагалось сокращение турецкой зоны с 36 % до 28,5 %;

4.Возвращение 85000 греков-киприотов в свои дома, находящиеся в северной части острова;

5.Выплата компенсации потерявшим своё жильё в период событий 1974 г.;

6.Вступление единого Кипра в ЕС и дальнейшее развитие особых отношений с Грецией и Турцией;

7.Выборы двухпалатного парламента, где будет 48 депутатских мест;

8.Создание Президентского Совета, состоящего из шести членов, пропорционально  количеству населения обеих общин Кипра с 10-месячной ротацией Председателя Совета;

9.Демилитаризация Кипра, подкреплённая введением полного эмбарго на поставку вооружений на Кипр;

  1. Постоянный мониторинг за соблюдением прав человека и национальных меньшинств[10].

Несмотря на то, что этот план впоследствии всё же был принят за основу по кипрскому урегулированию, по понятным причинам вызвал множество возражений и поправок. Это заставило ООН не без давления со стороны США сделать уступки турецкой стороне. С этого момента, теперь уже изменённый план ООН перестал устраивать греков-киприотов. Стоит отметить конкретные причины недовольства греков-киприотов планом в новой редакции. Их не устроили следующие пункты: 1) недостаточные гарантии безопасности общин; 2) отсутствие четкого механизма применения плана; 3) сохранение турецкого военного присутствия на Кипре; 4) предоставление права проживания на острове всем переселенцам из Турции; 5) квоты, ограничивающие количество греков-киприотов, которым позволялось вернуться на север острова и вернуть собственность, потерянную после ввода турецких войск [11].

Оценивая проект урегулирования К. Аннана, президент Кипра в своём специальном обращении заявил, что план ООН не только не прекращает фактическое разделение острова, но и узаконивает его. Кроме того, он назвал данный план, разрешающий дальнейшее присутствие на Кипре турецких войск, не только плохим, но и нежизнеспособным[12].

Как и планировалось, 1 мая 2004 г. Кипр стал полноправным членом ЕС. Однако, в силу того, что руководство ЕС не изменило своей позиции в отношении ТРСК, получилась достаточно противоречивая ситуация. Так как Европейский Союз на официальном уровне не признавал ТРСК, а правительство греческого Кипра претендовало на то, чтобы представлять всё население острова, официально в состав ЕС вошла вся территория Кипра, включая и турецкую часть. Однако, в силу того, что турецкая община отказывалась подчиняться решениям правительства Кипра (греческого), и на территории этой общины находились войска Турции, законы ЕС не распространялись на эту территорию. Фактически с 1 мая 2004 г. Турция оккупировала часть территории ЕС [13].

В конце мая 2004 г. Генеральный секретарь ООН в своём докладе о результатах переговоров по Кипру и его миссии доброй воли возложил вину за столь медленное решение вопроса на представителей Южного Кипра. Он указал на то, что официальные круги греков-киприотов должны проявлять свою приверженность принципам партнёрства и равенства не только на словах, но и на деле[14].

Со своей стороны, турки-киприоты заявляли о том, что решение вопроса достаточно проработано в плане К. Аннана, и если правящие круги Южного Кипра не согласны с какими-либо пунктами этого плана, то нужно вносить поправки к ним, а не отклонять весь документ.

Греческая сторона была готова принять поправки турок-киприотов. Более того, наметилось некоторое смягчение позиции Южного Кипра в отношении ТРСК и Турции. Однако, на переговорах по вступлению Турции в ЕС официальные круги греческого Кипра планировали выдвинуть пятьусловий, без выполнения которых, они отказывались поддержать кандидатуру Анкары:

  1. Турция была должна признать Республику Кипр как суверенное государство.
  2. Турция была должна прекратить политику наложения вето на членство Республики Кипр в различных международных организациях.
  3. От Анкары требовалось прекращение расселения граждан Турции на оккупированных территориях северного Кипра.
  4. Республика Кипр требовала от Турции компенсации за незаконно используемое имущество греков на территориях, захваченных турецкими войсками в 1974 г.
  5. Официальные власти Кипра требовали вывода турецкого оккупационного корпуса из территории острова [15].

Необходимо отметить, что на момент вступления в ЕС (1 мая 2004 г.) Кипр фактически оставался по-прежнему разделённым на два государства. Все законы и льготы, связанные с членством в ЕС, распространялись лишь на греческую часть Кипра. Экономика ТРСК по-прежнему оставалась слаборазвитой, без какого-либо влияния ЕС. В связи с данными обстоятельствами, К. Аннан, ссылаясь на поддержку своего плана турками-киприотами, решительно осудил изоляцию и давление на них со стороны ЕС. В соответствии с этим он опубликовал доклад, в котором подчёркивал, что положение в ТРСК требует внимания со стороны мирового сообщества, включая Совет Безопасности. Таким образом, К. Аннан настоятельно рекомендовал всем государствам сотрудничать как на двусторонней основе, так и в международных организациях для устранения всяческих барьеров, ведущих к изоляции турецкой части Кипра и препятствию её развития[16].

Необходимо подчеркнуть, что план К. Аннана предполагал довольно приемлемый вариант решения Кипрского вопроса. Однако в этом плане урегулирования проблемы не было признания за греками-киприотами основной роли в политическом будущем Кипра. Греки-киприоты рассчитывали на то, что их успехи в экономическом развитии позволят им играть ключевую роль в формировании политики объединённого государства, так как именно на территории Южного Кипра были достигнуты уникальные успехи в области экономики, позволившие именно этой части острова стать членом Евросоюза[17].

Таким образом, в плане К. Аннана отсутствовало признание за греческим Кипром ведущей роли в ожидаемой интеграции острова и свершившегося присоединения к ЕС. Греков-киприотов не устраивало то, что турки-киприоты на равных могли управлять единым федеративным государством в рамках Президентского Совета, а также в равных пропорциях представлять интересы Кипра в комитетах и комиссиях ЕС. Фактически Северный Кипр рассматривался западными государствами как независимое государство без учёта исторических условий его возникновения и дальнейшего развития[18].

Одной из главных опасностей для греческого населения Кипра оставалась массовая, по сути, колонизация острова турками из Турции, которая в случае реализации плана ООН осуществлялась бы на совершенно законных основаниях. Северный Кипр мог превратиться в насос для притока эмигрантов из Турции. Кроме того, эмиграция турок затронула бы и греческий сектор острова. Этот процесс неизбежно привёл бы к серьёзному этническому дисбалансу на Кипре. При этом демократические нормы, правила и законы ЕС не позволили бы правительству Кипра хоть как-то контролировать и блокировать этот процесс.

В результате итогов референдума на Кипре, и в частности греческого «нет», политическая ситуация вокруг острова стала ещё более запутанной. Греки-киприоты образовали так называемый «энозис», так как Кипр и Греция стали частями единого интеграционного объединения. В свою очередь турки-киприоты получили невыгодный им самим вариант «таксима», так как интеграция в ЕС стала бы для них значительно более выгодной альтернативой.

Таким образом, в апреле 2004 г. был потерян уникальный исторический шанс, когда объединение двух общин в рамках единого государства, вступившего к тому же в ЕС, могло свести противоречия между местными турками и греками к минимуму, заложить тем самым основу для полного решения Кипрского вопроса.

По мнению многих политических кругов, несмотря на провал плана К. Аннана, Кипрский вопрос должен решаться именно в рамках ООН. В этой связи можно рассмотреть статью, которая появилась в английской газете «FinancialTimes» в конце 2006 г., посвящённая Кипру под заглавием «Раскол представляется всё более стойким». В этой статье специалист по Кипру, грек по национальности ФиллипосСаввидис писал о том, что зелёная линия между Республикой Кипр и ТРСК практически превратилась в межгосударственную границу, а обе общины продолжают существовать самостоятельно и фактически изолированно друг от друга. Также он добавил: «ЕС – это не организация для разрешения конфликта, поэтому необходимо снова передать вопрос о политическом урегулировании на Кипре в ООН. В то же время греки-киприоты потеряли кредит доверия перед своими партнёрами по ЕС»[19]. Со своей стороны, по понятным вышеизложенным причинам турки-киприоты были также недовольны политикой представителей ЕС. Известный турецкий политолог Сами Кохен, комментируя заявление Ф. Саввидиса указал, что оно отражает мнение значительной части мирового сообщества. Он отметил, что у лидера греков-киприотов ТасосаПапандопулуса имеется достаточно влияния, чтобы Турции выдвигались всё новые условия для членства в ЕС. Одним из таких главных условий было то, что пока Турция не откроет свои порты для грузов из Республики Кипр, вопросы членства даже не будут обсуждаться.  Также, по мнению С. Кохена, даже в случае открытия турецких портов греки-киприоты могут выдвинуть новые условия, связанные с признанием ТРСК, а основной целью турецкой дипломатии на тот период являлось вновь вывести Кипрскую проблему на повестку дня в ООН [20]. Той же точки зрения придерживался и Ф. Саввидис.

Однако в более поздних внешнеполитических условиях, внесение Кипрского вопроса на рассмотрение ООН заметно усложнялось по трём основным причинам. Во-первых, автор прежнего плана по урегулированию на Кипре К. Аннан к этому времени уже не был Генеральным Секретарём ООН. Понятно, что требовалось время для того, чтобы сменивший его Пан Ги Мун разобрался в этой проблеме. Во-вторых, греки-киприоты не поддерживали план К. Аннана. Неизвестно также, на какой основе будут вестись переговоры. Третья причина заключалась в том, что обсуждения в ООН обычно проходили не таккак, ожидалось. Так, доклад К. Аннана по Кипру, который должен был быть вынесен на обсуждение Совета Безопасности ООН, из-за противодействия Франции и России так и не был обсужден. Несмотря на то, что Кипр (греческий) не имел права вето в ООН, его могли поддержать другие страны, обладающие таким правом[21].

Итак, можно сделать вывод о том, что, несмотря на первоначальную поддержку позиции Турции и обещание всяческой поддержки ТРСК со стороны стран Запада, турецкое правительство как, впрочем, и турки-киприоты, не смогли извлечь из итогов референдума 2004 г. какую-либо выгоду для себя. Наоборот, после референдума Кипрский вопрос стал ещё одним инструментом давления на Турцию по поводу её стремления интеграции с ЕС [22].

После референдума 2004 г., решение Кипрского вопроса затормаживалось, все инициативы по его решению всячески откладывались на неопределённый срок. Турцию не устраивало такое положение дел, она выдвинула свои новые предложения по урегулированию проблемы. Эти предложения получили название «План действий». 24 января 2006 г. этот план озвучил министр иностранных дел Турции Абдуллах Гюль. Данный «План действий» предусматривал реализацию ряда мер.

  1. Проведение встречи на высшем уровне с участием Греции, Турции, представителей Республики Кипр и ТРСК, а также ООН до июня 2006 г.
  2. В случае принятия плана, Турция заявляла о готовности открыть свои порты для судов из южного Кипра.
  3. Устранение всех препятствий, мешающих торговле между обеими общинами острова.
  4. Открытие для международных рейсов порта Магосы и аэропорта Эрджан (Северный Кипр).
  5. Планировалось решение проблем острова в рамках ООН до конца 2006 г.
  6. Право участия ТРСК в международных спортивных и общественных мероприятиях.
  7. Полноценное включение экономики Северного Кипра в рамки в рамки европейского таможенного союза.
  8. Помощь ООН и Европейской комиссии для реализации вышеизложенных предложений и оказание поддержки туркам-киприотам [23].

А. Гюль отметил, что «План действий» не наносит ущерб правовым и политическим позициям заинтересованных сторон. Таким образом, в рамках данного плана Анкара выразила стремление начать переговоры по урегулированию Кипрского вопроса и продолжить переговоры о своём членстве в ЕС[24], ясно осознавая связь решения Кипрского вопроса и желанного присоединения в ЕС. Поэтому, турецкое правительство, скорее всего, использовало своё стремление решить противоречия на Кипре для того, чтобы устранить одну из основных преград на пути к членству в ЕС.

Безрезультатно завершилась встреча в Никосии президента ТРСК Мехмета Али Талата и его кипрского коллеги Т. Папандополуса, проведённая по инициативе заместителя Генерального секретаря ООН И. Гамбари 6 июня 2006 г.  Закончилась неудачей следующая попытка провести переговоры под эгидой ООН и вывести Кипрскую проблему из «замороженного состояния» (прим. авт.), что в большей степени отвечало интересам турок-киприотов, чем греков-киприотов. Однако и греки-киприоты также не могли игнорировать эти переговоры. Т. Папандопулус не хотел выглядеть как сторона, препятствующая переговорному процессу. Кроме того, на правительство Кипра оказывалось давление со стороны США и ЕС. По некоторым из 5 пунктов, обсуждавшихся на встрече, существовало расхождение между сторонами. Так, для турок-киприотов была особенно важна формулировка «принцип политического равенства», основанный на «двухзональной двухобщинной конфедерации». Стоит заметить, что для Турции в деле взаимоотношений с ЕС, даже сам по себе пусть и не завершённый переговорный процесс, устранял возможный кризис с последним по проблеме Кипра[25].

На практике, турецкий «План действий» так и не был реализован. В свою очередь, греки-киприоты фактически перенесли переговорный процесс из орбиты ООН в ЕС. Таким образом, переговоры под эгидой ООН так и не дали каких-либо реальных результатов. Более того, под воздействием греческой стороны, на повестку дня был выдвинут вопрос об открытии турецких портов для кораблей из греческого Кипра.

Осенью 2006 г. Европейская Комиссия потребовала от Анкары открытия её воздушных и морских портов для Кипра. В противном случае, предполагалось введение санкций против Турции и замораживание 8 пунктов переговорного процесса. Турецкие правящие круги обычно заявляли о том, что порты берегов Турции будут открыты только в случае снятия экономической изоляции с ТРСК. Теперь, официальные представители Турции заявили: «Мы можем открыть один порт грекам-киприотам без предварительных условий, но только в случае открытия аэропорта Эрджан (Северный Кипр) для международных перелетов» [26]. Характерно, что это заявление вызвало негативную реакцию в Турции, особенно в оппозиционных кругах. Например, заместитель генерального секретаря Народно-республиканской партии Онур Оймен отметил, что Кипрский вопрос неприемлемо решать, торгуясь «порт за порт».

В ходе визита турецкой делегации в Афины 14 мая 2010 г. Р.Т. Эрдоган заявил о том, что Турция будет оказывать полную поддержку урегулированию Кипрского вопроса. Он также отметил, что при объединении усилий как Турции, так и Греции, плоды совместной деятельности можно будет получить уже к концу следующего года[27].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в 2000-е гг. процесс решения Кипрского вопроса, по сути, так и остался в «замороженном состоянии». Референдум, который инициировал К. Аннан, фактически закрепил раздел острова на два совершенно не связанных между собой государства. Первое, признанное мировым сообществом – Республика Кипр, фактически вошла в ЕС. Второе, признанное только Турцией, продолжалозависеть от последней в экономическом и военном отношениях.

Примечания

  1. 1. Embracing Cyprus the path to unity in then new Europe. L.-N.Y., 2003. P. 130.
  2. Ibid.
  3. Ibid.
  4. Michael Stephen The Cyprus Question. London, 2001. P. 9.
  5. РытовА.Кипр: напутикобъединению. М. 2005. С. 42.
  6. Там же.С. 42.
  7. Иванова И.И. Кипрский вопрос во внешней политике Турции.// Востоковеды о международных проблемах Востока. М., 2007.С. 178.
  8. Там же. С. 178.
  9. Фонд стратегической культуры 3.10.2005 URL: http:/fsk.rustrana.ru.2005.

10.Рытов А. Указ соч. С. 47.

  1. Иванова И.И. Указ. соч. С. 178.
  2. Рытов А. Указ. соч. С. 50.
  3. Иванова И.И.Указ. соч.С. 179.
  4. Тамже.С.180.
  5. FuatAksu, KibrisKonusundaki son gelismeler.URL: www.turkishgreek.org 2014.
  6. Иванова И.И. Указ. соч. С. 180.
  7. Рытов А. Указ. соч. С. 50
  8. Рытов А. Указ. соч. С. 58.
  9. Иванова И.И. Указ. соч. С. 180.

20.Milliet. 20.12.2006.

  1. Иванова И.И.Указ. соч.С. 182.
  2. AB’denTurkiye’yeKibrisBaskisi.URL: http//grtrnews.com.tr.
  3. Там же.
  4. Иванова И.И. Указ. соч. С. 182.
  5. Там же. С. 184.
  6. Там же.
  7. Гаджиев А.Г. Высадка в Афинах: к итогам визита Р.Т. Эрдогана в Грецию. URL: http: //www.iimes.ru/rus/stat/2010/17-05-10e.htm

REFERENCES

  1. 1. Embracing Cyprus the path to unity in then new Europe. L.-N.Y., 2003. P. 130.
  2. Ibid.
  3. Ibid.
  4. Michael Stephen The Cyprus Question. London, 2001. P. 9.
  5. Ritov A. Cyprus in a way to the an association. M. 2005. P. 42 (in Russ)
  6. Ibid [Tam zhe] P. 42. (in Russ)
  7. Ivanova I.I. The Cyprus problem in foreign policy of Turkey // Orientalists about international problems of the East.М., 2007.P. 178.(in Russ)
  8. Ibid [Tam zhe] P. 178 (in Russ)
  9. The Strategic Culture found 3.10.2005 URL: http:/fsk.rustrana.ru.2005.(in Russ)
  10. Ritov A. Cyprus in a way to the an association. M. 2005. P. 47 (in Russ)
  11. Ivanova I.I. The Cyprus problem in foreign policy of Turkey // Orientalists about international problems of the East.М., 2007.P. 178. (in Russ)
  12. Ritov A. Cyprus in a way to the an association. M. 2005. P. 42 (in Russ)
  13. Ivanova I.I. The Cyprus problem in foreign policy of Turkey // Orientalists about international problems of the East.М., 2007.P. 179. (in Russ)
  14. Ibid [Tam zhe] P. 180. (in Russ)
  15. FuatAksu, KibrisKonusundaki son gelismeler. URL: www.turkishgreek.org 2014.
  16. Ivanova I.I. The Cyprus problem in foreign policy of Turkey // Orientalists about international problems of the East.М., 2007.P. 180. (in Russ)
  17. Ritov A. Cyprus in a way to the an association. M. 2005. P. 50 (in Russ)
  18. Ibid [Tam zhe] P. 50. (in Russ)
  19. Ivanova I.I. The Cyprus problem in foreign policy of Turkey // Orientalists about international problems of the East.М., 2007.P. 180. (in Russ)
  20. Milliet. 20.12.2006.
  21. Ivanova I.I. The Cyprus problem in foreign policy of Turkey // Orientalists about international problems of the East.М., 2007.P. 182. (in Russ)
  22. AB’denTurkiye’yeKibrisBaskisi. URL: http//grtrnews.com.tr.
  23. Ibid [Tam zhe]
  24. Ivanova I.I. The Cyprus problem in foreign policy of Turkey // Orientalists about international problems of the East.М., 2007.P. 182. (in Russ)
  25. Ibid [Tam zhe] P. 184.
  26. Ibid [Tam zhe] P. 184.
  27. Gajiev A.G. Disembarkation in Athens: by the outcome of visit R.T. Erdogan’s to the Greece. URL: http: //www.iimes.ru/rus/stat/2010/17-05-10e.htm(in Russ).
    КИПРСКИЙ ВОПРОС В ПОЛИТИКЕ ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ (НАЧАЛОXXI В.)
    Статья посвящена Кипрскому вопросу как одному из направлений внешней политики Турции в начале XXI в. Показано прямое влияние Анкары не только на экономику, но и на политическую позицию руководства Турецкой Республики Северного Кипра. Отдельное внимание уделяется позиции турецких журналистов и основной оппозиционной Народно-Республиканской партии страны по Кипрскому вопросу. Подробно излагается план Кофи Аннана по урегулированию Кипрского вопроса через политическое объединение обоих общин острова, а также причины, по которым этому плану не суждено было реализоваться. Рассматривается попытка решения проблемы Кипра турецким правительством через так называемый «План действий», который также не был реализован. Делается вывод о том, что Кипрский вопрос в рассматриваемый период так и остается не решенным.
    Written by: Козик Константин Анатольевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/19/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_28.11.15_11(20)
    Available in: Ebook