27 Фев

ФРОНТОВАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ В РОМАНЕ А. БАРБЮСА «ОГОНЬ»




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Традиционно история была макроисторией, историей эпохальных событий, большой политики, выдающихся политических и культурных деятелей. Рядовой человек с его частной жизнью и повседневными заботами просто проваливался сквозь крупные ячейки сети макроистории, не существовал для нее. Он возникал лишь как участник массовых народных движений, бунтов, восстаний, революций, войн и т. п. [4, с. 6 – 7].

         Для современной историографии актуальной является тенденция развития истории повседневности, объектом изучения которой является описание и анализ реалий быта, ментальных структур, идеалов, стереотипов сознания, ценностных ориентаций; раскрытие культурных смыслов бытовых вещей, одежды, форм и формул поведения. Таким образом, история повседневности обратилась к «маленькому человеку», его заботам и проблемам, к быту и к частной жизни [4, с. 6 – 7].

         Любое микроисторическое исследование должно начинаться с определения семантики слова «повседневность» и близких по смыслу слов.
По мнению Н.И. Козловой, повседневность – это целостный социокультурный жизненный мир, предстающий в функционировании общества как естественное, самоочевидное условие человеческой жизнедеятельности [5, с. 318 – 319]. Иными словами, повседневность – это то, что регулярно появляется в жизни человека изо дня в день и имеет на него непосредственное влияние. История повседневности интересуется, прежде всего, многократно повторяющимися событиями, историей опыта и наблюдений, переживаний и образа жизни. Это история, реконструированная «снизу» и «изнутри», со стороны самого человека [6, с. 103].

         Анализ понятия «повседневность» предполагает также обращение к близкому ему понятию «быт». Быт – это уклад повседневной жизни, внепроизводственная сфера, включающая как удовлетворение материальных потребностей людей (в пище, одежде, жилище), так и культуру, общение, досуг. Быт складывается и изменяется под воздействием материального производства, общественных отношений, географических условий и оказывает огромное влияние на другие стороны жизни людей [6, с. 109].

         Целью данного исследования является описание фронтовой повседневности рядовых военнослужащих французской армии времен Первой мировой войны посредством анализа главного произведения французского писателя Анри Барбюса – романа «Огонь». Стоит заметить, что художественное произведение является историческим источником в том случае, если автор является непосредственным участником описываемых событий. Так, Анри Барбюс с 1914 по 1916 год служил рядовым солдатом на передовой линии фронта. Именно в это время писатель и задумал написание вышеупомянутого романа. Своеобразным дневником фронтовой жизни Барбюса являются его «Письма с фронта», которые позже стали основой романа. Впервые роман «Огонь» был опубликован в августе 1916 году в газете «Эвр» [9, с. 48 — 50]. Об этом произведении в статье «Замечательная книга», опубликованной в журнале «Коммунистический интернационал» в 1919 году, писал Максим Горький: «Эту страшную и радостную книгу написал Анри Барбюс, человек, лично переживший весь ужас войны, все ее безумие… это – первая книга, которая говорит о войне просто, сурово, спокойно и с необоримою силою правды. В ней нет изображений, романтизирующих войну, раскрашивающих ее грязно кровавый цвет во все цвета радуги. Барбюс написал будни, он изобразил войну как работу, тяжелую и грязную…» [3, с. 199].

         Как пишет Я. В. Валяев, любой военный конфликт включает в себя два основных компонента: непосредственный бой, предельно-экстремальную ситуацию угрожающую жизни человека, и периоды затишья, во время которых военнослужащий сталкивался с бытовыми условиями окружавшей его действительности. Особенность боевых действий Первой мировой войны заключалась в том, что впервые получила распространение позиционная война, сопровождавшаяся не только машинным характером ведения боя, но и тем, что во время позиционного этапа войны, либо в период нахождения солдат в резерве, тысячи людей были вынуждены закопаться в землю и столкнуться с реалиями фронтового быта [2, с. 159]. Так, в романе «Огонь» Барбюс пишет: «Наша рота в резерве; она занимает окопы второй линии. Здесь нет сторожевой службы. Ночью нас посылают на земляные работы, но пока светло, нам нечего делать. Нас свалили в одну кучу; мы словно прикованы локоть к локтю; нам остается только как-нибудь убить время до вечера» [1, с. 11]. В такие моменты главными проблемами становились элементарная скука, однообразие, невозможность найти целесообразных занятий: «Мы торчим здесь и бездельничаем. Трудно будет убить время, дотянуть до конца дня. Дрожим от холода, переходим с места на место…». [1, с.15].

         Первостепенный вопрос фронтового быта – солдатский рацион [7, с. 195]. От степени обеспечения солдат продовольствием напрямую зависел боевой дух: «Голод и жажда – сильные чувства; они мощно действуют на душевное состояние моих сотоварищей. Суп запаздывает, и они начинают злиться и жаловаться» [1, с. 15]. Барбюс описывает рацион рядовых солдат – его основу составляли хлеб, суп, бобы, в редких случаях мясо, кофе. Также солдат французской армии снабжали ежедневно небольшим количеством вина, «по четвертинке на человека». В то же время, распространенным явлением на фронте являлась подпольная торговля вином. Очень тяжело было добыть материалы, необходимые для приготовления еды, «по всем улицам рыскали повара и скулили, что нет ни дров, ни угля» [1, с. 23]. В связи с нехваткой горючих материалов, в их качестве могли использовать что угодно, вплоть до дорогой мебели и музыкальных инструментов.

   Не меньшее значение в изучении фронтовой повседневности имеет обеспечение армии обмундированием, бельем, обувью и снаряжением [7, с. 202]. Известно, что форма французского пехотинца была темно-синего цвета, включала в себя драповые широкие штаны и шинель [8, с. 14]. Однако, согласно данным, которые приводит Анри Барбюс, такая одежда не была приспособлена под дождливый климат: «…больше не удивляешься своему виду и наряду, придуманному нами для защиты от дождя, льющегося сверху, от грязи, проникающей снизу, от холода, пребывающего повсюду» [1, с. 11]. Рядовые солдаты, которые не могли спрятаться от дождя в окопах, были вынуждены использовать подручные материалы для защиты  от воды и холода: «Звериные шкуры, одеяла, парусина, вязанные шлемы, суконные и меховые шапки, шарфы, накрученные на шею или повязанные, как чалмы; фуфайки и сверхфуфайки, сверходеяния и кровли из клеенчатых, просмоленных, прорезиненных капюшонов, черных или всех (полинявших) цветов радуги, покрывают этих людей, скрывают форменную одежду почти так же, как и кожу, и расширяют тело и голову до огромных размеров» [1, с.11]. Особую роль в фронтовой повседневности играла обувь. Она очень быстро портилась, а плохое ее состояние в условиях холода и сырости приводило, как минимум, к высокому уровню простудных заболеваний солдат и массовым обморожениям [7, с. 202]. Как пишет Барбюс, снабжение солдат одеждой было минимальным, большинство солдат не получали новых деталей обмундирования взамен износившихся. Главным трофеем, полученным во время сражения, считалась обувь – ее снимали с поверженных противников, эвакуированные солдаты оставляли сапоги боевым товарищам, которые оставались на передовой либо в резервных войсках: «Потерло вот уже месяц ходит в сапогах немецкого солдата, в отличных, почти новых сапогах, подбитых подковками. Их дал ему на хранение Карон, когда был ранен в руку и эвакуирован. А сам Карон снял их с баварского пулеметчика…» [1, с. 12]. Чтобы спасти ноги от сырости и холода, фронтовики использовали различные материалы: «гетры и краги… из кожи, из плотной парусины, из какой-то непромокаемой ткани; обмотки… У некоторых солдат ноги обмотаны в тряпки, даже в газеты, обмотаны спиралями веревок или даже телефонными проводами (это практичней)» [1, с.12]. При себе солдаты хранили как детали обязательной экипировки, так и личные вещи: «Платок, трубка, кисет (где лежат еще листки папиросной бумаги), нож, кошелек и огниво (необходимые элементы солдатского обихода)… пузырек скипидара, пузырек с минеральным маслом, почти пустой, и еще один пустой пузырек; бляха от немецкого пояса с надписью Gott mit uns[1], кисточка темляка того же происхождения… складные ножницы и стеклянная трубочка с аспирином, в которой лежат также таблетки опиума» [1, с. 108]. Каждая вещь, которую хранил при себе солдат, имела большое функциональное значение: «Вот старая офицерская замшевая перчатка. Я срезаю пальцы, чтобы затыкать дуло моего «самострела»; вот телефонная проволока (только проволокой можно пришивать к шинели пуговицы, если хочешь, чтоб они держались!) … Здесь белые нитки, крепкие, не такие, какими шьют выдаваемое нам обмундирование (те нитки вытягиваются, как макароны на вилке): а вот набор, я воткнул их в открытку…» [1, с. 108].

              Помимо необходимых для повседневной жизни мелочей и необходимых деталей солдатского обмундирования, большинство солдат хранили при себе фотографии своих родных и близких, а также письма, полученные от них.

         Еще один важный вопрос фронтового быта – устройство жилья. Здесь существовали значительные различия для рядового отряда и офицеров, представителей различного вида войск. На формы и способы обустройства жилья влияли природно-климатические условия и времена года. Естественно, что в различных условиях находились на передовой и в резерве. Войска, следующие к фронту, оставались на постой во встречающихся населенных пунктах [7, с. 207]. Свободные жилые дома занимало офицерство, рядовые солдаты снимали жилье у мирного населения, в основном это были хозяйственные постройки: «По мере того, как мы продвигаемся вперед, солдаты кучками ныряют в ворота сараев: еще не занятые жилые дома предназначены для господ офицер и канцелярии» [1, с. 44]. На передовых линиях фронта солдаты ночевали либо в ямах, вырытых в боковых стенах траншеи и у ее края, либо в землянках: «…согнувшись в три погибели, я спустился в нашу землянку – низкий тесный погреб, отдающий сыростью и плесенью» [1, с. 12].

         Первая мировая война часто в историографии называется «окопная война» в связи с практикой позиционного способа ведением боя. Как уже говорилось, во время позиционного периода в узком пространстве скапливалось огромное количество людей, что порождало антисанитарию: «Обозначаются длинные извилистые рвы… Это окопы. Дно устлано слоем грязи, от которой при каждом движении приходится с хлюпаньем отдирать ноги; вокруг каждого убежища пахнет мочой. Если наклониться к боковым норам, они тоже смердят…» [1, с. 7]. Антисанитария, в свою очередь, порождала угрозу эпидемий и размножение крыс и вшей: «Ламюз чешется как горилла, а Эдор – как мартышка… Однообразная тишина то тут, то там прерывается приступами неистового волнения, вызываемого повсеместным, неизбежным, заразительным присутствием паразитов» [1, с. 13]. Наиболее распространенными заболеваниями были холера, дизентерия, туберкулез. Большинство фронтовиков были простужены. Солдат, попавший в госпиталь в связи с вышеупомянутыми или же другими заболеваниями, в сравнении с военными, которые пострадали во время боя, считался человеком, который «зря занимает койку». Пункты первой медицинской помощи или перевязочные пункты находились на передовой линии. В связи с огромным количеством раненных медицинские пункты были переполнены: «Можно различить очертания каких-то предметов, поставленных вдоль коридора: это носилки… Вокруг них и над ними суетятся согнувшиеся, исковерканные силуэты; у стен мельтешат вереницы и гроздья призраков… Искалеченные, изуродованные, неподвижные или суматошные люди цепляются за скамью, как утопающий за лодку; здесь целая коллекция разнообразных бед и страданий» [1, с. 177]. Военнослужащих, которым было необходимо стационарное лечение, отправляли в военные госпитали, которые находились в тылу. Стоит обратить внимание на то, как Барбюс описывает отношение солдат к ранениям, не угрожавшим жизни, но достаточно серьезным для отправки на стационарное лечение: «Сначала мне было чудно, когда кто-либо хотел получить «выгодную рану». А теперь, что бы там ни говорили, теперь я понимаю, что только на это и может надеяться бедный солдат, если он еще не рехнулся» [1, с. 39]. Погибших на поле боя хоронили в тылу, но перед этим собирали в одном месте, унося из окопов: «На грязном пустыре, покрытом сожженной травой, рядами лежат мертвецы. Их приносят сюда по ночам, очищая окопы и долину. Они ждут – многие уже много месяцев – что их перенесут в тыл на кладбище» [1, с. 93].

         В заключение, следует отметить, что от качества бытовой жизни и ее организованности напрямую зависела боеспособность армии, ее моральный дух. Именно поэтому при изучении военных конфликтов одной из первостепенных задач является также и изучение фронтовой повседневности военнослужащих. Роман Анри Барбюса «Огонь» — произведение, в котором в художественной форме описаны различные стороны фронтовой жизни французского рядового солдата во время Первой мировой войны. Проанализировав данный источник, можно сделать вывод о том, что французские военнослужащие в годы Первой мировой войны были по минимуму обеспечены продовольствием, одеждой и предметами первой необходимости – горючими материалами, лекарствами и т. п. Условия жизни фронтовиков были суровыми в связи с антисанитарией, размножением паразитов, распространением различных заболеваний и погодными яылениями. Таким образом, бытовые проблемы на фронте имели не только самостоятельное значение – санитарные потери снижали боеспособность войск, – но и перерастали в проблему психологическую, подрывая моральный и боевой дух военнослужащих французской армии.

Список литературы

  1. Барбюс А. Огонь. М.: Наука, 1985. – 503 с.
  2. Валяев Я. В. Фронтовая жизнь солдат российской императорской армии в годы первой мировой войны // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История, Политология, Экономика, Информатика. 2010. №19. Т. 16. – С. 159 – 163.
  3. Горький М. Предисловие (к книге А. Барбюса «В огне») // Горький М. Собр. соч. в 30 т. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1953. Т. 24. – С. 196 – 201.
  4. История культуры повседневности / под ред. Большакова В. П.,
    Иконниковой С. Н. [Электронный ресурс]. 2015. – Режим доступа: https://books.google.co.il/books?id=MZztCgAAQBAJ&pg=PT1#v=onepage&q&f=false. – Дата обращения: 21.01.2016
  5. Козлова Н. Н. Повседневность // Современная западная философия: Словарь. М.: ТОН, 1998. – С. 318 – 319.
  6. Лелеко В. Д. Пространство повседневности в европейской культуре. СПб., 2002. – С. 100 – 111.
  7. Сенявская Е. С. Окопный быт первой мировой войны: очерк фронтовой повседневности // Историческая психология и социология истории. 2014. №1. Т. 7. – С. 192 – 218
  8. Функен Ф. Первая мировая война 1914 – 1918. Пехота – бронетехника – авиация. М.: Астрель, 2002. – С. 6 – 20.
  1. Яхонтова М. А., Соловьева О. М. Литература Франции: 1917 – 1945 // История зарубежной литературы ХХ века: 1917 – 1945. Сборник научных трудов. М.: Просвещение, 1984. – С. 18 – 57.

[1]  С нами бог (нем.)

ФРОНТОВАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ В РОМАНЕ А. БАРБЮСА «ОГОНЬ»
Целью статьи является описание фронтовой повседневности военнослужащих французской армии времен Первой мировой войны на основе анализа романа А. Барбюса «Огонь». Непосредственное участие автора романа в войне позволяет рассматривать его художественное произведение как исторический источник. В статье показано, что от качества бытовой жизни и ее организованности зависели боеспособность армии и ее моральный дух.
Written by: Подольников Владимир Павлович, Будкова Елена Геннадьевна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 12/28/2016
Edition: euroasia-science.ru_26-27.02.2016_2(23)
Available in: Ebook