28 Фев

ФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ОСНОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ НА РУБЕЖЕ XV- XVI ВЕКОВ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Решающий  этап  объединения  русских  земель  в  рамках  единого  государства  под  началом  Москвы  и  окончательное  освобождение  от  ордынского ига связано с Иваном III  (1462-1505)  — “организатором  крупнейшей  державы своего времени” [12, с.120-121]. Под его началом оказалась  практически  вся  Великороссия,  Московская  Русь  превратилась  из  этноса   в   суперэтнос [3, с.177]. Укрепились  позиции  и  в  татарском  мире, что обеспечивало  относительную  безопасность   восточных  и   южных   границ, активную торговлю с Востоком, помогало в начавшейся борьбе за утверждение на   Балтийском море и соответственно  за  улучшение  условий  для  русской  торговли  с  европейскими  странами.

Насущным  вопросом  политической  жизни  Московской Руси стала  организация системы государственного управления. Со второй половины XV  века   центральное   управление   все   более   выходило   “из  тесной  сферы  княжеского  дворцового  хозяйства  и  приноравливалось  к  потребностям  общегосударственным” [8, с.350]. Управление великокняжеским хозяйством, постепенно обособляясь от общегосударственного, занимало   уже  сравнительно  менее   значительное  место [1, с.138,165-202]. Состоявшая при  великом  князе дума превращалась в высшее правительственное учреждение, совместно с  которой   рассматривались наиболее  важные  дела. При  назначении  на  думские  должности,  как  и   на  прочие   значимые  посты  в  администрации  и  армии,  великий  князь  должен  был  учитывать  складывающиеся  местнические  отношения. В  дьяческой  среде  Казны (Великокняжеской  канцелярии),  Дворца  и Боярской думы зарождались “первые ростки”  будущих  общегосударственных  учреждений   нового   типа   —   изб   и   приказов [5, с.233-262].

В административно-территориальном отношении страна делилась на  уезды,  находившиеся обычно в границах прежних княжений, а  последние — на  волости,  куда  входили  мелкие  административные  единицы (пригородные станы, села  и  пр.). Управление уездами возлагалось на  назначаемых  наместников,  сельскими волостями – на волостелей. Власть городских наместников распространялась  на  весь  уезд,  как  правило,  лишь  по  важнейшим  уголовным  делам.  Должности   по местному  управлению  являлись   средством   содержания  служилых  людей   и наградой за службу. Сборы (кормы) и  полномочия  местных  властей  регламентировались. В целом же не  было единообразия  в  административно-территориальном  делении, присоединенные  территории  сохраняли  высокую  степень  административной  обособленности. Не  были  в  основном  затронуты  и  традиционные  права  вотчинников  в  отношении  управления  и  судопроизводства. Тем не  менее появление  наместничьей   администрации,  находившейся  под  контролем  Боярской  думы,   представляло   собою   важный   шаг по пути подчинения  бывших  удельно-княжеских  территорий   центральной   власти [6, с.19, 5, с.253-256]. В ведомство последней стали переходить  поземельные и уголовные дела, связанные  с  конфискацией  имущества.

Процесс  территориального  роста  Великого  княжества  Московского    и  формирования государственных институтов сопровождался  кардинальными  изменениями в сфере землевладения. Борьба за выживание в условиях внешних угроз и  княжеских  междоусобиц  за  верховенство  требовала  сильной  армии,  главным  же  ресурсом  увеличения  военного  потенциала  была  земля.  С середины века, отмечал  В.О.  Ключевский,   начало  устанавливаться правило, согласно которому все личные землевладельцы  должны  были  нести  по  земле  воинскую  повинность [9, с.190]. Однако  возможности  для  существенного  увеличения  армии  появились  лишь  со  взятием   Великого  Новгорода (1478), положившим начало земельной реформе. Конфискованные  новгородские земли, как светские, так и церковные,  были  розданы в конечном итоге малоземельным  и  безземельным  слугам  великого князя («детям  боярским») в  качестве  обеспечения  их  военной  службы  или  же  переведены  в  категорию  «государевых  оброчных  земель»  и  отошли  тем  самым местным крестьянам.  Из  частных  рук  отошло  государству около  1  млн.  десятин  пахотной  земли   [1, с.289]. Предположительно, за  1487-1500 гг.  поместья  в  новгородской  земле  получили  более  8000  человек [7, с.19; 2, гл.4, параграф 3]. Такие  условные  держатели  стали  опорой  центральной   власти  на  присоединенных  землях,  создавалась  и  более  эффективная  система  обороны  северо-западных границ. Значительная часть бывших новгородцев получила землю на  поместном  праве в других  регионах  Великого  княжества.  Широкомасштабная конфискация  новгородских  земель  неимоверно  усилила  московскую династию и заложила “фундамент будущей  империи”[13, с.40]. По мере подчинения других княжеств великокняжеский  земельный  фонд был пополнен и в центральных областях, однако попытки прибрать к рукам огромные земельные богатства православной церкви повсеместно оказались безуспешными. Была проведена всеобщая перепись земель (1480-е – 1505 гг.), в ходе которой  государству отошла существенная часть частных  земель, упорядочивалась  система поместного землевладения, инициировался процесс ограничения (ликвидации) податных привилегий. К тому же  подрывалась “свойственная всякому собственнику мысль о неприкосновенности его владений”, и “должна была возникнуть идея о принадлежности правительству, по крайней мере, всех никем не занятых земель”[15, с.38]. Резко возросло число  земельных  конфликтов, охвативших в 1480-1490 гг. 73% уездов Северо-Восточной Руси, в которых ведущую роль  в   борьбе  за  землю  играло  черносошное крестьянство [4, с.70-89]. Перемены в системе земельных отношений  нашли  отражение в  Судебнике 1497 г., где поместное  землевладение вместе с черными землями — важнейшим  источником великокняжеских  доходов — ставилось  в   более привилегированное положение по сравнению с боярскими и монастырскими вотчинами. Были закреплены общие правила  землепользования и регламентирован выход крестьянина от землевладельца (Юрьев  день), что, как  считает Л.В. Милов, было связано с циклом сельскохозяйственных работ [10, с.500-538]. В целом, по мнению С.А. Нефедова, в содержании судебника сказалось влияние Османской империи, воплощавшей “исламскую государственную идею —  господство  государства  над  обществом” [11, с.37].

Таким образом,  происходившее  перемещение  земельной  собственности  являлось “политической  и  социальной  реформой  необыкновенной  важности” [15,с.38]. Утверждающаяся государственная собственность на землю  становилась основой формирующегося политико-правового устройства, усиливался институт власти-собственности. Великий московский князь все более превращался в «единственного», «великодержавного», князья  подчиненных  княжеств теряли самостоятельность. В ходе ускоренного “собирания  раздробленных  элементов  верховной  власти” [8, с.28] власть  московского князя  приобретала  принципиально  новое значение и сакральный  характер. Принятие Иваном  III  титула государя  всея  Руси  (1485)   символизировало превращение  Московского  княжества  в  общерусское [5, с.64, 95] и заявление  претензий  на верховную власть над всеми  древними  русскими землями как на  «отчину». Брак же великого князя  с  племянницей последнего византийского императора (1472) имел следствием официальное принятие титула самодержца (аналога византийского автократора), герба  Византии (двуглавого орла) в качестве государственного, а также новых символов власти и византийских ритуалов двора. В церковных кругах начинала разрабатываться доктрина «Москва – третий  Рим». Хотя удельные  традиции  были  еще  довольно  прочны, преемник Ивана III занял великокняжеский престол, имея уже  огромное  преобладание  среди  других  наследников  как  в  политической  сфере,  так  и  в  материальном  отношении.

Распространение военно-поместной системы, чему способствовало и  земельное  оскудение  низших  слоев боярства, положило  начало  созданию многочисленной армии, подчиненной центральной власти, которая становилась орудием укрепления государства и искоренения  сепаратизма. Инициировался процесс превращения всех землевладельцев в единое служилое сословие. Бояре начинали превращаться из вассалов в «государевых холопов», терять право отъезда от князя. Условный характер землевладения предотвращал дробление земель  от  семейных   разделов   и   их   переход  в   дар   монастырям, что было характерно для боярских вотчин. Развитие  военно-поместной  системы  способствовало формированию нового типа хозяйства, форсировало  процесс  закрепощения  крестьянства.

       В   целом,  на   месте  многочисленных  разрозненных  княжеств  возникло  обширное  и  сильное   в  военном   отношении   государство, начинавшее  себя  позиционировать в качестве преемника древнерусского государства и  защитника  всех  православных, наследника  павшей  Византийской  империи. Идея единства русских земель трансформировалась в государственную доктрину  централизации. При принципиальном сходстве основных тенденций исторического развития всего европейского региона “преобладание начала власти” стало отличительной  чертой российского исторического  процесса  [14, с.327]. Были  заложены  институциональные основы  государственного  строя  и  определены основные направления внешней  политики,  которые впоследствии  получили  дальнейшее  оформление  и  развитие.

 

Список литературы: 

1.Веселовский С.Б. Феодальное  землевладение  в  Северо-Восточной  Руси. Т.1.        М.-Л., 1947.

2.Вернадский  Г.В.  Россия  в  средние  века. М., 1997.

3.Гумилев Л.Н.  От   Руси   к   России.  М., 2000.

4.Горский  А.Д.  Борьба  крестьян  за  землю  на  Руси  в  XV – начале  XVI в. М., 1974.

5.Зимин А.А. Россия  на  рубеже  XV-XVI  столетий. М., 1982.

6.Зимин  А. А., Хорошкевич  А. Л.  Россия  времени  Ивана  Грозного.  М., 1982.

7.История Отечества. Проблемы. Взгляды. Люди //Под. ред. Е.П. Иванова. Псков, 2004.

8.Ключевский  В.О.  Курс  русской  истории. Т. 2.  Ч. 2.  М., 1957.

  1. Ключевский В.О. Соч. Т. 2. М., 1988.

10.Милов  Л.В.  По  следам  ушедших  эпох:  статьи  и  заметки.  М., 2006.

  11.Нефедов С.А. Реформы Ивана III и  Ивана IV:  османское  влияние  //Вопросы  истории, 2002. № 11.

12.Платонов С.Ф. Иван  Грозный  (1530-1584), Виппер  Р.Ю. Иван  Грозный. М., 1998.

13.Скрынников  Р.Г.  Третий  Рим. СПб., 1994.

  14.Струве П.Б. Социальная и экономическая история России с древнейших  времен до нашего в связи с развитием русской культуры и ростом российской государственности. Париж, 1952.

15.Сергеевич  В.  Древности  русского  права.  М., 2007. Т. 3. Кн. 6.

ФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ОСНОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ НА РУБЕЖЕ XV- XVI ВЕКОВ
Written by: Лунден Ирина Львовна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 05/06/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
Available in: Ebook