30 Апр

АМФОРЫ СИНОПСКОГО ПРОИЗВОДСТВА ИЗ РАСКОПОК МАНГУПА (ЮГО-ЗАПАДНЫЙ КРЫМ)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Мангуп-Кале – крупнейшее поселение из группы так называемых «пещерных городов», расположенное в юго-западной части Крымского полуострова на вершине плато (рис. 1). Его нерегулярные архитектурно-археологические исследования велись с середины ХIХ в., а систематические ежегодные раскопки, которые продолжаются по сей день, начались в 1967 г. [2, с. 30–31; 5, с. 93–94; 6, с. 306].

Рисунок 1. Мангуп-Кале на карте Крыма

Памятник является своеобразным историко-культурным феноменом, так как заселение Мангупа началось во второй половине III в. (это было связано с германскими вторжениями на территорию Крыма), и плато продолжало осваиваться до конца XVIII в. Позднеримско-ранневизантийский этап развития жизни на Мангупе  (вторая половина III – конец VIII вв.) характеризуется находками большого количества амфор, среди которых обнаружены сосуды синопского производства типов Делакеу и «Carottes»[1]. Последним посвящена данная статья.

Целью работы является комплексный анализ амфор типа «Carottes» из археологических контекстов Мангупа. В рамках поставленной цели необходимо решить следующие задачи: выделить археологические контексты, где обнаружены амфоры; уточнить хронологию сосудов; описать ареал; определить их роль в торговых связях жителей поселения.

Амфоры типа «Carottes» (1506 фрагментов, археологически целых и целых форм) обнаружены в 29 контекстах Мангупского плато, расположенных на участках жилой застройки в районах церкви Св. Константина и в Лагерной балке, раскопах в расселине Демир-Капу на южном склоне плато, с тыльной стороны оборонительной стены А.XIV, на юго-восточном склоне мыса Тешкли-Бурун (рис. 2). Не все эти комплексы имеют узкую датировку, так среди них нет закрытых[2], большинство из них относятся в условно закрытым[3] (единовременные заполнения хозяйственных ям, нивелировочные засыпи), а часть – к открытым[4] (слои, образовавшиеся в результате естественных процессов почвообразования и жизнедеятельности). В некоторых контекстах описываемые синопские амфоры являются примесью более раннего материала.

Отсутствие закрытых комплексов, вызвало некоторые трудности в работе, именно поэтому в исследование были включены максимальное количество условно закрытых контекстов, которые позволили получить ценную информацию и сделать достоверные выводы.

Рисунок 2. Плато Мангуп-Кале с обозначением участков исследования

Амфоры типа «carottes» названы так французскими исследователями из-за своеобразной морковообразной формы тулова [39, р. 23; 27, р. 232, fig. 9,10]. Это сосуды высотой от 50 до 90 см с заостренным клювообразным, подпрямоугольным, либо двучастным венчиком (dв=7–14 см), высоким (от 7 см) горлом, вытянутым морковообразным корпусом, округлым, а чаще коническим сужающимся книзу дном. Ручки овальные в сечении профилированы одним – двумя валиками на верхней плоскости. Вместимость амфор составляет 5–30 литров [22, с. 9, рис. 1,1; 19, с. 193, рис. 2,1; 27, р. 232, fig. 9,10; 12, с. 19–20, табл. 4; 15, с. 187, рис. 2–6; 34, р. 297, fig. 11]. Черепок сосудов светло-красного (Munsell: 2.5YR 7/6) розового (Munsell: 7.5YR 8/3, 8/4) бледно-коричневого (Munsell: 10YR 8/4) цветов, плотной структуры, с визуально различимыми примесями пироксена, известняка, железистых минералов и слюды [15, с. 187; 22, с. 9; 7, с. 215].

Мастерские по производству амфор типа «carottes» были открыты в Селевкии (Сирия) [27, р. 232] и Демирджи (14 км к югу от Синопы) [28, р. 331, fig. 11; 30, р. 440; 31, р. 119, fig. 9].

Исследователи датируют сосуды III–IV вв. [27, р. 232], IV–VI вв. [23, р. 579, fig. 238,1; 24, р. 174, lamina LXX,893; 35, р. 107–108], IV–VII вв. [26, р. 89–93] концом IV/началом V – началом VII вв. [30, р. 440; 20, с. 15], V–VI вв. [19, с. 194; 10, с. 17; 11, с. 17], первой половиной V – третьей четвертью VII вв. [36, р. 90, 92.], VI – первой половиной VII вв. [13, с. 41, 43, рис. 1,2; 14, с. 65; 12, с. 19–20], второй четвертью VI – третьей четвертью VII в. [15, с. 187; 8, с. 64].

Для определения даты сосудов рассмотрим их распространение.

В Херсонесе сосуды обнаружены в комплексах V–VI вв. [18, с. 192, рис. 6,20,26,28,29], второй четверти VI в. [8, с. 108], третьей четверти VI в. [8, с. 110–111, рис. 29,2–4; 7, с. 215, рис. 1,1,2,3], третьей четверти VI – первой половине VII вв. [22, с. 9, рис. 1,1; 3, с. 204, рис. 51а; 14, с. 70], конца VI – начала VII в. [15, с. 187; 8, с. 114–116, рис. 53,1, 54,2, 55,13], первой четверти VII в. [14, с. 61, 64, рис. 9;], третьей четверти VII в., конца VII в. [8, с. 117–120].

В центральной части крымских предгорий немногочисленные фрагменты стенок амфор типа «carottes» встречаются в верхних слоях поселения в Барабановской балке, датирующегося III–IV вв. [20, с. 15] и культурном слое IV – начала V вв. могильника Нейзац [4, с. 191–192, рис. 23,14,15].

На южном берегу Крыма амфора типа «carottes» использована в качестве урны для захоронения 43 в могильнике Ай-Тодор [21, с. 462], верхняя граница которого определяется первой половиной V в. [1, с. 51].

На Боспоре сосуды известны в археологических комплексах Ильичевского городища второй четверти VI в. [36, р. 90, 92, fig. 1,14] и последней четверти VI в. [16, с. 226, рис. 53,1–3], а также Гермонассы последней четверти VI в. [16, с. 231, 234, рис. 58,1,2, 20,20], Горгиппии V–VI вв. [9, с. 90–91, рис. 46а], Тиритаки и Зенонова Херсонеса второй четверти VI в. [13, с. 43, рис. 1,2; 15, с. 186–187], Батарейки II [22, с. 9; 15, с. 186–187]. Они обнаружены в археологических комплексах второй четверти – конца третьей четверти VI в. поселения Зеленый мыс [17, с. 90, 93–95, 98–100, рис. II,8 V,2,3,4, IX,1,3,8,14].

Сосуды встречаются среди тарных находок Драндского храма V–VI вв. [19, с. 193–194, рис. 2,1].

Амфоры характерны для комплексов Ятруса 408 – первой половины V в., конца V–VII вв., однако верхней границей их существования по археологическим контекстам данного региона является V–VI вв. [25, р. 51, taf. 28,334–337,564; 11, с. 17 табл. 7,А67]. Также амфоры обнаружены при подводных исследованиях в Месембрии [11, с. 17, табл. 7,А65,66].

В Румынии амфоры встречаются в Топрайкьое, Муригьоле [32, р. 217, pl. 20,6,8; 33, р. 30, pl. 18,6,8], Халмирисе IV–V вв. [38, р. 141, pl. XLIV,358,359], Томисе V–VI вв. [37, р. 166, pl. XV], Диногетии VI в. [35, р. 107–108, pl. X], Сучидаве [23, р. 579, fig. 238,1; 24, р. 174, lamina LXX,893].

Сосуды зафиксированы в Курионе (на Кипре) в V–VI вв. [29, р. 455, fig. 14.17,Q3,Q4], распространены в Афинах, Тарсусе, Эфесе, Лебаноне, Бодруме, Адане, Тарсе, Триполи, Египте, Бассите, Айяне в слоях, суммарно датирующихся III–VII вв. [39, р. 49, рl. 40; 27, р. 232–233; 34, р. 297].

На основании находок из Тарса исследователи обычно относят появление сосудов к III–IV вв. [39, р. 49; 27, р. 232–233], однако, как верно подметил А. В. Сазанов в специальной работе, посвященной амфорам типа «сarottes», сосуды здесь не происходят из надежно датированных комплексов [15, с. 185].

Самыми ранними археологическими объектами, где обнаружены изделия, следует считать комплексы Ятруса периода С (408 – первая половина V в.) [25, р. 51, taf. 28,334–337,564], а также не столь надежный комплекс на могильнике Ай-Тодор первой половины V в. [21, с. 462]. Таким образом, незначительное количество амфор уже встречается в археологических контекстах начала V в. А. Опайц указывает, что они присутствуют в комплексах Топрайкьоя конца IV в. [34, р. 297, fig. 11]. Таким образом, сосуды типа «carottes» начинают производиться в конце IV в., продолжая эволюцию амфор с вытянутым корпусом, исходным вариантом которых являются сосуды типа Делакеу. В течение V в. амфоры обоих типов сосуществуют, однако в VI в. сосуды типа Делакеу полностью уступают место амфорам типа «carottes». VI в. является периодом наиболее активного использования описываемых сосудов, он же является верхней хронологической границей амфор в Подунавье.

В Херсонесе, если не считать комплексов заполнения цистерн и нивелировочных засыпей, которые не являются показательными для определения верхней границы существования сосудов, самым поздним археологическим объектом, где обнаружены амфоры, является слой разрушения помещения 48-53а в районе куртины XVII портового квартала 1, содержащий монеты Констанца II (641–668 гг.) [8, с. 117–118]. Таким образом, верхней границей существования сосудов следует считать вторую половину VII в.

На Мангупе амфоры типа «carottes» (рис. 3) обнаружены в археологических комплексах IV – начала/первой половины V вв., конца IV–VII вв., IV–X вв., V в., V–VI вв., первой половины VI в., VI в., второй половины VI в., VI–VII вв., второй половины VI–VII вв., VI – начала IX вв., VI – второй половины IX вв., IX в.

Вероятно, амфоры типа «Carottes» начали поступать на Мангуп уже в V в. по тем же торговым путям, по которым со второй половины IV в. на поселение проникали синопские сосуды типа Делакеу. Наибольшее распространение в комплексах Мангупа описываемые амфоры получили в V–VI вв., причем в VI в. их количество по сравнению с амфорами типа Делакеу увеличивается.

Сосуды поступали на Мангуп не напрямую. Посредником, по-видимому, являлся Херсон, куда по морю товар доставлялся в порт, а оттуда по суше – на поселение. Основным продуктом, перевозимым в амфорах, являлось вино.

Находки сосудов типа «Сarrotes» на Мангупе свидетельствуют о том, что поселение было вовлечено в торгово-экономическую систему раннесредневековой Таврики.

Рисунок 3. Примеры амфор типа «Carottes» из раскопок Мангупа

 

Список литературы:

  1. Айбабин А. И. Хронология могильников Крыма позднеримского и раннесредневекового времени // Материалы по археологии, истории, этнографии Таврии. – Симферополь : Таврия, 1990. – Вып. I. – С. 4–241.
  2. Бармина Н. И. Этапы жизни Мангупской базилики // Византия в контексте мировой культуры: к 100-летию со дня рождения А. В. Банк: материалы конференции. – СПб. : Изд-во Гос. Эрмитажа, 2008. – С. 305–313.
  3. Белов Г. Д., Стржелецкий С. Ф., Якобсон А. Л. Квартал XVIII. (Раскопки 1941, 1947 и 1948 гг.) // Материалы по истории и археологии СССР. Археологические памятники Юго-Западного Крыма. – М. –Л: Изд-во АН СССР, 1953. – Вып. 34– С. 160–236.
  4. Власов В. П., Смокотина А. В., Храпунов И. Н. Культурный слой на могильнике Нейзац // Исследования могильника Нейзац. – Симферополь, 2011. – С. 179–249.
  5. Герцен А. Г. Крепостной ансамбль Мангупа // Материалы по археологии, истории, этнографии Таврии. – Симферополь : Таврия, 1990. – Вып. I. – С. 88–166, 242–271.
  6. Герцен А. Г. Археологические исследования Мангупа в 1967–1977 гг. // Херсонесский колокол: Сб. науч. ст., посвященный 70-летию со дня рождения и 50-летию научной деятельности Виталия Николаевича Даниленко. – Симферополь : Сонат, 2008. – С. 305–326.
  7. Голофаст Л. А. Комплекс VI в. из северо-восточного района Херсонеса // Материалы по археологии, истории, этнографии Таврии. – Симферополь : Таврия, 1994. – Вып. IV. – С. 215–256.
  8. Голофаст Л. А. Стекло ранневизантийского Херсонеса // Материалы по археологии, истории, этнографии Таврии. – Симферополь, – 2001. – Вып. VIII . – С. 97–260.
  9. Коровина А. К. Гермонасса: античный город на Таманском полуострове. – М. : ГМИИ имени А.С. Пушкина, 2002. – 146 с., 56 табл.
  10. Кузманов Г. Типология и хронология на ранновизантийските амфоры (IV–VI в.) // Археология. – София, 1973. – Книга 1. – С. 14–21.
  11. Кузманов Г. Ранновизантийска керамика от Тракия и Дакия (IV – началото на VII век). – София, 1985. – 101 с.
  12. Романчук А. И., Сазанов А. В., Седикова Л. В. Амфоры из комплексов византийского Херсона // Средневековый Херсон. История, стратиграфия, находки : в 2 ч. – Екатеринбург, 1995. – Ч. 2. – 110 с.
  13. Сазанов А. В. О хронологии Боспора ранневизантийского времени // Советская археология. – М. : Наука, 1989. – №4. – С. 41–60.
  14. Сазанов А. В. Амфорный комплекс первой половины VII в. из северо-восточного района Херсонеса // Материалы по истории, археологии, этнографии Таврии. – Симферополь : Таврия, 1991. – Вып. II. – С. 60–72, 252–265.
  15. Сазанов А. В. Амфоры «Carottes» в Северном Причерноморье ранневизантийского времени. Типология и хронология // Боспорский сборник. – М., 1995. – Вып. 6. – С. 185–196.
  16. Сазанов А. В. Керамические комплексы Боспора 570-580 гг. // Древности Боспора. – М., 2000. – Т. 3. – С. 221–259.
  17. Сазанов А. В., Мокроусов С. В. Поселение Золотое Восточное в бухте (Восточный Крым): опыт исследования стратиграфии ранневизантийского времени // Проблемы истории, филологии, культуры. – М.–Магнитогорск : Изд-во Магнитогорского пед. ин-та, 1996. – Вып. I. – С. 88–107.
  18. Ушаков С. В., Дорошко В. В., Кропотов С. И., Макаев И. И., Струкова Е. В. Керамический комплекс засыпи цистерны V – VI вв. в XCVII квартале Херсонеса (предварительная информация) // Херсонесский сборник. – Севастополь, 2006. – Вып. XV. – С. 191–216.
  19. Хотелашвили М. К., Якобсон А. Л. Византийский храм в с. Дранда (Абхазия) // Византийский временник. – М.: Наука, 1984. – Т. 45. – С. 192–206.
  20. Храпунов И. Н., Власов В. П., Смокотина А. В., Шапцев М. С. Поселение в Барабановской балке (по результатам раскопок 2007 и 2008 гг.). – Симферополь : Доля, 2009. – 132 с.
  21. Юрочкин В. Ю., Зубарев В. Г. Комплекс с монетами IV века из раскопок городища Белинское // Древности Боспора. – М., 2001. – Т. 4. – С. 454–473.
  22. Якобсон А. Л. Керамика и керамическое производство средневековой Таврики. – Л., 1979. – 164 с.
  23. Beltran Lloris М. Las Anforas Romanas en España. – Zaragoza, 1970. – 669 p.
  24. Beltran Lloris M. Ceramica Romana: Typologia y Clasificacion. – Libros Portico, 1978. – 234 p.
  25. Böttger B. Die Gefässkeramik aus dem Kastel Jatrus // Jatrus-Krivina. – Berlin, 1982. – Bd. 2. – Р. 33–148.
  26. Dyczek Р. Roman Amphorae of the 1st – 3rd centuries AD found on the Lower Danube. Typology. – Warszawa: Widawnictwa Uniwersytetu Warszawskiego, 2001. – 387 s.
  27. Empereur J.-Y., Picon М. Les regions depro production d’amphores imperials en Mediterranee orientale // Amfore Romane e Storia Economica: un Decennio di Ricerthe: Atti del colloquio di Siena 22-24 maggio 1986. – Rome, 1989 – P. 223–248.
  28. Garlan Y., Kassab Tezgör D. Prospection d’ateliers d’amphores et de ceramiques de Sinope // Anatolia Antiqua. – 1996 – IV. – S. 325–334.
  29. Hayes J. W. Pottery // Kourion: Excavations in the Episcopal Precinct. – Washington, 2007. – P. 435–476.
  30. Kassab Tezgör D., Tatlican I. Fouilles des Ateliers d’Amphores a Demirci pres de Sinop en 1996 et 1997 // Anatolia Antiqua. – 1998. – VI. – S. 423–442.
  31. Кassab Tezgör D. Types Amphoriques Fabriques a Demirci pres de Sinope // Production et Commerce des Amphores Anciennes en Mer Noire: Coloque international organise a Istambul, 25–28 mai 1994. – Cedex, 1999. – P. 117–123.
  32. Opaiţ A. Aspecte ale Vieţii Economice din Provincia Scythia (secolete IV – VI p.Ch.). Producţia ceramicii locale şi de import. – Bucureşti, 1996. – 333 p.
  33. Opaiţ A. Local and imported ceramics in Roman province of Scythia (4-th – 6-th centuries AD). Aspects of economic life in the Province of Scythia. – Oxford : Basingstoke Press, 2004. – 180 p.
  34. Opaiţ A. The Eastern Mediterranean Amphorae in the Province of Scythia // Transport Amphorae and Trade in the Eastern Mediterranean: Acts of International Colloquium at the Danish Institute at Athens, 26–29 September, 2002. – Oxford, 2004. – P. 293–308.
  35. Rădulescu A. Amfore romane şi romano-bizantine din Scythia Minor // Pontica. Acta Musei Tomitani. – 1976. – Vol. IX. – P. 99–114, with 12 pls.
  36. Sazanov A. Les amphores de l’antiquité tardive et du Moyen Age: Сontinuité ou Rupture? Le cas de la mer Noire // La ceramique medievale en Mediterranee actes du VI e Congres de L’AIECM 2 Aix-en-Provence 13–18 novembre 1995. – Aix-en-Provence, 1997. – Р. 331–380.
  37. Scorpan C. Origini si linii evolutive in ceramica romano-byzantina (sec. IV–VIII) din arliile mediteraniana di Pontic // Pontica. Acta Musei Tomitani. – 1976. – Vol. IX. – Р. 155–185.
  38. Topoleanu F. Ceramica romană şi romano-bizantină de la Halmyris (sec. I–VII d.Ch.). – Tulcea, 2000. – 364 p.
  39. Zemer A. Storage jars in Ancient Sea Trade. – Haifa, 1977. – 122 p.

[1] Благодарю руководителя экспедиции на плато Мангуп-Кале А.Г. Герцена за возможность опубликовать материалы раскопок.

[2] Изолированные комплексы, в которые все предметы попали в результате разового действия, при этом эти вещи существовали в одно время.

[3] Комплексы, в которые артефакты, существовавшие в разное время, попали в результате одномоментного действия.

[4] Комплексы, в которые предметы помещаются в различные промежутки времени в результате ряда действий, событий, моментов.

АМФОРЫ СИНОПСКОГО ПРОИЗВОДСТВА ИЗ РАСКОПОК МАНГУПА (ЮГО-ЗАПАДНЫЙ КРЫМ)
Written by: Яшная Ольга Сергеевна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 03/31/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.04.2015_4(13)
Available in: Ebook