25 Авг

РЫНОЧНЫЙ СОЦИАЛИЗМ КАК ФАКТОР МОТИВАЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Вклад в разработку теоретических основ рыночного социализма внесли В.И.Ленин, Е.А.Преображенский, Н.И.Бухарин, Ф.Э.Дзержинский, Ю.Ларин, которые были сторонникам первоначального социалистического накопления за счет эксплуатации частного сектора экономики. Различие заключалось лишь в тактических приемах и сроках использования частного капитала. Эти позиции разделяли  известные экономисты В.А.Базаров, А.В.Чаянов, Н.Д.Кондратьев, Л.Н.Юровский, Г.Я.Сокольников.

         Экономическая политика правящей партии была обусловленная интересами удержания и укрепления её монопольной власти. В.И. Ленин указывал на необходимость применения товарно-денежных отношений, всех форм собственности (государственной, кооперативной, частной, смешанной). Ленинская концепция устанавливала границы рыночных отношений в социалистическом государстве. Реформы носили эмпирический характер и  являлись тактикой, рассчитанной на преодоление экономического, политического, социального кризиса и главное их назначение было сохранение Советской власти.

         Многоукладная экономика и правовая надстройка порождали определенное своеобразие в построении и характере функционирования хозяйственного механизма. Определяющими факторами здесь были сложные переплетения рыночных начал, сочетание централизации и автономии в процессе хозяйствования.

         Экономическая политика была скорректирована таким образом, чтобы максимально использовать возможности кооперации, синдикатов, акционерных обществ, чтобы создать абсолютную монополию государственных хозяйственных учреждений.

         Вне исторического контекста, без учета конкретно-исторических обстоятельств ни один акт, регулирующий отношения, в том числе касающиеся рабочих и трудовых коллективов, не может быть объяснен. Политику советской власти, выраженную в кодексах, законах и постановлениях, невозможно понять без прочтения теоретических представлений большевиков о трудовых отношениях, построении социализма и др. это неизбежно ведет ко времени революции, когда их идеи стали воплощаться в жизнь.

         Этот анализ важен потому, что в свете особенностей советской идеологии на протяжении истории Советского Союза происходило сопоставление времен и апелляция к революционным событиям 1905–1917 гг.

         Большевики пытались претворить в жизнь марксистские положения о труде, как «освобожденном от капиталистических оков», и декретами стали проводить в жизнь наиболее значимые завоевания рабочего класса в странах Запада. Россия провозглашалась Республикой Труда. Вопросы его организации, повышения производительности уже в силу этого должны были встать в центр политики новой власти. «Производительность труда, – писал Ленин, – это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя» [1, c. 21].

         Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, а затем Конституция РСФСР объявляли труд обязанностью всех граждан Республики, что привело к определенным разногласиям среди партийных функционеров. Трудовая повинность как мера принуждения к труду находила все более широкое применение в республике и распространилась сначала на эксплуататорские элементы,  а затем и на все население, включая рабочих. Многие трудовые коллективы расценили это как попытку «закрепощения пролетариата». Признаком такого «закрепощения» стало введение трудовых книжек в октябре 1918 г.

         Трудовые отношения были подчинены главной задаче – восстановлению народного хозяйства Советской России. Характерно, что крупная социалистическая промышленность ставилась в условия конкурентной борьбы  с частной. С учетом специфики народного хозяйства, его многоукладности,  производство концентрировалось, как правило, на наиболее рентабельных госпредприятиях. Однако такие меры требовали полного отказа от милитаризации труда, от государственного нормирования зарплаты, возвращения к реальной практике коллективных договоров между государством и профсоюзами. Был осуществлен переход от мобилизационных мероприятий к добровольному привлечению. Декреты 1921 г. вносили изменение и в систему оплаты труда и материального снабжения. Декреты ВЦИК и СНК 1922 г. устанавливался новый порядок найма рабочих силы через отделы труда.

         Возникло противоречие, которое состояло в том, что частное предпринимательство допускалось только на условиях, определенных государством. При этом возникла ситуация, когда партийная идеология ставила одни задачи, а практика модернизации диктовала другие. Частично восстанавливались капиталистические отношения. Возвращались проблемы борьбы рабочих за сокращение рабочего дня, снижение интенсивности труда, за более высокие ставки его оплаты. Рабочие, в первую очередь, заботились об улучшении своего положения, а перед предприятиями стояла задача увеличения выпуска продукции.   Рынок труда требовал независимости, самостоятельности предприятий, включая стимулирование труда. На практике возникало препятствие для эффективного использования побудительных мотивов в увеличении производительности труда. Поэтому политика стимулирования свелась к совершенствованию структуры заработной платы.

         Декрет правительства от 10 ноября 1921 г. изменил систему оплаты труда. Заработная плата должна была определяться по  результатам работы предприятия.  В этот пакет включались все выдачи рабочим и служащим в форме денежной платы, стоимости квартиры, отопления, освещения, водоснабжения, предметов продовольствия, товаров широкого потребления, одежды, услуг коммунальных предприятий, культурно-просветительных учреждений и  семейных пайков.

         Модернизация предусматривала отмену трудовой повинности. Декретом ВЦИК и СНК 30 декабря 1921 г. были расформированы трудовые армии. КЗОТ, принятый в 1922 г., допускал трудовую повинность только в исключительных случаях. Основной организационно-правовой формой привлечения к труду стал трудовой договор. Им определялся порядок найма и увольнения рабочего. Помимо порядка заключения коллективных договоров в кодексе предусматривались правила внутреннего распорядка, установление норм выработки и вознаграждения, гарантии заработной платы. Договор определял продолжительность рабочего времени и отдыха, гарантии  труда женщинам, социальное страхование.

         Однако, повысить производительность труда за счет механизации производства, как это было предусмотрено планом ГОЭЛРО, было практически невозможно. Парк машин и оборудования был изношен примерно на треть по отношению к 1913 г. Стоимость оборудования в 1925 г. составляла две трети от довоенного. Ситуация осложнялась почти полным прекращением импорта и отсутствием кредитов для развития экономики. Поэтому трудности механизации заставляли делать упор на рационализацию, чтобы обеспечить более высокую отдачу имеющегося оборудования. Была создана организации «Лига времени», цель которой было вдохновить рабочих ценить время на работе и дома, пропагандировался хронометраж, выдавались хронокарты. Однако идея провалилась из-за отсутствия часов у большинства рабочих. Один из основоположников движения НОТ А.К. Гайстер выступил с инициативой по освобождению квалифицированных рабочих от вспомогательных операций как главного способа повышения производительности труда и заработной платы. Однако рационализация оказалась невозможной из-за технической и культурной отсталости рабочих, отсутствия необходимых трудовых навыков и низкой производственной квалификации. Все пошло по уже известному сценарию — экономии материальных ресурсов и увеличения рабочего времени. Стимулирование оплатой стало основным методом повышения производительности труда.

         Уравнительные тенденции в оплате труда оказывали негативное влияние на рост его производительности. Поэтому повышение зарплаты в отраслях тяжелой промышленности, уровень которой оказался ниже довоенной, имело прогрессивное значение. В годы нэпа воздействие рынка на заработную плату было существеннее, чем государственная политика. Стимулирующий эффект заработной платы был связан не только с подъемом благосостояния как результата ее повышения, но и стремлением населения к большему приобретению товаров. Своеобразным итогом нэповских мероприятий в области стимулирования труда стало то, что в 1927 г. ежегодная выработка на одного рабочего составила 117% по сравнению с 1913 г. [2, c. 27]. С 1923 г. рост заработной платы стал опережать увеличение его производительности. Если в 1913 г. ее доля в национальном доходе составляла 22%, в 1925 г. – 26,5%, в 1928 – 33,5%. Кроме того, 10% прибылей государственной промышленности должно было идти на жилстроительство, детсады, ясли, дома отдыха, санатории и клубы [3].

         Политика государства к частному предпринимательству в этот период была неоднозначной. Советская власть разрешала, ограничивала и запрещала одновременно. Интересно признание в этой связи В.И. Ленина: «Сегодня только слепые не видят, что мы больше национализировали, набили и наломали, чем успели подсчитать.  Мы сделали много ошибок, и было бы величайшим преступлением не видеть и не понимать этого» [4, c. 63]. Меры разрешительного и запретительного характера по отношению к частнику постоянно регулировались государством. В этой связи Л. Троцкий отмечал, что могут быть периоды, когда государство, опираясь на экономически обеспеченную мощь и, стремясь укрепить темп развития, сознательно допускает временное увеличение удельного веса частных предприятий в земледелии и в промышленности [5, c. 17]. Видный деятель советского государства А.И. Рыков, выступая на XV партконференции, говорил: «Необходимо видеть, что в настоящее время частный капитал стал более организованным и активным, чем ранее, более приспособился к современным условиям» [6, c. 129]. Е.А. Преображенский признавал, что советский корабль плывет в мутных водах нэпа и в них трудно что-либо разглядеть, что некоторые товарищи не решаются определить, где, собственно, кончается борт корабля и где начинается нэповская стихия» [7]. Академик В. Струминский, отмечая противоречивую сущность нэпа, писал: «Частный рынок – частная собственность оказалась сильнее, получилась обыкновенная купля и продажа. Частнособственнические элементы по сути дела сорвали ленинский план новой экономической политики» [8].

         Государству становилось все более сложным управлять экономическими процессами. «Жалкие проходимцы и другие дельцы стали проникать в государственные органы, обманывать их неопытных руководителей. Капиталисты оказались оборотистее государственных учреждений», говорилось в обращении ЦИК СССР по случаю годовщины Октября [9].

         Кустари и ремесленники свое производство в городе организовывали в основном в арендованных муниципальных помещениях. Если на начальном этапе нэпа арендная плата была сносной, то со временем она стала значительно повышаться и к 1928 г. возросла в 40 раз, что привело к закрытию многих предприятий или переходу их на нелегальное положение.

         Председатель ВЦИК М.И. Калинин признавал, что «война и гражданская борьба создали громадный кадр людей, у которых единственным законом является целесообразное распоряжение властью. Управлять для них, значит распоряжаться вполне самостоятельно, не подчиняясь регламентирующим статьям закона. Это является  порождением чрезвычайных обстоятельств, когда административная власть дается в значительных размерах» [10, c. 16].

         Модернизация 20-х гг. привела к допущению в определенных пределах частного предпринимательства и появлению многоукладной экономики. Эта политика была рассчитана на восстановление разрушенного в результате гражданской войны хозяйства при содействии частного и зарубежного, капитала. Новая власть нашла в сложных экономических и политических условиях оптимальные формы взаимодействия государства и бизнеса и обеспечила интересы заинтересованных в этом сторон.

         Либерализация политического курса в области частного предпринимательства стимулировала развитие социальных отношений (1925 – середина 1926 гг.). Усиление государственно-монополистических тенденций в экономической политике, вызванное форсированной индустриализацией, являлось тормозом на пути социального прогресса. Об этом свидетельствуют общественные кризисы 1922–1924 гг., середины 1926–1929 гг. Отсутствие стабильной, продиктованной экономическими интересами государственной политики в области частного предпринимательства не позволило ему в полной мере реализовать свои потенциальные возможности и тем самым сыграть свою позитивную и решающую роль [11, c. 126].

         Исторически сложилось, что модернизации в России, как правило, проходят через циклы реформ и контрреформ при этом, наблюдается исключительная последовательность в отрицании прежнего опыта, разрушение ранее сформированных экономических и социальных институтов и всякий раз страна заново представляет собой культурное и политическое поле для последующих модернизационных экспериментов. Для преодоления современного кризиса  большое значение имеет использование опыта модернизации рыночного социализма.

 

Список литературы

  1. Ленин В.И. ПСС. Т.39.
  2. Маслова Н.С. Производительность труда в промышленности СССР. М., 1949.
  3. МЭС. Т.3. М., 1929. Ст. «Заработная плата».
  4. Ленин В.И. Полн. Собр. соч., т. 43.
  5. Троцкий Л.Д. К социализму или капитализму? (Анализ советского хозяйства и тенденций его развития). М.-Л. 1925.
  6. ХV Конференция Всесоюзной Коммунистической партии (б) 26 октября – 3 ноября 1926 г. Стеногр. Отчет. М. – Л. 1927.
  7. Преображенский Е.А. Ростки будущего в настоящем. – Правда, 1923, 3 января.
  8. Струминский В. Два нэпа? – Правда, 1990, 17 января.
  9. Свод законов, 1927, ст. 1192.
  10. Третий съезд Советов СССР. Бюл. № 8. М. 1925.
  11. Узлов Ю.А. Человек труда в ситуации общественной трансформации // Человек труда в истории: актуальные вопросы исторической науки, архивоведения и документоведения. – Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс», 2016.
    РЫНОЧНЫЙ СОЦИАЛИЗМ КАК ФАКТОР МОТИВАЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
    Целью статьи является изучение концепции границ рыночных отношений, когда реформы являлись тактикой рассчитанной на преодоление социально-экономических противоречий в российском обществе и сохранение государства.
    Written by: Узлов Юрий Андреевич
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/09/2016
    Edition: euroasia-science.ru_#29_25.08.2016
    Available in: Ebook