30 Дек

Оценка устойчивого развития с учетом природных, экономических, экологических и демографических факторов.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

 « …наука начинает измерять сущности

явления, когда основные положения

единства количества и качества получают

математическую формулировку…»

                        Д. И. Менделеев

В соответствии с утверждением Менделеева Д. И. в настоящее время  проблематично отметить универсальные понятия для достаточного  рассмотрения оценок устойчивого развития. Трудности появляются при учете многочисленных допустимых комбинаций различных и противостоящих им факторов.  Причем каждая комбинация должна быть оценена для обеспечения окончательной главной цели, имеющей отступления от максимума достижений по отдельному фактору.

Всегда стоит вопрос: «Нельзя ли найти такой интегральный, агрегированный индикатор, на основе которого можно судить о степени устойчивого развития?» Приведем пример. Температура и давление являются интегральными, агрегированными индикаторами, на основе которых можно судить (безусловно, только в первом приближении) о степени устойчивого развития живого организма в целом. Получение численных значений индикаторов устойчивого развития на региональном уровне — комплексная и дорогостоящая процедура, требующая большого статистического материала, получить который и сложно, и дорого, либо вообще невозможно.

Для ответа на вопрос о возможности нахождения упомянутого индикатора, на основе которого можно судить о степени устойчивого регионального развития можно предложить проведение экспертной оценки по методу Делфи. Ответы на вопросы в обрабатываемых анкетах обычно представлены  в бальных оценках. В результате анкетирования эксперты пришли к выводу, что уменьшение численности населения на 20% и более (чаще всего к относительному максимуму численности населения в определенный момент времени)  соответствует неустойчивому развитию региона. Анализ анкет показал, что эксперты связывают неустойчивое развитие региона со многими параметрами. В первой анкете в первую четверку вошли: сильная эмиграция населения, высокий коэффициент смертности населения, низкий материальный уровень жизни, отсутствие возможности получить работу (безработица). Но следует отметить взаимосвязанность некоторых коэффициентов между собой. Так высокий коэффициент смертности населения, низкий материальный уровень жизни, отсутствие возможности получить работу (безработица) стимулируют сильную эмиграцию населения.

Данный вывод о значимости численности населения был взят за основу интегральной оценки устойчивого развития региона[12].

Однако ясно, что для большего числа людей кроме усредненного значения необходимо знать для качественной оценки состояния коллектива такие характеристики как обобщенные коэффициенты, различные моменты усреднения, и использовать для количественной оценки модели матричный анализ и дифференциальные уравнения.

Общий философский подход к оценке устойчивого развития основан на идеях Моисеева Н. Н. Человек, способный предвидеть следствия происходящего, может наблюдать процесс самоорганизации системы как следствие действия законов. Усвоив отдельные ее законы, позволившие создавать машины и все то, что сегодня называется “второй природой”, он не осознает, что существуют и другие законы, которые еще не известны, и запретная черта, которую человек не имеет права переступать ни при каких обстоятельствах [15].

Общество превратилось в дополнительную геологообразующую силу планеты. Энвайроментальные трудности начинают играть роль инструмента для решения политических проблем и служить источником нового типа обогащения [7].

Принцип “sustainable development” следует рассматривать не как некий абсолют, а в качестве своеобразного разведывательного осторожного шага, задерживающего движение к пропасти. Единственным национальным документом, который содержал попытку объективного (а не узко эгоистического) и научно обоснованного анализа был текст, составленный голландской общественной организацией “Дети Земли”. Он был назван: “Sustainable Niederlanden”, см., перспективы для изменения образа Жизни в северных странах [30].

Было показано, что именно человечество является основным мусоропроизводителем: оно производит отбросов органического происхождения в 2000 раз интенсивнее всей остальной биосферы. Постепенно становилось очевидным, что нагрузка, оказываемая человеческой деятельностью на окружающую среду, не просто превращается в фактор, определяющий ее эволюцию, но и растет столь быстро, что говорить о каком-либо равновесии биосферы и одновременно о сохранении гомеостаза вида homo sapiens уже не приходится. К этим соображениям следует добавить утверждение, совершенно тривиальное с точки зрения популяционной динамики: никакой живой вид, сделавшись монополистом в своей экологической нише, не способен избежать экологического кризиса. Успех в распространении идей устойчивого развития и обеспечении активного участия каждой страны предполагает их адаптацию к мировому рынку в области биоэнергетики и возобновляемых источников энергии [26].

Утвердились институты собственности. А вместе с ними возник и рынок. Это типичный механизм отбора, учитывающий лишь сиюминутную выгоду. Необходима новая организация общественной жизни и ее механизмов, которые придают этому рынку горизонт предвидения, а значит, и определенную систему ограничений.

В странах идет интенсивная работа над “Хартией Земли”. Но, к сожалению, ее ведут преимущественно экономисты и политики. А должны были бы ее разрабатывать ученые и философы, поскольку в основе этих работ должны лежать нравственность и новая идеология [25].

Важнейшими этапами становления концепции устойчивого развития стало учение В.И. Вернадского о ноосфере – сфере разума [13]. Он создал учение о ноосфере, в котором показал эволюцию планеты как единый космический, биологический и антропогенный процесс. Выработан подход к параметризации и оценке устойчивого развития в разрезе выделенных ключевых факторов устойчивости: экономической эффективности, экологической безопасности, социальной устойчивости, эффективных взаимоотношений с основными группами заинтересованных сторон, технологической и организационной результативности [4].

Растущее значение приобретают исследования, посвященные измерению и информационному обеспечению устойчивого развития предприятия с позиций комплексного экономического анализа. В области оценки, аналитического обеспечения и интегрированного управления устойчивым развитием необходимо выделить исследования О.В. Ефимовой.[6].

Ввиду того, что проблемы реализации стратегии устойчивого развития имеют высокую практическую значимость, большую роль в повышении информированности бизнес-сообщества и необходимости перехода к данной стратегии, играют международные организации [2].

Ноосферная экономика трактуется как разумный, духовно-нравственной способ общественного воспроизводства человека, товаров, работ и услуг на основе совершенствования системы корпоративных стоимостных (экономических) производственных отношений и преимущественно постиндустриальных производительных сил с соответствующими показателями эффективности: креативным развитием личности, максимальной занятостью трудоспособного населения, сохранением природы для будущих поколений, качественным воспроизводством ВВП (дохода) и его справедливым распределением между членами общества в зависимости от эффективности их труда [16].

Результаты исследований закономерностей развития экологического риска и рискообразующих факторов в Республике Беларусь, Красноярском крае России представлены в трудах белорусских ученых, где установлены закономерности и изложены теоретические основы развития и прогнозирования экологических рисков в различных регионах [5, 14].

Семимиллиардное человечество вступило в сложный период XXI века, требующий смены логики социально-экономического поведения, а также смены действий закона капиталистического накопления.   В рыночных отношениях падает потребность в квалифицированных, умных и требовательных исполнителях. Требуется выполнение заданий без запросов со стороны работника. Например, сообразительный человек для выполнения перевозок запросит повозку или автомобиль, а формальный исполнитель будет сам переносить товар. Последний соответствует сиюминутному выполнению задания бюрократа хозяина.

Предпринята попытка увязать в одном определении и экономическое, и социальное, и экологическое развитие [3]. Однако в ней не были четко сформулированы предмет устойчивости (что поддерживать), предмет развития (что развивать), связи между субъектами, которые следует поддерживать и развивать, а также их временные рамки. Появились многочисленные исследования, посвященные разработке альтернативных вариантов определения.

Устойчивость – это возможность долгосрочного продолжения деятельности. Все, что может продолжаться неопределенно долго – устойчиво. Все, что не может продолжаться неопределенно долго – неустойчиво. В течение жизни уже следующих поколений неотвратим резкий неконтролируемый спад численности населения и объема производства. Предполагается, что численность не должна превышать ее потенциальную емкость [18].

В основе «начало начал» лежит бифуркация-катастрофа. Имеется множество злободневных проектов, направленных на разработку модели устойчивого развития регионов, подверженных интенсивным антропогенным и природным воздействиям. Дело касается происхождения редких экстремально сильных событий, и, по-видимому, принципиальной неизбежности тяжелых последствий подобных катастроф [31]. Ущерб от редких экстремальных катастроф, очевидно, должен быть меньше затрат на тотальное проведение превентивных мероприятий по самому высокому разряду [29].

Однако появились новые виды возможных катастроф, связанные с потенциально опасными производствами и с военной активностью. Опасность редких экстремальных катастроф, в том числе техногенных, остается весьма высокой и, по мнению многих специалистов, практически неизбежной [28].

Поскольку масштабы человеческой деятельности растут во всех направлениях, возрастают шансы наткнуться на неконтролируемую неустойчивость. Поэтому, основной вывод: средства сохранения стабильности должны превосходить средства саморазрушения. В алгоритм управления риском следует включать операции, которые делят процесс на контролируемые шаги [27].

Кругооборот элементов устойчивого развития сам по себе представляет сложнейшую нелинейную систему. А методики оценок, основанные на нормах ПДК, являются типичными примерами линейного мышления. Эти методики полезны для экономической составляющей устойчивого развития. При совмещении обобщенных коэффициентов важно помнить  слова Бернарда Шоу: “Если я возьму у тебя яблоко, то у нас останется то же яблоко; если же возьму у тебя идею, то у нас будут уже две идеи”.

Обобщенный показатель устойчивости развития промышленных предприятий конструируется на основе среднегеометрических величин для комплексных показателей экономической, экологической, социальной и рисковой устойчивости. Определение понятия «рисковая устойчивость» предложено в работе [1].

Интегральный показатель рисковой устойчивости складывается из показателей риска внутренней и риска внешней устойчивости предприятия.

В исследовании при описании развития системы используется категория устойчивости развития относительно поставленных целей. Устойчивость поставленной цели может быть количественно интерпретирована, нежели устойчивость в классическом смысле. Дерево целей показывает пути достижения поставленной генеральной цели «Обеспечение устойчивости развития системы» через подцели. Очевидно, что устойчивость развития системы не может быть достигнута, если не достигнута хотя бы одна подцель [24].

Предложена методика прогноза развития территорий природных экосистем во времени, основанная на матричном походе. Рассмотрен случай, когда сходимость процесса к стационарному состоянию быстрее изменения внешних условий. Показано, что конечное распределение площадей экосистем зависит от матрицы вероятностей перехода лишь в последний момент времени (и не зависит от начального состояния и промежуточных моментов времени).[19].

Показано, что устойчивое (гармоничное, экологическое и т. п.) состояние образуется в самоорганизующейся системе при соотношениях конкурирующих возмущений, согласующихся с золотыми пропорциями [8].. Проиллюстрирована структура сходимости к равновесию в процессе численного решения уравнения Ферхюльста. Отмечается связь понятий динамического равновесия с гармоническим развитием самоорганизующейся системы [10]. Получены общие решения полного логистического уравнения с произвольными начальными условиями, позволившие выявить принцип нарушения устойчивости решений численного уравнения. Показано, что неустойчивость процессов с противоборствующими факторами вызывается перепадами исходных условий на последовательных отрезках. В качестве примера интегральной переменной, характеризующей устойчивое развитие Кировско-Апатитского региона, принята численность населения [9].

В моделях количественный подход посредством дифференциальных уравнений дает непрерывную и перспективную характеристику во времени устойчивого развития [22]. Сделан анализ потери устойчивости модели, описываемой уравнением Ферхюльста. Показаны временные интервалы, когда региональная система приходила в состояние неустойчивого развития. Неустойчивое развитие связано с понятием «динамический хаос» в природных системах. На примере уравнения Ферхюльста показан модельный переход устойчивого развития природной системы, описываемой логистическим уравнением, в состояние неустойчивого развития для двух случаев: под воздействием малых возмущений, действующих в течение длительного времени, и в результате численного решения уравнения при определенных коэффициентах [20]. При определенных значениях параметров дифференциального уравнения, связанных с емкостью напряженной среды, могут формироваться как неустойчивые, так и детерминированные режимы устойчивого развития. В связи с этим, приведенное численное логистическое уравнение можно принять за числовую модель развития природных опасностей в географической среде, характеризуемой емкостью напряжения противоборствующих факторов [11]. Ознакомиться с основными идеями в модельных исследованиях устойчивого развития отдельных факторов природных систем, а также анализом «хаоса», возникающего при описании динамических процессов в нелинейных системах, можно в книге [17].

Исследована возможность применения теории игр (взаимодействие человека и природы) в целях устойчивого развития территорий. Игровые постановки вопросов возникают, например, при эксплуатации природных ресурсов. Исследователь сталкивается с ситуацией, когда, несмотря на неполноту наших знаний о предмете исследований, необходимо принять решение о путях хозяйственного использования природных возможностей. Показан выбор стратегии в области сельскохозяйственной политики в случае отсутствия «седловой точки» [21].

Свои риски и представление о том, что катастрофа будет вызвана какой-то одной причиной, есть на каждом уровне. В этих случаях применяются оценки самоорганизации опасных возможностей, которые создают системный эффект. Однако, необходимо учитывать неспособность для системы смоделировать саму себя. Иначе бы получилась бесконечно большая модель, как в случае отражения двух зеркал друг напротив друга. Это является следствием математического принципа: множество не может содержать, как элемент, самого себя. Только модель с определённым огрублением может быть рассчитана. При риске происходит выбор решения, когда каждое действие приводит к одному из множества возможных решений, причем каждый исход имеет определенную вероятность появления.

Затронутая тема относится по современным футурологическим представлениям к последнему уровню «Шока будущего», связанного с бесконечным ускорением человеческого прогресса и качественным переходом и сменой модели развития, см., пять уровней, введенные футурологом Э. Тофлером [23]. При этом все эти варианты будущего относятся их сторонниками к XXI веку.

Работа выполнена при поддержке РГНФ и БРФФИ (проект № 15-22-01008).

 

Список литературы:

  1. Батырова Н.С. Методологические основы разработки и реализации стратегии устойчивого развития хозяйствующего субъекта. Экономический анализ: теория и практика. №44 (395), –2014 ноябрь. -с. 14 – 25.
  2. Большаков Б.Е. Наука устойчивого развития. -М.: РАЕН, 2011. -272 с.
  3. Бурима Л. Я. Использование индикаторов устойчивости для решения проблем экологизации экономического развития.  // Экономический рост Республики Беларусь: глобализация, инновационность, устойчивость: материалы VI Международной научно-практической конференции, Минск: БГЭУ, 2013. -т. 2, -с. 87-88.
  4. Вернадский, В. И. Несколько слов о ноосфере. – М.: Педагогика-Пресс, 1993. – 368 с.
  5. Гордина Л. С. и др. Ноосферная Этико-Экологическая Конституция человечества. Саммит ООН по устойчивому развитию Рио+20 <НООСФЕРА XXI ВЕКА НА ВСЕМИРНОМ САММИТЕ ООН ПО УСТОЙЧИВОМУ РАЗВИТИЮ РИО+20> Бразилия, Рио-де-Жанейро, 13–23 июня 2012г.
  6. Ефимова О.В. Парадигма устойчивого развития: проблемы информационно — аналитического обеспечения. Инновационное развитие экономики.  №1 (13),    — с. 22-31.
  7. Захарова В. М. Устойчивое природопользование: постановка проблемы и региональный опыт. — М.: Институт устойчивого развития. Центр экологической политики России. -192 с.
  8. Кудин В. Дискретность и золотые пропорции как средство самоорганизации // Современная картина мира в свете научного наследия академика Н.Н. Моисеева. Секция  Философия науки и техники. Материалы второй международной заочной научно-практической конференции. — Издательство МНЭПУ Москва. 2014. -с. 93–98.
  9. Кудин В. О нарушении устойчивости решений численного логистического уравнения // Физические проблемы экологии. Т. 15. Экологическая физика. — МАКС Пресс Москва, 2008, с. 198–205.
  10. Кудин В. О соответствии численных характеристик золотого сечения и бифуркаций в логистических процессах // Физические проблемы экологии. Т. 16. Экологическая физика. — МАКС Пресс Москва, 2010. -с. 191–195.
  11. Кудин В. Числовая модель развития природных опасностей в напряженной противоборствующими силами среде // Научный вестник «Евро-Азия» статей XI М/н конференции «Современные концепции научных исследований». — 2014.  № 9, -с. 135–136.
  12. Кудин В.Н., Светлосанов В.А. «Об одном из вариантов приближенной оценки устойчивого развития регионов». Журнал V Международной научной конференций (заочной) «Геоэкологические проблемы современности». — с. 188-191.
  13. Левашов, В. К. О социальной сущности концепции устойчивого развития. Социологические исследования. – 1997. № 4, -с. 3-14.
  14. Левкевич В. Е. и др. Проблемы экологических рисков и устойчивого развития территорий (на примере Республики Беларусь и Красноярского края России).  НАН Беларуси, Институт экономики, Сибирское отделение РАН, Институт вычислительной математики. — Минск: Право и экономика, 2011. -314 с.
  15. Моисеев Н. Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ. Вопросы философии. 1995.  №1, -30 с.
  16. Никитенко П. Г. и др. Ноосферные аспекты устойчивого развития Беларуси и Сибирского региона России. Монография. Институт экономики НАН Беларуси, Институт вычислительных технологий, Сибирское отделение РАН, Институт вычислительного моделирования СКТБ «Наука», Белорусский республиканский фонд фундаментальных исследований. — Минск: Право и экономика, 2013. — 216 с.
  17. Светлосанов В. А. Устойчивость экосистем. Изд. Lambert Academic Publishing Saarbrucken Germany, ISBN 978-3-659-16991-5, -101 с.
  18. Светлосанов В.А.  Применение системного анализа в исследовании природных систем (учебное пособие). — «11-й ФОРМАТ» Москва, 2011. -96 с.
  19. Светлосанов В.А., Кудин В.Н. Матричный подход при анализе динамики экосистем. Журнал Экологические системы и приборы. 2012. № 12, -с. 30-33.
  20. Светлосанов В., Кудин В. Модельное исследование экологических кризисных ситуаций с использованием логистического уравнения // Современная картина мира в свете научного наследия академика Н.Н. Моисеева. Секция  Глобальный экологический кризис и   проблемы устойчивого развития России. Материалы второй международной заочной научно-практической конференции. — Издательство МНЭПУ Москва.  2014. -с. 99–102.
  21. Светлосанов В.А., Кудин В.Н., Применение теории игр для обеспечения устойчивого развития территорий. ИнтерКарто/ ИнтерГИС -18: Устойчивое развитие территорий: теория ГИС и практический опыт. Материалы м/н конференции. Смоленск, Сен-Дье-Де-Вож, 2012. — с. 91-93.
  22. Светлосанов В.А., Кудин В.Н., Андреев Ю.Б. Анализ проблем устойчивого развития с точки зрения моделирования.  Журнал 《Экологические системы и приборы》.2015. №10, -с. 24-29.
  23. Тофлер Элвин. Шок будущего. — Москва, АСТ, 2002. -557с.
  24. Хомяченкова Н.А. Управление рисками промышленного предприятия //Актуальные вопросы рыночной экономики: сб. науч. тр. / под ред. Е.В. Горшениной.– Тверь: Твер. гос. ун-т, 201, с. 57–65.
  25. Earth Charter International Annual Report 2010. -54 p.
  26. Martin Junginger, Iris Lewandowski, Edward Smeets, Andre Faaij. International bio-energy trade and development. Copernicus Institute — Utrecht University The Netherlands Bioenergietagung des Netzwerks Erneuerbare Energien Nord-Süd — Weltmarkt für Bioenergie zwischen Klimaschutz und Entwicklungspolitik — Eine NROStandortbestimmung. Bonn, 20-21 Juni 2005. -39
  27. Kudin V.N. To question about risk assessment possible event. Collection works IV International symposium «Phenomenons of the nature and ecology of the person». Kazan, 2004, t. 2, — 21-25.
  28. Kudin V., Petrova E. Natural hazards impact on the technosphere from the point of view of the stability and chaos theory. European Geosciences Union General Assembly 2013, 7–12 April, Vienna, Austria, Geophysical Research Abstracts, издательство Copemicus Gesellschaften , t. 15, -p. 14118.
  29. T Koike, Y Suzuki, S Genyu, I Kobayashi, H Komori, H Otsu, H Sakuma, K Sakuma, E M Sarausad, K Shimada, T Shinozuka, H Tamura, K Tsukada, M Ukai, T O Yamamoto. Comprehensive data on ionising radiation from Fukushima Daiichi nuclear power plant in the town of Miharu, Fukushima prefecture. Published 14 August 2014, Journal of Radiological Protection, Volume 34, Number 3. — 675-698.
  30. Sustainability Monitor for the Netherlands 2009. -227 p.
  31. Turchin A. Risks of human extinction in the XXI century. San Francisco.
  32. -594 p.
    Оценка устойчивого развития с учетом природных, экономических, экологических и демографических факторов.
    Представлен перечень оценок аспектов устойчивого развития, с учетом рискообразующих факторов (экологических, экономических и техногенных). Показаны особенность и уместность различных подходов при оценке развития сложных систем с взаимным влиянием указанных факторов. Считается, что численность населения является подходящим интегральным индикатором экологических, экономических и демографических факторов устойчивого развития общества.
    Written by: Кудин Валерий Николаевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/09/2017
    Edition: euroasia-science.ru_29-30.12.2015_12(21)
    Available in: Ebook