28 Фев

УТОПИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ М. БАКУНИНА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Идеи анархизма, идеологии, предлагающей свои проекты будущего общества, получают распространение в России во второй половине XIX века. Одним из теоретиков анархизма в России был М. Бакунин. Исследователь анархизма П. Эльцбахер, анализируя его сущность, предложил свою классификацию анархистских идей. Он пришел к выводу, что теория Бакунина является генетической, так как признает «высшим законом человеческого поведения только естественный закон, т.е. закон, который не говорит нам, что должно быть, а что происходит на самом деле». И дает ряд дополнительных характеристик этого учения: федералистическое (по тому, что ставят на место государства), насильственное (по способу перехода к новому строю), номистское (по своему отношению к праву), коллективистическое (по отношению к собственности) [10, с. 242, 269]. Предложенная классификация отражает характерные особенности исследуемых проектов и является наиболее полной.

В своих трудах философ обосновывает русскую теорию анархизма: «мы об’являем себя врагами всякой правительственной, государственной власти, врагами государственного устройства вообще и думаем, что народ может быть только тогда счастлив, свободен, когда, организуясь снизу вверх, путем самостоятельных и совершенно свободных соединений и помимо всякой оффициальной опеки, но не помимо различных и равно свободных влияний лиц и партии, он сам создаст свою жизнь» [3, с. 238]. Таким образом, философ не предполагает отсутствие организации как таковой, но выступает против организации, стоящей над обществом. Организация формируется в недрах народного общежития, которое способно установить естественный самоуравновешивающийся порядок. Следовательно, стихийное сознание масс, согласно теории анархизма, способно реализовать идеал свободного общества, поскольку содержит в себе энергию созидания.

Опора на естественного человека в утопии анархизма и естественная организация общества соотносятся с концепцией языка Ж. Дерриды. Философ показывает, как язык выступает в качестве стихии «социальной институционализации», создает социальную структуру. Он заключает: «Ничто в обществе не предшествует языку, и причина его возникновения может быть лишь до-культурной или природной» [8, с. 390]. На способность языка формировать социум указывает и Т. Парсонс, отмечая, что он играет ключевую роль в переходе от примитивного общества к промежуточному[9, с. 122]. Таким образом, язык способен стать фактором самоорганизации, но только на ранних этапах человеческого общества, в процессе его оформления. Однако в концепции анархизма такая способность к установлению естественного, самоуравновешивающегося порядка относится к этапу современного общества, где данные механизмы ограничены уже сформированными социальными структурами, а, следовательно, процесс самоорганизации снизу становится невозможен.

Кроме того, Бакунин не учитывает геополитическую обстановку и был уверен в возможности реализации идеи всемирной революции, без которой невозможно было установить «интернациональную федерацию» в мировых масштабах. Таким образом, теория анархизма строилась на способности естественного человека и общества к самоорганизации в рамках всего мира. Импульс этому процессу должна была дать революция как способ реализации чувства солидарности, но революция во всемирном масштабе, поскольку против «мировой реакции изолированная революция отдельного народа не может иметь успеха» [1, с. 276 – 306], что свидетельствует об утопизме идей анархизма.

Для М. Бакунина политическая организация предполагает отсутствие властной вертикали сверху вниз и строится «по принципу единства и вынужденной централизации, но снизу вверх и от периферии к центру, по принципу свободной ассоциации и федерации»[1, с. 277]. Таким образом, утопический проект в создании счастливого общества опираются на способность стихийного сознания к организации.

В основе концепции лежит идея свободы, которая «может быть создана только свободою, т. е. всенародным бунтом и вольною организациею рабочих масс снизу вверх». Таким образом, бунт и свобода в теории анархизма взаимосвязаны. Однако понятие бунта имеет ограничения, так как бунт предполагает не только разрушение, но и созидание: «он есть неисчерпаемый и вечно созидающий источник всякой жизни»; и ограничен свободой других: «Свобода каждого человеческого индивида не должна иметь других границ, кроме свободы всех других индивидов»[3, с. 296; 2, с. 226, 499]. Следовательно, бунт для теоретика анархизма является, с одной стороны, средством достижения идеала – общества, построенного на принципах свободы, равенства, справедливости, а, с другой, это сама свобода, то есть принцип, на котором строится это общество. Бакунин уточняет: «свобода каждого возможна лишь при действительном равенстве всех. Осуществление свободы в равенстве – это и есть справедливость»[2, с. 273; 1, с. 277]. Таким образом, мы видим взаимосвязь и взаимозависимость принципов построения идеального общества в анархистском утопическом проекте.

С принципом свободы, а, следовательно, и бунтом связаны и моральные основы общества будущего, так как свобода и мораль не могут существовать одно без другого. Свобода отдельного человека должна быть признана «свободной совестью остальных» и не может быть ограничена, мораль должна основываться на полнейшем равенстве, справедливости и безусловнейшей свободе, указывает Бакунин[1, с. 276–306]. Эта свобода, которую теоретики называют безграничной, тем не менее, имеет рамки – жизнь в условиях общежития не должна нарушать свободу других. Следовательно, бунт и мораль могут быть согласованы между собой, что демонстрирует концепция анархизма.

Занимаясь разработкой принципов и организацией Интернационального революционного общества, Михаил Бакунин создает «Революционный катехизис»[1, с. 276 – 306]. Здесь наиболее полно отражены теоретические взгляды автора на общество будущего. Достижение равенства связано в его концепции с разрушением государства и созданием нового свободного общества Всемирной справедливости, объединяющего все Человечество. Бакунин строит свой идеал на инстинктивных потребностях народа, подчеркивая, что «жизнь естественная и общественная всегда предшествует мысли, которая есть только одна из функций ее, но никогда не бывает ее результатом». И идеал общественного устройства для философа заключается «в самом народе»[3, с. 237–238]. Поскольку зародыш социалистической мысли заключается «в инстинкте каждого действительного рабочего», необходимо поднять «мысль рабочих масс» до уровня их инстинкта, что определит их волю и сделает их могущество несокрушимым, делает вывод философ[5, с. 12]. Следовательно, необходимо использовать инстинктивные народные потребности для реализации революционных помыслов.

Гуманизм выступает для Бакунина одним из принципов нового социума. В центре его концепции стоит человек, который выступает в качестве источника теории будущего общества. Он выделяет три принципа развития человека: «Три элемента, или, если угодно, три основных принципа составляют существенные условия всякого человеческого развития в истории, как индивидуального, так и коллективного: 1) человеческая животность, 2) мысль и 3) бунт. Первой соответствует собственно социальная и частная экономия, второму – наука; третьему – свобода»[4, с. 147]. Таким образом, социальный проект общества будущего им рассматривается с точки зрения человека, где каждой человеческой потребности соответствует своя сфера общественной жизни.

Как часть общего каждый отдельный человеческий индивид в момент своего рождения является материальной, органической производной разнообразных причин, которые, соединившись, произвели его. Индивид предстает как безликое существо, осуществляющее в течение жизни замыслы природы. Все индивиды, таким образом, являются равными, что составляет основу принципа всеобщего равенства. В работе «Рабочий. Господство и гештальт» Э. Юнгер отмечает данную особенность – «задачу единичного человека, составляет сегодня и одну из задач нации; она состоит в том, чтобы отказаться от индивидуального образца и постичь себя как представителя гештальта рабочего». В результате изменения жизненного пространства, подчеркивает Юнгер, которое становится все более однозначным, происходит «исчезновение старой души» и исчезновение индивидуальности[11, с. 286, 211–212]. Данные процессы необратимо влияют на ценностные характеристики цивилизации, уничтожая духовное начало, делая человека частью единого, но бездуховного механизма.

Моральные основы будущего общества должны быть связаны с требованиями, предъявляемыми человеком к обществу. Следовательно, моральные основы общества должны опираться на человеческое уважение: каждый человек имеет право на признание человечности, человеческого права и человеческого достоинства[1, с. 257]. Общество должно быть для людей, а не просто «ради светлого будущего». Бакунин был уверен, что вместе с равенством в человеке начнут развиваться и совершенствоваться лучшие нравственные качества, которые, в свою очередь, и позволят социуму трансформироваться в свободное общество, установить всемирную справедливость и равенство. «Я свободен лишь тогда, когда все человеческие существа, окружающие меня, мужчины и женщины, равно свободны», – провозглашал М. Бакунин[4, с. 266]. Таким образом, он предполагает решение проблемы равенства только через полную свободу.

Философ считает свободу, равенство и справедливость взаимообуславливающими друг друга принципами. Исключение одного приводит к невозможности осуществления другого. На практике это означает, что свобода одного индивида невозможна без равенства всех других индивидов; осуществление свободы в равенстве всех является высшим проявлением справедливости. «Свобода есть абсолютное право всех взрослых мужчин и женщин…»[1, с. 276]. Справедливость, по мнению Бакунина, заключается в равных возможностях индивидов на удовлетворение своих потребностей, в «уравнении». Именно справедливость должна стать «основанием нового мира». Общественная сверхзадача, поставленная Бакуниным, сформулирована им следующим образом: «Организовать общество таким образом, чтобы каждый индивид, мужчина или женщина, находил, появляясь на свет, почти равные средства для развития своих различных способностей и для их использования своей работой …». Философ отвергает эксплуатацию, считая, что государство должно уничтожить все виды дискриминации, мешающие принципу всеобщего равенства, чтобы человек, независимо от принадлежности к полу, классу, был лишен возможности эксплуатировать чужой труд. Этому будет способствовать переустройство общества на основе строгой человеческой справедливости и самой полной свободы. Только в этом случае можно решить задачу всеобщего равенства. Вместе с этим он отвергает любую власть, любую организацию как противоречащую свободе, поскольку только свобода может быть основой любой организации, считает М. Бакунин. Государство же должно уничтожить наследственное право, которое мешает утвердить принцип всеобщего равенства. Необходимо самое широкое народное освобождение (материальное, политическое, интеллектуальное). Необходимо коренное переустройство общества и создание нового общества строгой человеческой справедливости и самой полной свободы[1, с. 175–178].

Таким образом, философ является противником государства, поскольку оно противоречит принципу свободы. Однако он не отрицает необходимости управления в обществе в виде авторитета специалиста. Бакунин подчеркивает, что данная власть не должна быть постоянно закрепленной, поскольку «не существует закрепленного и постоянного авторитета»[4, с. 169–170]. Следовательно, философ не отрицает необходимость власти, но власть эта должна быть не постоянной, а временной, основанной на абсолютном авторитете.

Основной причиной угнетения человека являются, по мнению Бакунина, патриархатные устои, покоящиеся на наследственном праве. Патриархатность, отмечает он, «есть то главное историческое, но, к несчастью, совершенно народное зло, против которого мы обязаны бороться всеми силами… Деспотизм мужа, отца, а потом старшего брата обратил семью, уже безнравственную по своему юридически-экономическому началу, в школу торжествующего насилия и самодурства, домашней ежедневной подлости и разврата». Патриархатное начало, преобладающее и в общине-«мире», поглощает личность, растворяет ее в себе, в то время как задачей интернационального общества является формирование личности. Бакунин подчеркивает важность решения данной задачи относительно всех свободных индивидов и отдельно останавливается на задаче женского пола в интернациональном обществе – стать не «как мужчина», а стать женщиной свободной, образованной[1, с. 299].

В поисках источника социального неравенства Бакунин обращается также к праву наследственной собственности, которую он считает второй причиной дискриминации. Он полагает необходимым требовать «уничтожения отцовского, семейного права, то есть деспотической власти мужа и отца, основанной исключительно на праве наследственной собственности…»[1, с. 316]. И, как сторонник полного равенства, он провозглашает свободный брак и возможность свободного его расторжения[7, с. 93]. Очевидно, что Бакунин выступает за создание семьи, свободной от патриархатных устоев, являющихся источником дискриминации.

Третья причина социального неравенства, по мнению Бакунина, кроется в религии. Исследуя законы развития природы и общества, он приходит к отрицанию религии и идеи дуализма, то есть деления на два мира: духовный и материальный, божественный и естественный. Философ подчеркивает тесную связь общества и человека как составляющей этого общества, и отрицает существование независимой души, «отделимой от тела». Тело человека со всеми интеллектуальными, моральными качествами, которые неправильно называют душой, являются продуктами общества, отмечает М. Бакунин, и делает вывод: «Каждый человеческий индивид в момент своего рождения является материальной, органической производной всего разнообразия причин, которые, комбинировавшись, произвели его». А то, что называют душой – это отличительная, первоначальная природа индивида[1, с. 258–259, 260].

В Катехизисе, отрицая религию, он предлагает заменить «культ божества уваженьем и любовью к человечеству» [1, с. 276]. Бакунин делает ставку на развитие и преобладание хорошего в человеке и поэтому разум, совесть и свобода – это те основания, на которых будет строиться и развиваться общество. При этом Бакунин, с одной стороны, отрицает бога, считает необходимым лишить церковь гражданских, политических прав, права заниматься воспитанием детей, а с другой, провозглашает абсолютную свободу совести в новом обществе, то есть право исповедовать религию, строить храмы и т.д.

В данной позиции философа заключается, с нашей точки зрения, характерная черта анархистских утопий – отказ от продления себя в Духе. Это отличает социальную утопию анархизма от русской классической утопии. Анархистские, как и марксистские, проекты этим отказом лишают личность возможности развития – движения по восходящей линии (к Богу), оставляя только нисходящее движение. Надо подчеркнуть, что опора на рабочего как основу будущего общества, в концепции Бакунина – это опора на деклассированный элемент, неспособный к созиданию, и выполняющий только задачу разрушения. Раскрывая пагубное влияние религии, Бакунин видит в ней препятствие прогрессу и настаивает на необходимости замены религии антитеологизмом.

Четвертая причина социального неравенства, по мнению Бакунина, находится в моральных основаниях общества, поддерживающих взаимосвязь общества и личности через систему воспитания нового поколения. Человек не может унаследовать достоинства или недостатки и поэтому особая роль в его теории отводится системе индивидуального, но равного воспитания и образования мужчин и женщин. Именно оно формирует достоинства человека[1, с. 350–372]. Цели воспитания в философии М. Бакунина вполне совпадают с либеральными идеями равенства: свобода каждого и всех, человеческая справедливость, научный разум, труд как первая и обязательная для всех «основа всякого достоинства», свободы и права. Государство заинтересовано в интеллектуальном и моральном развитии своего будущего. Вся система общественного воспитания и образования направлена на формирование достойных специалистов и граждан, уважение человеческого достоинства, уважение к труду, уважение к человеку, любовь к свободе и т. д.[1, С. 300, 301].

Принцип равенства используется Бакуниным и при формировании индивидуальных прав граждан нового общества. Спектр прав охватывает все сферы жизни общества и личной жизни: экономическую, политическую, семейную, социальную и др. Гарантией предоставления прав, с точки зрения Бакунина, является трудовая деятельность на пользу общества, труду придается огромное значение. «Труд – основа достоинства человека и его права», – указывает Бакунин[1, с. 293, 301]. Следовательно, утопия Бакунина проецируется на социальное тело – класс рабочих, тех, кто занимается трудовой деятельностью, благодаря которой этот класс и обретает свои права.

Таким образом, утопия Бакунина во многом повторяет утопии периода буржуазных революций, провозгласивших лозунг – свобода, равенство, справедливость, основой нового общественного устройства. Главной причиной дискриминации он считает государство и власть. И решение проблемы в своем утопическом проекте философ видит в предоставлении свободы обществу и личности. Однако, отрицая патриархатные устои капиталистического общества, Бакунин, тем не менее, не сумел решить проблему равенства как таковую. Он предложил лишь ее патерналистский вариант.

Список литературы:

  1. Бакунин М. А. Анархия и порядок: соч. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. – 704 с.
  2. Бакунин М.А. Избранные философские сочинения и письма. Москва, 1987. – С. 226, 499.
  3. Бакунин М.А. Избранные сочинения. С биографическим очерком В. Черкезова. Том I. П.: Книгоиздательство «ГОЛОС ТРУДА», 1919. – 321 с.
  4. Бакунин М.А. Избранные сочинения. С предисловием Дж. Гильома. Пер. с фр. Вл. Забрежнева. Том II. М.: Книгоиздательство «ГОЛОС ТРУДА», 1919. – 296 с.
  5. Бакунин М.А. Избранные сочинения. Том IV. П.-М.: Книгоиздательство «ГОЛОС ТРУДА», 1920. – 269 с.
  6. Бакунин М.А. Избранные философские сочинения и письма. М.: Мысль, 1987. – 576 с.
  7. Бакунин М.А. Собрание сочинений и писем 1828-1876. М.: Изд-во Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-переселенцев, 1935. Т. 4 [Электронный ресурс]. URL: http://ldn-knigi.lib.ru/Rusknig.htm [Дата обращения: 17.08.03]. – 279 с.
  8. Деррида Ж. О грамматологии / пер. с фр., вступит ст. и комм. Н.С. Автономовой. Москва: Издательство «Ad Marginem», 2000. 512 с.
  9. Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения // THESIS. 1993. Вып. 2. – С. 94 – 122.
  10. Эльцбахер П. Сущность анархизма. Мн.: Харвест, М.: АСТ, 2001. – 272 с.
  11. Юнгер Э. Рабочий. Господство и гештальт; Тотальная мобилизация; О боли. СПб.: Наука, 2000. – 539 с.
    УТОПИЧЕСКИЙ ПРОЕКТ М. БАКУНИНА
    Written by: Митина Наталья Георгиевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/18/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 28.02.2015_02(11)
    Available in: Ebook