26 Сен

ТРАДИЦИЯ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ФИЛОСОФИИ ПРАВА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Современный интерес к философии права как к осмыслению мировоззренческих проблем правоведения и прежде всего нравственных оснований права вполне закономерен. Интенсивное развитие философии права всегда приходится на переломные эпохи, когда происходит изменение теоретических оснований мировоззрения, переосмысление старых и созидание новых систем ценностей.

Идеи естественного права как права, данного от природы и тем отличного от искусственных законов полиса восходят к учениям софистов — Гиппия, Антифонта и др.  Софисты противопоставляли подлинное и справедливое право от природы праву по человеческому установлению («позитивному» праву). Этот подход лег в основу большинства последующих философско-правовых воззрений: можно сказать, что философия права от античности до классической немецкой философии развивалась в рамках концептуального пространства естественного права. Особое место концепция естественного права занимала в философии эпохи Просвещения (именно на этот период приходится окончательное оформление базовых естественно-правовых принципов) и в классической немецкой философии. Ее доминирование в философии права продолжалось до XIX века, до возникновения так называемого «юридического позитивизма», трактующего философию права как совокупность юридических норм. Хотя отождествление права с законодательством во многом было обусловлено практическими потребностями все увеличивающихся государственных аппаратов, широкое распространение юридического позитивизма свидетельствовало о кризисе философии права. Преодоление указанного кризиса в конце XIX – начале XX вв., как на Западе, так и в России, связано с интенсивным развитием философско-правовых идей.

Для отечественной философии права также было характерно преобладание идей естественного права, истоки которых восходят еще ко времени Древней Руси, где они были представлены в летописях, эпических и других литературных источниках. Лишь в XVIII веке началось осмысление и освоение отечественными мыслителями — В. Т. Золотницким, С. Е. Десницким, А. П. Куницыным уже сформировавшихся западноевропейских концепций естественного права. Возникновение и развитие теоретической базы отечественных правовых представлений в целом и естественно-правовых в частности датируется XVIII–XIX веками, когда Россия испытала потребность в философском осмыслении преобразовательной стратегии государства. Заметим, что расцвет философии права, в России (как и во всем мире) всегда приходился на переломные эпохи, когда менялись системы социально-правовых ценностей. На рубеже XIX-XX вв. в России обострились социальные противоречия, начали формироваться новые духовные ценности и правовые идеалы. Именно для этого времени было характерно возрождение естественного права, которое выступило мировоззренческой основой потребности в кардинальном преобразовании общества на основе представлений о «всеобщей справедливости», о приоритете естественных и неотчуждаемых прав человека и необходимости их закрепления в правовых законах и нормах.

Представители так называемого «возрожденного естественного права» П. И. Новгородцев, Б. Н. Чичерин, Е. Н. Трубецкой, выступая за обновление духовных и правовых ценностей в России, делали акцент на ценности внутренней свободы личности. В плане реализации либеральных ценностей правового государства, они видели будущее России в государстве, где в качестве высших ценностей были бы представлены права и свобода личности, всеобщая справедливость и законность. По мнению указанных мыслителей, основой права должна стать философская концепция, основывающаяся на идеях свободы личности и ее неприкосновенности, на признании конституционных прав в качестве естественных прав человека.

Выработка указанных первостепенных принципов права провозглашалась задачей философии права. В центре ее внимания должен был находиться основной элемент права, отождествляемый с идеей права, —  абсолютной идеей, из которой проистекают базовые нормы и принципы права. Б.Н. Чичерин, например, трактовал идею права как «рациональную сущность», исторически реализуемую в зависимости от нравственного сознания общества, а именно, как естественное право, в целом представляющее собой совокупность наиболее общих принципов и норм [5]. Соответственно, предметом науки о праве считалось естественное право.

Характерно, что возрождение естественного права в России проходило под лозунгами «возвращения» либо к Канту, либо к Гегелю. В рамках неокантианского и неогегельянского направлений в отечественной философии права, обращение к философским основам учения Канта и Гегеля, сопровождалось не только их усвоением, но и критикой. Так, неокантианец П. И. Новгородцев полагал, что правовой объективизм Гегеля предполагает подчинение личного общественному, подобная же абсолютизация общественного, противоречит духовной природе человека. Поэтому его необходимо дополнить, обогатить субъективистскими нравственно-правовыми положениями И. Канта [3]. Характерные особенности подобного подхода наиболее очевидны на примере диалога между представителями неокантианства и неогегельянства в отечественной естественно-правовой традиции в обсуждении проблемы «общего блага».

Как известно, дискуссия об «общем благе» была традиционна для западноевропейской философии права, где мировоззренческим основанием ее осмысления выступал индивидуалистический антропоцентризм. Но еще в рамках античной философии общее благо («bonum commune») понималось как обусловленное политической природой человека благо всех представителей общества «на основе естественно-правового (и, следовательно, общесправедливого) признания блага каждого» [2]. Эволюция понятия «общее благо» в истории западноевропейской правовой мысли оставила без изменений это его изначальное понимание. Отсюда следовала трактовка справедливости как инструмента «силы», обеспечивающего выражение и защиту блага каждого члена общества на основе естественно-правового принципа — «каждому – свое: равным – равное, неравным — неравное». И подобный подход к соотношению общего и личного блага, укоренный в традиции западного индивидуалистического антропоцентристского мышления, оставался неизменным на протяжении многих столетий.

Для отечественного правового сознания, хотя и усвоившего в рамках естественно-правовой традиции некоторые западные либеральные ценности, подобный индивидуалистический подход был неприемлем. В трактовке общего блага в отечественной традиции философии права доминировало представление, что благо представляет собой высшее, господствующее над личностью начало. Соответственно, понятие «благо» в России относилось «к трансцендентальной божественной сфере, а не к делам мира сего, не к светской области, не к организации социальной и политической жизни людей, не к их правам, свободам, интересам» [2]. В этом плане показательна позиция Е.Н. Трубецкого и Н.А. Бердяева, которые трактовали общее благо как форму проявления стоящих над индивидом нравственно-религиозных ценностей милосердия, правды и социальной справедливости [1]. Общее благо, в трактовке отечественных философов, составляет основы человеческой солидарности, поэтому достижение подобного блага требует от каждого человека ограничения его индивидуальной свободы во имя добра. Е.Н. Трубецкой рассуждал о соотношении общего блага и всеобщей солидарности следующим образом: «Как бы ни были разнообразны нравственные понятия у различных народов, — все они сходятся между собой в том, что человек должен поступаться некоторыми личными интересами ради блага общего, ограничивать свой произвол ради ближних… И не подлежит сомнению, что именно в этом принципе всеобщей человеческой солидарности выражается не преходящая точка зрения той или другой исторической эпохи, а вечный непреложный закон добра …» [4].

В целом для отечественной естественно-правовой традиции в философии права были характерны представления о возможности достижения всеобщей справедливости на основе принципа самоограничения индивидуальной свободы ради общего блага. Истоки подобного подхода восходят, как к специфике философско-антропологических православных оснований отечественной философии права, так и к пониманию самого права в естественно-правовой традиции. В концептуальном пространстве естественного права в России право понималось как нормы, устанавливающие или ограничивающие свободу, свобода воли человека трактовалась не как внешняя свобода поступков, а как духовная свобода от греха. Соответственно, полагалось, что в правовой сфере именно она доминирует над свободой человека, понимаемой прежде всего, как возможность поступать в соответствии со своей свободной волей.

Таким образом, хотя философия права в России преимущественно формировалась и развивалась как теория естественного права, базирующаяся на вере в существование вечного и абсолютного всеобщего справедливого естественного правового порядка, западный естественно-правовой подход к праву как к способу регулирования общественной жизни на базе свободы личности для нее был неприемлем. Трансформация естественно-правовой традиции в российском социокультурном контексте привела к пониманию права как формы духовного единения людей, стоящей над отдельным человеком и подчиняющей его на базе правды-справедливости. Что непосредственно вело в рамках отечественной естественно-правовой традиции к совмещению идеализации духовной свободы с критикой (а то и вовсе с прямым отрицанием) ценности социальной свободы.

Список литературы:

  1. Бердяев H.A. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии. М.: Республика, 1995. — 375 с.
  2. Нерсесянц В. С. Философия права: либертарно-юридическая концепция // Вопросы философии, 2002, № 3. С. 5-14
  3. Новгородцев П.И. Введение в философию права: кризис современного правосознания. М.: Наука, 1996. — 269 с.
  4. Трубецкой Е. Н. Лекции по энциклопедии права. Серия: «Из наследия мировой философской мысли. Социальная философия». М.: «Либроком», 2012. — 234 с.
  5. Чичерин Б. H Философия права. M.: Либроком, 2013.- 344 с.
    ТРАДИЦИЯ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ФИЛОСОФИИ ПРАВА
    Статья посвящена анализу трансформации естественно-правовой традиции как системы представлений о «всеобщей справедливости» в отечественной философии права. На примере дискуссии об «общем благе» показывается влияние российского социокультурного пространства на трактовку соотношения общего и индивидуального, предполагающую необходимость самоограничения индивидуальной свободы ради общего блага. Выявляются философско-мировоззренческие и правовые истоки сочетания в отечественной естественно-правовой традиции идеализации духовной свободы с отрицанием ценности социальной свободы.
    Written by: Сапенок Ольга Владимировна, Добрякова Наталия Анатольевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/06/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_26.09.15_09(18)
    Available in: Ebook