25 Июл

ПРОБЛЕМА СВОБОДЫ С ПОЗИЦИИ ЭКЗСТЕНЦИАЛЬНОГО ФИЛОСОФСКОГО НАПРАВЛЕНИЯ (Н. БЕРДЯЕВ, А.КАМЮ, Ж.П. САРТР)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Экзистенциальное направлениеостаётся прогрессивной альтернативой классической философской парадигме с собственным виденьем основных проблем философии, отвергающейтрадициюсопоставления свободы с необходимостьюи сведения её ксвободе воли. Оно не является монолитным, поэтому при сопоставлении учений можно выявить как схожие, так и противоположные взгляды на явления. Одни представители называют свое учение «фундаментальной онтологией» (М. Хайдеггер), другие — «позитивным экзистенциализмом» (Н. Аббаньяно), третьи считают себя христианскими экзистенциалистами (К. Ясперс, Г. Марсель, Н. Бердяев, Л. Шестов), четвертые относят себя к атеистическом экзистенциализму (Ж.-П. Сартр, С. де Бовуар, А. Камю).Вих основе прослеживается общность взглядов на человека его роль и место в мире, но с национальнойи мировоззренческой спецификой, причёмв проблемное поле попадает не только сущность человеческой свободы, но и аспекты её проявления в условии социальной нестабильности.

Для анализа обозначенного направления в контексте проблемы свободы мы остановимся на трёх основных воззрениях, способствующих раскрытию феномена и закладке оснований для исследования сложных современных социальных процессов, а именно философских взглядах:Н.А. Бердяева. А. Камю и Ж.П. Сартра.Несмотря на то, что А. Камю и Ж.П. Сартр принадлежат к атеистическому экзистенциализму, их взгляды имеют и концептуальные расхождения, но остаются перспективными для раскрытия явления. В свою очередь представления о духовной свободе человека Н.А. Бердяева способствуют раскрытию национальной специфической черты понимания свободы.

Идея человеческой свободы для Н.А. Бердяева имеет особое значение, несмотря на то, что его учение имеет религиозный оттенок, многие поднятые им вопросы способствуют пониманию современных политических и социальных процессов в Росси.В границах проблемы он затронул как острый вопросеё проявления, так и необходимостьосознания её ограниченияв экономической и политической сфере. Феномен рассматривается им в качестве свободы духа в отличие от многих западных натуралистических учений того времени. Согласно его представлениям сущностная сторона свободы скрыта в духовном мире человека, а при объективизации в материальном мире она становиться формальной. Истинной формой свободы у него выступает творческая энергия, с помощью которой человек может творить новую жизнь общества и мира. Закрепляя свободу за человеком, он настаивает на существовании двух её форм: внутренней и внешней. Несмотря на то, что они объединяются в человеческой сущности, он их разграничивает, оставляя преимущество за первой. «Освобождение рабов во внешнем обществе не есть ещё освобождение от внутреннего рабства».[8, с.316]

В социальном становлении человекаон видит прогресс преодоления социальной детерминации, совершенствование себя и борьбу с действительностью, овладение собой и миром, победу над рабством, высвобождение. Из этого исходит его особой интерес к личности и её значению в социальном развитии. «Личность есть существо разумное, но она не определяется разумом, и её нельзя определить как носителя разума».[2, с.23]У него она с одной стороны является связующим звеном социальной системы и одновременно разграничивающим фактором, – личностных и социальных интересов которые могут не совпадать. «Личность есть независимость от природы, общества и государства. Она противится всякой детерминации извне, она есть детерминация изнутри».[2,с.24] Свобода является динамичным явлением сохраняющим возможность перехода в своё противоположное состояниеи подразумевает осознание своей личной ответственности. Согласно его концепции рассмотрение человека только с социальной позиции является осознанным обречением его на рабство. «Человек находится в дурной рабской зависимости от общества, и он сам создает эту зависимость…».[2, с.97]Объективизация делает человека существом наделённым совокупностью универсальных признаков: национальных, социальных, профессиональных, претендующих на целостность, вытесняя конкретность, котораяявляется актуализацией универсальности и не может быть детерминированной. Т.о. конкретный человек – самый свободный человек, согласно его взглядам.

В обществе он не видит органически-целостной системы, поскольку для него оно является искусственно созданной кооперацией, в основе которой лежит материальное благо. В сущности же целостного и свободного общества должны сочетаться образы: свободного духа, персонализма, солидарности и милосердия, только такое общество им понимается не рабским и способным противостоять социальной детерминации и строгой иерархичности. «Источник истинной свободы лежит в духе, а не в обществе. Все, что исходит от общества, — порабощающее, а все, что исходит от духа – освобождающее. В свободном обществе должен устанавливается приоритет личности над обществом, а общества над государством: за этим стоит примат духа над материальным миром».[2, с.91]

Свобода у него предполагает приоритет духовного начала, не детерминированного ни природой, ни обществом, поэтому демократия как форма государственного устройства не может обеспечить приоритет свободы из-за отсутствия в ней духовной составляющей. Признание приоритета материализма над духовной сферой у него является полным отрицанием свободы. Сосредоточенность на материальной стороне жизни ведёт к тому, что в ней начинают видеть не средства, а цель жизни,а творческую духовную составляющую жизни или отрицают или подчиняют материальной сфере.

Неизбежность социального переустройства по мере социального развития приводит к уменьшению свободы не только экономической и политической, но и интеллектуальной и духовной. Т.о. дух у него соотноситься с истинной свободой, а материя с несвободой. «Автономия морали, науки, искусства, права, хозяйствакоторую утвердила новая история, совсем не есть автономия самого человека. Все освобождалось, кроме самого человека. Человек делался рабом автономной морали, науки, права, хозяйства и пр.».[1, с.107]Свобода возможна лишь в том случае, если человек есть свободный творческий дух, над которым ни кто не властен, а степень свободы должна увеличиваться по мере приближения к духу и уменьшаться по мере приближения к материи.

С философскими взглядами Н.А. Бердяева отчасти перекликаются философские концепции А. Камю и Ж.П. Сартра. Несмотря на то,что в работах А. Камю особое значение уделяется бунту, причём нестолько как социальному феномену, а как внутреннему бунту для определения себя, в этом понимании направленная свобода осознаётся им его основой. Он выявляет два состояния человека – обычное и абсурдное.В обычном состоянии человек имеет цели и заботу о будущем, верит в оправданность своего существования, в способность управлять своей жизнью, поступать так, как еслибы был свободен, даже если бывсе факты подтверждали её отсутствие. Человек абсурда – это человек, осознающий свою свободу быть, она для него является единственной истиннойбросающей вызов окружающей реальности.

Абсурд свидетельствует об осознании отсутствия абсолютной свободы, но данное понимание не устраняет возможность свободы поступков или свободы в осознании причин своей зависимости. При условии осознания неопределённости или нестабильности своего будущего бытия происходит снятие с себя существующих социальных ограничителей. Неопределённость в завтрашнемоткрывает перед человеком новые возможности, боязнь выхода за существующие границы уходит на второй план перед неопределённостью бытия. «В своей сути свобода – это не подарок, который должно нам преподнести государство или какой-нибудь вождь, а достояние, которое отвоевывается повседневными усилиями каждого из нас и всех вместе».[4, с.137]

По мнению философа наиболее благоприятным восприятием свободы для человекаявляется осознание её как долга, в этом пониманииона неизбежно приведёт к социальному сплочению в виде коллективного труда, к общекультурному развитию и к справедливости.

Как иу Н.А. Бердяева свобода у него обрекает человека на страдание и не является лёгкой ношей,более того она связана со справедливостью, путь к которой не должен лежать через отказ от свободы. По своей сути свобода не гарантирует социального благоденствия в отличие от справедливости, поэтому свобода вынуждена со временем уступить место справедливости, одновременно придавая ей импульс развития, т.к. достигая крайней своей точки, социум активирует механизм самоорганизации, который приводит к осознанию необходимости закона выступающим главным социальным регулятором. Но отсутствие закона не является обретением свободы т.к. она теряет свой смысл, приводя к социальному хаосу.

Согласно воззрениям А. Камю свобода возможна только в мире, где четко определено место как возможного, так и невозможного. Он осознаёт весь ужас абсолютной свободы, поскольку стремление к ней приводит к отказу от порядка, от цели и ценностей, что пагубно для человечества, поэтому смирение и принятие необходимости является неизбежным условием и благом, т.к. наполняет смыслом существование. Неограниченная свобода желания одного человека предполагает отрицание желания другого человека и отказ от всякой жалости. Вседозволенность, как крайняя форма свободы предполагает как возможность преступления, так и уничтожение границ всего человеческого, в том числе и сознания. Принятие необходимости у него является парадоксальным определением свободы. Тотальная свобода или отрицание существующего порядка оправдано тогда, когда это ведет к созданию новых ценностей отождествляемых с благом всего человечества. Но если этот процесс запаздывает, человечество может погибнуть в братоубийственной схватке, наикратчайший путь к этому лежит в тотальной диктатуре.

Если бунт он определяет как стремление к установлению справедливость, то бунт должен требовать расправы над свободой, идея которой идёт в разрез со справедливостью. Бунтарь утверждает невозможность свободы всеобъемлющей, в тоже время, требуя для себя свободы относительной, необходимой для того, чтобы осознавать эту невозможность. Поэтому свобода в глубочайшем своем корне столь же относительна.

Т.о. у философа утверждение справедливости противостоит утверждению свободы, а отрицание справедливости не способно привести к общественному благоденствию.

Учение Ж.П. Сартра противоречиво и не раз подвергалось критике, в том числе со стороны самих же экзистенциалистов. В отличие от представленных выше концепций он делает попытку выявить свободу, отталкиваясь не столько от человеческой сущности,сколько на анализ его бытия. Свобода, полагает он, предшествует бытию и тем самым является источником его многообразия. В своём учении он пытается соединить онтологию с многочисленными человеческими переживаниями, складывающимися в результате сложившейся ситуации. Многообразие бытия, возможно, и исходит из многообразия восприятий, но данные выводы не объясняют источника происхождения свободы. Взгляды Ж.П. Сартра и Н.А. Бердяева кардинальным образом расходятся в вопросах онтологии. В отличие от Н.А. Бердяева, Ж.П. Сартр отделяет «бытие-само-по-себе» от материального начала окружающего мира. «Бытие-в-себе» существует, но оно согласно воззрениям Сартраесть: ни реальность, ни потенция реальности, ни возможность, ни невозможность, оно просто наличествует и превосходит понимание для разума оно непроницаемо, а значит бессмысленно. Сартр отрицал и природу вещей – «нет и той истинной природы, как сокровенной реальности вещи, существование которой можно предчувствовать, или предполагать, но до которой никогда не добраться».[6, с.20]

Свободау него является характеристикой человека и безусловным принципом его существования, но она проявляется только в конкретной ситуации, когда человек должен самостоятельно принять судьбоносное решение (сделать выбор) и возложить на себя ответственность за него.

Основным фактором осознания свободы выступает страх, поскольку под его влияниеминстинктивно чувствуешькак между прошлым и будущим вторгается «ничто» или свобода. В рефлективных актах человек не сознает это «ничто», отделяющее сущность от выбора, поэтому не испытывает страха. Осознание свободы может вызвать попытку «спрятать» от себя свою свободу,попробовать переложить свою ответственность на общество на других индивидов, наконец, на божественное предопределение, но это самообман. Индивид не может избежать ответственности за выбор, бремя всеравно останется на его плечах. Все, что один человек может сделать для другого – осветить возможные действия и значение свободы для обеспечения подлинного выбора. Выдвинув принцип «существование предшествует сущности», Ж.П. Сартр предполагал, что человек рождается индивидом и только под воздействием различных факторов в процессе социализации становится личностью. Человеческая сущность всегда проявляется в экзистенциальных ситуациях. Человек становится человеком в опыте жизни и в перипетиях судьбы. То, что Бердяев в своей концепции называл творчеством, Ж.П. Сартр определилкак деятельность только особого рода, как процесс, направленный на создание качественно новых материальных и духовных ценностей.

 Оба философа были уверены, что предметы эмпирического мира предстают перед человеком не для того, чтобы их пассивно созерцать, а чтобы ими активно пользоваться. «Человек, заброшенный в мир, прикован к нему, но он не является заложником или рабом природы, т.к. своими свободными творческими актами он изменяет, «перекраивает» бытие под себя. Действовать – это значит иметь возможность изменять облик мира, иметь в распоряжении средство для достижения цели, создавать организационныйи инструментальный комплекс».[6, 445]

Человека, отмечает Сартр, пугает бремя ответственности за свои действия, которые он пытается оправдать и объяснить независимо от него объективными обстоятельствами и причинами. Человек по истине, согласно Сартру, должен быть свободным, так как у него нег иного выхода, кроме утверждения своей «человеческой» истины, путем мужественного противостояния «человеческому» миру. Противостояние мира и субъекта, выливается и в противоречие «Я» и «другой», как две противоположные и в какой-то мере враждебные реальности. Отношения к «другому» у Сартра рассматриваются как покушение на личную свободу. Отношение мое к другому — это не просто отношения сознания к сознанию, а прежде всего, отношениябытия к бытию.[7, с.111] Т.о. свобода не есть бытие, она есть бытие человека, быть свободным, по Сартру, не означает делать то, что хочу, а означает определяться в желании и выборе самому.

Сходны взгляды Бердяева и Сартра на социализацию. Она является важным обоюдным процессом, причём отчётливо прослеживается, что само общество ими осознаётся основным ограничителем свободы. По Ж.П. Сартру социальное – сфера, где угасает субъективность, а проектность разворачивается в оковах внешней обусловленности, т.е. по форме остается свободной а, по сути оказывается механической деятельностью в заданном режиме.

В рамках экзистенциального подхода не затрагиваются причины возникновения свободы, поскольку она уже данакак жизненный опыт, но в центр внимания попадает раскрытие человеческой сущности, а свобода выступает в качестве заданной характеристики существования.

Список литературы:

  1. Бердяев Н.А. Бердяев. Философия свободного духа. М.: изд. Республика, 1994. – 252 с.
  2. Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека.Опыт персоналистической метафизики, Париж: YMCA-Press, s.d. [1939] – 224 с.
  3. Камю А. Сочинения. В 5 т. Т. 2. — Харьков: Фолио, – 527 с.
  4. Камю А. Творчество и свобода. Сборник. Пер. с франц./ Составление и предисловие К. Долгова. Комментарий С. Зенкина. – М.: Радуга, 1990.– 608с.
  5. Попова О.В. Н.А. Бердяев и Ж.-П. Сартр: два полюса экзистенциальной философии/ Информационный гуманитарный портал «Знание, Понимание, Умение». 2010, № 1

Электронный ресурс URL: www.zpu-journal.ru

  1. Сартр Ж.П. Бытие и ничто. Опыт феноменологической онтологии. М.: Республика. 2002. – 640 с.
  2. Сартр Ж.П. Проблемы метода. М.:Прогресс,1994. – 240 с.
  3. Судьба России: Книга статей/ Н.А. Бердяев. – М.: Эксмо, 2007.– 640 c.
  4. Сумерки богов. / Сост. и общ. ред. А.А. Яковлева: Перевод. – М.: Политиздат, 1990. – 398 с.
  5. Фромм Э. Бегство от свободы: Пер с англ./ Общ. ред. и послесл. П.С. Гуревича. – М.: Прогресс, 1989. – 674 с.
    ПРОБЛЕМА СВОБОДЫ С ПОЗИЦИИ ЭКЗСТЕНЦИАЛЬНОГО ФИЛОСОФСКОГО НАПРАВЛЕНИЯ (Н. БЕРДЯЕВ, А.КАМЮ, Ж.П. САРТР)
    Written by: Горшков Сергей Юрьевич
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 03/01/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_25.07.15_07(16)
    Available in: Ebook