30 Дек

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ИДЕАЛЫ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОЙ СРЕДЫ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Попытки современных ученых построить непротиворечивую концепцию образования, включающую новые идеи и современные подходы к образованию и учитывающую традиционные его ценности, актуализируют проблему толерантности, поскольку определить контуры образовательного идеала, столь необходимого для формирования парадигмы образования, возможно лишь в случае исследования взаимовлияния социальной среды и образования, согласования ценностей образования и самого общества. Ведь образовательная среда – это те условия, в рамках которых осуществляется целенаправленная образовательная деятельность, но в то же время и результат этой самой деятельности. Отсюда весьма важным является понимание места и значения толерантности как одной из характеристик общественных отношений.

Тема толерантности весьма популярна в последнее десятилетие как в ненаучном (упоминание в средствах массовой информации, например), так и в научном дискурсе: книги, статьи, конференции, круглые столы, форумы, посвященные этой проблеме, многочисленны и представительны. Сам термин «толерантность», как известно, до недавних пор употреблялся исключительно в медико-биологическом смысле. Толерантность понималась как некая способность организмов противостоять отклонениям среды от оптимальных для них факторов существования. Однако в последнее время обсуждение этой некогда узконаучной темы стало атрибутом процесса социальной рефлексии и конструирования новых стереотипов общественного сознания. Современное понимание проблемы толерантности более всего имеет оттенок межэтнический и межкультурный. Нам предлагается быть терпимыми к новым культурным, субкультурным и этническим реалиям, иновлияниям, тенденциям и пр., т.е. всему тому, что в принципе разрушает наш привычный, традиционный мир с его ценностями и принципами функционирования и имеет прямое отношение к всемирному глобализационному процессу – объединению мира под эгидой демократии, плюрализма и либерализма.

В «Декларации принципов толерантности», утвержденной резолюцией 5.61 Генеральной конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 года в Париже и подписанной 185 государствами членами ЮНЕСКО, включая и Россию, толерантность определяется как «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности. Ей способствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести и убеждений. Толерантность – это гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая и правовая потребность. Толерантность – это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира» [1, с. 91]. Толерантным является признание демократии как основания, на базе которого только и возможно культивирование толерантности. То есть наряду с декларированием плюрализма и поликультурности явственно прослеживается попытка эту самую поликультурность и социальную многовариантность фактически устранить. Как известно, традиционные общества были сильны идеологическим, социальным и религиозным единством и, как только это единство оказывалось разрушенным, разрушалось и основание, на котором оно зиждилось. Исторические примеры – Византийская империя, Российская империя, Советский Союз. Единство в многообразии предполагает объединение вокруг некоего общего основания, которым очерчиваются границы толерантности и, если оно исчезает, то плюрализм оборачивается вседозволенностью и безответственностью.

Весьма существенным является и религиозно-идеологический аспект толерантности (исторически в западноевропейском сознании толерантность понималась главным образом как веротерпимость). В период буржуазной революции XVII века в Англии Джон Солтмарш провозгласил равенство религиозных убеждений как основу для умиротворения общества. Идея толерантности в том историческом контексте стала успешным орудием борьбы с традиционными феодальными устоями. Век Просвещения (XVIII), «век разума», придал развитию идеи религиозной толерантности новый импульс. Признание возможности трансцендентного Бога (деизм) и сведение религиозности исключительно к личному благочестию (пиетизм) приводит в дальнейшем и к полной утрате самой идеи Бога, к вольнодумству и атеизму. Философский рационализм просветителей стал методологическим основанием толерантности как принципа нравственного поведения. Фиксация общего универсального разума (закона) подразумевает безусловное подчинение этому закону. Но отметим здесь, что пиетистская элиминация Бога из области практической нравственности делает возможным моральному субъекту рассматривать максимы своего поведения как универсальные. Высший нравственный субъект (Бог) в земном развертывании пределов нравственного поведения в этом случае невостребован, остается субъект (человек) в его неограниченном субъективном волении. Поэтому не случайно толерантность в ее хрестоматийном определении, означающем терпимость к иному (иной вере, идеологии, чужому мнению, образу жизни, поведению, обычаям и т. д.), на практике зачастую подменяется пренебрежением, беспринципностью, равнодушием или лицемерием.

Наличие тонкой границы, за пределами которой явления, обозначаемые изначально как толерантные, т. е. терпимые, предполагающие уважение и принятие, превращаются в отношения отчуждения и даже вражды, требует уточнение самого понятия толерантности. Такого рода исследования осуществляются в современной отечественной философии. Так, например, В.А. Лекторский пишет о существовании как минимум четырех возможных способов понимания толерантности [3]: «толерантность как безразличие» (наличие религиозных взглядов, различных культурных ценностей, особенных этнических убеждений, в целом, всех тех мнений, истинность которых никогда не может быть доказана); «толерантность как невозможность взаимопонимания» (абстрактное уважение к другому, которого невозможно понять); «толерантность как снисхождение» (отношение к другим культурам как более слабым на основе приоритетной оценки собственной); «терпимость как расширение собственного опыта и критический диалог» (уважение чужой позиции, способность изменять свою точку зрения). Последнее понимание, с точки зрения автора данной классификации, является наиболее предпочтительным для настоящего времени. Можно согласиться с такой точкой зрения, дополнив данный анализ морально-этическим аспектом как важнейшим критерием разумно осознанной идеи терпимости. Ведь моральный релятивизм толерантного поведения порождает разрушение изначально заданной максимы поведения, низводя эту максиму до уровня простой фикции. Абстрактная терпимость к другому, чужому здесь может простираться до «дурной бесконечности» (в гегелевском смысле, как лишенная всякого смысла количественность). Последовательное развертывание принципа толерантности вне нравственного самоопределения субъекта приводит к потере им своей самости, т.е. всех тех качеств, которые придают ему определенность и границы. Если говорить об обществе в целом, то социально-политической принцип толерантности, часто трактуемый его проводниками-адептами как некритичность к иновлияниям, воплощается в подозрительное отношение ко всему консервативному, традиционному, в частности, к попыткам придания общественному развитию внятные идеологические контуры, основанные на традиционном духовном основании национальной культуры. Такого рода толерантность деструктивна, она действует отнюдь не в интересах национальной консолидации и грядущего социального возрождения. Общество, лишенное почвы, духовной опоры, находится в состоянии дезориентации и разрушительного срыва. Не является ли так часто декларируемая свобода от традиционных жизненных устоев и духовных ориентиров на самом деле тотальной зависимостью от перемен и новообразований? Ответ здесь очевиден: повышение способности индивида адаптироваться к непрерывно меняющимся условиям не только не отменяет необходимость следования традиционным, укоренившимся нормам, но и напротив, предполагает ее. С тем, чтобы человек мог быть действительно адаптирован к миру в условиях его глобальных и скоротечных изменений, должны быть сохранены общезначимые человеческие ценности и нормы, реализуемые в обществе в национальной форме культуры.

В контексте обсуждения проблемы толерантности, ориентирующей исследователя на специфику и направленность социального развития, становится важным обозначить основные черты образовательного идеала, не только выражающего эту направленность, но и формирующего ее. Эта тема была актуальна во все времена. Можно вспомнить дискуссионные выступления философов, педагогов и общественных деятелей России XIX века, озаботившихся поиском и формулировкой содержания образовательного идеала (Л.Н. Толстой, Н.Ф. Бунаков, К.Д. Ушинский, П.Ф. Каптерев, К.П. Победоносцев и др.). Так, например, П.Ф. Каптерев отмечает, что образовательный идеал (принцип «идеалосообразности») с необходимостью предполагает определение идеалов и ценностей образования в их отношении с социальной реальностью, что приводит его к мысли об идеале как выражении национального самосознания. «Мы понимаем национальность как особый физический и психический тип, как особое самостоятельное мировоззрение, оригинальный взгляд на жизнь, на науку, на искусство. Особо умственные и сердечные наклонности и пр., которые различны, но не противоречивы, побуждают к гармонии, к взаимному восполнению, к духовной соединенной работе» [2, с. 12]. Идеал образования не только нормативен, он действенен, целенаправлен, он является инструментом преобразования человека и общества и критерием эффективности его развития. Поэтому введение в его содержание не принципа толерантности в его абстрактом воплощении как терпимости, а общечеловеческих оснований человеческих отношений, приобретающих более полное содержание, действенную силу и жизненный смысл в условиях своеобразия и уникальности определенной культуры, становится необходимым и неотложным. В контексте толерантности в ее распространенном понимании и происходят резкие изменения в образовательной сфере, ломка традиционного и устоявшегося, что является свидетельством, скорее, невыверенности (или даже отсутствия) образовательного идеала (а значит и образовательной парадигмы), четких представлений о ее целях и разрушительных для человека и общества последствиях. Одним из необходимых составляющих системы формирования современной образовательной парадигмы, на основании которой только и можно производить определенные изменения в этой области, является бережное отношение к традициям (в том числе и в сфере конституирования образовательной реальности) и духовному наследию, воспроизведение и сохранение в образовании своеобразия и уникальности отечественной культуры, культивирование традиционных, социально значимых ценностей, отображенных в особенностях социального-нравственного, религиозного, культурного и психологического опыта народа.

Идея толерантности, играющая в ее практическом воплощении разрушительную роль в отношении культивирования и сохранения традиционных, национально-культурных ценностей, имеющих значение фундамента для построения образовательной сферы, приводит к утрате социальных ценностей к дальнейшему падению страны в хаос и кризисы.  Социальные результаты торжества толерантности в таком ее преломлении уже сегодня в нашей стране могут быть продемонстрированы как отсутствие ярко выраженных национальных ориентиров при постепенной утрате государствообразующим русским народом своего имперского самосознания, росту автаркических тенденций, агрессивным национальным настроениям, проявлениям ксенофобии. Образованный человек, безусловно, должен быть и знающим, и умеющим, и терпимым (толерантным), и понимающим других людей, и ориентирующимся в изменяющихся условиях жизни и т. д., но все эти качества, безусловно содержательно относящиеся к идеалу образования, недейственным и безжизненны, если они не базируются на духовном основании общечеловеческих ценностей, воплощенных в культурно-национальной форме.

Список литературы:

  1. Декларация принципов толерантности. Утверждена резолюцией 5.61 Генеральной конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 года // Век толерантности: Научно-публицистический вестник. – М.: МГУ, 2001. – 152 c.
  2. Каптерев П.Ф. Избранные педагогические сочинения / Под ред А.М. Арсеньева. – М.: Педагогика, 1982. – 704 с.
  3. Лекторский В.А. О толерантности, плюрализме и критицизме // Вопросы философии. – 1997. № 11. – С. 46–54.
    ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ИДЕАЛЫ В УСЛОВИЯХ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОЙ СРЕДЫ
    Written by: Самылов Олег Валерьевич, Симоненко Татьяна Ивановна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/24/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook