19 Окт

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММА НИЖЕГОРОДСКОЙ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ: КОНЦЕПЦИЯ АНТРОПОНОМИИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Данная статья продолжает серию статей о концептуальных результатах реализации научно-исследовательской программы Нижегородской методологической школы  [7-13]. Авторская концепция антропономии, как интегральной науки о человеке (общая теория человека) сложилась в системе Нижегородского философского клуба (1990-1991 гг.) в процессе создании общественного объединения «Общероссийская академия человековедения» (25.09.1991 – рег. свид. №306 Минюста РФ) [5, с. 27]. Данная концепция была доведена до научно-педагогической общественности  в 1991 г. на XIX межзональном симпозиуме  «Проблемы антропономии» [14].

В первой статье о научно-исследовательской программе Нижегородской методологической школы  указана её целевая установка – поиск гармонии меры человека и меры универсума: «Миссия программы – поиск фундаментальных научных основ гармонизации меры человек и меры универсума в деятельности личности и общества на основе авторской методологии системодеятельностного подхода» [7, с. 244]. Так же сказано, что мера человека исследовалась в рамках междисциплинарного (полидисциплинарного, мультидисциплинарного) научного комплекса человековедения (антропономия, общая теория человека) [8, с. 31]. Однако в перечень концепций «твёрдого ядра» программы концепция человековедения не вошла. Связано это, прежде всего, с методологическими трудностями научного и философского исследования бытия человека. Была выработана общая схема состава и структуры антропономии, как междисциплинарного/полидисциплинарного научного комплекса. Присутствовало понимание, что сил одной науки здесь недостаточно. Такое понимание оказалось созвучным концепции человековедения, разработанной в постклассической научной парадигме  академиком В.П. Казначеевым: «В религиозных культах наличествуют значительные компоненты антропоэкологического опыта выживания, эмпирические наблюдения и знания. Эти знания подчас глубже отражают действительность, нежели современное научное знание. Отсюда суждения по поводу картезианской неполноценности западной науки (Д. Бом, Л. Доссей и т.д.)» [6].

Преодолеть неполноценность западной науки в построении человековедения можно, опираясь на достижении всех типов мироосвоения. В предыдущей статье была изложена концепция шести основных типов мироосвоения [13].  Знания о человеке, накопленные в обыденном практическом народном опыте и мифах, религии и искусстве, философии и науке по принципу дополнительности  обогащают человековедение как междисциплинарный/ полидисциплинарный комплекс знаний. Научные знания – важный, но недостаточный компонент  для целостного понимания человека на базе накопленного человечеством опыта.

Антропономия, как интегральная наука о человеке, включает в себя следующие теоретические разделы [5, c. 27]:

  1. Теория рождения человека.
  2. Теория потенциала человека (потребности и способности).
  3. Теория социализации человека.
  4. Теория деятельности человека.
  5. Теория социальных отношений.
  6. Теория социальных институтов.
  7. Теория судьбы человека.
  8. Теория идеального человека.

Антропономия – интегральная наука среднего уровня, общее учение о человеке. Она ориентирована на изучение человеческого индивида как единичного представителя человеческого рода. Антропономию следует отграничить от смежных дисциплин, изучающих, как человечество в целом, так и те или иные объединения людей (этнология, демография, социология и др.). В этом отличие от концепции В.П. Казначеева: «Итак, человек, человечество, народы, их взаимодействие с природой, в которой они живут, взаимодействие человеческих и природных комплексов с планетой и космосом и являются предметом человековедения» [6].

Ни психология, ни социология не могут стать интегральными науками о человеке, т.к. они не изучают все качества человека. Антропономия – интегральная наука среднего звена между мировоззренческим учением о человеке и частнонаучным учением о человеке.

Антропономия изучает человека как отдельное явление   общего, как индивида человеческого рода, а не как часть целого – человеческого сообщества, человечества. Человек объективно находится в оппозиции к двум множествам: как часть, элемент человечества и как индивид человеческого рода.  Предмет антропономии – второе отношение, в котором человек проявляет все свои родовые качества, не сводимые к возрасту, полу, расовым и этническим особенностям, профессии, религиозной принадлежности, месту проживания и т.д. [4,  с. 81-82]. Антропономия изучает человека как отдельное проявление общего, а это отдельное содержит все признаки общего, т.е. человеческого рода.

Первая попытка выделения общих,  родовых признаков человеческого рода представлена в монографии Л.А. Зеленова «Мера человека» [3].  В этой монографии было выделено четыре родовых признака человека как социального существа: сознание, язык, общение и деятельность. В этом составе деятельность представлена как интегральное образование, реализующее функционально все другие родовые качества человека. При этом все четыре общих, родовых качества обладают количественной степенью проявления и базируются на двух субстратных родовых сущностных силах человека: потребностях и способностях.  Соответственно выделяются четыре первых блока проблем антропономии [4, с. 82]:

  • потребности и способности сознания;
  • потребности и способности языка;
  • потребности и способности общения;
  • потребности и способности деятельности.

Объективные основания этих родовых качеств потенциально заложены в генетической программе человеческого рода (интегральный генофонд), в генотипе, который актуально реализуется как фенотип или субъектотип (М.С. Каган) в отдельном человеке. Эта потенциальность реализуется в ходе индивидуальной жизни человека от рождения до смерти или бессмертия. Взяв этот принцип за индивидуально-генетическое основание анализа жизненного пути человека, Л.А. Зеленов выстраивает логику развёртывания проблем изучения человека, которые создают разделы антропономии [4, с.83]:

  1. Теория рождения человека (анализ медико-биологических, психологических, социальных и нравственных проблем появления на свет человеческого ребёнка).
  2. Теория потенциала человека (анализ потенциальных потребностей и способностей человека в их обращенности на сознание, язык, общение и деятельность).
  3. Теория социализации человека (анализ этапов и функций трансляции обществом межпоколенного социального опыта человеческого рода и освоение этого опыта индивидом: идентификация, индивидуализация, персонализация; образование, обучение, воспитание; самообразование, самообучение, самовоспитание; человек – индивидуальность — личность).
  4. Теория деятельности человека (анализ актуальной деятельности человека и самодеятельности личности, родов деятельности и её состава и структуры).
  5. Теория социальных отношений (анализ отношений, в которые вступает личность в ходе деятельности, типы отношений по родам деятельности, виды отношений: позитивные и негативные).
  6. Теория институционализации личности (анализ процессов входа личности в систему социальных институтов общества и выхода из неё).
  7. Теория судьбы человека (анализ проблем биологической и социальной смерти и бессмертия человека, ювенологии, геронтологии и иммортологии).
  8. Теория идеального человека (анализ существующих моделей перспективного и идеального состояния единичного представителя человеческого рода: узкий специалист, многосторонне развитый, разносторонне развитый, гармонично развитый, всесторонне развитый, универсальный; анализ ценностных качеств идеального человека: любовь, вера, надежда, равенство, справедливость, истина, красота, добро и т.д.).

Специальный анализ всех этих проблем дан в коллективной монографии «Антропономия. Общая теория человека» [1], в монографии Л.А. Зеленова «Становление личности» [2], а также в серии докторских и кандидатских диссертаций (Л.Филиппова, Ю.Лебедев, Н. Храменков, Ю. Филиппов, А. Штефан, Ж. Прахова, Н. Соколова, А. Пищик, А. Владимиров и др.) [4, с. 84].

Возвращаясь к проблеме определения места антропономии в структуре человековедения, следует выделить три уровня (слоя) бытия человековедения (рис.1)

Рисунок 1. Три уровня (слоя) человековедения

Мировоззренческий уровень человековедения строится усилиями шести основных типов мироосвоения: обыденного практического народного опыта и мифа, религиозного опыта и опыта накопленного в искусстве, научного и философского опыта постижения родовых качеств человека как индивида. При этом опыт каждого типа мироосвоения включает мотивационный (ценностные ориентации), информационный (знания) и операциональный (умения) компонент. К культуре относится такой опыт, который возвышает человека в границах меры его бытия. К антикультуре и бескультурью относится опыт деградации человека. Мировоззренческий уровень человековедения даёт целостную картину системы «человек-универсум», т.е. место, роль и миссию индивида, как представителя человеческого рода, в универсуме, мире, окружающей его среде «глазами» народного опыта и мифа, религии и искусства, науки и философии.

Следующий уровень человековедения – общекультурный. Антропономия относится к этому уровню. Наряду с антропономией средний слой человековедения включает не только научный опыт, но и опыт других дисциплин. На этом уровне универсум, мир и среда в научной парадигме дифференцируются по следующим блокам: экосфера, техносфера, социосфера и антропосфера. Выстраивается  отношение человека-индивида (в его родовых характеристиках) к названным сферам. Определяется место, роль и миссия родового человека-индивида в природе, техносреде, обществе и антропосфере. Наряду с научным опытом, в построении  этого уровня человековедения важную роль играет народный опыт и опыт других типов мироосвоения.

Третий уровень человековедения строится на основе опыта частных дисциплин. Для науки – это система частных наук о человеке (анатомия, физиология, биофизика, биохимия, психология, биомеханика, социология человека и др.), междисциплинарные взаимоотношения и интеграция которых позволяет выделить и наполнить конкретным содержанием родовые качества человека как индивида. Для религии и мифологии – это сакральные мистические религиозные практики, раскрывающие родовой потенциал человека-индивида (практики умного делания в исихазме,  практики йоги, даоские практики саморегуляции, духовные практики суфизма и т.д.). Для обыденного практического народного опыта – это практики народной медицины, народной педагогики, народного искусства, народного самоуправления, народной хозяйственной деятельности, народной природоохранной деятельности и т.д. Для искусства – это опыт постижения родовых качеств индивида в художественной литературе, живописи, графике, музыке, скульптуре, актёрском искусстве, орнаментально-декоративном искусстве и т.д.

Подводя итог статьи, следует отметить, что антропономия как интегральная наука о родовых качествах человека-индивида, составляет существенную часть человековедения, как междисциплинарного научного комплекса.  Однако человековедение – не только научный комплекс, но и междисциплинарный культурный комплекс. Общее здание человековедения строится на трёх уровнях – мировоззренческом, включающем шесть типов мироосвоения (теоретического и практического), общекультурном и частнокультурном, основанных на опыте, выработанном человечеством по освоению родовых качеств человека-индивида. Такой методологический подход в литературе по человековедению не встречается, поскольку в иных концепциях нет разведения отношений «часть-целое» и «общее (род) – отдельное (индивид)» в системе «человек — человечество», «человек – сообщество людей».

Список литературы:

  1. Антропономия. Общая теория человека /под общ. ред. проф. Л.А. Зеленова. – Н.Новгород: НАСА, 1991. – 172 с.
  2. Зеленов Л.А. Становление личности. – Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1989. – 168 с.
  3. Зеленов Л. А.Мера человека: монография. — Нижний Новгород : «Издательский салон» ИП Гладкова О. В., Общероссийская акад. человековедения, Научно-образовательный центр «Новация»,  — 124 с.
  4. Зеленов, Л.А. Прикладная философия: педагогические этюды. Монография /Л.А. Зеленов, А.А. Владимиров. – Н.Новгород: Изд-во ФБОУ ВПО «ВГАВТ», 2013. – 196 с.
  5. Зеленов, Л.А. Банк артов (методология теорий): монография / Л.А. Зеленов, Р.И. Никифоров. – Н.Новгород: Общероссийская академия человековедения, 2015. – 65 с.
  6. Казначеев В.П. Проблемы человековедения / Науч. ред. и послесловие А.И. Субетто — М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 1997. — 352 с. [электронный ресурс]. – Режим доступа: URL:

http://libed.ru/knigi-nauka/752679-1-problemi-chelovekovedeniya-ooboo-v-kaznacheev-problemi-chelovekovedeniya-vtu-pod-nauchnoy-redakciey-akademika-petr.php

  1. Пищик А.М. Научно-исследовательская программа Нижегородского философского клуба // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2012, №1 (3), с. 244-250 [электронный ресурс]. – Режим доступа: URL: http://www.unn.ru/pages/issues/vestnik/99999999_West_2012_1(3)/31.pdf
  2. Пищик А.М. Научно-исследовательская программа Нижегородской методологической школы // Евразийский союз ученых. Ежемесячный научный журнал.  – 2015. -№4 (13). Часть 13. – С. 31-34 [электронный ресурс]. – Режим доступа. — URL:

http://euroasia-science.ru/files/arhiv/29-30.04.2015/evro_13_p13.pdf#page=31

  1. Пищик А.М. Научно-исследовательская программа Нижегородской методологической школы: концепция восьми компонентов деятельности //Евразийский Союз Ученых (ЕСУ). Ежемесячный научный журнал. – 2015. — № 5 (14), Часть 14. – С. 44-48 [электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL:

http://www.euroasia-science.ru/files/arhiv/29-30.05.2015/p8/4-68.pdf#page=1

  1. Пищик А.М. Научно-исследовательская программа Нижегородской методологической школы: концепция сферы социума //Евразийский Союз Ученых (ЕСУ). Ежемесячный научный журнал. – 2015. — № 6 (15), Часть 5. – С. 72-76 [электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL:

http://www.euroasia-science.ru/files/arhiv/25-27.06.2015/p5/6-167.pdf#page=1

  1. Пищик А.М. Научно-исследовательская программа Нижегородской методологической школы: концепция функций основных сфер человеческой деятельности // Евразийский Союз Ученых (ЕСУ). Ежемесячный научный журнал. – 2015. — № 7 (16), Часть 3. – С. 139-143 [электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL:

http://www.euroasia-science.ru/files/arhiv/24-25.07.2015/p3/6-171.pdf#page=1

  1. Пищик А.М. Научно-исследовательская программа Нижегородской методологической школы: концепция дизайна // Евразийский Союз Ученых (ЕСУ). Ежемесячный научный журнал. – 2015. — № 8 (17). Часть 3. – С.31-35

 [электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL:

http://www.euroasia-science.ru/files/arhiv/28-29.08.2015/p3/6-171.pdf#page=1

  1. Пищик А.М. Научно-исследовательская программа Нижегородской методологической школы: концепция основных типов мироосвоения // Евразийский Союз Ученых (ЕСУ). Ежемесячный научный журнал. – 2015. — № 9 (18), Часть 1. – С. 13-17 [электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: http://www.euroasia-science.ru/files/arhiv/28-29.09.2015/p1/5-123.pdf#page=1

14. Проблемы антропономии // Тезисы докладов к XIX межзональному симпозиуму. – Н.Новгород: НАСА, 1991. – 242 с.

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ПРОГРАММА НИЖЕГОРОДСКОЙ МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ: КОНЦЕПЦИЯ АНТРОПОНОМИИ
Цель статьи – изложить концепцию антропономии, разработанную Нижегородской методологической школой. Антропономия (общая теория человека) – интегральная наука о человеке. Она ориентирована на изучение человеческого индивида как единичного представителя человеческого рода. Изложены разделы антропономии. Антропономия – теория среднего уровня в структуре науки о родовых качествах человека.
Written by: Пищик Александр Михайлович
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 02/01/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_31.10.15_10(19)
Available in: Ebook