30 Янв

МОРСКОЕ НАСЛЕДИЕ РУССОГО СЕВЕРА. СРЕДА И ПРОСТРАНСТВО




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Центральной темой или предметом особого интереса у философов является категория пространства  и, по существу, она тотально «закреплена» в философской мысли многих  поколений  ученых и исследователей. В истории философской мысли осмысление пространства является «вечным» сюжетом различных философских направлений и школ.   Известный немецкий философ и социолог Г. Зиммель  в своей знаменитой «Социологии пространства» отмечал, что вся социальная реальность проистекает  из качественной организации пространства.[9] Похожие взгляды и у  П.А. Флоренского  [6,с.321], утверждавшего, что  «Вся культура может быть истолкована как деятельность организации пространства» и у представителя евразийцев П.Н. Савицкого о «месторазвитии», где по сути «месторазвитие» выражает концептуальный синтез, слияние и единство объективного (географического-территориального) и субъективного (духовно-созидательного). Об этом писали Б.Рассел, Р.Парк, М.Хальбвакс, К.Шмитт и др. Тема социокультурного пространства активно разрабатывается в современной российской и зарубежной социальной философии. Отдельным  аспектам этого направления посвящены работы Т.Н. Кучинской, Е.А. Манчур, М.Н. Ремизовой, Е.А. Тюгашева и  Ю.В.Попкова, Д.Н. Замятина, О. Лавреноваой, Н.М. Теребихина,  П.В.Боярского, а также других исследователей.

Чаще всего, мы воспринимаем пространство, измеряя его через понимание процессов, локализующихся на земле, потому что человек живет на земле. Море, в свою очередь, представляется нам некой надстроечной категорией, ресурсной и обеспечивающей базой для созидания и обустройства геопространства и геокультуры. В то же время человечество давно уже освоило морское пространство, используя разнообразные конструкции: корабли, морские платформы, искусственные острова, полярные станции и т.д. В общественную, социальную практику вошли: морское хозяйство, военно-морская деятельность, морское право и морская политика, морское образование и морская практика (seamanship).

Наиболее ярко тема моря в философских воззрениях звучит у К.Шмитта, где философ дает углубленное философское толкование о противопоставлении «Суши» и «Моря». В сравнении со статичностью и спокойствием земли, ее устоев и порядков философ определяет концепт и философский смысл моря. Он рассматривает стихию моря как среду свободы, где море становится средой деятельности человека. Море не гарантирует надежность, и оно не ограничивает.

Суть этого неограничения, — то, что происходит с законом, свободным законом при морской деятельности: свободе торговли, свободе хозяйства, свободе деятельности на море, свободе миссионерской деятельности и т.д. Бытие на море (maritime existence) по Шмитту есть признание моря первопричиной человеческого существования. Земля – есть место пребывания человека, это место его социального и правового существования, но бытие на море определяет важный исход и последствия.

«Все доглобальные порядки были по существу сухопутными (terran), даже если они содержали в себе господство над морем и талассократии. Изначально сухопутный мир изменился в эпоху открытий, когда земля впервые была охвачена и измерена глобальным сознанием европейских народов. Так возник первый номос земли. Он покоился на определенном отношении пространственного порядка прочной суши к пространственному порядку свободного моря и 400 лет был носителем европоцентричного права народов – jus publicum  europaeum. Тогда, в XVI в. именно Англия осмелилась сделать шаг от сухопутного к морскому существованию. Следующим шагом была промышленная революция, в ходе которой земля была охвачена по-новому и по-новому измерена» [7, с.19].

Море также как и земля является средой деятельности. Но море принципиально противится статике. Море не имеет четко выраженных границ. Оно требует со стороны познания усилий и способности воображения, не опирающейся на созерцание. Но способность человека познавать и действовать, неотделима от способности созерцания и наблюдения. Мы любуемся красотами моря, его стихией или его гладью. При этом мы можем мечтать и воображать себе о загадочных берегах, островах, далеких странах. Человек так устроен, что его деятельность и созерцание имеют основополагающее значение. И в этом ключе понятие пространства созвучно понятию среды.

«Человек имеет определенное «сознание» своего пространства, подверженное великим историческим изменениям. Многообразным формам жизни соответствуют столь же разнородные пространства. Даже в одну и ту же эпоху для практики повседневной жизни окружающий мир отдельных людей уже по-разному определяется их разным жизненным призванием».[8, с.55]

В нашем исследовании нас интересует тема пространства с точки зрения в нем действия и среды. Определенность пространству придают действия людей, их совместная жизнь, зримость их деяний.

Любая практика проистекает в среде, т.е. в том, среди чего пребывает индивидуум или общество. Природа среды феноменальна, это то, посредством чего формируется образ жизни, что опосредует его, а значит и обогащает, пополняет, конкретизирует и при длительном пребывании индивидуума в ней характеризует и типизирует. Она способствует созиданию, но может и разрушать. Среда побуждает и позволяет вести определенный образ жизни.  Современные тенденции развития и формирования среды самовыражения, самоутверждения, самопознания нуждаются в особом, нетривиальном подходе, в основе которого лежит культура.  И с этим смыслом  мы обратимся к морскому наследию и морской культуре, ее внутреннему содержанию.

Сегодня особую остроту приобретают задачи, связанные с выявлением роли и места историко-культурного, этнокультурного и природного наследия в социокультурном пространстве прибрежных территорий России. Подразумевается, что к прибрежным территориям относятся и территории Русского Севера, включенные в Арктическую зону России. Приморские регионы обладают собственной спецификой, но общим фактором северных регионов является значение моря и близость Арктики для материальной, духовной и художественной деятельности людей, населяющих Русский Север.

Среда и наследие, как эти два понятия сочетаются в действии и динамике освоения человеком пространства? В.А. Любичанковский и А.В. Любичанковский анализируя механизмы адаптации в системе «Природа – Общество», указывая на совершенствование культурных регуляторов, которые противостоят росту разрушительной силы технологий, дают определение понятия «социокультурный фактор».  Это совокупность социальных норм, законов, обычаев и традиций, регулирующих взаимодействие человека и природы. Самыми глубинными из них являются традиции, обычаи и нормы, существующие в традиционной культуре того или иного этноса.[2.с.128] Авторы справедливо указывают на то, что так называемое «небалансовое мышление», согласно которому определяются только выгоды в одних сферах, например  в торговле и экономике, без оценки потерь других, деструктивно влияет на состояние социокультурной среды.  Другими словами принципиально то, что формирование социокультурной среды  должно сообразовываться со сложнейшей диалектикой духовного и материального.

Важной задачей является изучение нематериального наследия прошлых эпох и влияние его на мир культуры современного человека. Познание того, как и каким образом функционируют механизмы сохранения традиций и передачи наследия последующим поколениям в условиях современного общества, насколько сильно влияние этого наследия на восприятие мира, стиль жизни людей, населяющих Русский Север, позволяет ответить на вопрос о состоянии национально-культурной идентичности. Последнее обстоятельство тем более важно, если учесть, что объекты культурного наследия располагаются преимущественно на территориях, освоенных веками. Важно, что объекты наследия, как материального, так и нематериального, всегда играли и играют заметную роль в организации социокультурного пространства. Не соблюдая, и не учитывая эти обстоятельства, мы незаметно можем потерять северорусскую, поморскую, морскую идентичность.   Новые тенденции развития общества отражают реальные процессы, происходящие в современной России. Эпоха технократии успешно трансформируется в эпоху нанотехнологий.  Это собирательное понятие для исторического периода, в котором, после технократических методов управления (эпохи функционеров) произойдет (или может произойти) переход к иным формам формирования личности. Сегодня мы уже ощущаем как информационные, и коммуникационные технологии влияют на воспитание и сознание общества. Конечно, в федеральный государственный образовательный стандарт заложена методология системно-деятельного подхода, где, безусловно, существуют базисные нравственные начала, защищающие культуру и достоинства человека. Но формирование общества это не только образовательный процесс, это и процесс формирования самой среды, внутри которой формируется и само общество.

Определяя морское наследие с позиций социально-философских воззрений, мы обращаемся к широкому спектру исследований по этой теме.  Морская культура — это исходная структурная ячейка  анализа морского наследия в целом его определения и классификации. Оно (морское наследие) является междисциплинарным объектом исследования. И это неизбежно накладывает определенный отпечаток на возможные варианты его классификации. Исследуя феномен морской культуры, Ю.М. Терещенко [3, с. 184] рассматривает развитие морской культуры с двух позиций; — с точки зрения  цивилизационного подхода  с позиции стратегического значения для государства в морской деятельности  и с позиции культурологического подхода, в основе которого специфика адаптации к природно-географической среде и  выделяет  три исторических типа морской культуры [4, с. 171]. « Понимание освоенного человеком морского пространства как культурного пространства, позволяет рассматривать разнообразные способы и результаты морской деятельности как морскую культуру, которая имеет свою специфику на каждом историческом этапе.// Изучение морской деятельности в рамках культурологии предполагает рассмотрение ее в динамике исторических эпох и выделение исторических типов морской культуры. [5, с. 171] Сказанное еще Петром I в известном Указе воеводам от 7 февраля 1722 года оказывается актуальным и сегодня: «…Надлежит Вам беречь останки кораблей, яхт и галер, а буде упустите – то взыскано будет на вас и на потомков ваших…».

 Согласимся с выводами  Ю.М. Терещенко и отметим один из аспектов содержания и актуальности морского наследия касающегося истории. Об этом хорошо сказал  Ю.М. Лотман: «Если функции истории, все в той же попытке представить прошлое, как оно было на самом деле, то память – инструмент мышления в настоящем, хотя ее содержанием является прошлое. И иначе: содержание памяти составляет прошлое, но без нее невозможно мышление «теперь» и «здесь», это глубинная основа актуального процесса сознания. И если история есть память культуры, то это означает, что она не только след прошлого, но и активный механизм настоящего» [1].  Принимая во внимание  содержание  хронотопа, который по определению М.М. Бахтина представляет собой слияние пространственных и временных примет в осмысленном и конкретном целом, отметим, что морское наследие  как раз и представляет собой  логос, который может оказать влияние на формирование социокультурной среды Русского Севера.

Современная техногенная эпоха характеризуется особым переживанием времени, ускоренным ритмом жизни, даже появился такой термин: «территории ускоренного развития». Как следствие сегодня потребуется новые формы организации социального пространства и среды.   Задачи, которые стоят перед Россией сегодня, позволяют прогнозировать, что северная идентичность в совокупности с морским измерением и реальной возможностью интеграции административных регионов Русского Севера в «столичные» проекты по прибрежным и  арктическим территориям позволит придать новый импульс для развития и социального благосостояния не только региона, но и страны в целом.

Список литературы:

  1. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров: Человек – текст – семиосфера – история. М.,1996.С.385.
  2. Любичановский В.А., Любичановский А.В.: Вестник ОГУ №7 2006. С.128
  3. Терещенко Ю.М. Феномен морской культуры и морской цивилизации: Общество. Среда. Развитие. 2010. — № 4. — С. 180-184].
  4. Терещенко Ю.М. Культурологический подход в изучении морской деятельности / Теория и практика общественного развития. — Краснодар: Издательский Дом «Хорс», 2012. — № 7. — С. 170-172.]
  5. Там же.
  6. Флоренский П.А. Анализ пространственности : Иконостас. СПб.1993, С.317-338.
  7. Schmitt C. Der Nomos der Erde. Op. cit. S.19.
  8. Schmitt C. Land und Meer. S. 55.
  9. Simmel G. Soziologie des Raumes// Georg Simmel Gesamtausgabe. Bd.7.Frankfurt a.M.:Suhrkamp. S.132-183.
    МОРСКОЕ НАСЛЕДИЕ РУССОГО СЕВЕРА. СРЕДА И ПРОСТРАНСТВО
    Written by: Звягин Сергей Александрович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/25/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.01.2015_01(10)
    Available in: Ebook