30 Дек

ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Протекающие в современных социальных системах информационные процессы характеризуются своей избыточностью. Этим признаком отмечено общество, в котором ключевой ценностью становится информация. Она является ресурсом, во многом определяющим развитие той или иной системы. В контексте усиления роли глобальной информационно-коммуникационной сети обостряется вопрос информационной безопасности социума, осмысление предпосылок которой требует философско-методологического анализа.

Выявление предельных оснований феномена безопасности имеет философский характер. Именно концептуальное мышление создает целостное видение социальных процессов, которое позволяет, в конечном счете, наиболее эффективно управлять последними. Соответственно, философское рассмотрение сущности безопасности и её проявлений является не только востребованным, но и необходимым в контексте повышенной рискогенности современного общества.

Безопасность с точки зрения теоретического обоснования является сложным предметом для исследования. Это связано с многомерностью данного феномена, который имеет экологическое, национальное, экономическое, техногенное, военное, энергетическое, личностное измерения. Интегративной предпосылкой здесь выступает гуманистическое начало, определяющее человекоразмерный характер тематики безопасности. Она является фундаментальной ценностью бытия человека, его сущностной потребностью. В ситуации, когда риск в обществе становится его неотъемлемой частью, проявляющейся порою одновременно в ипостасях угрозы и возможности развития социальных систем, возникает вопрос об онтологическом горизонте безопасности. Выход на этот уровень позволяет осуществить понятийный анализ.

Истоки исследования сущности безопасности наблюдаются на ранних этапах развития философии. Лао-Цзы в своей работе «Дао Дэ Цзин» обращает внимание на значение меры, следование которой уберегает человека от опасности. Эта идея восходит к концепции о Великом пределе, являющейся одной из центральных в китайской философии. Созвучной этому выглядит идея срединного пути как необходимого условия безопасности, предложенная Буддой и указывающая на то, что следует избегать, с одной стороны, крайностей аскетизма и необузданности — с другой. Мыслитель Древней Греции Аристотель усматривал сущность безопасности в стремлении к благу, которое невозможно вне государства. Философия стоиков во многом определялась выявлением оснований безопасной жизни. Её предпосылкой, по мнению стоиков, является освобождение от различного рода влияний внешнего мира, и, как следствие этого, возникает спокойное принятие своей судьбы, какой бы она ни была. Само же это освобождение, в свою очередь, происходит на путях духовного развития человека, его самосовершенствования.

В философии эпохи Просвещения нашла своё наиболее яркое проявление общая установка классической философии на обеспечение безопасности человека и общества за счет увеличения власти разума. Его развитие является залогом прогресса и сведения всех возможных рисков к их минимальному значению. В этом плане существует убежденность, что, преодолев собственное невежество через образование, человек станет самостоятельным, а значит, уже способным себя более эффективно защитить. Таким образом происходит формирование условий личной безопасности. Несмотря на то, что в настоящее время рациоцентрическая установка классической философии подвергается критике, всё же в контексте темы безопасности она остаётся определяющей.

Рационалистическим способом осмысления феномена безопасности является системный подход, обеспечивающий целостное её видение. «Безопасность — сложное социальное явление, многоплановое и многогранное в своих структурных составляющих и проявлениях, отражающее противоречивые интересы в отношениях различных социальных субъектов» [1, с. 5]. Онтологическая многоплановость этого феномена усложняется во многом субъективностью позиций оценивающих её субъектов. Множественность взглядов может быть конструктивна в том случае, когда имеется возможность осуществить их синтез на основе универсального подхода. В этом контексте роль философского анализа состоит в том, чтобы выработать такие универсальные позиции.

Понятие безопасности в различных интерпретациях имеет множество значений. К их числу можно отнести следующие: безопасность как защищенность, безопасность как отсутствие опасности, безопасность как свойство системы, безопасность как деятельность, безопасность как состояние (Рыбалкин Н.Н.), кроме этого, безопасность может быть рассмотрена как ценность (Викторов А.Ш.). Во всех этих случаях в той или иной степени данное понятие соотносится с самим человеком и определяется исходя из его положения в мире. На уровне повседневности наибольшее распространение получило значение безопасности, взятое в контексте защищенности, что, по всей видимости, связано с действием Закона РФ от 05.03.1992 № 2446-1 «О безопасности», где речь идет о защищенности интересов личности, общества и государства от различного рода угроз. Причем объектами защиты становятся права, свободы и ценности субъектов безопасности, каковыми являются граждане, общественные и коммерческие организации и органы власти, осуществляющие свою деятельность согласно закону. Концепция защищенности базируется на идее борьбы с угрозами целостности и сохранности системы. Эта борьба может вестись различными способами: (1) локализация угроз, (2) снижение опасности или устранение источников угроз, (3) адаптация человека к среде, содержащей угрозы его жизнедеятельности. Отмеченные способы выявляют два фундаментальных подхода, обеспечивающих безопасность: борьба с внешними/внутренними угрозами, либо преодоление угроз через развитие внутреннего потенциала системы.

По замечанию Л.В. Астаховой, в настоящее время сложились две парадигмы безопасности: парадигма защищенности и парадигма развития [2]. Содержанием первой парадигмы является определение опасностей и их устранение, которое достигается в борьбе с использованием соответствующих средств. Вторая парадигма делает акцент не столько на борьбе, сколько на развитии внутренних сил субъекта безопасности. В области социальной практики сейчас наблюдается тенденция большей востребованности второй парадигмы, что отразилось в широком использовании в дискурсе понятия «безопасность через развитие». Как представляется, совмещение указанных парадигм — идеи защищенности и идеи развития, оказывается более продуктивным подходом, нежели выбор в пользу той или иной парадигмы. Такой синтез идей формирует более целостное представление о безопасности и способах её достижения.

Следование определенной парадигме безопасности предусматривает выявление границ опасных зон. Возникает важнейший для проблемы безопасности вопрос критерия для различения того, что является опасным и что таковым не является. По мнению Н.Н. Рыбалкина, таким критерием выступает природа вещей [3, с. 36]. Под ней понимаются существенные свойства вещи, определяющие её качественное своеобразие. В соответствии со своей природой выстраивается механизм сохранения и развития вещи, а также выявления положительных и отрицательных воздействий, оказываемых на неё. В случае с выявлением философских предпосылок информационной безопасности современного общества возникает необходимость учета основных его тенденций в информационной сфере.

В рамках научного дискурса переход от общих представлений о безопасности к рассмотрению частных её моментов происходит в таком порядке: от общей теории безопасности к специализированной теории безопасности. В области информационной безопасности общим положением является утверждение о том, что интенсивное развитие информационно-коммуникационных технологий в XX веке породило целый спектр угроз жизнедеятельности социума. К числу угроз информационного характера следует отнести: хищение, искажение или уничтожение информации, несанкционированный доступ к информации, блокировка информации, нарушение авторских прав, шпионаж и диверсии и т.д. Каждая из информационных угроз в ситуации стремительного нарастания коммуникационной взаимозависимости мира способна породить тяжелые последствия для любой без исключения подсистем общества. Информационная глобализация ведет к формированию информационно-коммуникационной сети глобального порядка, стабильное функционирование которой начинает определять уровень развития целых регионов мира. Отсюда возникает пристальное внимание к содержанию информационных потоков и к способам их управления. Информация оказывается таким ресурсом в XXI веке, который способен не только ускорить развитие тех или иных социальных систем, но и вызвать их энтропию и уничтожение. Эффективное разрешение проблемы информационной безопасности предполагает теоретическую интерпретацию.

Понятие «информационная безопасность» имеет неоднозначную трактовку. Так, Л.В. Астахова рассматривает информационную безопасность на личностно-психологическом уровне. «Информационная безопасность – это состояние защищенности субъекта, выражающееся в безопасности информации субъекта и его информационно-психологической безопасности, достигаемое посредством рефлексивного определения и контролирования единства его естественного существования и развития в ходе реализации информационных процессов (создания, передачи, представления, получения, обработки, хранения) как на содержательном, так и на представительном уровнях информации» [2]. Э.М. Брандман концентрирует своё внимание на административно-государственном уровне обеспечения информационной безопасности, понимая под ней «способность государства защитить все сферы общественной жизни, сознание и психику граждан от негативного информационного воздействия, обеспечить субъектов политического и военного руководства данными для успешной модернизации общества и армии, не допустить утечки закрытой, общественно ценной информации и сохранить постоянную готовность к информационному противоборству внутри страны и на мировой арене, способность достижению социальной стабильности и согласия общества» [4, с. 33]. В целях успешного ответа на вызовы информационной глобализации требуется совместное действие органов государственной власти и институтов гражданского общества по обеспечению информационной безопасности. Таким образом, согласованность государства и граждан является тем необходимым базисом, на основе которого возможно преодоление информационных угроз.

Соотнесенность информационной инфраструктуры со сферами жизни общества позволяет структурировать информационную безопасность по этим сферам, а именно: экономической, политической, социокультурной, технологической. В качестве практических критериев информационной безопасности в отношении к каждой из отмеченных областей применимы следующие универсальные параметры: целостность, доступность и конфиденциальность. Под целостностью информации можно понимать сохранение полноты и неизменности данных в процессе хранения и передачи информации. Доступность информации – возможность получения информации субъектом, который имеет к ней право доступа. Конфиденциальность информации – предотвращение несанкционированного доступа к информации. Свою актуальность эти параметры демонстрируют не только на уровне функционирования информационных систем государственных учреждений, но и на частном пользовательском уровне.

Относительно личностной информационной безопасности особое внимание на себя обращает не столько технико-технологическая безопасность систем, которыми пользуется индивид, сколько его информационно-психологическая безопасность. Она состоит в защите сознания от деструктивного информационно-психологического воздействия различных информационных источников, способных подорвать ценностно-мировоззренческие основания индивида. Само по себе информационное воздействие может быть положительным или отрицательным. Когда речь идет об отрицательном воздействии, то имеется в виду манипуляция сознанием в нужном для манипулятора направлении. Инструментами подобной манипуляции могут выступать PR, реклама, пропаганда, слухи и т.д. Подрыв информационно-психологической безопасности личности угрожает потерей самоидентификации, а именно — разрывом с фундаментальными ценностями, формирующими личность. В этом духе выражает своё представление об онтологической безопасности Э. Гидденс, в частности, понимая под ней: «…конфиденциальность или доверие, которые являют собою природный и социальный миры, включая базовые экзистенциальные параметры самости и социальной идентичности» [5, с. 499]. Под онтологической безопасностью не следует понимать отсутствие опасностей совсем, скорее речь идет об особом их восприятии, при котором индивид имеет психологическую установку на адаптацию. Готовность к изменению является предпосылкой для успешного преодоления возникающих информационных угроз.

Приспособление к новой информационной ситуации индивидом подразумевает не пассивное принятие современных тенденций в данной области, но активное их освоение, «обживание», с выработкой личностной позиции. Она позволит выстроить систему личностной безопасности и способов конструктивного взаимодействия с информационной средой, потенциально содержащей угрозы. Под активным отношением необходимо понимать нацеленность на продуктивную деятельность по преобразованию информационной среды в направлении нивелирования угроз. Следование фундаментальным правилам безопасности служит залогом безопасности самой личности в условиях стремительного расширения и уплотнения информационного пространства.

В контексте современного концептуального рассмотрения проблемы информационной безопасности остается актуальным древнее утверждение о том, что соблюдение меры является условием безопасности. Этот тезис применим в отношении информации и информационных систем. Принцип меры предполагает необходимость соответствия ответа величине информационной угрозы. Именно адекватность защитных действий сохраняет целостность, доступность и конфиденциальность самой информации.

Список литературы:

  1. Чмыхало А.Ю. Социальная безопасность: Учебное пособие. Томск: Изд-во ТПУ, 2007. — 168 с.
  2. Астахова Л.В. Гуманитарная сущность информационной безопасности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pycode.ru/2012/07/the-humanitarian-nature-of-the-information-security. — Дата доступа: 10.11.2014.
  3. Рыбалкин Н.Н. Природа безопасности // Вестник Московского университета. Серия 7. «Философия». 2003. № 5. С. 36–52.
  4. Брандман Э.М. Глобализация и информационная безопасность // Философия и общество. 2006. № 1. С. 31-41.
  5. Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. М.: Академический Проспект, 2005. — 528 с.
    ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА
    Written by: Мельник Александр Викторович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/24/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook