26 Мар

ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ ПРОТЕСТ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ КАК ВЫЗОВ ЛЕГИТИМНОСТИ ВЛАСТИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

За последние 20 лет в России возникла острая необходимость исследования «электорального протеста», способного обострить недовольство к власти, к отдельным депутатам или партиям. В периоды нестабильной ситуации в обществе необходимо быть в курсе преобладающих настроений членов общества, намерений социальных групп к различным формам выражения протеста, а политических партий и оппозиционно настроенных лидеров, способных направить ситуацию к социальному взрыву, развитию протестного движения, формирующегося из множества региональных и локальных протестных движений. Поэтому, изучение выражения общественного несогласия в современных российских реалиях должно стать объектом особого внимания органов законодательной и исполнительной власти, социальной защиты населения, общественных объединений и организаций.

Электоральный протест неразрывно связан с проявлениями социального недовольства, несправедливого распределения материальных благ и социально-экономического положения субъекта в обществе, поэтому на любом уровне выборов возможно проявление электорального несогласия, особенно ярко он способен проявляться в периоды реформ и социально-экономических кризисов.

Предстоящие России выборы в Государственную Думу на фоне экономического кризиса грозят массовыми протестами. Справиться с ними будет сложнее, чем в 2011 году, в этот раз недовольство охватывает все социальные слои из дальних регионов. Изучив опросы социологов можно предсказать, что активизируются все протестные регионы: традиционно «центр»: Москва и Санкт-Петербург, Иркутск и Иркутская область, Дальний Восток, юг России и др. Проводя сравнительный анализ протестов 2010-2012 гг. и 2014-2015 гг. сделаем выводы: электоральный протест смещается на периферию. На улицы выходят и средний класс, и низовые слои, по которым сильно ударил кризис, и социопрофессиональные группы. Крупные города – потенциальные точки протеста. Это отчетливо продемонстрировали жители Иркутской области осенью 2015 года на выборах губернатора. В Иркутской области иркутяне переломили ситуацию в пользу коммуниста, в Амурской чуть не создали ситуацию второго тура при голосовании кандидата от ЕР. География протеста за последние годы охватила отдаленные регионы России и захватила новые территории. На Дальнем Востоке готовы протестовать 30%, в Сибири 27%, в Приволжском и Южном федеральных округах свыше 20%. В общем, показатели протеста повысились по всем регионам, особенно ярко выглядит рост электорального общественного протеста.

Выявляя причины протеста, отметим, что это: падение уровня жизни, доходов, резкий рост цен, обесценивание рубля. ФОМ отмечает резкое снижение рейтинга партии власти за год до думских выборов: с 53% до 38%. Очевидно, что критическое увеличение доли россиян за чертой бедности ударит по рейтингу ЕР еще сильнее, тем более что предпосылки роста протестного потенциала, а особенно электорального лежат как в политике, так и за ее пределами.

Протест (protestor — публично доказываю) – возражение [2], индивидуальные или коллективные публичные действия, с целью показа неприятия, неодобрения решений или действий (личности, организации, власти, общества), который может выражаться в рамках правовых действий и антиконституционными действиями. Любой протест всегда возражение, несогласие, отрицание, сопротивление. Социальный же протест — протест, направленный против социального неравенства, проблем, господствующих в обществе, способный при определенных условиях перерасти в политический протест, в том числе, электоральный.

Социологическими исследованиями, проведенными в нашем регионе за последние 10 лет выявлено, наиболее популярными формами участия в протестном движении жителей региона: пикеты и митинги. Крайне редко: перекрытие дорог и голодовки, последняя массовая голодовка была применима в апреле 2010 г. иркутскими авиадиспетчерами, поддержавшими всероссийскую акцию протеста.  Российская традиция разрешения конфликтных ситуаций существенно отличается от американской и западноевропейской. Последние ориентированы на переговоры и компромисс, в российском варианте высшей ценностью является борьба до победы, независимо от неблагоприятных последствий. Это объясняется особенностями исторического развития России, в которой веками сохранялись наиболее тяжелые формы крепостной зависимости, политического, националь­ного гнета самодержавия, боязнь реформ и неспособность правящего класса к обновлению. Следствия для социально-политической жизни абсентеизма — разновидности «тихого» протеста более значимы, чем бурная митинговая активность [3, с. 49]. Анализ экспертов показывает, что около 20 % избирателей охватывает так называемое протестное электоральное поле, которое весьма неоднородно, не имеет четкой политической ориентации [4, с. 17]. Абсентеизм вполне можно считать особым видом политического протеста. Тем не менее, значительной части населения не свойственно активное участие в политической жизни, включенность россиян в какие-либо политические организации и процессы на протяжении десятков лет сформировала определенный тип личности – конформиста. Одной из характерных черт современного российского политического менталитета является низкий уровень доверия ко всем органам государственной власти, политическим институтам и организациям. Модели протеста только на поверхности являются безразличными к менталитету. На самом деле они имеют глубинную социокультурную основу.

Государственной задачей и основной функцией является: предупреждение конфликтов, урегулирование и разрешение их в целях сохранения социального мира и стабилизации политической власти на всех уровнях, они призваны реализовать соответствующие органы государственной власти на федеральном и региональном уровне субъектов. К числу второстепенных задач можно отнести: выявление причин и условий возникновения конфликтов в сфере социально-трудовых отношений, анализ и прогнозное социальное проектирование развития взаимоотношений субъектов трудовых отношений.

Исследование, проведенное в Иркутске накануне выборов мэра 2010 года показало, что уровень доверия к большинству российских общественных институтов остается невысоким, причем в наименьшей степени доверяют политическим партиям — 28%. В целом политическая система российского общества устраивает менее четверти иркутян, в то время как большинство 56 % признает необходимость ее реформирования. Около трети населения допускает возможность массовых акций протеста против роста цен и падения уровня жизни. Показатель протестного потенциала в 2010 г. составил 38 %. В 2015 на выборах губернатора области он был уже 53%. Это говорит о том, что более трети опрошенных готовы защищать свои интересы: выйти на митинг, демонстрацию, участвовать в акциях протеста. Необходимо отметить, что за короткий отрезок времени протестный потенциал существенно увеличился.

Необходимо отметить высокий уровень электорального протеста на выборах мэра города Иркутска в марте 2010 г. Политическим поражением главы Иркутской области и правящей партии назвали эксперты и политологи победу представителя от КПРФ В. Кондрашова — 62,32 % избирателей. Поскольку такой высокий электоральный % никого не насторожил, он проявился еще более ярко и набрал обороты на выборах губернатора Иркутской области.

Электоральная маргинальность имеет яркое проявление в регионе, в отличие от других регионов России, представляет четко выраженную реальную потенциальную угрозу институциональным основам современной российской политической системы. Данная угроза способна реализоваться в форме электорального конформизма, в крайнем варианте, проявиться в форме отрицательного воспроизводства электората, что практически неизбежно приведет к существенному снижению динамики позитивного социально-экономического и общественно-политического развития. Кроме того, процесс формирования протестного движения может осуществляться «снизу». В современном развитии общества имеются для этого достаточные условия: массы испытывают потребность в политическом творчестве и имеют минимум политической свободы. Не исключено и возможное формирование протестного движения «сверху», в случае если возникнет стремление власти приступить к созданию новой организационной структуры общества. В любом случае критерием развития протестного электорального движения окажется практика политического развития.

Различная по интенсивности и развитию протестная активность в регионах России, недостаток культуры протестных акций,  политическая неопытность масс, порой позволяющих втянуть себя в межнациональные и другие конфликты, не умеющих своевременно разобраться в истинных целях политических лидеров, приводят к разрозненности, неспособности протестного движения оказать влияние на перемену политической обстановки, но выделяются регионы, к числу которых относится Иркутская область, способные быть в числе «передовых» по развитию протестного электорального движения, стабильно «набирающего обороты».

Как говорили классики, к революции приводят не протесты недовольного меньшинства, а законные неудовлетворенные требования подавляющего большинства. Законность и справедливость сегодня важна как никогда и является основным атрибутом безопасности современной России.

Список литературы:

  1. Дергачев В. Протесты – 2016: бедные и злые регионы. Газета.ru. 18.03.2016.
  2. Кащаев А.Е. Социальный конфликт: опыт философско-социологического анализа. Иркутск. Изд-во Иркут. Ун-та. 1998. 368 с.
  3. 3.Большой энциклопедический словарь / Под ред. А.М. Прохорова. М. 1999. 969 с.
  4. Агапонова А.К., Игнатов В.Г. Электоральные и региональные элиты // Власть. — 2003.- № 4.- С. 49.
  5. Кочетков А. Кто победит на парламентских выборах 2003 года? // Власть. 2003. № 3. С. 17.
    ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЙ ПРОТЕСТ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ КАК ВЫЗОВ ЛЕГИТИМНОСТИ ВЛАСТИ
    Статья посвящена вопросам развития законодательных инициатив в современном российском обществе, выражению общественного несогласия на выборах, а также объекту особого внимания органов законодательной власти и общественности Иркутской области – региональному электоральному протесту.
    Written by: Хохлова Ольга Михайловна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/26/2016
    Edition: euroasian-science.ru_25-26.03.2016_3(24)
    Available in: Ebook