30 Май

ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА ИНТЕНСИФИКАЦИИ В ПЕРЕВОДАХ НА РУССКИЙ ЯЗЫК СТИХОТВОРЕНИЙ ФЕДЕРИКО ГАРСИЯ ЛОРКИ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Категория интенсивности, ее особенности и средства выражения в языке и речи привлекают в последние десятилетия внимание многих ученых. Это обусловлено рядом причин. Категория интенсивности обладает свойством всеобщности: характеризуя действия, предметы и признаки, она активно проявляет себя в семантической структуре глаголов, существительных, прилагательных, наречий, фразеологических единиц и целостного текста [1].

Интенсивность – есть выражение эмоций, причем только такое, которое связано с материализацией эмоций и эмоциональности. При этом они проходят невербальный, невербально-вербальный и вербальный этапы развития и выражения. Язык как «практическое действительное сознание» не может не выражать наряду с понятиями и суждениями различного вида эмоции [4, с. 16].

Язык на протяжении всей своей эволюции развивался и развивается под влиянием жизненно необходимого практицизма – вначале только эмоций, а затем и сознания, мысли. Выражением в нем этого практицизма являются интенсивность и экспрессивность. Развиваясь вместе с языком, усиление выработало различные способы и средства для своей материализации. На уровне лексики – это не только специальные, стилистически маркированные средства, но и слова-знаки, выражающие различные спектры – субъективные оценки внешнего мира (очень хороший — плохой, очень много – мало…); на уровне синтаксиса – это эмоционально-стилистическое, аллегорическое, символическое употребление синтаксических единиц, актуальное членение субъектно-предикатных структур предложений.

Интенсификаторы – это такие элементы языка, «семантика которых приспособлена для того, чтобы служить модификаторами знаменательных элементов» [2, с. 27].

Следует отметить тот факт, что в лингвистической литературе речь, как правило, идет об «интенсивах», где под этим термином подразумеваются все слова со значением усиления и ослабления или даже оценки степени и качества [6, с. 14]. То есть под понятие «интенсив» попадает целый ряд совершенно полнозначных слов: наречий, прилагательных и так далее.

Интенсивность на уровне текста – способность автора создать конкретные, единичные представления у читателя, вызвать в воображении адресата формы и краски, движения и звуки, вкусы и запахи, эмоции и оценки, которые уже живут в мыслях человека, но все еще скрыты за звуковыми или графическими оболочками его слов. Потребность в них (в средствах усиления) оправдана и необходима лишь в том случае, когда в сознании человека возникли новые представления, картины, эмоции, недостаточно известные читателю, не соотносимые с уже готовыми, а потому, нуждающиеся в каких-то особых средствах описания [1].

Мы в своем исследовании рассмотрим возможности передачи языковых средств интенсификации в переводах поэтических текстов с испанского языка на русский. Надо отметить, что категория интенсивности играет немаловажную роль при переводе текста с иностранного языка, так как переводчикам необходимо понять основную мысль автора, прочувствовать ее, и только тогда приступать к переводу текста.

Как отмечает Л.Л. Нелюбина, «перевод» это один  из видов сложной речеязыковой деятельности человека, который подразумевает либо сам процесс перевода, либо результат деятельности переводчика — устный или письменный текст, высказывание. Так как процесс перевода (и результат) протекают в двуязычной ситуации, когда в процессе общения участвуют два языка, т.е. межъязыковой ситуации, то можно определить перевод как процесс межъязыкового преобразования или трансформации устного или письменного текста, предъявленного на одном языке, в текст (устный или письменный) на другом языке. Если язык представляет собой естественно существующую коммуникативную систему общества, а речь — это функционирование языка в процессе коммуникации для передачи информации, то перевод это передача информации, содержащейся в данном произведении речи, средствами другого языка [5].

Надо отметить, что для поэтического перевода важно не только сохранить смысл подлинника, но и создать стихотворный перевод текста, соответствующий оригиналу по смыслу, форме и своим художественным свойствам, в котором используются все элементы, характерные для поэтического произведения, включая самое главное свойство поэтического текста — рифму.

Стихотворный перевод — это вершина художественного перевода текста, так как требует от переводчика не только литературного таланта и умения писать стихи, но, кроме того, способности вместить в стихотворную форму иного языка исходный смысл, идею и даже особенности стихосложения данного языка [7].

В нашем исследовании мы обратились к особенностям перевода на русский язык произведений испанского поэта Федерико Гарсии Лорки. Наш анализ показал, что в его произведениях разноуровневые средства интенсификации используются и служат художественной гармонизации текста, композиционно объединяют  фрагменты текста, придавая ему окраску возвышенности и эмоциональности.

 При этом надо отметить, что наиболее продуктивными  средствами интенсификации в его произведениях являются средства интенсификации морфологического уровня языка.

Так, например, в стихотворении Ф.Г. Лорки «Paisaje» мы находим интенсив морфологического уровня языка, выраженный прилагательным в форме превосходной степени «larguísimas»:

Una bandada                                   О, бедных пленниц стая!

de pájaros cautivos,                         Играет тьма ночная

que mueven sus larguísimas            Их длинными хвостами.

colas en lo sombrío

Превосходная степень прилагательного используется для того, чтобы выделить один предмет из ряда однородных, показать его уникальность и отличия. Можно сделать вывод о том, что писатель, таким образом, акцентирует внимание на «хвостах» этих птиц, но на самом деле он создает особый, яркий пейзаж постепенного наступления ночи, когда удлиняются тени. «Ночь играет хвостами» птиц, постепенно удлиняя и удлиняя их.

В переводе М.Цветаевой эти строки, на наш взгляд,  не выглядят такими выразительными: «О, бедных пленниц стая! Играет тьма ночная их длинными хвостами». В своем переводе поэтесса не использует морфологический интенсив и «длиннющие хвосты» в ее переводе становятся только «длинными», что снижает глубину восприятия наступления ночи в русском переводе.

В стихотворении «Se ha puesto el sol» мы видим следующее

Los mosquitos — pegasos del rocío —         Москиты — роем пегасы

vuelan, el aire en calma.                           летают. Стихли ветры.

La Penélope inmensa de la luz                 Гигантская Пенелопа

teje una noche clara.                                ткет ясную ночь из света.

В данном стихотворении Ф.Г.Лорки и в переводе Б. Слуцкого, мы находим лексический интенсив, выраженный прилагательным в испанском варианте  «inmensa», а в русском — «гигантская». Значение прилагательного «гигантский» очень большое по размерам (Толковый словарь русского языка Н.В. Шведова, Москва, 2008). Аналогично и значение в русском языке  перевода слова «inmensa» на русский язык «огромный». «Огромный» — очень большой (там же).

Однако, несмотря на лексическую близость данных слов мы в переводе, выполненном Б.Слуцким, находим не слово «большой», а «гигантский», что, по всей видимости, определяется фонетическими особенностями русского языка и его более высокой лексической частотностью и продуктивностью.

В качестве средств интенсификации в произведениях Федерико Гарсии Лорки могут использоваться и лексические повторы.  Например, в стихотворении «Romance de la luna, luna» имеет место большое количество повторов, которые используются для более образного восприятия читателем текста:

«Romance de la luna, luna»                   «Романс о луне, луне»

 Huye luna, luna, luna.                            Луна, луна моя, скройся!

 Si vinieran los gitanos,                           Если вернутся цыгане,

 harían con tu corazón                             Возьмут они твоё сердце

 collares y anillos blancos.                      И серебра начеканят.

         Повторы используются как в оригинале, так и в переведенном тексте. Строки приобретают глубокий смысл, мы видим то, на что автор обращает особое внимание, как любуется луной, как слушает пение ветра, как обращает внимание на реакцию и мысли того ребенка, который также любуется пейзажем вместе с автором. Существительное «луна» — это лексический повтор, который начинает каждое четверостишие. В переводе, выполненном А. Гелескусом мы находим авторские отступления от текста-оригинала, но смысл текста не подвергся изменению, и переводчику, на наш взгляд, удалось сохранить настроение и эмоции поэта.

Надо отметить, что в переводе автор смело пошел на антонимическую замену слов: «запела-зарыдала».

Como canta la zumaya,                      Где-то сова зарыдала –

 ay, como canta en el arbol!               Так безутешно и тонко!

 Por el cielo va la luna                        За ручку в тёмное небо

 con un niño de la mano.                    Луна уводит ребёнка.

В данном примере  противопоставление слов «запеть и зарыдать» в переводе А. Гелескуса связано с национальными особенностями. В понимании русского народа — сова петь не может. Частое использование повторов отражает пристрастия автора к тому, на что он обращает внимание и  чему он придает значение.

Наше исследование показало, что проблема экспрессивности и, следовательно, категория интенсивности имеют отношение к любому  языковому уровню и аспекту.

Подобно тому, как в реальной действительности есть разные степени проявления признака предмета, действия, так и в языковом сознании говорящего существуют средства выражения большей или меньшей степени экспрессивности, используемые им в речевой деятельности.

Таким образом, мы можем говорить о присутствии в поэзии Федерико Гарсия Лорки большого количества интенсификаторов, которые помогают автору в изложении его мыслей. Они могут быть на разных языковых уровнях, но каждый из них помогает раскрыть смысл написанного, описать емко и полно эмоции, чувства, отношение и взгляды автора на мир, события или явления.         Ориентация писателей на языковое выражение интенсивности неизбежно должна вызывать истинное удивление читателя, которое составляет одну из целей художественной литературы и рождается из вечной предрасположенности человека, читателя все видеть в свете сформировавшихся в его сознании норм.

Авторы переводов произведений Ф.Г. Лорки не всегда дословно создают образы оригинальных текстов, но наше исследование показало, что средства интенсификации, используемые в оригинале, как правило, передаются и в переводе, что позволяет сохранить смысл и экспрессию оригинала.

Список литературы:

  1. Безрукова В.В. Интенсификация и интенсификаторы в языке и речи (На материале английского языка): Дис.канд. филол. наук: Воронеж, 2004. – 222 c.
  2. Блох М.Я. Актуальное членение предложения как фактор парадигматики/ М.Я. Блох// Проблемы грамматики и стилистики английского языка. Сб. статей МГПИ им. В.И. Ленина. М., 1973.
  3. Гончаренко С.Ф. Испанская поэзия в русских переводах. М.: «Прогресс», 1978. – 1022с.
  4. Каражаев Ю.Д. Возникновение и становление языковой экспрессии / Ю.Д. Каражаев, А.Д. Кулова// Проблемы экспрессивной стилистики. Сб. научн. ст. под ред. Т.Г. Хазагерова Ростов, выпуск 2,1992. — С. 14-18.
  5. Нелюбин Л.Л.Толковый переводоведческий словарь. 3-е издание, переработанное. — М.: Флинта: 2003
  6. Шипунова Н.Б. Интенсификаторы английского языка в функции усиления значения ключевого слова. М., 1991.
  7. http://de-sprache.ru/raznoe/perevod-stihov.html.
    ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА ИНТЕНСИФИКАЦИИ В ПЕРЕВОДАХ НА РУССКИЙ ЯЗЫК СТИХОТВОРЕНИЙ ФЕДЕРИКО ГАРСИЯ ЛОРКИ
    Written by: Остапчук Наталья Андреевна, Радченко Галина Ивановна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 03/20/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.05.2015_05(14)
    Available in: Ebook