22 Сен

ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОДНОРОДНЫХ ЧЛЕНОВ ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

        Язык является средством коммуникации, инструментом, при помощи которого осуществляется межличностное общение. Речевой акт может быть успешным, либо неуспешным. Это зависит от того, достигнут ли перлокутивный эффект в ходе речевого общения, осуществились ли планируемые коммуникативные цели. Значительную роль  при совершенствовании  навыков и умений в процессе языковой коммуникации играют аутентичные художественные тексты. Этим обусловлена актуальность настоящей статьи.

        Художественные тексты, в отличие от так называемых текстов повседневного общения (ср. Gebrauchstexte), охватывают все жанровое разнообразие художественной литературы, литературной критики и публицистики. В этих текстах воплощается не столько рациональное, сколько художественное и эстетическое познание действительности. От того, как и в какой форме кодируется содержание, зависит эстетическая ценность произведения и степень его эмоционально-экспрессивного воздействия на реципиентов. В области художественных текстов конвенциональные признаки не столь явно выражены, как у текстов, используемых в повседневном общении [8, с. 21].

        Кроме того, актуальность настоящей статьи обусловлена возрастанием роли и частотности употребления высказываний в форме простых предложений, что сопряжено со стремлением к достижению краткости и экономичности при использовании того или иного языка, в том числе и современного немецкого языка. В лингвистических исследованиях справедливо  обращается внимание на то, что значительная часть предложений, осложнённых однородными членами, может быть представлена как результат сочинительного сокращения ряда самостоятельных предложений или сложносочинённого предложения [7].

        Под простым предложением понимается предикативная синтаксическая единица, состоящая из нескольких соединенных между собой синтаксической связью форм слов или из одной формы слова [1]. Простые предложения могут иметь разную структуру, которая определяется по грамматической основе, формируемой только на основе главных членов предложения. Исходя из этого, простые предложения могут быть одно- и  двухсоставными. Простое предложение является распространённым, если оно включает в себя не только главные, но и второстепенные члены.

        Простые,  иначе однонаправленные предложения, традиционно обладавшие с точки зрения исторического синтаксиса рядом взаимосвязанных устойчивых структурных черт, к числу которых принадлежат, в первую очередь, глагольность, двусоставность и номинативность [5, с. 310], способствуют достижению динамичности и краткости изложения. При этом  употребление  однородных членов  (главных или второстепенных), связанных с одной и той же словоформой и выполняющих одну и ту же синтаксическую функцию, осложняет простое предложение.

        Однородные члены предложения определяются как словоформы, объединенные сочинительной связью,  которые выступают важнейшим средством подробного описания предметов, их свойств, а также различных явлений и процессов [2, с. 204]. В устной речи однородные члены произносятся с интонацией перечисления, а в письменных текстах  они располагаются, как правило, непосредственно один за другим и часто допускают перестановку. Однако, перестановка возможна не всегда, поскольку первым в ряду однородных членов обычно называется то, что является первичным с логической или хронологической точки зрения, а также то, что  является важнее для пишущего (говорящего).

Анализ простых предложений, применяемых в современной немецкой художественной прозе показывает, что однородные члены являются здесь одним из наиболее часто используемых средств осложнения [3]. При зтом однородные члены могут принадлежать к различным частям речи. От их принадлежности к той или иной части речи зависит влияние, оказываемое данными языковыми средствами на реципиента. Выбор части речи и неоднократность ее использования в художественном тексте предопределяет формирование  определенного стиля, например, глагольного стиля, номинативного стиля (стиля существительных) или адъективного стиля (стиля прилагательных), что придаёт произведению неповторимый рисунок.

Так, например, в романах и рассказах современных немецких писателей широко представлены предложения, в составе которых содержатся глаголы. Использование при кодировании информации данной части речи позволяет  писателю описывать художественную реальность в ее развитии и движении, ср.: Sie balancierte auf einem Bein, stüzte auf dessen Knie, beugte sich vor, führte den gerollten Strumpf über die Fußspitze auf den Stuhl, streifte den Strumpf über Wade, Knie und Schenkel, neigte sich zur Seite. (B. Schlink. «Der       Vorleser»,S.16) /Она балансировала на одной ноге, оперевшись на колено, наклонилась вперед,  натянула чулок на икру, колено и  бедро, подалась в сторону/.  Приведенный выше фрагмент из романа Бернгарда Шлинка «Чтец», насыщенный глаголами, создает некую напряженность при описании  главной героини. С помощью глаголов автор передает динамику окружающего мира и духовной жизни человека.

В то же время с употреблением каждого последующего однородного сказуемого расширяются сведения реципиентов о действиях героя, но явной оценки этим действиям в предложении, как правило, не содержится. Автор не анализирует и внутреннее душевное состояние действующего лица:, ср: Stein schaute unkonzentriert in den Rückspiegel, fuhr über rote Ampeln, wechselte unentwegt die Spur, zog die Glut seiner Zigarette bis in die Lippen herunter (Hermann J. «Sommerhaus, später»). Вместе с тем использование глаголов придает всему высказыванию динамичность. В свое время А.Н.Толстой писал: «Движение и его выражение – глагол  – являются основой языка. Найти верный глагол для фразы – это значит дать движение фразе» [4].

Что касается существительных и прилагательных, выступающих в роли однородных членов, то они могут подчеркивать разнообразные переходы настроения автора, отдельные нюансы описания и повествования, например:  1. Das Foyer ist ein bemerkenswert geschmackvolles Gesamtarrangement aus Carrara-Marmor, Chromblenden, Travertin, Spiegelflächen, Glasfronten und tropischen Hydrokulturen (Oswald M.G. “Alles was zählt”)  /Холл спроектирован с большим вкусом: здесь сочетаются каррарский мрамор, хромированные детали, травертин, зеркальные поверхности, стекла и тропические водные растения/; 2. An ihrem Kittel krallte ein blasses, kümmerliches  Kind (Hermann J. «Sommerhaus, später») /За ее халат цеплялся бледный, жалкий ребенок/. И если в первом примере преобладают существительные, то во втором –  однородные члены представлены прилагательными.

Анализ показывает, что в простом предложении могут использоваться одновременно перечисления как прилагательных, так и существительных, ср.: Hohe Stirn, hohe Backenknochen, blaßblaue Augen, volle Lippen, kräftiges Kinn. (B.Schlink. «Der     Vorleser», S.14) /Высокий лоб, высокие скулы, светлоголубые глаза, полные губы, сильный подбородок/.  Ряд однородных членов предложения создает динамизм описания.  В исследований (ср. Г. Глинц) подчеркивается, что в  немецком языке существительное в количественном отношении является наиболее частотной частью речи.

     В нижеследующем фрагменте текста, заимствованном из романа немецко-изральской писательницы и журналистки Инги Дойчкрон «Ich trug den gelben Stern»  («Я носила желтую звезду»), превалируют прилагательные, поэтому доминирует композиционно-речевая форма описания, ср.: Es war eine der typischen großen Wohnungen Berlins mit langem Korridor, knarrenden Dielen und dunklen großen sogenannten Berliner Zimmern, deren Fenster auf einen viereckigen Hof hinausgingen (Deutschkron I. «Ich trug den gelben Stern», S. 52.)  /Это была одна из типичных больших квартир Берлина с длинным коридором, скрипящими половицами и темными большими так называемыми берлинскими комнатами, окна которых выходили на четырехугольный двор/.

         В современной немецкой прозе однородные члены предложения могут присоединяться друг к другу как при помощи союзов : Das Mädchen hatte sie mit ihrem Punsch vor Kälte und Ärgerem bewahrt (Schulze I. «33 Augeblicke des Glückes») /Девушка своим пуншем согревала их от холода и невзгод/, так и без союзов: Stein leuchtete, zeigte, beschrieb, stellte sich atemlos vor mich hin, wollte etwas sagen, sagte nichts, zog mich weiter (Hermann J. «Sommerhaus, später») /Штейн светился от счастья, показывал, описывал,  затаив дыхание останавливался передо мной, хотел что-то сказать, ничего не говорил, тянул меня дальше/;  Ich dusche mich, rasiere mich, kämme mich, ziehe mich an (Oswald M.G. “Alles was zählt») /Я принимаю душ, бреюсь, причесываюсь, одеваюсь/.

Наиболее часто используемым в современных немецких художественных текстах является сочинительный союз und (и). Одиночный союз  и подчеркивает стилистическую нейтральность высказывания и может заканчивать перечисление. В этом случае представлен так называемый моносиндетон, например: Stein räumte Gläser, Aschenbecher, Flaschen und Stühle weg. Das konnte er. (Hermann J. «Sommerhaus, später”) /Штейн убирал фужеры, пепельницы, бутылки и стулья. Это он умел/. При использовании сочинительного союза перед последним однородным членом перечисление является законченным, и все высказывание становится более спокойным.

Кроме того, могут быть представлены асиндетон (бессоюзие):1. Ich dusche mich, rasiere mich, kämme mich, ziehe mich an (Oswald M.G. «Alles was zählt») /Я принимаю душ, бреюсь, причесываюсь, одеваюсь/, когда члены предложения связываются между собой только при помощи интонации, или  полисиндетон (многосоюзие); 2. Die Stalin-Bauten zu beiden Seiten der Straßen waren riesig und fremd und schön (Hermann J. «Sommerhaus, später») /Сталинские дома по обе стороны улицы казались огромными и чужими и прекрасными/. В последнем случае сочинительные союзы используются перед каждым однородным членом предложения.

Отсутствие союзов в первом примере показывает, что перечисление не является исчерпывающим, и ряд однородных членов оказывается незамкнутым. Кроме того,  благодаря использованию настоящего времени глаголов, картина как бы разворачивается перед глазами реципиентов, придавая живость и усиливая экспрессию, поскольку глаголы позволяют передать действие в развитии [Eroms 2008]. Повторение же союза во втором примере, напротив, придает высказыванию большую выразительность, которая увеличивается с каждым использованием  сочинительного союза. В приведенном примере последнее слово при перечислении дается без союза, поэтому цепочка однородных членов воспринимается как незаконченная.          Однородные члены предложения, выраженные существительными, могут располагаться также по возрастающей линии: Übrigens bin ich mir des Metaphorischen nicht so ganz sicher, denn, wie gesagt, Abwicklung und Verwertung heißt Chaos, Nervenzusammenbruch, geschlossene Anstalt, Selbstmord, Mord (Oswald M.G. «Alles was zählt») /Кстати, я не уверен, что прав насчет метафоры, ведь, как уже говорилось, проблемные клиенты – это хаос, нервные срывы, закрывающиеся предприятия, самоубийства и убийства/, либо по линии снижения: Ich kannte jedes Haus, jeden Garten und jeden Zaun (B.Schlink. «Der    Vorleser») /Я знал каждый дом, каждый сад и каждый забор/. В первом случае речь идет о стилистической фигуре климаксе, во втором  – антиклимаксе.

Суммируя сказанное выше, следует заметить, что выразительные возможности однородных членов предложения зависят от их принадлежности к той или иной части речи, а также от того, используются, либо не используются союзы. Однородные члены простого предложения, наряду с такими синтаксическими средствами, как вводные слова, обособления, парентетические внесения, обращения, можно отнести к его конструкционным осложнениям. Вышеназванные языковые средства, в том числе и однородные члены предложения, осложняющие простое предложение, способствуют расширению и углублению его смыслового плана, увеличивая объем предложения в целом и конкретизируя его содержание. Вместе с тем слишком длинный перечень однородных членов делает предложение несколько громоздким.

                                             Список литературы:

 

  1. Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И. Современный русский язык. М.: Логос, 2002. –  528 с.
  2. Голуб И.Б. Риторика: учитесь говорить правильно и красиво. М.: Омега-Л, 2012 . – 405 с.
  3. Таюпова О.И. Stillehre der modernen deutschen Sprache. Уфа: РИЦ БашГУ, 2015. – 132 с.
  4. Толстой Л.Н. Собрание сочинений. В 10 т. Т.10. М.: Художественная литература, 1961.
  5. Филичева Н.И. Основные линии развития структуры простого предложения в немецком языке // Язык: теория, история, типология / Под ред. Н.С. Бабенко. М.: Эдиториал УРСС, 2000. – С. 310-319.
  6. Eroms H.-W. Stil und Stilistik. Berlin: Erich Schmidt, 2008. – 255 S. (Grundlagen der Germanistik – 45)
  7. https://wikipedia.org/ (дата обращения 7.06.2016)
  8. Nord Ch. Textanalyse und Übersetzen. – 4. Aufl. Tübingen: J. Groos, 2009. – 283 S.

                                 Список источников примеров:

  1. Hermann J. Sommerhaus, später. Berlin, 1998.
  2. Deutschkron I. Ich trug den gelben Stern. München, 1992.
  3. Oswald M.G. Alles was zählt. München, 2000.
  4. Schlink. B. Der Vorleser. Zürich, 1997.
  5. Schulze I. 33 Augeblicke des Glückes. Berlin, 2001.
    ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОДНОРОДНЫХ ЧЛЕНОВ ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ
    В статье рассматриваются и анализируются простые предложения с однородными членами, используемые в современной немецкой художественной прозе. Установлено, что употребление однородных членов, связанных с одной и той же словоформой и выполняющих одну и ту же синтаксическую функцию, осложняет простое предложение и способствует достижению определенного эмоционально-экспрессивного воздействия на реципиентов. Влияние, оказываемое однородными членами на читателей, зависит от их принадлежности к той или иной части речи и придает тексту неповторимый рисунок.
    Written by: Таюпова Ольга Ивановна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/07/2016
    Edition: euroasia-science_30_22.09.2016
    Available in: Ebook