30 Окт

ТИПОЛОГИЯ РЕЧЕВЫХ ПОРТРЕТОВ ПОЛИТИКОВ В АМЕРИКАНСКОМ ЛИНГВИСТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Актуальность темы статьи обосновывается следующими основаниями, а именно: интенсивностью процессов развития политических технологий в различных лингвистических дискурсах; необходимостью теоретического осмысления процесса формирования политических технологий в различных лингвистических дискурсах; практико-прикладной необходимостью разработок политических технологий в системе речевых портретов современных политиков и т.д..

В данной статье автор поднимает проблему типологизации речевых портретов политиков в конкретном американском лингвистическом дискурсе.

Цель написания и представления настоящей статьи заключается в том, что ее автор исследует основные подходы достижений американских социолингвистов с структурно-содержательных позиций типологии речевых стилей, в целом.

Для того, чтобы достичь поставленной цели, автор решает следующие исследовательские задачи, а именно: осуществление исследовательских операций по анализу эволюции научных взглядов на типологию речевых портретов политиков в американском лингвистическом дискурсе; выявление структурной составляющей систематики (типологии) речевых портретов политиков в американском лингвистическом дискурсе; определение и характеристика составляющих элементов систематики (типологии) речевых портретов политиков в американском лингвистическом дискурсе; обоснование автором статьи личностного подхода к типологии речевых портретов политиков в американском лингвистическом дискурсе.

Итак, приступая к раскрытию темы статьи, прежде всего, следует отметить факт того, что зарубежная лингвистика обратилась к вопросу составления типологий речевых портретов, в англоязычном лингвистическом дискурсе индивидуальных речевых стилей, вообще в конце 60-х – начале 70-х гг. XX века. В. Дресслер и Р. Водак, обратившиеся к проблеме составления таких типологий десятилетием позже, констатировали, что к этому времени англоязычная лингвистика набрала уже достаточный объем фактического «полевого» исследовательского материала и проанализировала его с самых разных позиций, включая социологические и психологические. [1]

Одним из первых такую типологию речевых стилей предложил в 1968 году предложил Мартин Джус, в работе «Выделение стилей». В соответствии с его типологией выделяются следующие речевые стили: интимный, повседневный, консультативный, формальный и «замороженный». [2]

Консультативный стиль, по его утверждению, присущ, в первую очередь, различным должностным лицам.

Формальный стиль ограничивается, в свою очередь, передачей информации и рассчитан на неограниченный круг лиц и максимально лишен, по возможности, специфических черт, представляющий собой средство передачи голой информации, без эмоциональности, сленга, диалектизмов и т.п.

В свою очередь, в 1972 году свою типологию речевых стилей предложил Уильям Лабов. Проведя длительные исследования, Лабов предложил ранжировать речевые стили, по литерам, следующим образом: литера «А», включала в себя спонтанную речь или речь, которая записана при том условии, что оратор не знает о ведении записи; литера «В», включала ответы на вопросы по ходу интервью в присутствии оператора; литера «С», включала чтение индивидом независимого усредненного текста и литера «D», включала произношение субъектом, находящимся в изоляции, отдельных слов или чтение нейтральных пар слов. [3, pp. 70-109]

На основании такой технологии выявления стилей им была сформулирована следующая типология: литера «А» – повседневная и спонтанная речь; литера «В» – острожная речь; литера «С» – речь литературного чтения; литера «D» – контрольные типы речи, предназначенные для более яркого выявления особенностей первых.

Практически, в ключевых компонентах эта типология повторяет предложенную М. Джусом. Так, «осторожная речь» Лабова напрямую корреспондируется с «консультативным стилем» Джуса, повседневная и спонтанная речь, проходящая у Лабова под литерой «А» коррелируется с обыденной речью в типологии Джуса. Возможно учитывая это, У. Лабов не делает упор на наименование стилей и перечисление их особенностей. [3, pp. 90-91]

Рассматривая эти контексты несколько подробнее, следует отметить, что сама терминология здесь используется в несколько отличном ключе, нежели чем лингвистами-фонетологами. Так понятие «спонтанной речи» по Лабову, в рамках предложенной им типологии и идентичное понятие в фонетике имеют совершенно разные смыслы. На этих теоретических основаниях в англоязычном лингвистическом дискурсе сформировались типологии речевых портретов политиков. Наиболее показательными из них являются две: риторическая типология Майкла Патнема и концепция «Президентские голоса» Алана Меткалфа. [4];[5]

Рассмотрим их более подробно.

Теоретической основой типологии речевых портретов политиков М. Патнема выступает утверждение о том, что в рамках коммуникаций индивиды склонны определять свои собственные сообщения как убеждение, в то время как сообщения другой стороны называть пропагандой. Каждый склонен думать о собственных аргументах как более обоснованных и стоящих, в то время как аргументацию другой стороны — особенно политических противников — как голословную пропаганду. Таким образом, политическая пропаганда или идеологическая обработка, которыми в большинстве случаев и являются речи и выступления политических деятелей, воспринимается обществом как нечто низкопробное, к чему следует априори относиться отрицательно.

При этом, любая критика политической аргументации, которую приводит та или иная сторона, вызывает к жизни ответ, что собственно говоря, это не пропаганда и аргументация, а реализация стремления проинформировать общественность относительно фактов или какого-либо события. Здесь на передний план выходит политическая риторика.

Проводя анализ политической риторики, любой внешний наблюдатель сталкивается с большой трудностью, так как в его распоряжении находятся исключительно фрагментированные элементы, которые он может получить из открытых источников СМИ и пр. Ещё более усложняет вопрос проведения стро8го научного анализа политической риторики то, что практически все сообщения серьёзно редактируются пресс-службами политических институтов (партии, политические деятели, органы власти, президент), а после ещё и редакторами новостных служб СМИ.

Не меньшую проблему представляет для исследований политической риторики и субъективизм исследователя который, volens-nolens, формулирует выводы относительно риторики того или иного политического деятеля с учетом своих политических взглядов и убеждений.

Анализируя современную политическую риторику, М. Патнем, отмечает, что с развитием общества, её средства и приёмы становятся всё более и более изощренными. В прошлом политики полагались исключительно на интеллект, остроумие, стратегию убеждения и другие личные речевые навыки. Сегодня подготовка политических сообщений и речей практически полностью компьютеризирована. Поэтому компьютер, обладая специальной программой, может за минуты, в худшем случае за часы, выдать любое сообщение, оформленное в любом риторическом или эмоциональном ключе, которое может быть распространено практически одномоментно, сначала по виртуальным, а потом и по реальным СМИ. Поэтому, сообщение, сперва, связывается с образом политика, а не с его конкретным высказыванием, давая возможность подготовиться к его публичному озвучиванию.

Автор статьи отмечает тот факт, что у каждого правительства, политической партии, религиозно-политической группы и группы лоббистов теперь есть возможность объединить в единый пропагандистский механизм сложные методы риторики, тонкое психологическое понимание и новые технологии пропаганды, предназначенные для воздействия на представителей стана политических противников, то есть лиц, способных сопротивляться простому убеждению. В этих условиях¸ формирование риторического портрета политического деятеля должно быть очищено от психолингвистических наносов для того, чтобы видеть его четко.

Отправной точкой его построения, по мнению М. Патнема, будет концентрация на том – что говорит политик и как, На этом основании можно определить стандартную риторическую форму или его риторический образец. Составить более полное представление о риторике того или иного политика, по мнению Патнема помогает анализ используемых им метафор и, прежде всего, из какой они области – медицина, спорт или военная служба и война. Далее изучаются его специфические приёмы речи, отвлекающие маневры, использование предубеждений аудитории и т.п. Таким образом, только комплексный подход может дать возможность составить личный риторический портрет политика.

Относительно типологии риторических портретов, Патнем использует институциональный подход, закономерный для американской политической системы, где практически каждый политик является выдвиженцем соответствующей политической партии. В дальнейшем действуя по принципу «Semper fidelis!», политик обязан реализовывать риторику своей партии в политических выступлениях, заявлениях и дебатах. Традиционно политическая риторика в англоязычном политическом дискурсе подразделяется на консервативную и либеральную (прогрессистскую). Истоком этого деления является начальный этап формирования английской двухпартийной системы в XVIII веке, когда постепенное оформление приобретали политические движения тори и вигов, консерваторов и либералов, соответственно. В середине XIX века, когда эти движения оформились как политические партии консерваторов (1834 г.) и либералов (1859 г.), можно констатировать и появление специфических видов политической риторики, которые сразу выдавали в речи политика как выходца из партии или, как минимум, приверженца той или иной партийной идеологии.

Рассматривая консервативную политическую риторику, необходимо отметить, что в её рамках политик обладает следующими речевыми особенностями: обращается к «имущим»; много говорит о пользе и приобретениях; делает упор на защиту достижений и предотвращение потерь. Консервативная риторика, вместе с тем, подчеркивает удовлетворение и удовлетворенность политика, высокую оценку и удовлетворенность нынешним положением дел, гордость за выдвинувшую его группу, её историю, традиции и героев, и уверенность в её нынешних лидерах и правильности курса. В политической пропаганде находящаяся у власти партия проводит кампанию промоушена своих успехов и подкрепляет их заявлениями типа: «Стойте за всё доброе!», «Коней на переправе не меняют!».

В свою очередь, либеральная или прогрессивная риторика — риторика «неимущих», кто стремится изменить современное «плохое положение вещей» в пользу «хорошего будущего положения». Это — риторика неудовлетворенности, проистекающая из недовольства и гнева существующим положением вещей. Прогрессивная риторика обычно — риторика аутсайдеров, оппозиции, протестующих и пикетеров, группировки находящейся не у власти. Спектр типажей портретов её политиков весьма широк, от политиков реформаторов, которые хотят изменить систему частично и до революционеров, которые хотят разрушить систему и заменить ее лучшей. Прогрессивная/Либеральная риторика поощряет образ политика как защитника бедных, неимущих, неудачников, жертв и перегруженных налогоплательщиков.

В свою очередь, Алан Меткалф, профессор Иллинойского университета (Джексонвиль), делает такие выводы, а именно: во-первых – попытка ответить на вопрос как следует говорить президенту США или как следует говорить, как, если бы говорил президент; во-вторых, по знаменитому принципу Эдмунда Хиллари, речевые стили президентов следует изучать, потому, что они – есть!

Изучая речевые стили президентов, кроме того, мы можем многое узнать об их «американских идеалах». В конечном итоге, в каждой своей речи президент излагает своего рода американское идеальное видение проблемы или политического вопроса. И здесь он говорит от лица всех американцев. Поэтому уместен вопрос – каким речевым стилям нация, таким образом, отдаёт предпочтение? Таким образом, сверхцелью исследования А. Меткалфа, изначально, было найти типично президентский речевой стиль стиль. Вместо этого им было выявлено разнообразие стилей, в рамках которых, он сделал вывод относительно манеры речи конкретного президента и смог вывести исторические закономерности эволюции эффективного политического оратора в США на протяжении двух столетий истории страны. А методической основой выявления им типов речевых стилей американских президентов стали их личные качества, развитие политической риторики и эволюция английского языка на протяжении этого периода и трансформация американских идеалов, которые американские президенты вынуждены были отражать в своих речах и выступлениях.

В предложенной типологии, Алан Меткалф выделил три базовых типа речевых стилей: оригинальный речевой стиль; ораторский речевой стиль и комуникаторский речевой стиль.

Рассмотрим их подробнее. Сам оригинальный речевой стиль политика, по мнению Меткалфа, находится на индивидуальном и в высшей степени субъективном совмещении формальности и не формальности, краткости и пространности. В качестве примера такого оратора оригинала он приводит Джорджа Вашингтона, который мог формально произнести речь неформального содержании и, напротив неформально высказать самые формальные вещи, любил говорить пространно, но вынужден был, из-за проблем с зубами, говорить кратко.

Рассматривая второй тип – ораторский речевой стиль, необходимо отметить, что Меткалф выделяет в его рамках несколько подтипов: ораторский речевой стиль первого порядка (президент Джон Адамс); ораторский речевой стиль второго порядка (президент А. Линкольн) и ситуационный ораторский речевой стиль (оратор-адвокат, оратор-проповедник и т.п.).

Речи Джона Адамса, как известно, были почти всегда импровизированными. В свою очередь, Абрахам Линкольн, как представитель ораторского речевого стиля второго порядка, будучи выходцем из штата Кентукки, говорил, по воспоминаниям современников с серьёзным кентуккийским говором. Ситуационный ораторский стиль представлен, по мнению Меткалфа, двумя наиболее яркими разновидностями – адвокатским и проповедническим подстилями, а именно: адвокатский подстиль предполагает привлечение в речь многоуровневой аргументации, которая должна быть построена таким образом, чтобы заранее отводить контр аргументы стороны противников. В свою очередь, проповеднический стиль представлен президентом Джеймсом Гарфилдом, предполагает объединение в одном человеке большой эрудиции и артистических способностей, которые нивелируют литературные огрехи в писанных речах и спонтанных выступлениях.

Третий тип – коммуникаторский речевой стиль, является порождением XX века, века техники и технологий. Ярчайшим представителем речевых коммуникаторов, безусловно считается Рональд Рейган. Его речевому стилю Меткалф даёт следующие характеристики: фундамент его выступлений составляло ясное видение проблем, основанное на исследовании либеральной экономики и социального консерватизма, и его речи и высказывания последовательно это отражали, за счет чего он получил часть своего политического авторитета.

Подводя итог проведенному рассмотрению, следует констатировать, что автором рассмотрена и изложена в эволюционной ретроспективе история зарождения и формирования основных методологических построений типологий речевых портретов политиков в американском лингвистическом дискурсе. Все аналитические процедуры проводились в строгом соответствии с решениями исследовательских задач, в контексте достижения поставленной цели. Главный вывод автора сформулирован так, что мы видим ретроспективу построения американских типологий речевых портретов политических деятелей, которые имеют ярко выраженный комплексный характер. Обобщая, следует отметить, что объединение этих методик в одну может дать позитивные результаты объективного речевого портретирования политических деятелей.

Список использованной литературы и источников:

  1. DRESSLER W.U., WODAK R. Sociophonological methods in the study of sociolinguistic variation in Viennese German // Language and Society, 1982, 11: 339- 370.
  2. JOOS, M. The isolation of styles in FISHMAN, J.A. (Ed.) Readings in the Sociology of Language. The Hague: Mouton, 1968, 816 р., pp. 185-191. (2)
  3. LABOV, W. The isolation of contextual styles in Sociolinguistic Patterns. Oxford: Basil Blackwell, 1978, 362 р.
  4. Metcalf, Allan A. Presidential voices: speaking styles from George Washington to George W. Bush. Boston, Houghton Mifflin Company, 2004, 334 p.
  5. Putnem M. Modern Public Address. UTA Press, 2008, 182 p.
    ТИПОЛОГИЯ РЕЧЕВЫХ ПОРТРЕТОВ ПОЛИТИКОВ В АМЕРИКАНСКОМ ЛИНГВИСТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ
    В статье на широком теоретическом материале автор представляет анализ американской методологии построения речевых портретов политиков. Ее теоретическими основами являются достижения американских социолингвистов относительно построения типологий речевых стилей в целом. Саму методологию можно разделить на две больших части – институциональную и индивидуалистическую. В рамках первой, политик воспринимает и реализует риторику в рамках идеологии того политического института, в который интегрирован или с которым аффилирован. Во второй методике во главу угла поставлены ораторские и коммуникационные способности и возможности самих политиков лично.
    Written by: Павлычева Елена Дмитриевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 01/17/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.10.16_31(2)
    Available in: Ebook