30 Апр

СПЕЦИФИКА ТРАВЕЛОГА В.В. РОЗАНОВА «ИТАЛЬЯНСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ» С ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ И В АСПЕКТЕ ДИАЛОГА КУЛЬТУР




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Жанр травелога, иначе говоря, книги путешествий, является одним из самых древних и в то же время популярных жанров литературы. Наибольшую популярность жанр обрел в XVII-XIXвв. Исследователи отмечают крайнюю зыбкость определения жанра –к травелогамтрадиционо относятся произведения самого разного содержания и выполненные в различных стилях. Четкое определение данного жанра представляет собой нетривиальную задачу. Травелог балансирует между публицистикой и художественной литературой, не являясь в чистом виде ни тем, ни другим[6, С. 5]. Трудно провести четкое разграничение, с одной стороны, между травелогом и путеводителем, с другой стороны, между травелогом и романом-путешествием [8, С.3]. Таким образом, травелог, при общем для всех произведений этого жанра предмете повествования – описании автором впечатлений, полученных в ходе путешествия в какое-либо место или страну, – является чрезвычайно гибким и открытым жанром. Кроме того, важной чертой травелога является его обязательная опора на реальность и выраженное личное начало рассказчика [8, С. 4].

Для выявления специфики «Итальянских впечатлений» В.В. Розанова  мы проанализируем и сравним «Итальянские впечатления» с  другими произведениями данного жанра, опубликованными в начале  ХХ в.,наиболее известными из которых являются книги «По Италии» П.П. Перцова и «Образы Италии» П.П. Муратова.

Наиболее сильно выделяется среди вышеперечисленных произведений книга П.П. Муратова «Образы Италии» – это интересныйи объемный травелог, до сих пор не утративший актуальность и популярность. Книга представляет собой трехтомник. Первые два тома были изданы в 1911-12 гг. в России, полное издание было осуществлено уже в Берлине, в 1924 г. [3, С. 35]. Ремарка – в случае с В.В. Розановым ситуация почти диаметрально противоположная. «Итальянские впечатления», не говоря уже о «Дневнике туриста» — сравнительно менее известны, нежели чем нашумевшие и, пожалуй, самые главные произведения В.В. Розанова – «Уединенное» и «Опавшие листья».

Книга «Образы Италии»  — самое популярное произведение в творчестве П.П. Муратова. Книга неоднократно переиздавалась в России – издательством «Республика» в 1994 г., издательством «Галарт» в 2008 г. и др.  Столь продолжительная популярность книги вызвана рядом факторов – наглядностью и простотой изложения, четкой структурой произведения, исчерпывающей подробностью в искусствоведческом плане и т.д. Однако главная причина популярности именно этого произведения  — всецелая преданность автора культуре Италии. В. Казак, немецкий славист и литературный критик, так писал о П.П. Муратове: «его духовная родина не Россия, а Италия эпохи Возрождения» [2, С. 269].

«Образы Италии» – фундаментальный и в первую очередь искусствоведческий труд, оформленный в виде последовательноготравелога. В отличие от В.В. Розанова, поставившего в «Итальянских впечатлениях» задачу, в первую очередь, историко-философского описания Италии («взглянуть на Европу как на место чудовищной исторической энергии» [10, 84]), причем преимущественно в форме сравнения с Россией («родную русскую березку в сердце носил, т.е. не забывал, что я русский и что каждый человек имеет только одну родину» [10, 235]), П.П. Муратов с первых строк погружает читателя в культурный код Италии – в первом же абзаце насчитывается более 10 итальянских топонимов (Пьяцетти, Скьявони, мост дела Палья, torredell’Orologio, Прокурации и др.).О России П.П. Муратов вспоминает крайне редко и даже в какой-то мере отчужденно: в одном случае он говорит о пьесе Вебстера, драматурга и современника Шекспира, «Белая дьяволица или ВитторияКоромбона», что ее «можно смело поставить рядом со многими произведениями Шекспира», но при этом в России пьеса неизвестна [7,148]; в другом случае П.П. Муратов вспоминает о России в ключе противопоставления с Италией: ему напомнил Россию весенний воздух на лесных дорогах в Альбанских горах, который «был удивительно крепок, даже резок не по-итальянски» [7, 288]. В то же время В.В. Розанов начинает «Итальянские впечатления» сразу с философских размышлений о противопоставлении римского католичества («о Боже, сколько здесь римского!» [10 С. 87]) и русского православия, продолжая и развивая эту тему.

Сравнительный анализ показывает, что В.В. Розанов редко, гораздо реже, чем П.П. Муратов, использует чисто итальянскую лексику. Если П.П. Муратов, как уже упоминалось выше, с первых строк насыщает текст итальянскими языковыми реалиями, в частности нагружая текст топонимами, то у В.В. Розанова в книге про Италию с первых же строк речь идет об Александро-Невской лавре и православной службе: «я помню, в Петербурге, в Александро-Невской лавре, на отпевании покойного генерал-контролера Штрика, пение митрополичьих певчих…» [10, С. 87].

В книге «Итальянские впечатления» собственно итальянские топонимы почти не заметны, т.к. большую часть текста занимают авторские размышления. Впрочем, это вовсе не означает, что В.В. Розанов вообще не использовал в своей книге итальянские языковые реалии. В качестве примера можно привести упоминания в начале и конце книги католического песнопения Страстной недели Miserere[там же, 90; 94; 234]. Также итальянские реалии встречаются, например, в названии глав («В садах Боргезе») и в самом тексте (например, названия итальянских музеев «PalazzodeiConservatori»и «MuseoCapitolino», упомянутые несколько раз в главе «Умирающий гладиатор» и «Моисей» Микеланджело»). Названиями итальянских мест и реалий В.В. Розанов пользуется сравнительно редко, только в случае нужды. Эта особенность выделяет книгу «Итальянские впечатления» среди подобных произведений.

Несмотря на то, что оба произведения посвящены описанию Италии, «Итальянские впечатления» и «Образы Италии» — два в корне разных произведения. Ключевое различие данных произведений заключается в подходе авторов к описанию предмета книги путешествий – самой Италии. П.П. Муратов, как мы убедились ранее, с первых же строк погружает читателя в жизнь Италии. Наиболее весомую долю книги составляют искусствоведческие сведения, касающиеся живописи, скульптуры и прочих видов искусства. П.П. Муратов по эпохам отслеживает историю искусства в Италии, ярко и красочно описывает отдельных художников, дает советы по посещению важных и значимых в плане искусствоведческой ценности мест. В этом плане его книга оригинальна, т.к. автор советует читателю ознакомиться не столько с произведениями известных художников, как Рафаэль, Микеланджело и др., а скорее наоборот, рассказывает о незаслуженно забытых, но не менее ценных деятелях  искусства (например, художника Тинторетто). В.В. Розанов, напротив, во многом отталкивается от самых известных мест и шедевров искусства, таких как Сикстинская капелла, вулкан Везувий, Колизей и др. При этом В.В. Розанов так строит текст, что описание банальных мест становится интересным для чтения. В.В. Розанов описывает свои личные впечатления, добавляя в большом количестве философские размышления. Так, посещение Колизея под пером В.В. Розанова превращается в целый исторический экскурс в жизнь древнего Рима, когда он был функционирующим объектом общественной жизни Рима. Вообще В.В. Розанов зачастую описывает не современное ему состояние посещаемых им мест, а их историческую перспективу – «В самом деле, все в религии и все религии умерли, кроме одного христианства. Никогда я этого не осознавал так ясно, как стоя перед храмом Януса» [10, С. 109].

Наиболее показательны различия между произведениями В.В. Розанова и П.П. Муратова в аспекте их работы с историей. И тот, и другой в своих произведениях обращаются к разным историческим периодам и эпохам. П.П. Муратов часто соотносит исторические эпохи с жанрами искусства. Так, одна из глав посвящена стилю барокко. П.П. Муратов понимает историческое развитие через развитие искусства. У В.В. Розанова все иначе. Он осведомлен в истории, но искусство играет для него второстепнную роль. Основная его задача – вскрыть пласты исторической энергии. Он погружается в историю Колизея, чтобы заново ощутить и понять чувства первых христиан, гонимых и терзаемых животными на потеху публике. Описывая языческий храм, он живописует языческие обряды и примеряет их на себя. По меткому выражению Г.К. Лукомского, историка и искусствоведа, современника В.В. Розанова, «историческая осведомленность помогает автору[В.В. Розанову] во многих случаях понимать эпохи искусства (с которым он знаком так мало) и дает ему иногда возможность открывать новые горизонты для парадоксальных исследований» [5, С. 25]. Так, В.В. Розанов строит теорию, согласно которой Рафаэль – самый важный с точки зрения религиозно-философских поисков художник, т.к. он сам и его картины отражают идеал поиска вечного в античности.

Из вышеуказанного можно сделать вывод, что книги В.В. Розанова и П.П. Муратова при общем предмете фактически полностью различны: В.В. Розанов пишет о России и Италии, П.П. Муратов – только об Италии. Для В.В. Розанова Италия и ее жизнь фактически основа для собственных размышлений – П.П. Муратов целую главу посвящает, к примеру, художнику, большая часть работ которого находится в Венеции (см. глава «Тинторетто»). В.В. Розанов описывает, но по большей части рассуждает, П.П. Муратов больше описывает, чем рассуждает. У В.В. Розанова в итоге получается книга путешествий с уклоном философию, у П.П. Муратова – искусствоведческая книга путешествий. Незря сам П.П. Муратов писал об «Итальянских впечатлениях» так: «в этой странной и такой чисто русской книге не слишком много Италии» [1].

Примерно таким же образом соотносится с творчеством В.В. Розанова книга «Путешествие по Италии» Иполлита Тэна, переведенная П.П. Перцовым. П.П. Перцов, по свидетельству А.Н. Николюкина, был другом В.В. Розанова: он вместе с ним участвовал в издании журнала «Мир искусства» и, помимо всего прочего,  помог В.В. Розанову с публикацией его произведений:  в 1899 г. П.П. Перцов «подготовил и выпустил четыре сборника статей Розанова: «Сумерки просвещения», «Литературные очерки», «Религия и культура», «Природа и история»» [9, С. 9].

Сама по себе книга «Путешествие по Италии» является более близкой по характеру к произведению П.П. Муратова – в ней тоже преобладает искусствоведческое описание культуры Италии. Автор, французский искусствовед иученый-историк, описывает впечатления от поездки по Италии в 1864 году. Маршрут был немного путанным – сначала И. Тэн проехал через Рим и сразу уехал в Неаполь. Затем он вернулся, некоторое время пожил в Риме, затем посетил Милан, Венецию, Флоренцию, озера Северной Италии. Таким образом, начало маршрута И. Тэна совпадает с путем В.В. Розанова.

В своей книге И. Тэн описывает в основном те произведения искусства, которые видит в течение путешествия. Немалую часть повествования занимает искусствоведческий анализ. И. Тэн особое внимание уделяет стилям, стараясь проработать и аналитически захватить их развитие. Так, искусство он сравнивает с деревом, считая, что грек берет за образец ствол срубленного дерева, а германец – все дерево с ветвями и листьями. И. Тэн вникает в сущность различных эпох, как и В.В. Розанов он старается уловить дух эпохи, однако его подход остается чисто искусствоведческим и в некоторых аспектах излишне рациональным. Так, он часто выделяет спорныеподстили, например, в готике; а также отдает предпочтение ранним стилям, считая большую часть позднейших — уродливыми. В этом смысле можно сравнить его подход с историческими экскурсами В.В. Розанова, который также стремился во всем найти дух эпохи – от камней из катакомб до фресок и скульптур. Однако главной целью В.В. Розанова было не аналитически разделить историю, но, наоборот, понять ее в соединении с действительностью. Так, он проникается величественным духом античных памятников и сравнивает их с собой, со своим мироощущением («Что бы я сделал, если бы это видел?»[10, С. 110]). В искусстве В.В. Розанов также не стремится к аналитическому разделению, скорее его видение предметов искусства обращается по большей части к религиозно-философским смыслам.

В плане описания быта в книге И. Тэна сложно найти много сведений. Если В.В. Розанов регулярно как бы между делом сообщает о бытовой стороне своего путешествия, включая это в общую канву повествования и зачастую наполняя быт философским смыслом (как, например, описание музыки и световых представлений в Колизее в Страстную субботу), то у И. Тэна можно встретить лишь редкую отрывочную информацию, по большей части архаичного плана.

Исходя из вышелизложенного мы пришли к выводу, что, по сравнению с другими травелогами, в «Итальянских впечатлениях» В.В. Розанов, во-первых, затрагивает религиозно-философскую тематику, во-вторых, ведет диалог с европейской культурой, отмечая недостатки и достоинства как своей, так и чужой культуры. Таким образом, «Итальянские впечатления» — яркий пример диалога культур в литературе.

Диалог культур является актуальной современной проблемой, т.к. он напрямую связан с проблемами межкультурной коммуникации. Диалог культур в литературе находит яркое выражение в литературном жанре травелога.  Ю.М. Лотман выделяет две причины, по которым культура идет на диалог с другой, чужой для нее культурой: «1) нужно, ибо понятно, знакомо, вписывается в известные мне представления и ценности; 2) нужно, ибо не понятно, не знакомо, не вписывается в известные мне представления и ценности» [3, С. 111]. Другими словами, это «поиск своего» и «поиск чужого». В рамках диалога культур культура-реципиент внедряет в свою парадигму чуждый ей образ и в этом случае часто возникают коллизии: культура должна быть как «чужой» (чтобы сохранять диалогичность), так и «своей», потому что иначе невозможно восприятие инокультуры.

Именно такую коллизию в рамках жанра травелога описывает современный культуролог П. Вайль в статье «Перевод с итальянского». Он считает, что в России жанр травелога под влиянием всеобщего убеждения, что «за рубежом настоящих, глубинных проблем нет», развивался «как роман испытания, как аллегория»[1].  Заграница у русских путешественников подавалась как метафора России, большее предпочтение отдавалось эмоциям, нежели объективной информации. По мнению П. Вайля, «русский путешественник видит то, что хочет видеть, а перед его умственным взором одна страна — родина» [1]. Наиболее четкое выражение эта тенденция нашла в неизменяющемся «противопоставлении западного материализма и русской духовности» [1], с которым русские путешественники уезжали и с которым возвращались на родину. Очевидно, что подобный подход непродуктивен в рамках диалога культур и не способствует развитию межкультурной коммуникации.

 Ключевой особенностью травелогов В.В. Розанова, по П. Вайлю, является преодоление шаблонов жанра травелога в России. «Эмоциональная и интеллектуальная честность» [1], отмеченная исследователем, не позволила В.В. Розанову оставаться в рамках предубеждений.Более того, при всем противопоставлении «своего» православия и «чужого» католичества как центра религиозно-философских размышлений В.В. Розанова в книге, В.В. Розанова все же сумел разглядеть в «чужой культуре» людей и их достижения и описал их предельно честным языком, выхватывая и запечатлевая наиболее яркие и хорошо удавшиеся, по его мнению, в сравнении с родной культурой моменты.

Книга «Итальянские впечатления» стоит особняком в ряду произведений своего жанра. Травелог В.В. Розанова отличает, во-первых, общая религиозно-философская направленность, во-вторых, гораздо меньшая, по сравнению с аналогичными произведениями, роль описания и анализа произведений искусства в тексте травелога, в-третьих, внимание на быте (вплоть до замечаний о привычках и вкусах местных жителей, например, их нелюбви, по мнению В.В. Розанова, к чтению газет [10, С. 150]).  Также в других известных травелогах конца XIX-начала XXвв. нет оригинального розановского сравнения российской и европейской культуры, представляющего собой пример интересного, интенсивного диалога культур. Если большинство авторов травелогов либо убеждены в бессмысленности диалога с Западом, либо, наоборот, погружены в него и в своих произведениях упоминают Россию мимоходом, то у В.В. Розанова мы видим постоянное сравнение, диалог «российского» и «европейского», который красной нитью проходит через всю книгу – от религиозно-философских размышлений о характере религии в Европе и России до культурно-исторических и бытовых моментов. Диалог культур у В.В. Розанова преодолевает коллизии рецепции инокультуры и делает возможным дальнейшее плодотворное развитие межкультурной коммуникации.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Вайль П. Перевод с итальянского / пер. В. Страды // «Иностранная литература» №3, 1996 [http://magazines.russ.ru/inostran/1996/3/vail.html]
  2. Казак В. Лексикон русской литературы XX века = LexikonderrussischenLiteraturab 1917 / [пер. с нем.]. — М.: РИК «Культура», 1996. — XVIII, 491, [1] с.
  3. Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. Т. 5. — М.: Сов. Энцикл., 1968. – 976 с.
  4. Лотман Ю.М. К построению теории взаимодействия культур (семиотический аспект) // Лотман Ю.М. Избранные статьи в 3-х т., т. 1. — Таллинн, 1992.- С.111-121
  5. Лукомский Г.К. Три книги об искусстве Италии //  «Аполлонъ», No 3, 1909. — 207 с. — 25-26 с.
  6. Мартынова О.М. «Итальянское путешествие» Гете: Автор, композиция, жанр: Дисс. … канд. филол. наук. – СПб., 1995. — 170 с.
  7. Муратов П.П. Образы Италии. — М.: Республика, 1994. – 592 с.
  8. Никитина Н. А., Тулякова Н. А. Жанр травелога: когнитивная модель // HomoLoquens: Актуальные вопросы лингвистики и методики преподавания иностранных языков / под ред. И. Щемеловой, сб. статей. Вып. 5. — СПб.: Астерион, 2013. — 220 с. — 132-138 с.
  9. Николюкин А. Н. Живописец русской души // Розанов В. В.. Собрание сочинений: Среди художников. – М.: Республика, 1994. – 494 с. — 5-16 с.
  10. Розанов В.В. Иная земля, иное небо… Полное собрание путевых очерков 1899-1913 гг. М., 1994. — 736 с.
  11. Тэн И.А. Путешествие по Италии В 2 т. — М.: Арт-родник, 2008
    СПЕЦИФИКА ТРАВЕЛОГА В.В. РОЗАНОВА «ИТАЛЬЯНСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ» С ИСТОРИКО-ЛИТЕРАТУРОВЕДЧЕСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ И В АСПЕКТЕ ДИАЛОГА КУЛЬТУР
    Целью статьи является изучение травелога В.В. Розанова «Итальянские впечатления» с жанровой точки зрения; анализ места травелогов В.В. Розанова среди других современных им произведений этого жанра («По Италии» П.П. Перцова и «Образы Италии» П.П. Муратова). В процессе работы использовались историко-литературный, сравнительно-исторический методы, а также элементы метода культурно-контекстуального анализа.
    Written by: Сибгатуллина Венера Фаридовна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/18/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.04.2015_04(13)
    Available in: Ebook