28 Июл

СОВРЕМЕННОЕ КОРЕЙСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ: ПРОБЛЕМА ПРОИСХОЖДЕНИЯ КОРЕЙСКОГО ЯЗЫКА И ОВЛАДЕНИЯ ЕГО ЗВУКОВОЙ СИСТЕМОЙ В XV в.




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Эволюция лингвистического разнообразия  представляет ключевое событие  для понимания существа внешнего лингвистического  многообразия культурных семантик  народов и глубокой уникальности  человеческих коммуникативных систем. В эволюции лингвистического многообразия  представлен  полигенезис  лингвистических стратегий культурного развития этносов, основанный, в том числе, на интерпретации языковой истории и семиотической структуризации  этнической когнитивной системы.

История происхождения и становления корейского языка как самодостаточной семиотической системы раскрывается в теоретических дескрипциях,  нацеленных на выявление, прежде всего, ландшафтного локуса, определившего когнитивный контур языкового существования носителя корейского языка, и удерживание  жизнеспособности «корейской» когнитивной структуры в контексте приобретаемого  опыта.

Ц. Хэллен  [1] отмечает, что корейский язык – один из доминирующих языков коммуникации в современном мире, поскольку он используется  почти 60 млн. человек.  Исследователь обращает внимание на то, что, несмотря на подобную  коммуникативную востребованность,  корейский язык не является  в плане описания теоретически оснащенной системой по причине отсутствия достаточного количества данных.

Хух Воонг [2] отмечает, что нет достаточного материала для того, чтобы составить полновесное представление о лингвистической сущности корейского  языка. В итоге невозможно определить, к какой семье языков принадлежит древний корейский язык. На протяжении долгого времени ученые старались  приписать корейский язык к какой-либо основной языковой семье, но все их усилия не увенчались успехом.

Ц. Хэллен  предпринимает одну из первых попыток объяснить природу корейского языка, анализируя достижения других исследователей в этом направлении и завершая  представлением алтайской теории в качестве основной теории происхождения корейского языка, наиболее распространенной среди современных лингвистов. Исследователь систематизирует материал по четырем направлениям-гипотезам происхождения корейского языка: восточная, западная, южная и северная, собственно «алтайская» гипотеза.

Согласно  «восточной»  теории, излагаемой Ким Чин-у [3], корейцы  являются выходцами из Японии и окрестных островов. Соответственно, ученые, поддерживающие эту гипотезу, полагают,  что древний корейский язык – это ранняя версия японского языка.

«Западная»  теория  является по своей сути концепцией «миграционной», в соответствии с которой около  первого тысячелетия до нашей эры люди, жившие около алтайских гор в Центральной Азии, начали мигрировать на восток. Мигрирующее люди  входило в контакт  с палеоазиатами (Paleoasians) − группой народов,  населявших полуостров которым сейчас является Корея. Очевидно, что некоторые другие группы мигрировали на такие территории, как Япония и Сибирь. Ким Чин-у утверждает, что именно лингвистические данные демонстрирует очевидность того, что люди активно передвигались с запада.. Также очевидно, что представители Когуро (Koguryo) (национальности, населявшей южную Манжурию и северную часть корейского полуострова)  привнесли Яйо (Yayoi)  культуру в северную Куюши ( Kyushu) (ныне Японию) около  2.300 лет назад. В контексте западной теории корейский язык относится к дравидским языкам.

В соответствии с южной теорией корейский язык приписывается к астронезийским  языкам (Austronesian languages). Лингвистические данные подтверждают эту гипотезу, в частности, сведения, касающиеся  открытых слогов, системы почтительного обращения, числительных и наименований некоторых частей тела. Японский ученый Cусуми Охно Su  [4] поддерживает южную версию происхождения, демонстрирующую, что названия частей тела представляют собой ядро словаря  и есть только небольшие основания для предположения о возможности заимствования.

Северная теория происхождения корейского языка настаивает на том, что  корейский язык принадлежит к языковой семье, которая именуется алтайской. Алтайская семья включает в себя три значимые ветви – тюркскую, монгольскую и тунгусскую.

Уточнение аспектов истории происхождения этноса  демонстрирует  возможности этноса как жизнеспособной системы. Последняя, по утверждению С.Бира [5],  состоит из пяти взаимодействующих систем, в  чем она повторяет количественно  систему передачи информации, предложенную К. Шенноном. Первая, вторая, третья подсистемы имеют дело с «здесь-и-сейчас» организационной структуры. Четвертая подсистема содержит стратегический ответ на воздействие внешних, экологических требований завтрашнего дня, т.е. она связана с «там и тогда». Характер пятой системы определяет баланс «здесь-и-сейчас»  и «там-тогда», который продуцирует директивные указания, поддерживающие  систему как жизнеспособный организм.

Директивные указания, поддерживающие корейский этнос как жизнеспособный организм, были  разработаны  в XV веке в виде документа «Хунмин Чоным Хэре» («Объяснения и примеры «Хунмин Чоным“»), сопровождавшего созданный несколько ранее корейский алфавит Хунмин Чоным.

Я.-К. Ким-Рено [6] полагает, что корейцы имеют долгую и трудную письменную историю с середины XV в. Многочисленные попытки корейского этноса  использовать  китайские черты  для транскрибирования своего языка, который типологически значительно отличается от китайского, никогда не были результативными в систематизации знаков корейского письма.

В царствование Седжона  был введен новых алфавит, названный  Хунмин Чоным («Наставление народу о правильных звуках»), что значительно изменило языковую и  духовную ситуацию. Документ 1446 года  был руководством для изучения и освоения  алфавита и именовался «Хунмин Чоным Хэре» («Объяснения и примеры „Хунмин Чоным“»).

Цель этого документа состояла в том. чтобы продемонстрировать, что правильное чтение специфических черт, представленное в  Хэре, помогает  идентифицировать правильно звуковое значение гласных. Некоторые черты, используемые при описании различных характеристик гласных,  были разработаны в предшествующих фонологических и фонетических исследованиях,  которые, и по прошествии  пятисот лет,  признавались оригинальными.

Благодаря  Хэре,   можно точно определить звуковое значение каждой буквы алфавита во время ее создания.  Многие дизайнерские приемы создания формы букв, их звукового значения и их использования  четко отмечены в документе. Несмотря на эти значительные достижения, как считает Я.-К. Ким-Рено,  лингвисты не имеют единого мнения, касающегося   звуковой системы корейского языка  XV  века:  многие считают, что формы гласных в противоположность согласным, представляют абстрактный уровень, возможно,  представляют более раннюю систему [7]. Толкование гласных в Хэре основывается на философии инь и ян, а также законе гармонии.

В  момент создания корейского алфавита принцип гармонии гласных,  (Г2-принцип) (VH – vowel harmony), по утверждению Я.-К. Ким-Рено, обеспечивал  систематизацию границ слова  в отличие от современного корейского языка, в котором  Г2-принцип  используется относительно  звукосимволических слов  и некоторых  аффиксально-инициальных гласных изменений.

В средневековом корейском языке, в отличие от современного корейского языка, Г2-принцип  применялся  ко всем словесным группировкам.  Гласные категоризовались в три группы: yin  (темные,  eum in Korean), yang (светлые) и нейтральные.

Я.-К. Ким-Рено в соответствии с уровнями категоризации  приводит такие примеры гармонии гласных:

  1. a. yin 구름 ‘облако’, 굴  ‘целый’,  브르- ‘звать’,  어듭- ‘быть темным’,  허믈 ‘вина’, 굴- ‘круглый’,  두껍- ‘быть тонким’.  주먹 ‘первый’, 부들업- ‘быть мягким’
  2. b. yang 사 ‘личность/человек’,  ‘сердце/ум’, 맞나- ‘встречать’, 다- ‘отличаться’, 나모 ‘дерево’, 도 ‘вор’. 조곰 ‘маленький’, 아모 ‘кто-нибудь’, 도로 ‘снова’,  올 ‘головастик’
  3. c. neutral (with yin) 두더쥐 ‘крот’, 슬긔 ‘мудрость’, 너구리 ‘енот’, 두드리- ‘стук’, 어드니 ‘когда кто-то получит’

С.-В. Ким   [8]  также создает  репрезентационную схему пространства гласных, актуального для средневекового корейского  языка, трехуровневого типа:

Многие лингвисты считают, что Великое изменение системы гласных в корейском языке произошло именно в XV  веке и до сих пор система гласных практически не изменилась – гласные средневекового корейского не отличается от гласных современного корейского языка.

Сопоставление двух систем гласных, а точнее, двух состояний  пространства корейских гласных, на основе диагонального анализа  позволило С.-В. Ким у создать «свернутый», «стянутый» по диагонали  графический образ  контакта этих состояний, или контакта пространства во времени с самим собой.  Очень   похожих друг на друга систем – гармонические группы – разделены диагональю. С.-В. Ким   [9] описывает корейскую гармонию гласных как диагональную гармонию, или гармонию диагонали:

Я.-К. Ким-Рено  высказывает предложение  о том, что  система гласных средневекового корейского языка  подобна диагональной системе гласных, созданной    С.-В. Ким . Более того, орфографическая репрезентация системы гласных средневекового корейского языка значительно отличается от обычно представляемого взгляда, согласно которого  очертания гласных   существенно продолжают поддерживать их первичное значения и по сей день. Хэре, по мнению Я.-К. Ким-Рено, с очевидностью свидетельствует в пользу того, что символы гласных в средневековом корейском языке не имеют того значения, которое имеют в современном корейском языке гласные, но фактически их позиция схематично может быть представлено в  следующем виде:

Эта система демонстрирует, что Г2  феномен  в средневековой Корее был действительно фонетически оформленным. Основная фонологическая черта, которая отличает  одну гармоническую группу от другой,  − это комбинация факторов округленных губ ОГ (RD) и втягивания основания языка (retracted tongue root)  (RTR). Лучшей поддержкой понимания принципа гармонии гласных является специальное описание  каждого из семи основных символов гласных XV  века, наряду с примерами и объяснениями групп гласных содержащихся в  Хэре.

В  Хэре  три  базовых гласных   описываются с помощью простых,  коротких аналитических черт.

[Ι не имеет втянутого языка  и звучит неглубоко]

Исследование предполагает лингвистически значимое и правдоподобное чтение черт, которое Хэре выражает с помощью китайских  характерных пар “淺” для  “深”  «вперед-назад»,  “縮” и  “不縮”  степень втягивания внутрь языка, “蹙”  и “張” опертура (объема отверстия рта) в Джеджахе (Jejahae) (объяснение принципов дизайна/проектирования букв)  Хэре

Особенностью Хэре является также  создание способа описания специфичности артикуляции гласного звука и пояснение механизма-процедуры подготовки  организма – ротовой полости как резонирующей среды и  некой архитектурной структуры  – к  означиванию себя в звуке и через звук. Для построения подобного «организационного» комментария вновь привлекается китайский язык.

Китайские характерные пары  “淺”  и  “深”  представляют акустические черты, ‘резкие’ и  ‘тяжелые’ соответственно, которые отражают  восприятие слушающего. Черты резкие или тяжелые соотносятся напрямую с позицией языка − передней или задней. Китайские характерные пары   “縮”  и “不縮”  выражают  втягивание языка,  ощущаемое создающим  звук.   И, наконец, достаточно необычная  черта   “蹙” может переводиться для лингвистических целей  как ‘закрытый, но не полностью’, или чаще ‘втянутый’,  ‘собранный’. Другими словами,  выражение  “口蹙”  может означать « губы, собранные таким образом, что рот открывается настолько незначительно, насколько это возможно при произнесении звука». В свою очередь,  “口張”  описывает  растянутые губы.

Ценность   описаний  черт  гласных, приводимых в Хэре, видится и в том, что через словесную фиксацию  одновременности движения губ и  формируемого состоянии  рта и ротовой полости – архитектуры ротовой полости, создается и фиксируется «моторно-динамический» образ звука на уровне  условного рефлекса.

Я.-К. Ким-Рено  считает, что  исследование Хэре  позволяет понять как, почему и когда произошло  так называемое Великое Изменение Гласных (Great Vowel Shift). Благодаря этой замечательной фонетической письменной системе, мы знаем, что было много вариаций языка и много форм продолжающихся изменений в процессе создания корейского алфавита. Лингвисты отмечают, что XV век был для Кореи периодом, когда значительно изменялась звуковая система и корейцы имели соответствующие средства и компетенции, позволившие изменяющиеся колебания и резонансы звуковой среды отразить в варьировании лингвистических форм.

В Хунмин Чоным Хэре  представлена экоцентрическую модель сознания корейского народа,  основывающаяся на признании человека в качестве одного из полноправных центров природы.

В целом, тенденции, отличающие современное корейское языкознание,  выдержаны в рамках экологии языка, первоначальная задача которой состоит в установлении типо­логического статуса языка в экологической клас­сификации, т.е. определении того, где находится язык и куда он дви­жется в сравнении с другими языками мира.

Список литературы:

  1. Hallen С. Origin Theories of the Korean Language. URL:  http://linguistics.byu.edu/classes/ling450ch/reports/korean.html (дата обращения 22.07.2016)
  2. Huh Woong . The Development of the Korean Language //  Korean National Commission for UNESCO, The Korean Language . − Korea: The Si-ya-yong-o-sa Publishers,   – Pp.1-12.
  3. Kim Chin-u. The Making of the Korean Language // Korean National Commission for UNESCO, The Korean Language. − Korea: The Si-ya-yong-o-sa Publishers, 1983. – Pp .13-42.
  4. Susumu Ohno. The Origen of the Japanese Language. − Kodusai Bunka Shinkokai, Tokyo, 1970.
  5. Бир С. Мозг фирмы. − М.: Радио и связь , 1993. – 416 с.
  1. Kim-Renaud Young-Key. The Vowel System and Vowel Harmony in 15th Century Korean. URL:Revisitedhttp://scripta.kr/scripta2010/en/proceedings/proc08vpdf (дата обращения 22.07.2016).
  2. Lee Ki-Moon. Gugeosa gaeseol (An introduction to the history of Korean), Revised  − Seoul: Minjung Seogwan, 1972.
  3. Kim Chin-W. Kugeo moeum chegye eui sin’gochal (The Korean Vowel System  Revisited) //  Jindanhakpo 24, 1963. – Pp. 475-511.
  4. Kim Chin-W. Diagonal vowel harmony?: Some implications for historical phonology //Recent developments in historical phonology. − The Hague: Mouton Publishers, 1978. – Pp. 221-35.
    СОВРЕМЕННОЕ КОРЕЙСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ: ПРОБЛЕМА ПРОИСХОЖДЕНИЯ КОРЕЙСКОГО ЯЗЫКА И ОВЛАДЕНИЯ ЕГО ЗВУКОВОЙ СИСТЕМОЙ В XV в.
    Статья посвящена изучению проблематики ориентального языкознания, в качестве объекта рассмотрения которого избираются актуальные для корейского языкознания темы. Происхождение корейского языка рассматривается в свете четырех гипотез – восточной, западной, южной и северной, связанной с алтайской языковой семьей. Формирование культуры произнесения знака корейского алфавита связывается с правилами, изложенными в документе Хунмин Чоным Харе, и основывающимися на принципе гармонии гласных.
    Written by: Халина Наталья Васильевна
    Published by: Басаранович Екатерина
    Date Published: 12/13/2016
    Edition: euroasia-science_28_28.07.2016
    Available in: Ebook