30 Янв

СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКОВОЙ ЭКСПЛИКАЦИИ КОНЦЕПТА «МЕНТАЛИТЕТ / МЕНТАЛЬНОСТЬ»




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В конце 1980 –– начале 1990-х гг. в отечественной гуманитаристике формируется лингвокультурологическая парадигма, в рамках которой вознкиает перспективное научное направление, посвященное изучению концептов культуры [8].  Современный концептуальный анализ предполагает комплексное описание концепта посредством анализа парадигматических, синтагматических и деривационных связей и отношений слов –– репрезентантов концепта.

В наших предыдущих работах мы исследовали синтагматические и парадигматические особенности языковой экспликации концепта менталитет / ментальность. В настоящем исследовании рассматриваются ее словообразовательные особенности, которые проявляются прежде всего в устройстве системно-языкового словообразовательного гнезда, элементами которого являются слова менталитет и ментальность, а также в специфике  словообразовательных значений всех слов, составляющих это гнездо.

Менталитет и ментальность на формально-структурном уровне соотнесены с исходным прилагательным ментальный, и, по данным словарей иностранных слов и ряда научных исследований [2], рассматриваются как производные от него в диахроническом плане. В целях нашего исследования важно разграничивать производность диахроническую, которая показывает, как реально образованы слова в истории языка, и синхроническую, которая показывает, в каких отношениях находятся уже созданные лексические единицы на синхроническом срезе системы языка (результаты диахронической и синхронической производности могут не совпадать) [4].

Сами по себе единицы менталитет и ментальность находятся в отношениях взаимной мотивированности. Нерегулярный словообразовательный суффикс –ИТЕТ (см. модель аналогичного образования суверенитет ¬ суверенный, иммунитет ¬ иммунный и т.д.) и стандартный словообразовательный суффикс -ОСТЬ являются показателями образования отадъективного отвлеченного существительного, носителями абстрактного терминологического словообразовательного значения.

Имеется определенная проблема в рассмотрении слова ментальный как производящего слова по отношению к словам менталитет и ментальность в синхроническом аспекте  по причине расхождения значений. Слово ментальный в современном употреблении, чаще всего в научном, специальном, означает: «(мед., психол.). Относящийся к мышлению, умственным способностям человека. Ментальные возможности ребенка» [9]. Его синонимами выступают лексемы умственный, интеллектуальный, мысленный, духовный, реже –– концептуальный (в смысле –– ‘относящийся к концептосфере, к концептуальной системе’).

Однако мы все же считаем слово ментальный синхронически производящим, исходным на том основании, что сужение семантики производного слова на базе широкой семантики исходного является вполне обычным процессом в сфере словообразования [4]. Можно также утверждать, что именно из этой предельно широкой семантики производящего слова производные лексемы менталитет и ментальность наследуют базовый когнитивный признак ‘отношение к сфере духовной деятельности’, выявленный ранее, при анализе парадигматики концепта.

Применительно к современным особенностям использования слова ментальный в научном гуманитарном дискурсе нами выявлена интересная закономерность. В работах М.К. Голованивской, В.В. Колесова, В.А. Масловой, Т.Б. Радбиля и др. слово ментальный выступает в не отмеченном словарями значении относительного прилагательного ‘имеющий отношение к менталитету / ментальности’:

(1) Средневековое мировоззрение … дало сегодняшним французам все имеющиеся в их ментальной культуре [= культуре менталитета, менталитете –– Л.Ж.]«цветы зла» и тревожности, иррациональности в ощущении поиска того, что и не может быть найдено [1, с. 16];

(2) По своему происхож­дению культура имеет природные истоки, социальные истоки, ментальные истоки [= имеющие отношение к менталитету –– Л.Ж.], антрополо­гические истоки [5, с. 43];

(3) Если культурология исследует самосознание человека по отношению к природе, обществу, истории, искусству и другим сферам его социального и культурного бытия, а языкознание рассматривает мировоззрение, которое отображается и фиксируется в языке в виде ментальных моделей [т.е. бытующие, укорененные в менталитете –– Л.Ж.] языковой картины мира, то лингвокультурология имеет своим предметом и язык и культуру, находящиеся в диалоге, взаимодействии [3, с. 8];

(4) Менталитет, конечно, не просто социальное, не чисто биологическое, не только психологическое явление, это присущее всем общенациональное про­явление неких глубинных представлений о мире, не имеющее, впрочем, каких- либо расовых предрасположений. Ментальные архетипы [т.е. его архетипы = архетипы  менталитета –– Л.Ж.] складываются истори­чески и постоянно развиваются, и необходимо определить, по каким принципам это осуществляется [2, с. 11].

Однако наличие нового значения у слова, которое тем самым может трактоваться как семантический неологизм, позволяет говорить об определенной перестройке словообразовательных отношений. Получается, что в плане семантической мотивированности ментальный в этом новом значении ‘имеющий отношение к менталитету / ментальности’ уже само мотивировано менталитетом / ментальностью как относительное прилагательное (так же, как, например: золотой ‘имеющий отношение к золоту’ ¬ золото), и здесь мы можем даже говорить об обратной деривации.  Следовательно, ментальный « ментальность находятся в отношениях синхронической взаимной мотивированности (формально мотивирующее слово ментальный, а семантически мотивирующее  –– ментальность).

Чтобы избежать ненужной нераспределенности и смысловой дублетности двух разных значений слова ментальный –– исходного и нового, авторы научных текстов «изобрели» для выражения значения ‘имеющий отношение к менталитету / ментальности’ словообразовательный неологизм –– менталитетный, который позволил дистанцироваться от ментальный в его первичном, устоявшемся значении.

См., например, название одного учебного пособия: «Менталитетные свойства русской языковой личности в зеркале словаря, грамматики и морфемной структуры слова: Программа спецкурса» (Л.И. Чижова, 2007), –– а также такие словоупотребления в Интернете, как менталитетный аспект, менталитетная сфера и пр.

Имеется это слово и в научном гуманитарном дискурсе: Инструментарий данного ответвления новой риторики позволяет существенно углубить дискурсный анализ разнообразных текстов, придав ему историко-менталитетный характер (Валерий Тюпа, «Дискурсные формации. Очерки по компаративной риторике», 2002).

Примечательно, что неологизм менталитетный встретился нам и в художественной речи: Менталитетный выбор: дороже –– значит лучше (Сергей Абрамов, «Мертвые не плачут», 2014).

Отметим, что данное потенциальное слово образовано уже по стандартной продуктивной суффиксальной модели:  МЕНТАЛИТЕТ-Н-ЫЙ ¬ МЕНТАЛИТЕТ (как приоритетный от приоритет), что делает его адекватным выразителем требуемого для признаковой абстрактной научной лексемы комплекса смыслов.

Интернет-мониторинг выявил также три вхождения для еще одного словообразовательного неологизма –– слова ментальностный:

(1) В гуманитарных науках существует несколько подходов к изучению фобий, обозначим их как ментальностный, психоаналитический, бихевиористский и, наконец, функциональный (А.А. Аношкин,  «Фобии в российской предпринимательской культуре: культурологический анализ нарратива», 2009);

 (2) Комплексный страноведческий анализ. «Ментальностный» и «идентичностный» подходы (В.С. Макаров, «Страноведение: основы теории и практики: Программа дисциплины», 2014);

(3) Чтобы переломать многовековой ментальностный уклад в России, нужно (всего-навсего) лет этак 50 внешнего управления… (Мониторинг времени –– Hegel.ru).

И это потенциальное слово тоже образовано по стандартной продуктивной суффиксальной модели, но уже от слова ментальность: МЕНТАЛЬНОСТ-Н-ЫЙ ¬ МЕНТАЛЬНОСТЬ (как личностный от личность).

Таким образом, конкуренция употреблений менталитет и ментальность сохраняется и для производных на базе этих слов прилагательных –– словообразовательных неологизмов менталитетный и ментальностный.

Кстати, семантический неологизм ментальный в теории языковой аномальности Т.Б. Радбиля рассматривается как разновидность семантических аномалий, а неологизмы менталитетный и ментальностный –– как разновидности аномалий словообразовательных. Однако в соответствии с этой теорией их появление мотивировано потребностями говорящих в новой номинации и оправданно с точки зрения системных свойств языка [6; 7].

 В целом анализ словообразовательных особенностей языковой экспликации концепта менталитет / ментальность не обнаружил новых когнитивных признаков концепта, но позволил уточнить некоторые выявленные, а также получить представление о специфике функционирования этих слов в реальном бытовании языка. Выявлен 1 семантический  и 2 словообразовательных неологизма, что подтверждает наличие развернутых понятийных связей между этими словами как проявление их активного вхождения в языковой обиход, как показатель их концептуального и языкового освоения в речевой практике общества, в языковом сознании носителей языка.

Список литературы

  1. Голованивская М.К. Ментальность в зеркале языка. Некоторые базовые мировоззренческие концерты французов и русских. М.: Языки славянской культуры, 2009. –– 374 с.
  2. Колесов В.В. Русская ментальность в языке и тексте. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2006. –– 624 c.
  3. Маслова В.А. Введение в когнитивную лингвистику: Учебное пособие. М: Флинта, Наука, 2006. –– 294 с.
  4. Немченко В.Н. Современный русский язык. Словообразование: учеб. пособие для вузов / В.Н. Немченко. М.: Просвещение, 1984. –– 255 с.
  5. Радбиль Т.Б. Основы изучения языкового менталитета: Учебн. пособие. 2-е изд., стереотипн. М.: Флинта; Наука, 2012. –– 328 с.
  6. Радбиль Т.Б. Норма и аномальность в парадигме «реальность –– текст» // Филологические науки. 2005. №1. –– С.53-63.
  7. Радбиль Т.Б. Языковая аномальность в русской речи: к проблеме типологии // Русский язык в научном освещении. 2006. №1 (11). –– С. 77-100.
  8. Ручина Л.И. Место лингвокультурологии в ряду лингвистических дисциплин // Вестник ННГУ. 2000. № 1. –– C. 183-186.
  9. Современный толковый словарь. М.: Советская энциклопедия, 1998. –– 611 с.
    СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКОВОЙ ЭКСПЛИКАЦИИ КОНЦЕПТА «МЕНТАЛИТЕТ / МЕНТАЛЬНОСТЬ»
    Written by: Жуковская Лариса Игоревна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 05/25/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.01.2015_01(10)
    Available in: Ebook