30 Дек

ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ АНГЛИЦИЗМОВ В РУССКОМ ДИСКУРСЕ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В данной статье предлагаются три модели функций англицизмов в русской речи. Многообразие англицизмов, представленных в созданном нами словаре [2, Электронный ресурс], делает вопрос об их функциональной значимости в русском дискурсе особенно актуальным. Выявленная полифункциональность английских заимствований – свидетельство лингвопрагматической значимости их функционирования в принимающем языке.

«Функция» (лат. function исполняю) — назначение, роль. Функция языка, или языковая функция, — предназначение языка как данности, как системы знаков выполнять определенную роль в жизнедеятельности некоторого социума» [3, с. 20].  В понятии функции как назначения, цели использования англицизма в русском высказывании мы, вслед за А.В.Бондарко [1, с. 25], учитываем потенциальный и результативный аспекты, позволяющие увидеть реализацию языковых возможностей в речи.

Анализируя функции англоязычных заимствований в русском языке и учитывая семиотические основания, мы выделили три класса функций, в каждой из них есть ведущая функция. Дифференциация функций произведена в соответствии с «новым тривием» Ч.Морриса (знак – предмет; знак – знак, знак – человек).

  1. Группа, объединенная номинативной функцией, ориентированной на отношение «знак — предмет»: терминологическая, информативная, заместительная, лакунозаполняющая. В свою очередь, информативная функция объединяет группы более частных функций: познавательная (познание окружающей среды), указательно-выделительная, металингвистическая (реализуемая при обучении иностранным языкам, в рефлексии над языком его носителя). Заместительная функция: синонимо-дифференцирующая и компрессивная (англицизмы экономят языковое пространство).
  2. Группа прагматических функций, ориентированных на отношение между человеком и знаком. Экспрессивная, объединяющая более частные функции: а) эмотивная (ее разновидности: адмиративная (англ. to admire восхищаться) и репрессивная (провоцирующая раздражение читателя/слушателя), б) эмоционально-оценочная, в) аттрактивная, стимулирующая интерес читателя/слушателя. Последняя имеет разновидности: декоративная и игровая. Исходная для этой группы — магическая функция.

В группу прагматически значимых функций добавим следующие:

образовательная, информативная;

характерологическая; социально-маркирующая (социально-аттестую-щая и профессионально-маркирующая);

контактоустанавливающая, узнавательнаяфатическая; зазывная; декоративная;

эвфемистическая, кодирующая, конспирирующая, сокральная, цензурная функции;

узнавательная, декодирующая функция.

Эта большая группа функций знаменательна для нашего времени, так как  «усилилась экспрессивно-эмоциональная функция современного языка» [5, с. 235]. Проявление этих частных функций (нередко диффузное) характерно в основном для признаковых слов (прилагательных, глаголов, мотивированных англицизмами), для названий лица, отвлеченных понятий,- когда они ориентируются на семантику «свойство», «качество».

  1. Группа функций, ориентированная на отношение «знак — знак». Эти функции английские заимствования и их производные проявляют на уровне фразы, текста, сферы использования англицизма: стилеобразующая, текстообразующая, жанрообразующая, идиомообразующая.

К трём группам функций примыкает структурная функция англицизмов, функция воспроизведения себе подобных. Эта функция уже другого уровня — деривационная: на русской почве англицизмы сейчас активно участвуют в словопроизводстве, и — реже — в образовании новых лексических значений, то есть реализуют свои возможности в эпидигматике [6, с. 64] нашего языка. Наличие этой функции – показатель «вживления» англицизма в русскую речевую среду.

Рассмотрим подробнее группу прагматических функций, ориентированных на отношение «человек – знак». Прагматические функции или функции воздействия на человека отмечены разнообразием и многочисленностью.

Экспрессивная функция англицизмов ярко проявляется в молодёжном сленге. Принадлежностью молодёжного жаргона в плане выражения прагматической функции, в том числе, фатической, являются англицизмы, в том числе многочисленные словосочетания, соотнесённые с разными речевыми жанрами, как-то: а) приказаний и просьб: гона(собираюсь), шат ап (заткнись), гоу хоум (иди домой), хай тайм (пора), экскьюз ми (извини), бла-бла-бла (и т.д.), камон (давай), кип смайлинг (улыбайся), чиз (улыбайся);  б) приветствий и прощаний: бай-бай, бай, гуд-бай, чин-чин, хай, хой, хэллоу; в) согласия: адерстенд, ол райт, йес, ноу проблем, окей; г) оценок:  бэд, вери вел, гилда, гуд, райт, сакс, тип-топ, топ, тру, файн, фифти-фифти, фрилдж, экселлент. Школьниками употребляется в речи большое число междометий, частиц, слов, выражающих эмоциональное отношение говорящего: восклицание wow, утвердительная частица yes c характерным жестом.

Английские оценочные слова, вкрапленные в русские устойчивые словосочетания, выполняют экспрессивную функцию, выражая оценочные эмоции: «Все шокинг-блю!», «У меня все в полном райте!«; «У меня все в тип-топе!; Высший класс!» Почти все вышеперечисленные англицизмы, в связи со своей спецификой, пришли в русский язык без изменения своей структуры. Многие из них, помимо эмоционально-оценочной,  выполняют фатическую, контактоустанавливающую функцию.

д) выражение восторга или досады: аут, бенч, йес, кул, свун, супер, упс, форэвер, Чикаго, шокинг блю. Сюда же отнесем междометия, сигнализирующие о восклицании: буу,  а хой, алло, алле, Блиндамед, вау, масдай. Школьники любят употреблять английские ругательства: ругательств: билибонс, биоробот, годдэмит, мазафака, маздай, скам, булшит, хелл, шит, фак, которые они в большом количестве слышат с экранов телевизоров и компьютера. В данном случае англицизмы выполняют цензурную функцию — английское ругательство звучит «более культурно». Считается, что престижнее блеснуть английской фразой, чем ее русским эквивалентом. Поэтому английские  слова и фразы выполняют функцию сокрытия информации от непосвященных людей (конспирирующая функция). «Эта математика — пис ов шит!«(дерьмо).

е) речевые акты поздравлений: хэппи бездэй ту ю, хэппи бездэй, чин-чин;

ж) речевые акты извинений и благодарности: сорри, ссэнкс, сенька;

з) речевые акты обращений: дарлинг, хани.

Проявлением эмфатической эмоционально-экспрессивной функции можно считать то, что Бэтмэном московские тинэйджеры называют памятник Ю. Гагарину в Москве.

Эмотивная функция англицизмов проявляется в стремлении говорящего/пишущего произвести впечатление на партнёра по коммуникации – удивить его (адмиративная функция) или унизить, сделав акцент на его невежестве (репрессивная функция).  Человек, изобильно «украшающий» свою речь англицизмами в разговоре с обычным собеседником, рассчитывает на реакцию восхищения с его стороны: « Вчера постил на Фейсбуке плейкасты!». Репрессивная функция проявляется не только в употреблении английских ругательств, но и в том,  чтобы выказать превосходство перед собеседником: «Да ты даже не знаешь, что такое интерфейс, а туда же!».

Англицизмы украшают речь, привлекая внимание и к собеседнику (аттрактивная функция), и к содержанию его сообщения. Декоративная функция англицизмов заключается и в магическом, завораживающем действии английской единицы, особенно оформленной в графике языка-донора, например, на часть целевой аудитории рекламодателей: «Duracell – это надолго! Приходи в Wal-Mart».

Нередко англицизмы-наименования продуктов питания, используются без осознания внутренней формы. Русские производители по соображениям конкурентоспособности товара на мировом  или же в декоративных целях придумывают названия продуктов на английском языке («Fruitime», «Win-up«), в таких случаях эти номинации выполняют аттрактивную и декоративную функции.

Англицизмы служат для узнавания известных в мире вещей и понятий в процессе коммуникации носителей разных языков (узнавательная или декодирующая функция). Англицизмы принимают активное участие в создании юмористического эффекта, частотны случаи обыгрывания англоязычных слов и фраз – игровая функция (По MOSTу через MORE, Сиди! (CD – компактный диск) – обыгрывается русская форма императива и английская аббревиатура).

Функцию, стимулирующую читательский/зрительский интерес  (аттрактивная функция) проиллюстрируем на примере многочисленных заголовков в журналах  или рубрик на телевидении, где получатель информации, заинтересованный незнакомым словом, будет читать или смотреть весь материал, чтобы наконец-то узнать значение лексемы: «Настоящая брайдзила» (bridezilla – «девушка, поставившая целью жизни выйти замуж»), «Покупаем максимайзеры!» (maximizer – «бюстгалтер, оптически увеличивающий бюст»), «Наняли трабл-шутера» (trouble-shooter – «человек, приглашенный извне для решения проблемы предприятия»), «Систейдинг – новая философия свободы» (seasteading – «идеология строительства и проживания в свободных сообществах, плавающих в открытом море на модифицированных крейсерских судах или переоборудованных нефтяных платформах»); «Катя Лель возглавляет сегодня список трэш-сеттеров» (trash setter — человек, шокирующий своими безвкусными нарядами общественность).

Школьники младших и средних классов осваивают англицизмы через телевидение и компьютерные игры. Имена героев зарубежных фильмов: Спайдермэн, Бэтмэн, Сейлормун, Такседо Маск, Робокоп, Терминатор и др. — часто используются ими в речи, при этом школьники не задумываются над содержанием этих номинаций, которые переводятся соответственно, как человек-паук, человек-летучая мышь, луна в матроске, маска во фраке, робот-полицейский, воин. Данные номинации звучат экзотично, используются для создания эффекта фантастичности, поэтому, как нам кажется, можно говорить о магической и экзотической функциях англицизмов в данном случае.

Часто молодежь, знающая английский язык, сознательно фонетически утрирует названия лейблов «Made in Japan», »Made in China», » Made in Canada», произнося их как «мадэ ин джапан», «мадэ ин хина» или «мадэ ин канада«. Это делается с целью достижения юмористического эффекта или оттенка пренебрежения по отношению к качеству приобретенной вещи. «Мада ин Канада» также используется в юмористических целях в связи с рифмовкой компонентов этой фразы (игровая функция). Для достижения стилистического эффекта часто в печатных изданиях можно встретить надписи типа: «Мадэ ин Ясная поляна».

Прагматические функции англицизмов проявляются и среди пользователей компьютера и интернета. Существует слово для номинации особых знаков препинания: смайлик, смайлз (от англ. smile – улыбка), входящее в  словосочетания: поставить смайлик, кинуть смайлик (эмоционально-оценочная функция). Русские эмоционально-оценочные суффиксы принимают и другие англицизмы, например: файлец, мэйло (mail), самплик (sample), сидишник, сидюк, сидюшник (CD ROM), погамульки (game), хелпарь (help), мануалка (user’s manual), флопики (flop) и др.

Существует тенденция переделывать (трансформировать)  трудные английские названия в русские слова и словосочетания, схожие по своему звуковому облику с английскими номинациями (игровая функция). Комизм достигается обыгрыванием звучания или написания заимствованного слова через подбор созвучного слова, существующего в языке. Например, система «Novell Net Ware» трансформируется в «Нетварь», «Share ware» – в «Шаровары» (прилагательное шароварный), редактор сообщения «Gold Ed» – называется «Голым дедом«, E-mail называется Емелей, Norton quide – Нортон – гад! Хомяком называется домашняя страничка (home page). Операционная система «MS WINDOWS«(англ. window- окно) превращается в русском языке в винды или в виндюка, а иногда заменяется русской калькой: окна, окошки, ставни, стекла, стекляшки, форточки. Наряду с семантической калькой отмечены случаи словообразовательной кальки: междурожа, междумордие (interface), «Воплеследопыт«(«Scream Tracker), «Мелкомягкие» («Microsoft») и др. Английское слово mail (почта) своими консонантами созвучно с русским мыло. Специфика жаргона, как уже говорилось, предполагает наличие образных, шутливых номинаций, поэтому закономерно появление внешне русских, но английских по этимологии слов: мыльница (почтовый ящик), мыло (почта), мылить, намылить (послать по почте). Программа, занимающаяся рассылкой почты, называется мэйлером или майлером.

В молодежной прессе (как способ имплицитного выражения насмешки) можно встретить словообразовательные окказионализмы с англоязычными вкраплениями («гнусные статейки о супер-пупер-пауэр-стронг-биггест-канинг-форварде). Нередко проявляется экспрессивно-игровая функция англицизмов (Без паблисити нет просперити).

Образовательная или информативная функция англицизмов проявляется в том, что человек, не знакомый с английским заимствованием, обращается к справочной литературе или знакомится с пояснительными заметками (ссылками), размещенными авторами в скобках после англицизма в письменной речи или обращается за объяснениями к говорящему в устной речи.

«Сейчас интернет полон клипов летающих флайбордов, это такое устройство, состоящее из пары водомётных ботинок и ручных стабилизаторов, соединённых с гидроциклом длинным гибким шлангом, подающим струю воды к флайборду. С помощью этой конструкции можно парить над водой на высоте до 10 метров, а также быстро передвигаться под водой…»

Социально-маркирующая функция англицизмов проявляется в том, что английские заимствования маркируют принадлежность говорящего/пишущего к определённому социальному слою: учёных (наличие в речи научных англицизмов-терминов), компьютерных работников (жаргонизмы и термины компьютерного лексикона), студенты, школьники, неработающая молодёжь (наличие англицизмов-жаргонизмов) и т.п.

Наиболее ярко эта функция проявляется в молодёжном сленге, лексикон которого представляют  специфические слова и выражения, которые сигнализируют групповую возрастную солидарность, они отражают оппозиционное отношение к некоторым ценностям мира старших. Из-за кратковременности использования и групповой ограниченности молодежные жаргонизмы находятся на периферии русского языка. Хотя многие жаргонизмы английского происхождения используются активно на страницах молодежной печати, а также ведущими радио- и телепередач.

Среди источников англоязычных жаргонизмов в речи русских молодых людей можно назвать лексические пласты «языков» хиппи, музыкантов, наркоманов, компьютерного сленга и компьютерных игр. Лексика из сленга наркоманов  включает названия  наркотиков, ставших известными широкому кругу русскоговорящих людей: ЛСД, марихуана, экстази и др., а также 54 наименования, известные только носителям данной субкультуры:  айс, афтерэффект, байбл, блэк-саббат, блюмстрем, бомбер, вижн, Гербалайф, джанк, джойнт, кокс, крэк, пот, рейвер, спидбол, стафф, трап, трип, флешбэк, хайлайтс, хэш и др. Все номинации выполняют не только социально-маркирующую, но и кодирующую, конспирирующую функции — для непосвященного человека не понятно, о чем идет речь. Эту функцию можно назвать сакральной (сакральность — недоступность непосвященным), участники языкового общения кодируют наименования запрещенных препаратов.

Эвфемическую функцию выполняют англицизмы-дубликаты, номинирующие части тела: айз (глаза), антифейс (зад), бисайд (зад), боди-лайн (часть тела около плавок), брэст (грудь), бэк, бэксайд (зад), прик, пейджер (половой орган), файф оклок шедоу (утренняя щетина),  фак (половой орган), фейс, фейса (лицо), фут (нога), хаер, хайр, хайер (волосы), хэнд (рука), эйсайд (грудь, живот у мужчины), бен, бэн (половой орган). Подобные лексемы выполняют и синкретичные функции: кодирующую, цензурную (скрывают под «приличной» оболочкой «неблаговидные» русские слова), контактоустанавливающую и социально-маркирующуюигровую (создают юмористический эффект — фейсом о тейбл).

Использование исполнителями побудительных английских предложений и слов выполняет контактоустанавливающую, конативную функцию («Он завел толпу, он кричал:» Go! Go!»). Английские императивные предложения играют роль своеобразного зачина в современных русских танцевальных песнях, например, «Come on! Put your hands up! We love you!» (из песни «Выпускной» группы «140 ударов в минуту»).

Эвфемическая, кодирующая функция англицизмов проявляется в речи школьников, когда используются  английские слова для обозначения лиц: тича, мазер, фазер, пэрэнтс, фазер-мазер, фрэнд, мэн; учреждений: шоп, скул, джим и т.д., а также продукции широкого потребления: снэки, бабл-гамы со стикерами (наклейками), чуинг-гамы, чоко-паи и т. д. Имеет место шутливый  перенос названий товаров на отдельные действия (игровая функция), где эти слова выполняют функцию эвфемизмов: чупа-чупс – оральный секс (по схожести процессов), твикс – вызывание рвоты при помощи двух пальцев (намек на зрительный образ в рекламе), блендамент – для передачи чувства крайнего разочарования (по звучанию напоминает ругательство): «Блендамент! Опять зонт у тебя оставил

Отличительная черта всякого жаргона — шутливый характер номинаций, русские «переделки» знаменитых американских героев и рок-групп – частое явление в школьном молодежном сленге (игровая функция): «Сегодня ужастик с Федей Крюковым (Фредди Крюгер), подгребай вечерком!» Рок-группа Uriah Hip превращается в речи подростков в Юру Архипова или в Юра Охрип, группа Prodigy заменяется омофоничными русскими словами: Попридержи, Пролежни, Ace of Base Бей об фейс, Bon Jovi — Бомжи и т.д. Почти все вышеуказанные англицизмы помимо номинативной функции выполняют эмоционально-экспрессивную функцию, а также социально-маркирующую.

Следует также отметить своеобразие мимики и жестов, применяемых в кругу тинэйджеров или тинов. Заимствуется, в основном, американская манера поведения, темп речи, язык жестов. Например, жесты, обозначающие «Победа!» или «Пошел ты

   Социально-маркирующую функцию выполняют и многочисленные единицы студенческого сленга. Так, студенты факультета иностранных языков, безусловно, используют больше англицизмов, нежели студенты других вузов. В последнее время вместо слова отметка часто звучит грейд. Заимствования хоум-стэй (проведение выходных в семье друга), итери (студенческая столовая) и другие отражают реалии бытовой жизни студентов.

Англицизмы определяют профессиональную компетентность, часто несут оттенок корпоративности, так как понятны только избранному кругу коммуникантов (профессионально-маркирующая функция). Так, автолюбители знают всё о кастомайзинге, спортсмены-гонщики на мотоциклах – о стандрайдинге, дизайнеры – о скрапбукинге, музыканты – о хардстепе, экономисты – о фандрайзинге, психологи – о хейтвотчинге и т.п.

Конспирирующую функцию выполняют многочисленные англицизмы-субституты русских наименований: квартира, вечеринка, день рождения и т.п.

Флэт (флэтуха, флэтяра), где проходит пати, безник или сэйшн, может быть однорумовым (однокомнатный) или многорумовым (много комнат). Английское слово участвует в создании жаргонизма румната по аналогии с русской лексемой комната. Во флэте есть дабл (от англ.WC – туалет), джон, джонсон или сингл, если же санузел совмещен, то он номинируется англицизмом дабл-кросс. При помощи русских аффиксов английские существительные часто трансформируются в глаголы: «Я пошел продаблиться«. Выражения  совершить даблпосещение и позвонить Джону выступают в качестве синонимичных по отношению к глаголу продаблиться.

Такую же пару, как дринк-дринкать (напиток – пить), составляют смок-смочить (курево — курить). «Лажовый смок курю» (из песни). «Смокнуть у вас, ребята, не найдется?» От слова найт (ночь) суффиксальным и приставочно-суффиксальным способами образовано целая словообразовательная парадигма по русским акциональным моделям: найтать, перенайтать, занайтать, занайтовать, перенайтовать. «Пойдем, перенайтаем на вокзале!«

Английский глагол to look (смотреть) в результате его словообразовательного освоения в речи русской молодежи стал базой для производных: лукнуть, полукать: «Поди, полукай, что там происходит!» Отмечено употребление англицизма лук в составе фразеологизма кинуть лук (кинуть взгляд). Здесь мы наблюдаем тенденцию к конверсии: то есть, одно и то же слово может принадлежать и глаголу и существительному.

Английский глагол to fuck (заниматься любовью) интенсивно употребляется в речи молодежи, образуя многочисленные русские производные по русской словообразовательной модели: факать, фачить, фачиться, зафакать: «Он меня зафакал своими телегами». Любитель этим заниматься номинируется факмэном или факером. Употребляются в речи молодых носителей русского языка производные от этого слова с другими префиксами: выфакиваться (с агрессивной окраской), прифакиваться (привязываться), отфачить, подфакнуться. В значении отрицательной частицы употребляется неизменяемое слово факушки. Наряду с лексемой фак и ее производными функционирует англицизм-семантическая калька «трахать» в том же значении, от английского глагола «to bang», имеющего в языке-источнике помимо значений ударять, бить, хлопать, значение совокупляться.

Обращает на себя внимание обилие в молодежном сленге негативных характерологических наименований явлений и лиц (цензурная, кодирующая функция). От английского слова crazy (сумасшедший) образовался русский жаргонизм креза или крейза, имеющий два фонетических варианта. В первом значении английское прилагательное обозначает человека, пребывающего в ненормальном состоянии сознания: «Он просто крейза«. Во втором значении наблюдается метонимический перенос: «Я два месяца в крейзе лежал» (в психбольнице). И в том, и в другом значении мы имеем дело с конверсией прилагательного в существительное. Конверсия наблюдается и в контексте: «Опять у него креза (сумасшествие) началась«. Суффиксальным способом при помощи интерфикса образованы слова, номинирующие лиц, обладающих этим качеством: крезовник, крейзушник. Фонетическая нестабильность, характерная для жаргона в целом, наблюдается в прилагательных, образованных от этого слова: крезовый или крейзовый. Крезовая музыка, крейзовый прикид (экстравагантный, ненормальный). Причастие крезанутый, мотивированное просторечным (по суффиксу) глаголом крейзануть, имеет семантику «свихнувшийся».

Англицизмы служат для узнавания известных в мире вещей и понятий в процессе коммуникации носителей разных языков (узнавательная или декодирующая функция). Англицизмы принимают активное участие в создании юмористического эффекта, частотны случаи обыгрывания англоязычных слов и фраз – игровая функция (По MOSTу через MORE, Сиди! (CD – компактный диск) – обыгрывается русская форма императива и английская аббревиатура).

К прагматическим функциям примыкает группа функций, ориентированная на отношение «знак – знак».

Стилеобразующая функция англицизмов проявляется в том, что их использование почти во всех стилях речи (за исключением официально-делового стиля) – частое явление в русском дискурсе. Более всего эта функция актуальна для разговорной речи, особенно для ее сленговых пластов. Выше приводились примеры употребления английских заимствований в  молодёжном и компьютерном жаргонах. В письменных текстах англицизмы передают атмосферу обыденного общения: «Пошли отсюда – здесь слишком много пипла» или «Пошли на Гоголя, там весь пипл!».

В экономическом жаргоне нередко встречаются предложения, а иногда и целые тексты, состоящие только или почти из англицизмов. Например, мысль о том, что новое предприятие в области технологий собрало деньги на свою оптимизацию, а простым пользователям подняли плату оформлена при помощи англицизмов следующим образом: «Стартап накраудфандил миллион для CEO, а юзерам апнули пэймент». Помимо стилеобразующей (разговорный стиль) и текстообразующей функций, англицизмы выполняют ряд прагматических функций: кодирующая, игровая и т.п.

В некоторых случаях англицизмы-трансплантанты выполняют текстообразующую функцию («Вас приветствует Super Star Верка Сердючка. We are waiting for you в ДКЖ в 7 часов. Билеты от 100 до 350 рублей»). Часто в рекламных текстах используются английские слоганы без перевода, что рассчитано на билингвов (West is the Best! — марка сигарет). На афишах можно часто встретить составные русско-английские наименования («Иванушки – интернэшнл«, «Балаган-лимитид«, «Метелица-продакшин«).

Под текстообразущей функцией англицизмов понимается их способность быть мотивированными, развернутыми, то есть объясненными и продолженными. Кроме того, они принимают участие в создании русских идиом (Жуй Орбит! – молчи!) – идиомообразующая функция.

В научном стиле, выполняя функцию терминов, английские заимствования делают текст лаконичным, сжатым и понятным для специалистов в своей области: «Расчет схемы  резисторного каскада предварительного усиления на биполярном транзисторе, включенном с общим эмиттером».

Широко применяются англицизмы в публицистическом стиле, в сферах политико-идеологических, общественных и культурных отношений: «Имплементация этих соглашений позволит начать мирный диалог».

В русскоязычных художественных текстах можно найти большое количество примеров трансплантированных (в графике языка-донора) английских предложений и текстов, вставленных в русскую нить повествования, где они также выполняют стилеобразующую и текстообразующую функции. Такая тенденция часто проявляется в прозе писателей-эмигрантов или молодых писателей, обучавшихся за рубежом. «Новые условия проживания носителей русского языка в США определяют особый по сравнению с Россией статус отбора и функционирования заимствованных слов в русской речи» [4, электронный ресурс].  Например, в повести Сергея Довлатова «Иностранка» встречаются многочисленные англицизмы в транскрибированном виде: «Он – певец, лауреат, звезда советского искусства, член ЦК. Она – безнравственная женщина на велфере». (С. 323) «Рубинчик преподнес ей мани-ордер на загадочную сумму – тридцать восемь долларов и шестьдесят четыре цента» (С. 303), «У одного брата – кар-сервис. У другого – прачечная» (С. 286), «А около пяти заедет Рафа. Он должен Левушку забрать из киндергартена». (С. 300).

Отмечены случаи индивидуально-авторского словопроизводства на базе номенклатурных англицизмов в художественной прозе: Мюзикола, Кокаколокол – Пелевин) – стилеобразующая функция.

Жанрообразующая и рифмообразующая функции англицизм проявляются в песенном творчестве.

Особенностью языковой личности сочинителей текстов и певцов современной русской поп-музыки является их ориентированность на западные ценности. Частотные концепты, используемые в текстах песен – «деньги», «порок», «разлука», «предательство», «болезнь», они имеют в основном негативную коннотацию, отсюда и вкрапления английской «сниженной» лексики («Position number one – говоришь: «Не дам!»).

Англицизмы стимулируют интерес и любопытство коммуниканта, заставляют его выучить незнакомое слово (стимулирующая  и обучающая функции), кроме того, участвуя в создании специальных текстов (спортивные репортажи и т.д.), они выполняют текстообразующую и стилеобразующую функции. «Снайпинг, варминтинг и бенчрест – виды стрелкового спорта, поговорим о них более подробно».

Жанрообразующая функция англицизмов тематической сферы «Спорт» реализуется  в лексическом оформлении жанра спортивного репортажа:

«Прекрасный кикофф и квотербек «Ювентоса» рванул вперед…», «Демитров прекрасно играет в последнем сете, а сейчас – внимание – матч-бол!»

Рифмообразующая функция англицизмов реализуется в юмористической подборке рифм освоенных/неосвоенных графически английских слов между собой или с русскими лексемами:

Прямо сейчас, а не tomorrow

Я ринусь на тебя – не надо sorrow

«Пора чейнджить наш спич!» —

Рявкнул депутат Ильич…

Помимо рифмообразующей функции, в некоторых случаях, англицизмы, вставленные в русский стихотворный текст, реализуют обучающую функцию:

«Съел я завтрак с аппетитом: йогурт, булку и бисквиты.

С молока снял ложкой пенку и сказал: «Спасибо! Thank you!»

Часто в русских поэтических текстах с целью создания сатирического, пародийного эффекта текст специально «напичкивается» англицизмами, что может быть расценено как  критика против активного движения в русский язык англоязычных слов. В данном случае можно говорить о жанрообразующей и репрессивной (уничижительной) функциях англицизмов.

Литература:

  1. Бондарко, А.В. Интерпретационный компонент языкового содержания // Теория функциональной грамматики: Введение… — Л., 1987. – С. 23–28.
  2. Дьяков, А.И. Словарь англицизмов русского языка. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://anglicismdictionary.dishman.ru свободный.
  3. Лукьянова, Н.А. Современный русский язык. Лексикология. Фразеология. Лексикография: учебно-методическое пособие для студентов и аспирантов филологических и других гуманитарных специальностей университетов. – Новосибирск. 2003. – С. 130.
  4. Пелих, Е.А. Семантическая специфика заимствованной лексики в прозе писателей-эмигрантов. – Волгоград [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.google.ru/url?sa=t&rct=pdf (Дата обращения: 09.12. 14)
  5. Шапошников, В.Н. Русская речь 1990-х. // Современная Россия в языковом отображении. – М.: МАЛП, 1998. – 243 с.
  6. Шмелев, Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики: Деривационные отношения в лексике. – М., 1973. – С. 190–210.
    ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ АНГЛИЦИЗМОВ В РУССКОМ ДИСКУРСЕ
    Written by: Дьяков Анатолий Иванович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/19/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook