26 Сен

ПОСЕССИВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ СОХРАНЕНИЯ И ПОТЕРИ ОБЪЕКТА В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Категория посессивности включает в себя широкий спектр отношений. Приобщение объектов в сферу субъекта может происходить как кратковременно, так и постепенно. Исходя из данных отношений между одушевленным субъектом и объектами, окружающими его в действительности, категориальные отношения посессивности можно представить в виде фрейма, включающего в себя следующие субфреймы: начало посессии, собственно посессия и окончание посессии [1, 2007]. Из этого следует, что посессивные отношения – динамические. Они представляют собой развивающийся во времени, разнонаправленный процесс. Такие характеристики посессивных отношений позволяют выделить в рамках категории посессивности посессивную антиномичную модель. Данная модель представляет собой тип субъектно-объектных отношений, имеющих разновекторный характер. Антиномичная модель представлена двумя разнонаправленными векторами, вектор, направленный к сфере субъекта, будем называть интра-вектор, вектор, направленный от сферы субъекта – экстра-вектор. В свою очередь интра-вектор репрезентируются глаголами заработать (зарабатывать), копить, накопить (накапливать), нажить (наживать), а экстра-вектор глаголами тратить, расходовать, издерживаться. Данная модель является вариантом инвариантной антиномичной модели «приобщение − отчуждение» и включает в себя следующие составляющие: субъект, объект, посессивное действие − процесс.

Остановимся на характеристике первого компонента модели – субъекте приобщения. Субъект может быть одушевленный, конкретный, активный, поскольку именно им предпринимаются продолжительные действия для получения объекта в сферу своего владения: Вскоре он начал копить и откладывать кое-какие рубли про черный день, как это делают в старости… (Маканин).  В качестве объектов могут выступать как материальные (денежные средства, имущество, земля), так и нематериальные (абстрактные).

Глагол нажить (наживать) является ключевым для носителей русского языка, так как прямого эквивалента в английском языке мы не находим. Субъект может приобщать в процессе жизни ценности, денежные средства, определенные свойства: А то как бы какого греха не нажить… (Шолохов). Глаголы копить, накопить (накапливать) имеют более узкое значение, так как в качестве объекта при данных глаголах выступают, как правило, денежные средства: Сам он стыдился копить деньги и складывал их в сберегательную кассу по моей книжке (Горький).

Следующим структурным компонентом модели выступают отношения приобщения. Анализируемые  глаголы объединены общей категориальной семой ‘собственно владение’. В семантической структуре глаголов нажить (наживать), заработать (зарабатывать), копить, накопить релевантной является  интегральная сема ‘средство приобщения’, которая реализуется в дифференциальном признаке ‘с помощью  зарабатывания’, где речь идет не только о профессиональной деятельности, но и о других видах деятельности, в результате которых  субъект может получать объекты:  Для того ль, чтоб, их схоронив, новых нажить – жену да детей, и тоже потом без гроша и без куска оставить? (Достоевский). В семантической структуре глагола заработать (зарабатывать) эксплицируется интегральная сема ‘способ приобщения’ в дифференциальном признаке ‘двунаправленный’, так субъект отдает определенное количество сил, энергии, умений для получения необходимого объекта в свое владение: Почти шесть десятков лет работал человек, приобрел всемирную славу, а – покоя душе не мог заработать (Горький).

В связи с тем, что данная антиномичная модель не представляет четкой бинарной оппозиции, то ситуация отчуждения объекта передается с помощью глаголов тратить, расходовать, издерживаться, транжирить, экономить.

Субъект отчуждения, представлен как одушевленный, конкретный, активный: Кажется, только теоретически, – скучающим жевательным движением ответил Рубин. – И безумно люблю тратить деньги! – Но их у вас… (Солженицын). Второй компонент модели представлен материальными и нематериальными объектами. Объект при глаголе тратить имеет неодушевленный конкретный характер, в роли объекта выступают денежные средства, предметы, которые субъект утрачивает в силу определенных обстоятельств: Одним словом, приходилось тратить полтора рубля там, где у домовитого хозяина выходило не больше рубля (Салтыков-Щедрин). Также объект может быть представлен нематериальными объектами, характеризующими интеллектуальную деятельность, чувства, которые он частично отчуждает от себя: Больше тратить в себе ей нечего, все истратила – пусто (Распутин). Немногочисленно представлен объект, имеющий одушевленный характер: Не стану тратить людей, – говорил он самарским казакам, – а выморю город мором» (Пушкин). В префиксальных глаголах истратить, растратить, потратить объект представлен как совокупный, речь идет о полной утрате объекта из сферы субъекта.

Остановимся на характеристике третьего компонента модели – процессе отчуждения. В семантической структуре глагола тратить релевантной является интегральная сема ‘способ отчуждения’, реализуемая в  дифференциальном признаке ‘постепенное утрачивание объекта из сферы субъекта’. Интегральная сема ‘характер отчуждения’ может быть представлена как ‘целесообразный, желательный’ и ‘нецелесообразный, нежелательный’. В семантической структуре глагола расходовать данная сема имеет еще и темпоральный характер: Но я надеюсь, что ты позволишь мне на основании нашей старой дружбы подарить твоему милому мальчику вот этот рубль, который ты будешь расходовать на его маленькие невинные забавы (Куприн).

В фактическом материале английского языка данная модель представлена глаголами to save, to store up, to earn, to gain – to spend, to expend,. Базовыми глаголами в этой антиномичной модели являются глаголы to save – to spend. Говоря о глаголах, выражающих ситуацию постепенного приобщения в английском языке, можно отметить, что они представлены немногочисленно. У представителей русской лингвокультуры процесс постепенного накапливания объекта в сфере субъекта выражен более детально благодаря таким глаголам, как наживать, накапливать, которые являются ключевыми для носителей языка. Для представителей английской лингвокультуры важен сам факт владения либо отчуждения объекты из своей сферы. В связи с этим глаголы to save – to spend обладают очень широкой семантикой.

Первый компонент модели – субъект приобщения может быть одушевленный, конкретный, активный: Throwin’ good money after bad! We must save! Conserve energy that’s the only way (Galsworthy) – Бросанье денег на ветер! Мы копить должны! Сохранять энергию – вот единственный выход.

С анализируемым глаголом представлены материальные и нематериальные объекты. В качестве материальных чаще всего представлены денежные средства. Актуализация значения происходит контекстуально, именно употребляемый с глаголом объект конкретизирует значение: Dont you be afraid that I’ll save it and spare it and live idle on it. There wont be a penny of it left by Monday: I’ll have to go to work same as if I’d never had it (Shaw) – Вы, может, думаете, что я зажму их в кулак и стану жить на них понемножку, ничего не делая? Будьте уверены: к понедельнику от них ни пенни не останется, и я отправлюсь себе на работу, как будто у меня их никогда и не бывало, где выражение I will save it означает – «зажму в кулак, буду копить». В семантической структуре глагола to save релевантной является сема ‘характер приобщения’ – целесообразный, желательный, для глагола копить актуальным является способ приобщения.

Для носителей русского языка одним из ключевых является глагол нажить, прямого эквивалента в английском языке не обнаружено. Глагол  to gain близок по значению: «increase in value» [2, p. 214] – букв. увеличиваться в стоимости, но в своем значении не передает процесса постепенности накапливания, темпоральной характеристики процесса. Следующий рассматриваемый глагол to earn (зарабатывать), в своем значении «obtain (money) in return for labor or services: he earns his living as a lorry drivers» [2, p. 124] – получать деньги за работу и услуги: он зарабатывает на жизнь, работая водителем грузовика; несет двунаправленный процесс, при котором человек получает необходимые объекты только благодаря труду или предоставляемым услугам. Объекты, представленные с этим глаголам носят материальный характер – это, как правило, деньги, необходимые для жизни (to earn for a living). Также в английском языке существует синонимичная фраза, выражающая процесс получения денежных средств для жизни – to get a living.

В русском языке с глаголом нажить представлены и одушевленные объекты: нажить врагов, нажить друзей; в английском языке используются фразы:  to make friends, to make enemies (букв. иметь друзей, иметь врагов). В данных словосочетаниях акцент сделан на собственно владение объектами,  а не становлении данных отношений в течение длительного времени.

Оппозиция в данной антиномичной модели представлена глаголами  to spend, to expend. Первый компонент модели – субъект приобщения может быть одушевленный, конкретный, активный: She would live fifteen or twenty years after he was gone, and might spend a lot of money; she had always had extravagant tastes (Galsworthy) − Она проживет еще пятнадцать – двадцать лет после него, истратит массу денег; у нее всегда были такие экстравагантные вкусы. С анализируемым глаголом представлены материальные и нематериальные объекты. В качестве материальных чаще всего представлены денежные средства: Was it for this that he was going to spend some ten thousand pounds? (Galsworthy) − Ради этого он готов выбросить десять тысяч фунтов? В данном контексте глаголом to spend предана высокая интенсивность производимого действия (выбросить деньги).

При сопоставительном анализе нами было выявлено, что в русском языке процесс становления отношений владения объектами показан более детально; такие глаголы, как нажить, накопить в русском языке представлены более многочисленно. Для носителей английского языка важен не сам процесс накопления,  а процесс сохранения объектов в своей сфере. Также при анализе фактического материала, мы можем сделать вывод о частотном употреблении глаголов нажить, накопить в текстах девятнадцатого века, в текстах современного периода они употребляются значительно реже, что связано с изменениями в экономических реалиях страны. Такие явления, как инфляция, дефляция заставляют людей осторожнее относиться к денежным средствам; также в наше время все более популярным становится процесс «займа денег в банке», что минимизирует необходимость иметь накопления в денежной форме. С  анализируемыми глаголами также употребляются  и абстрактные объекты (ум, опыт, знания), которые человек всегда стремится приумножить и сохранить. В русском языке экспликации в большей степени, чем в английском, подвергается необдуманное, нерациональное утрачивание объектов. Представители английской лингвокультуры более бережно относятся к собственности, которая зарабатывается и сохраняется, поэтому должна осторожно расходоваться. В английском языке антиномичную модель  можно представить в виде бинарной оппозиции to save – to spend;  в русском языке данная оппозиция представлена более широко, вследствие детального описания процесса приобщения объекта в сферу субъекта.

Список литературы:

  1. 1. Милованова М.В. Категория посессивности в русском и немецком языках в лингвокультурологическом освещении. Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2007. – 352 с.
  2. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. Oxford: OUP, 1986. – 1235 p.
    ПОСЕССИВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ СОХРАНЕНИЯ И ПОТЕРИ ОБЪЕКТА В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ
    Анализируется посессивная антиномичная модель в русской и английской лингвокультурах, представлен семантический анализ глаголов, репрезентирующих данную модель. Выявлены национально-культурные особенности восприятия представителями лингвокультур особенностей сохранения и потери объекта.
    Written by: Линькова Юлия Игоревна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/06/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_26.09.15_09(18)
    Available in: Ebook