30 Апр

ПАРЕМИИ, ПЕРЕДАЮЩИЕ ОТНОШЕНИЯ «МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА», «МУЖ-ЖЕНА», «МАТЬ-ОТЕЦ» В РУССКОМ И ТУРЕЦКОМ ЯЗЫКАХ В ЗЕРКАЛЕ ГЕНДЕРНЫХ СТЕРЕОТИПОВ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Отношения «мужчина-женщина» становятся предметом изучения прежде всего в рамках гендерных исследований. Следует отметить, что в последние десятилетия интерес к этой проблеме заметно возрос. Появилось большое количество работ как российских, так и турецких лингвистов и лингвокультурологов, таких, как Кирилина А.В. ,  Бутаева М.А., Маслова В.А. , Опарина А.В , Лопухова О.Г. , Степанов Ю.С. , Карасик И.В. , Тищенко Ю.Г. , Каркищенко Е.А. , Войченко В.М. , Сабанчиева Л.Х. , Гюнай Г., Бенер О.,  Тугуз З.Ю., Кайа Н. Ч. ,  Учгул С., Озказанч A. , Озчатал Е. О.  и др.

Цель данной работы — изучить русские и турецкие паремии, передающие отношения «мужчина-женщина», «муж-жена», «мать-отец» в русском и турецком языках на предмет выявления сходства и различий и в соотнесении с имеющимися стереотипами.

Следует отметить, что паремии, как русские, так и турецкие, являются объектом изучения многих современных учёных. По данной проблематике на сегодняшний момент имеется большое количество исследований. Среди отечественных можно отметить работы  Аносова Е. А.,  Левина Ю.И.,  Биктагировой З.А.,  Хайруллиной Р. Х., Яковлевой Е.А., Порхомовского М.В. и др.

Достаточно широко поле исследований представлено турецкими авторами,  такими, как  Муаллимоглу Н., Озкан Б., Айчичек М. , Гюндогду A.Е. ,  Ерсоз A.Г.,  Ерган Н.Г., Акбалык Е. , Карадаг О. , Кучук С., Бекироглу O. , Ерджан Р. ,  Дуварджи A.

Но наиболее интересными, с нашей точки зрения, представляются сопоставительные исследования паремиологической системы двух типологически несхожих языков. Подобные исследования дают возможность выявить зоны смысловых совпадений и различий гендерных стереотипов русского и турецкого языков.

Работы, содержащие сравнительный анализ отношений «мужчина-женщина» в контексте стереотипов на материале паремий выбранных нами языков, пока  отсутствуют. Таким образом, исследование русских и турецких паремий в плане их сопоставительного анализа  представляется нам актуальным и интересным.

Данное исследование, с нашей точки зрения, будет способствовать более глубокому пониманию национального мировосприятия, что, в свою очередь, может содействовать успешности переводческой деятельности и межкультурного общения.

В статье представлены результаты  анализа  корпуса турецких и русских паремий, передающих отношения «мужчина-женщина», «муж-жена», «мать-отец». Материалом для анализа русских паремий послужил сборник «Пословицы русского народа В.И. Даля,  насчитывающий более 30000  пословиц [1], турецких — сборник пословиц  М. Юртбаши, содержащий 5000 пословиц [10].

Рассмотрим, как в паремиях  передаются отношения к мужчинам и женщинам.

Результаты проведенного нами анализа отчетливо показывают, что как русские, так и турецкие паремии позиционируют  женщину как источник греха (Рус.: Больше баб в семье, больше греха;  Баба да бес – один у них вес. Куда черт не поспеет, туда бабу пошлет. Тур.: Nerede şeytan başarısız olursa oraya kadını yollarlar (Где сатана не сможет, туда бабу пошлет). Erkeğin şeytanı kadındır (Дьявол мужчины–женщина) [Женщина соблазняет мужчину и сбивает с пути, имеет власть над ним]).  Женщине отказывается  в уме. ( Рус.: Волос долг, да ум короток.  Тур.:  Kadın kısmının saçı uzun olur aklı kısa (У женщин волосы длинные, ум короток). Фиксируется болтливость женщин ( Рус.: Вольна баба в языке, а черт в бабьем кадыке; Собака умней бабы: на хозяина не лает (о брани)). Отмечается их злопамятность, непостоянство, хитрость ( Рус.: Лучше раздразнить собаку, нежели бабу. Тур.: Ateşle oynama elini yakar, avratla oynama evini yakar (yıkar). (Не играй с огнем – руку обожжет, не играй с бабой – дом сожжет (разрушит)). Kadın deniz gibidir (Женщина подобна морю) [Женщина такая же изменчивая, как море]. Kadının fendi erkeği yendi (букв.: Хитрость женщины победила мужчину)).

За человека женщина не считается ( Рус.: Кобыла не лошадь, баба не человек. Курица не птица, баба не человек. Курице не быть петухом, а бабе мужиком). Даже плохой мужчина считается лучше хорошей женщины (Тур.: Her gün tavuk yaşamaktan, bir gün horoz yaşamak iyidir. (Лучше один день прожить петухом, чем каждый день жить курицей)).

Турецкие паремии отдельно отмечают, что образование женщине во вред ( Тур.: Kadının zoru diline kuvvet (Ученая женщина – развлечение дьяволу). Ср. рус.: Бабе дорога от печи до порога).

Несамостоятельность, зависимость женщины от мужчины в обеих культурах прослеживается на протяжении всей её жизни, вне зависимости от семейного положения. Сначала это зависимость от отца и братьев, затем  от мужа. Но всё же особенно ярко это «безволие» проявляется в отношениях «муж-жена». При этом видно, что в сравнении с отцом муж ставит жену в более узкие рамки ( Рус.: У батюшки (девка) промеж пальчиков, у мужа в руках. Гуляй, покуда голова не покрыта. Своя волюшка (девке) у батюшки). Семантика русского слова «воля» включает как понятие личной свободы, так и неограниченности пространства. Замкнутость женского пространства подчеркнута в русской пословице: Держи деньги в темноте, а девку в тесноте.

Тем не менее, целый ряд пословиц фиксирует наличие воли, самостоятельности женщин. Женщина не рассматривается как слабое существо, в русских паремиях нет указаний на физическую слабость женщины. Наоборот, женщины проявляют свою волю и решительность вопреки запретам мужчин и, в частности, мужей (Рус.: Моя коса, хочу совью, хочу распущу. Я и баба, я и бык, я и лошадь, и мужик. С ухватом баба хоть на медведя). Примечательно, что среди исследуемого корпуса турецких паремий ничего подобного нами не найдено.

Становясь женой, женщина явно повышает свой статус. Ср. рус.: Без жены, как без шапки. Без мужа голова не покрыта; без жены дом не крыт. Без мужа, что без головы; без жены, что без ума. Что гусь без воды, то мужик без жены. Без жены, что без шпаги. Хорошая жена – юрт (т. е. дом).Умная жена—как нищему сума: все сбережет. Не столько муж мешком, сколько жена горшком (сберегает, приносит в дом). Муж возом не навозит, что жена горшком наносит. Муж – голова, а жена шея. Тур.: Kadınsız ev olmaz. (Дома без женщины не бывает).  Это ставит мужчину в некоторое зависимое от женщины положение. Вспомним в данном контексте размышления Н.А.Бердяева о том, что сила женственности играет весомую и часто таинственную роль в мировой истории, так как без влюбленности в Вечную Женственность мужчина ничего не сотворил бы в истории мира, и не было бы мировой культуры. Но при этом способность женщины к созданию культурных ценностей, к творчеству отрицается – ей отводится лишь роль вдохновительницы мужчин для созидательной и творческой деятельности [6]. Это  подчеркивается соответствующими пословицами. См. рус.:  Муж – голова, жена – душа. Тур. Erkek aslan dişisine bakar da kuvvet alır (Лев на львицу посмотрит да силы наберется.

На защищенность замужней женщины имеется указание в следующих русских пословицах: За мужа завалюсь, никого не боюсь. Не та счастлива, которая у отца, а та счастлива, которая у мужа.  Ср. с тур: У хорошего мужа жена, как за каменной скалой. Отсюда и повышенные требования к мужчине: Erim er (yiğidim yiğit) olsun da yerim (durağım) çalı (kaya) gibi olsun (букв. Муж пусть будет мужем, чтоб жена чувствовала себя, как за скалой).

 Остаться без мужа – худшее наказание для женщины. См. рус.: Жена без мужа – всего хуже. Жена без мужа – вдовы хуже. Без мужа жена – всегда сирота (кругом сирота). Вдовье дело горькое. Вдовье сиротское дело. Сирая вдова – круглая сирота. Вдовицу Бог бережет, а люди не берегут. В девках приторно, замужем натужно, а во вдовьей чреде, что по горло в воде. Худо полю без изгороды, а вдове без обороны. С мужем – нужа; без мужа – и того хуже; а вдовой да сиротой хоть волком вой. Не дай бог вдоветь да гореть! Дай бог погореть, да не дай бог овдоветь! Аналогичная ситуация наблюдается и в турецкой культуре. Стереотип гласит: жизнь без мужа трудна. Этот взгляд отражен в пословице: Horozsuz tavuk çobansız sürüye benzer (Курица без петуха, что стадо без пастуха). Турецкая мудрость гласит: Вдове даже собственный подол враг. См. также тур.: Evlenecek erkek de dul kadını değil, kızı yeğlemelidir (Мужчине следует жениться на девушке, но не на вдове). Следует отметить, что статус вдовы негативно отражается не только на самой женщине, но и на репутации дочери. Тур.: Papazdan at duldan kız alma (Не купи у попа лошади, не бери у вдовы дочери). 

В контексте добрачной жизни мужчины большую группу составляют пословицы-рекомендации,  советующие быть внимательным при выборе жены. В женщине ценятся такие качества, как покорность, терпение, спокойствие, послушность мужу и его родителям, верность, аккуратность, работоспособность, умение вести хозяйство, умение хорошо воспитывать детей (Рус. Муж молоти пшеницу, а жена пеки паляницы. Жена пряди рубашки, а муж тяги гуж. Не прядет мужик, да без рубахи не ходит; а баба и прядет, да не по две вдруг носит. Мужа чтут за разум, жену по уму (т. е. за доброе поведение). Тур.: Erkek sel, kadın (avrat) göl (Мужчина – бурный паводок (сель), женщина – озеро). Kadını erkek değil, ar ve namus korur (Женщину не мужчина бережет, а скромность и честь). Erine göre bağla başını, tencerene göre kaynat (pişir) aşını (букв. В зависимости от мужа одевайся, в зависимости от кастрюли готовь суп). Gece yağar günüz uçar, yıl düzgünlüğü; erkek söyler kadın susar, ev düzgünlüğü (букв. Ночью прольет, днем испарится – таков порядок в природе, мужчина говорит, женщина замолкает – таков порядок в доме). Kadın kalbi merhamet kaynağıdır (Сердце женщины – источник милосердия). Çok naz aşık usandırır (Капризная возлюбленная быстро надоест)).

Главным качеством жены в русском языковом сознании является  хозяйственность: Не красна изба углами, красна пирогами. В турецком же на первом месте здоровье будущей жены: Koca sağlığa, karı varlığa bakar (Муж выбирает жену здоровую, а жена мужа – состоятельного). Жена ценится  прежде всего как продолжательница рода.

Но в вопросе о красоте обе культуры сходятся во мнении. Красота – не главное, а скорее даже отрицательное качество жены. Ср. рус.: Красную жену не в стенку врезать. Тур: Çirkin karı evini toparlar, güzel karı düğün (sokak) gezer (Некрасивая жена дом приберет, красивая жена по свадьбам (улицам) гуляет).

Брак для мужчины рассматривается прежде всего как способ повысить свою социальную роль. Со вступлением в брак «воля» мужчины как таковая не пропадает. На него лишь возлагаются новые обязательства, возрастает ответственность, что, в свою очередь, ещё больше повышает статус «мужа» (мужчины) в глазах общества.

Безусловно, муж — глава семьи, он занимает руководящее место как в турецкой, так и в русской паремиологической картине мира. Прежде всего мужчина рассматривается как отец.

В русской традиции на протяжении столетий сложился образ отца как человека, которому дано право принимать решения, обеспечивающие счастье и благополучие детей( Рус: Отнино (отеческо) слово и по сказке правдит), наказывать и миловать (Рус: Как Бог до людей, так отец до детей. По отцу и сыну честь). В спорах последнее слово всегда оставалось за отцом. В воспитании детей общество требовало от отца прежде всего строгости. Мужчина, проявлявший к своим детям ласку, нежность, мягкость, заботливость, не мог считаться хорошим воспитателем. В обязанности отца входило наказание детей (Рус: «Ненаказанный сын — бесчестье отцу». Наказуй детей в юности, успокоят тя на старости). Подобные идеи наблюдаются и в турецкой культуре (Тур.: Çocuğu şımartma, başına çıkar. (Не балуй ребенка -– на шею сядет (на голову влезет)). Турки считают, что дети должны безоговорочно следовать заветам и наставлениям отца (Тур.: Ata yolu doğru yoldur (Путь отца – верный). Atasına düşman olan, evladına dost olmaz (Тот, кто враг своему отцу, не будет другом своему ребенку)).

Конечно, в современных реалиях русского общества культ отца (да и родителей в целом) канул в лету. В то время как для турецкого общества и по сей день иерархия внутри семьи играет очень важную роль.

Мать – источник любви, милосердия, бескорыстия (Тур.: Ana gibi yar olmaz, Bağdat gibi diyar olmaz (Нет другого такого помощника, как мать, и края, как Багдад). Ana hakı ödenmez (Маму невозможно отблагодарить). Ana yiğidin kalkanıdır (Мама – щит храбреца). Ağlarsa anam ağlar kalanı yalan ağlar (Только мама будет плакать за меня по-настоящему, а другие – крокодиловыми слезами). Kadın kalbi merhamet kaynağıdır (Сердце женщины — источник милосердия). Многодетная мать пользуется всеобщим уважением ( Тур.: Çocuklu kadın, kargalı çınar, civcivli tavuk (Женщина с детьми точно чинара с воронами, курица с цыплятами).

Такое же почтение к матерям и в русской культуре. Мать ассоциируется с понятиями эмоционального тепла, внимания, заботы (Рус.: Пчелки без матки – пропащие детки. Нет такого дружка, как родная матушка. При солнце тепло, а при матери добро. Птица радуется весне, а младенец матери. У кого есть матка, у того голова гладка. Слепой щенок и тот к матери ползет. Мать праведна – ограда каменна. Молода жена плачет до росы утренней, сестрица до золота кольца, мать до веку. Жена для совета, теща для привета, а нет милей родной матери).

К.Г. Юнг обращает внимание на то, что образ матери неизбежно проявляется в фольклоре: «С этим архетипом ассоциируются такие качества, как материнская забота и сочувствие; магическая власть женщины; мудрость и духовное возвышение, превосходящие пределы разума; любой полезный инстинкт или порыв; все, что отличается добротой, заботливостью или поддержкой и способствует росту и плодородию» [7, с.218].

Как мы видим, уважение к матери проявляется в обеих культурах. Неоспоримым является и тот факт, что она незаменима. Каким бы необходимым не был для детей отец, но мать всегда ставится на первое место. Ср. рус.: Без отца – полсироты, а без матери и вся сирота. Отцов много, а мать одна. Тур.: Anası olmayanın babası olmaz (У того, кто не имеет матери, не будет и отца) [Ребенок больше нуждается в матери, и её ему никто не заменит].

Таким образом, суммируя вышесказанное, мы можем сделать вывод о том, что и мужчина, и женщина в данном контексте оцениваются строго положительно. Но для нашего исследования интересным представляется тот факт, что в отношениях «мать-отец» на первый план по значимости выходит именно женщина. Если мужчина (отец) – неоспоримо глава семьи, то женщина (мать) – никем не заменимый, превалирующий в данном типе отношений человек.

Соотнося полученные результаты анализа с существующими стереотипами, мы получаем следующую картину.

Гендерные системы различаются в разных обществах, однако в каждом обществе эти системы асимметричны таким образом, что мужчины и все «мужское/маскулинное» считаются первичными, значимыми и доминирующими, а женщины и все «женское/фемининное» определяется как вторичное, незначительное с социальной точки зрения и подчиненное. Это отражает и поддерживает существующую гендерную иерархию общества. Противопоставление «мужского» и «женского» и подчинение женского начала мужскому началу находит отражение в паремиях обоих языков.

В то же время отметим, что смена социальных ролей «мужчина-женщина» на  «муж-жена» в обеих культурах повышают социальный статус женщины, т.к. паремии обеих языков фиксируют уже не только негативные, но и позитивные их стороны как хранительниц семейного очага. Рассмотрение же мужчин и женщин в социальных ролях «отец-мать» в паремиях обеих языков показывает, что это единственная позиция, где не мужчина, а женщина оказывается во главе угла.

Выявленная картина в целом отражает существующие в обеих культурах стереотипы, гласящие, что предназначение женщины — быть матерью и женой, что женщины глупее мужчин.

В качестве лингво-культурных различий отметим то, что среди исследуемого корпуса паремий более частотны именно русские паремии, выражающие негативное и пренебрежительное отношение к бабе/женщине. Турецкие паремии отличаются большей сдержанностью и лояльностью на этот счёт

Список литературы:

  1. Даль В.И. Пословицы русского народа. 2 т. М., 1957.- 990с.
  2. Епифанов А.А. Турецкие пословицы и их русские аналоги. СПб.: КАРО, 2006. — 352 с
  3. Кирилина А.В. Гендер: лингвистические аспекты. — М.: Изд-во «Институт социологии РАН», 1999. — 180 с.
  4. Левин Ю. И. Провербиальное пространство // Паремиологические исследования: сб. ст. М.: Наука, 1984. С. 108-126.
  5. Рябова Т. Б. Стереотипы и стереотипизация как проблема гендерных исследований.// Сб. Личность. Культура. Общество. Т.V. Вып.1-2 (15-16). 2003. С. 120-139.
  6. Черный Ю.Ю.Философия пола и любви H.A. Бердяева/ Ю.Ю. Черный; Ин-т науч. информ. По обществ. наукам. — М.: Наука, 2004. — 132 с.
  7. Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. Пер. с англ.-К.: Государственная библиотека Украины для юношества,1996.- 384 с.
  8. Stereotypes and Stereotyping as a Problem of Gender Studies // Personality. Culture, Society. V.5. part 1-2 (15-16), p. 120-139. In Russian. (1)
  9. Özkan B., Gündoğdu  E. Toplumsal Cinsiyet Bağlamında Türkçede atasözleri ve deyimler (Turkish Studies International Periodical For the Languages, Literature and History of Turkish or Turkic Volume 6/3 Summer 2011);
  10. Yurtbaşi M. A Dictionary of Turkish Proverbs. Ankara, 1993. — 654p.
    ПАРЕМИИ, ПЕРЕДАЮЩИЕ ОТНОШЕНИЯ «МУЖЧИНА-ЖЕНЩИНА», «МУЖ-ЖЕНА», «МАТЬ-ОТЕЦ» В РУССКОМ И ТУРЕЦКОМ ЯЗЫКАХ В ЗЕРКАЛЕ ГЕНДЕРНЫХ СТЕРЕОТИПОВ
    Written by: Бочкарева Татьяна Анатольевна, Стрилка Анна Анатольевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 04/16/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.04.2015_4(13)
    Available in: Ebook