29 Авг

ОСОБЕННОСТИ ПОДАЧИ КОНВЕРСИОННЫХ ОМОНИМОВ В «СЛОВАРЕ» О.Н. БЕТЛИНГКА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

В тюркологии одной из сложных до сих пор остается проблема выделения конверсионных омонимов. Известный тюрколог Э.В. Севортян считает, что «в тюркском языкознании накопилось некоторое количество глагольно-именных омоформ, большей частью односложных основ»  [9, с. 34]. В данной статье речь идет о разных частях речи, следовательно, основываясь на изысканиях отечественных исследователей и тюркологов, нами берется термин «конверсионные омонимы». Современные лингвисты определяет конверсию как вид словопроизводства, при котором словообразовательным средством служит только парадигма слова [12, с. 277]. Конверсионные омонимы имеют близкие или тождественные лексические значения, их словарные толкования «обязательно имеют общую часть» [8, с. 71]. Целью настоящей статьи является выявление структурно-семантических особенностей подачи конверсионных омонимов в словаре-приложении (далее Словарь) фундаментальной грамматики «О языке якутов» академика О.Н. Бетлингка в сравнении с материалами изданных 11 томов  «Большого толкового словаря якутского языка» (БТСЯЯ).

В современном якутском языке функционирует определенное количество конверсионных омонимов, которые состоят из следующих частей речи:

1) глагол – существительное: тыын I ʻдышатьʼ тыын II ʻдыханиеʼ [7 с. 419-421]; саат  I ʻиспытывать чувство стыда от неблаговидности своего поступка, стыдитьсяʼ саат II ʻчувство стыда, стыд; позорʼ  [4, с. 98-99]; санаа I ʻдумать о ком-чем-л., мыслитьʼсанаа II 1. сущ. ʻмысль, думаʼ; 2. в знач. нареч. 1) ʻпо собственному побуждениюʼ; 2) ʻбез участия человека, самостоятельно (напр., о действии механизмов)ʼ [4, с. 211-214]; сандаар I ʻраспространять яркий свет, сиять, освещать (об источнике света)ʼ  сандаар II поэт. 1. см. сандаархай ʻяркий, светлый, излучающий светʼ; 2. в знач. сущ. ʻяркий свет, сияниеʼ [4, с. 225];

2) глагол – прилагательное//существительное: тоҥ I ʻкоченеть от холода, мерзнуть, зябнутьʼ тоҥ II 1. прил. ʻмерзлый, мороженыйʼ; 2. в знач. сущ. ʻчто-л. замороженное, холодноеʼ [6, с. 449]; тот I глаг. ʻнаедаться досыта, насыщатьсяʼтот II 1.  прил. ʻсытый, неголодный, наевшийсяʼ;   2. в знач. сущ. ʻчеловек, живущий в достатке, сытыйʼ; 3. в знач. нареч. ʻбезбедно, сытноʼтот III 1. прил. ʻсвежий весенний (воздух)ʼ; 1. в знач. сущ. ʻвоздух в период весенней солнечной активностиʼ [6, с. 507-508];

3) существительное – прилагательное:  атыыр I сущ. ʻжеребецʼатыыр II прил. ʻспособный оплодотворитьʼ [10, с. 663];

4) существительное – наречие: быыс-арыт I сущ. ʻпромежуток между однородными предметамиʼбыыс-арыт II нареч. ʻмежду делом, мимоходом [11, с. 813];

5) прилагательное – существительное: күөх  I прил. 1) ʻголубой, как светлое небоʼ; 2) ʻзеленый, как только что выросшая трава, как хвоя распустившейся лиственницыʼсущ. күөх II ʻвесенне-летняя пора, когда появляется зеленьʼ [3, с. 75].

В Словаре О.Н. Бетлингка нами обнаружено 4 омонимичных единицы, в современном якутском языке которые представляют собой тип конверсионных омонимов:

– существительное – глагол: тӹн (ӹ – двоеточие вместо надстрочного тире) ʻдыхание; душа, духʼтӹн ʻдышатьʼ [1, с. 554]; сāт ʻпозор, срам, стыдʼсāт 1) ʻстыдитьсяʼ; 2) ʻослепляться, не мочь переносить свет (о глазах)ʼ  [1, с. 618]; санā ʻмысль, помысел, намерение; мнение, взгляд, убеждение, образ мыслей; чувство заботы, хлопоты; ум, разумʼ санā ʻдумать, полагать; размышлять, задумываться; понимать, осмысливать; думать или помнить о чем-л., о ком-л.; считать что-л. за что-л.ʼ [1, с. 619]; сандāр ʻяркий светʼ сандāр ʻизлучать яркий светʼ [1, с. 554];

– глагол – прилагательное//существительное: āс ʻголодатьʼāс ʻголодный, проголодавшийся, заморенный голодом; голодʼ [1, с. 437];

– прилагательное – глагол: тоң ʻзамерзший, застывший, замороженный, мерзлыйʼтоң ʻмерзнуть, зябнуть, чувствовать холод; замерзать, застывать, вымерзатьʼ [1, с. 547];

– прилагательное//существительное – глагол:  тот ʻсыт, сытый; сытость; обилиеʼтот ʻнасыщатьсяʼ [1, с. 547].

Также следующие глагольные и именные основы  из Словаря О.Н. Бетлингка в современном якутском языке функционируют в качестве омонимичных единиц, например: кöс ʻменять свое место жительства, переселяться, перекочевыватьʼкöс ʻякутская миля=10 верстʼ [1, с. 500-501] и көс I в исходном значении ʻпереезжать с одного места на другое (со своим имуществом, скарбом)ʼ, ср. көч ʻкочеватьʼ, ʻпереселятьсяʼ  [9, с. 34], тюрк. көч  көс II ʻякутская мера длины, равная в среднем 10 кмʼ  көс III 1. прил. ʻнаходящиеся в пути на новое место жительства (семья, люди со своим имуществом)ʼ; 2. в знач. сущ. ʻкочевники, кочевой народʼ  [2, с. 353], ср. көч ʻкочевкаʼ [9, с. 34]; кÿöх ʻзеленый; синий, голубойʼ [1, с. 517] и күөх  I 1) ʻголубой, как светлое небоʼ; 2) ʻзеленый, как только что выросшая трава, как хвоя распустившейся лиственницыʼ, тюрк. көк күөх II ʻвесенне-летняя пора, когда появляется зеленьʼ  [3, с. 75]; суос ʻизлучающаяся жараʼ [1, с. 639] и суос  I ʻстановиться горячим, нагреваться от тепла, жара (излучаемого чем-л.)ʼсуос II ʻжар, тепло, исходящие от чего-л.ʼ  [5, с. 154].

В результате сравнительной картины подачи конверсионных омонимов в Словаре О.Н. Бетлингка и материалов БТСЯЯ  нами выявлено следующее:

– в Словаре демонстрированы конверсионные омонимы, состоящие из глагола и прилагательного//существительного; прилагательного и глагола; существительного и глагола. Представляют они собой глагольно-именные основы, которые встречаются в древнетюркских, тюркских и других современных тюркских языках, например: көч, тын, той, йат, йачан и другие. В структурном плане эти слова даются в рамках разных словарных статей, но не отмечены римскими цифрами, как другие омонимы в Словаре. Это связано с тем, что в своем словаре автор выделяет омонимичные единицы в рамках одной части речи.

– материалы современного БТСЯЯ показывают: тыын I ʻдышатьʼ и тыын II ʻдыханиеʼ имеют соответствия в древнетюркских, тюркских языках: тын ʻдышатьʼ и тын ʻдуша; дыханиеʼ  [7, с. 419-421],  тын ʻуспокаиватьсяʼ, ʻотдыхатьʼ  и тын ʻдыханиеʼ [9, с. 34]. В лексико-семантическом отношении эти омонимы сходятся с  тӹн ʻдыхание; душа, духʼ и тӹн ʻдышатьʼ [1, с. 554] в Словаре О.Н. Бетлингка; саат  I ʻстыдитьсяʼ имеет лексико-семантическое соответствие йачан в древнетюркских языках, йоат в сарыг-югурском (языке желтых уйгуров) хакасской группы языков и саат II ʻстыд; позорʼ йат в таджикском, ыйат ʻстыдʼ в тувинском языках  [4, с. 98-99], также сходятся с сāт ʻпозор, срам, стыдʼ и сāт ʻстыдитьсяʼ в Словаре; лексико-семантическая сторона омонимичных единиц санаа I ʻдумать о ком-чем-л., мыслитьʼсанаа II 1. сущ. ʻмысль, думаʼ; 2. в знач. нареч. 1) ʻпо собственному побуждениюʼ; 2) ʻбез участия человека, самостоятельно (напр., о действии механизмов)ʼ и санā ʻмысльʼсанā ʻдуматьʼ совпадает в обоих словарях. Наблюдается следующее несоответствие: современная омонимичная единица санаа II состоит из существительного и транспонированного наречия. Здесь следует отметить, что санаа ʻдуматьʼ  имеет параллели сан в древнетюркских, сана тюркских, санах монгольском и һанаха в бурятском, а санаа ʻмысльʼ  в тюркских, монгольском санаа и бурятском һанаха языках [4, с. 211-214]; омонимы сандаар I ʻраспространять яркий светʼ  сандаар II поэт. 1. см. сандаархай ʻяркий, светлый, излучающий светʼ; 2. в знач. сущ. ʻяркий свет, сияниеʼ в лексико-семантическим отношении соответствуют сандāр ʻяркий светʼ сандāр ʻизлучать яркий светʼ, разница в том, что в современном якутском языке омонимичная единица сандаар II употребляется в поэтическом стиле и представляет собой прилагательное и транспонированное существительное;

– в современном якутском языке лексема аас составляет следующую омогруппу: аас I в исходном значении ʻпроходить, проезжать мимо (около, через) кого-чего-л.’, ср. тюрк. аш, ааш ʻпереваливать через горуʼаас II 1. ʻголодать, вести полуголодное существование из-за отсутствия  (или острой нехватки) продуктов питания’; 2. в знач. прил. ʻголодный или живущий в полуголодном состоянии из-за нехватки продуктов питания’; 3. в знач. сущ. ʻголодная пора; голодное существование; голодный, изголодавшийся человек’, ср. ач ʻголодныйʼаас III устар. ʻбелый, желтовато-белый; сивый (о масти лошади)’ [10, с. 183-186]. Здесь обнаруживается следующее: āс ʻголодныйʼ и ʻголодʼ из Словаря О.Н. Бетлингка в современном якутском языке употребляется в качестве омонимичной единицы аас II, в структурном плане состоящего из глагола и транспонированного прилагательного и существительного;

–  материал современного БТСЯЯ показывает, что исходное значение ʻмерзнуть, зябнутьʼ тоҥ I имеет параллели в древнетюркских, татарском и уйгурском языках: др.-тюрк. тоҥ ʻзамерзатьʼ, тат. туҥу, уйг. тоҥмак ʻмерзнутьʼ [6, с. 449]. Здесь омонимичная единица тоҥ II представляет собой прилагательное и транспонированное существительное. В Словаре Бетлингка данная омонимичная пара состоит из прилагательного и глагола: тоң ʻзамерзший, мерзлыйʼ и тоң ʻмерзнутьʼ;

–  в современном якутском языке лексема тот составляет омонимичную группу, состоящую из трех омонимов, тот I ʻнаедаться досыта, насыщатьсяʼ и тот II прил. ʻсытый, неголодный, наевшийсяʼ;   2. в знач. сущ. ʻчеловек, живущий в достатке, сытыйʼ из которых в семантическом плане совпадают с тот ʻсыт, сытый; сытость; обилиеʼтот ʻнасыщатьсяʼ в Словаре О.Н. Бетлингка. Материал современного БТСЯЯ показывает, что в якутском языке возник омоним тот III 1. прил. ʻсвежий весенний (воздух)ʼ; 1. в знач. сущ. ʻвоздух в период весенней солнечной активностиʼ. Слово тот имеет лексико-семантическое сходство в других тюркских языках: той ʻнасыщатьсяʼ и той ʻпирʼ [9, с. 34],  древнетюркское тод ʻнасыщатьсяʼ, уйгурское ток, татарское тук ʻсытыйʼ  [6, с. 507-508].

 Итак, в Словаре О.Н. Бетлингка выявлены следующие особенности подачи: конверсионные омонимы не отмечены специальной пометой, в частности римскими цифрами; в лексико-семантическом плане в обоих словарях они имеют сходства; рассмотренные нами конверсионные омонимы являются этимологическими (историческими), так как они имеют лексико-семантические параллели в древнетюркских и других тюркских  языках.

 

Условные сокращения


в знач. – в значении

глаг. – глагол

др.-тюрк. – древнетюркские языки

напр. – например

нареч. – наречие

неодобр. – неодобрительное

перен. – переносное

поэт. – поэтическое

прил. – прилагательное

сущ. – существительное

тат. – татарский язык

тюрк.  – тюркские языки


Список литературы

  1. Бетлингк О.Н. О языке якутов: пер. с немецкого В.И. Рассадин. Новосибирск: Наука. сиб. отд-ние, 1990. – 646 с.
  2. Большой толковый словарь якутского языка=Саха тылын быһаарыылаах улахан тылдьыта. Т. 4 (К-күөлэһиҥнээ) / под ред. П.А. Слепцова. Новосибирск: Наука, 2007. – 672 с.
  3. Большой толковый словарь якутского языка = Саха тылын быһаарыылаах улахан тылдьыта. Т. 5 (К: күөлэһис гын-кээчэрэ) / под ред. П.А. Слепцова. Новосибирск: Наука, 2008. – 616 с.
  4. Большой толковый словарь якутского языка = Саха тылын быһаарыылаах улахан тылдьыта. Т. 8 (С-сөллөҕөр) / под ред. П.А. Слепцова. Новосибирск: Наука, 2011. – 572 с.
  5. Большой толковый словарь якутского языка = Саха тылын быһаарыылаах улахан тылдьыта. Т. 9 (сөллөй-сээн, буква Һ) / под ред. П.А. Слепцова. Новосибирск: Наука, 2012. – 630 с.
  6. Большой толковый словарь якутского языка=Саха тылын быһаарыылаах улахан тылдьыта. Т. 10 (Т – төһүүлээ) / под ред. П.А. Слепцова. Новосибирск: Наука, 2013. – 575 с.
  7. Большой толковый словарь якутского языка=Саха тылын быһаарыылаах улахан тылдьыта. Т. 11 (төтөллөөх – тээтэҥнээ) / под ред. П.А. Слепцова. Новосибирск: Наука, 2014. – 528 с.
  8. Малаховский Л.В. Теория лексической и грамматической омонимии. Изд. 2-е, доп./отв. ред. Р.Г. Пиотровский. М.: Книжный дом “Либроком”, 2009. – 248 с.
  9. Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. Общетюркские и межтюркские основы на гласные. М.: Наука, 1974. – 768 с.
  10. Толковый словарь якутского языка = Саха тылын быһаарыылаах тылдьыта. Т. 1 (А) / под ред. П.А. Слепцова. Новосибирск: Наука, 2004. – 680 с.
  11. Толковый словарь якутского языка = Саха тылын быһаарыылаах тылдьыта. Т. 2 (Б) / под ред. П.А. Слепцова. Новосибирск: Наука, 2005. – 912 с.
  12. Хаматова А.А. Омонимия в современном китайском языке. М.: Восток-Запад, 2006. – 120с.
    Written by: Семенова Екатерина Васильевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/17/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_29.08.2015_08(17)
    Available in: Ebook