31 Окт

ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ АРХЕТИПИЧНОЙ МЕТАФОРЫ: ИНТЕРДИСКУРСИВНЫЙ ПОДХОД




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Введение

Проблема определения статуса метафоры как лингво-культурологической категории не теряет своей актуальности на протяжении последних лет, что обусловлено повышенным интересом ученых к рассмотрению данного явления как средства концептуализации и понимания мира с одной стороны, и как способа создания новых смыслов, с другой. Обращение к архетипичной метафоре (термин М. Осборна) вызвано интересом автора к роли лингвистики в процессе  философско-психологического осмысления действительности.

Онтологическая сущность метафоры

Цель данной статьи – показать сущность метафоры, которая представляется нам не только и не столько лингвистической категорией, сколько средством философского осмысления бытия как единого целого, состоящего из множества частей.

Именно это уникальное свойство данного явления позволяет рассматривать метафору как онтогносеологическую категорию, способную раскрыть перед исследователем как общие принципы бытия, так и специфические особенности национального самосознания.

По мысли П.А. Флоренского, нельзя не признать, что «пять, или шесть, или семь чувств – семь врат знания… семь способов чувственного отношения к миру, суть семь метафизических осей самого мира. И если в чувствах находим глубокое различие, то это, конечно, потому, что в самой действительности мира уже содержатся эти семь параметров» [7, стр.32].

Таким образом, с давних времен сознание воспринималось как результат способности человека постигать мир системно, посредством всех органов чувств, т.е. как некий межмодальный синтез, что комментируется А.И. Пигалевым следующим образом:  «Это означает, что восприятие основывалось на репрезентации одной модальности через соседство другой модальности, на переносе модальности, то есть на метафоре» [4, стр.39].

Современные формы восприятия мира, расширяя и делая бесконечными границы его познания за счет появления новых технологий и средств передачи информации (ТВ, радио, интернет и т.д.), одновременно деактуализируют необходимость «включать» личные чувства познающего субъекта. Будучи широко информированным, современный человек теряет способность к  переживанию коллективного опыта своего народа,  которое возможно благодаря метафоре.

Поскольку  чувство, как писал Ортега-и-Гассет – это «способность воспринимать различия, которое схватывает разнообразное и переменчивое, но притупляется и слепнет перед устойчивым и неизменным» [3, стр. 207], то логично предположить, что и метафора, как средство чувственного восприятия мира, может рассматриваться как явление, позволяющее «схватить» вечно меняющиеся Части, составляющие в итоге единое Целое.

Таким образом, нам представляется, что метафора связана с целостным  восприятием бытия, в которое изначально включен весь человек, со всеми его чувствами, а не только его рациональность. Соответственно, онтологической основой метафоры можно считать «изначальную сопряженность человека и мира, первичное единство вещей. Такое первичное отношение к бытию, выраженное метафорой, характеризуется, во-первых, представлением о тождественности, о нерасчлененности субъекта и объекта, о глубинной связи человека и бытия, выраженным еще в положении Упанишад “Ты Одно во Всем”. Во-вторых, это отношение состоит в непосредственном ощущении глубочайшего единства всех вещей мира, представленного другой формулой Упанишад “Все есть Одно”» [5, стр. 62].

Продолжением этого направления философского осмысления метафоры служат, на наш взгляд, исследования Г. Гачева, посвященные разработке методологии изучения феномена национального единства, изложенные им в книге «Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос». По мнению ученого, «образ, способный связывать разнородное, оказывается адекватной гносеологической формой для познания национальной целостности» [1, стр. 7]. При этом исследователь должен снять с себя запреты на нарушение логики и позволить себе прибегнуть к образному мышлению. Теряя логическую обязательность, он выигрывает в содержании, обнаруживая «связь и взаимное лицезрение» в «разнородных элементах национальной целостности». «И главный элемент, и фокус, и инструмент такой работы — это мгновенный перенос (метафора) от субтильно-духовных явлений к грубо материальным вещам, минуя опосредствующие звенья, в которых велит увязнуть логика» [Там же: 8].

Исследуя особенности американского образа мира, Г. Гачев видит общую концепцию Космо-Психо-Логоса США следующим образом. Это мир, где труд преобладает над природой, мир, искусственно сотворенный переселенцами, а не естественно выросший из природы, как все культуры народов Евразии, где культура натуральна, а население является народом. В США же население не народ (в понятии «нарожденность»), а съезд, собирательность иммигрантов. Здесь преобладает самостоятельность индивидов, а не единство. Это отражено в девизе США: «Из многих – одно».

Отметим, что поиск ключевых метафорических концептов, характерных для американского национального сознания, позволил нам вычленить базовую архетипическую модель американской лингвокультуры, которая полностью коррелирует с представленными выше рассуждениями – ЦЕЛОСТНОСТЬ/ ДИСКРЕТНОСТЬ (DIVERSITY/ UNIFORMITY).

Думается, что лингво-когнитивный анализ метафор, эксплицирующих данную оппозицию, позволит пролить свет на особенности функционирования архетипических метафорических образов в дискурсах, актуализирующих «американский образ мира» (термин Г. Гачева).

В исследованиях Лауры Лобевой, занимающейся проблемой мультикультурализма и национальных меньшинств в Пражском университете (Чехия), встречаем следующие размышления относительно происхождения американской нации:

«The shortages of the melting pot and salad bowl paradigms can be expressed in the following summarising parables: In the case of the melting pot the aim is that all cultures become reflected in one common culture, however this is generally the culture of the dominant group — I thought this was mixed vegetable soup but I can only taste tomato. In the case of the salad bowl, cultural groups should exist separately and maintain their practices and institutions, however, Where is the dressing to cover it all? Hopefully the solution may be offered by the concept of the ethnic stew where all the ingredients are mixed in a sort of pan-Hungarian goulash where the pieces of different kinds of meat still keep their solid  structure» [10, стр.105].

В течение продолжительного периода времени формирование американской нации ассоциировалось с образом плавильного котла, в котором разные металлы (народы, переселившиеся на американский континент в поисках новой жизни), оказавшись под влиянием высоких температур (испытаний, выпавших на долю первооткрывателей), расплавились (утратили былую целостность) и образовали новое соединение (единую общность под названием «американский народ»).

Такое метафорическое осмысление происхождения АН (американской нации) указывает на то, что переселенцы были готовы отказаться от приверженности стране происхождения ради возможности начать новую жизнь и реализовать американскую мечту. Эта концептуализация соответствовала теории культурной ассимиляции  и была актуальна вплоть до 1908 г. (волна иммиграции из стран Западной Европы), но с изменением социально-политической ситуации – введениям ограничений на въезд в страну и нежеланием европейцев ассимилироваться с другими расами и народами, стала приобретать все более дискуссионный характер.

Сомнения относительно релевантности данной метафорической модели актуализируются в приведенном отрывке при помощи пропозиции  «I thought this was mixed vegetable soup but I can only taste tomato», где словосочетание «mixed vegetable soup» репрезентирует идеальную модель государства, в котором все народы (vegetables) имеют равные возможности для самовыражения, представляя собой одно целое (soup), а фраза «but I can only taste tomato» эксплицирует разочарование, вызванное реальным положением дел в стране, где фактически доминирует одна (европейская) раса (tomato).

Актуальность сохранения культурной идентичности и стремление избежать утраты «корней» привело к появлению другого метафорического образа – «the salad bowl», который визуализирует концепт АН в терминах блюда, где смесь множества ингредиентов (культурное взаимодействие разных народов) предполагает сохранение  индивидуального аромата и вкуса каждого отдельного компонента (наличие  культурных особенностей, традиций и ценностей представителей всех переселившихся народов).

Такая метафорическая концептуализация «высвечивает» (термин Дж. Лакоффа) идею культурной дистинктности (cultural distinctiveness), «затемняя» (термин Дж. Лакоффа) однако концептуальное основание феномена интеграции, являющегося неотъемлемой особенностью АН. Говоря метафорическим языком, непонятно чем заправлен салат (Where is the dressing to cover it all?).

В попытке преодолеть эти неточности Лаура Лобнева предлагает новую метафорическое осмысление, в котором АН вербализуется в терминах тушеного мяса с овощами, приготовленного по национальному рецепту (ethnic stew).

Основное отличие данной метафорической модели от ей предшествующих заключается в том, что она актуализирует иную концептуализацию феномена АН. А именно: в ходе приготовления (в процессе взаимодействия) компоненты блюда (народы и расы) видоизменяются, сохраняя специфические, присущие только им вкусовые качества (национальные особенности), одновременно придавая новый вкус приготовленному  блюду (общности «новый народ»).

Рассматриваемая архетипическая оппозиция (DIVERSITY/ UNIFORMITY), наблюдается и при анализе политического риторического дискурса, в частности, прощального обращения  президента Клинтона к американскому народу 18 января 2001 г.

“Third, we must remember that America cannot lead in the world unless here at home we weave the threads of our coat of many colors into the fabric of one America. As we become ever more diverse, we must work harder to unite around our common values and our common humanity. We must work harder to overcome our differences. In our hearts and in our laws, we must treat all our people with fairness and dignity, regardless of their race, religion, gender, or sexual orientation and regardless of when they arrived in our country, always moving toward the more perfect union of our founders’ dreams” [8,  2001].

“Создать одно ткацкое полотно из множества разноцветных нитей” – такова метафорическая концептуализация идеи объединения людей разных национальностей, пола, религиозной принадлежности и сексуальной ориентации в одну общность — американскую нацию.  В ходе лингво-когнитивного анализа отрывка идентифицируются две метафорические модели: ЕДИНСТВО НАЦИИ ЕСТЬ ТКАЦКОЕ ПОЛОТНО, ЛЮДИ ЕСТЬ НИТИ, первая из которых коррелирует с понятием UNIFORMITY, а вторая – с понятием DIVERSITY.

Единство американского народа, объединение вокруг национальных ценностей есть непременное условие осуществления главной цели государства – быть ведущей державой, занимать позицию лидера в мире.

Директивную коннотацию высказыванию придают параллельные конструкции (“we must remember…”, “we must work harder..” (2), “we must treat all people…”), подчеркивающие безусловную необходимость реализации именно такого политического подхода к решению главной задачи государства. А именно – создать еще более совершенное общество “the more perfect union”, имеющее право диктовать свою волю другим странам “lead in the world”.

Если сопоставить метафорические образы, репрезентирующие архетипическую бинарную оппозицию DIVERSITY/ UNIFORMITY в научном (Л. Лобнева) и политическом (Б. Клинтон) дискурсах, то можно отметить следующее.

Л. Лобнева, исследуя феномен АН, подвергает анализу шесть метафорических образов, эксплицирующих универсальный базовый архетип, характерный для американской лингвокультуры DIVERSITY/UNIFORMITY. А именно: образ плавильного котла (melting pot), образ овощного супа (vegetable soup), образ чашки с салатом (salad bowl), образ «лидирующей» национальности (the tomato), образ национальной объединяющей идеи (the dressing), и образ тушеных овощей с мясом, приготовленных по национальному рецепту (ethnic stew). Такие «кулинарные» в большинстве своем метафоры имплицируют идею насущной потребности человека в пище, удовлетворение которой является непременным условием поддержания его жизненных сил. При этом ученый привлекает внимание реципиента ко всем деталям, связанным с приготовлением блюд и их качеством, стремясь максимально объективно и аргументированно показать наличие ассоциативных связей между сферой-источником (наименования блюд) и сферой-целью (архетипическая оппозиция DIVERSITY/UNIFORMITY).

Стремление к единству при сохранении специфических национальных особенностей своего народа подсознательно воспринимается в приведенном контексте как необходимое условие выживания (по ассоциации с пищей, без которой  жизнь в принципе невозможна).

Американский президент, призывая граждан Америки к единству, обращается к так называемой текстильной метафоре. Его аргументация носит прагматический характер (единство необходимо для сохранения США позиции мирового лидера) и имплицирует идею защищенности, связанной в подсознании субъекта с ткацким полотном, предназначенным для создания предметов одежды (the fabric). Соответственно, данная аргументация апеллирует как к социальным, так и физиологическим потребностям индивидуума (быть лидером и чувствовать себя защищенным), а ее автор ориентируется не столько на аналитические способности человека, актуальные для аутентичного восприятия первого отрывка, сколько на ценностную ориентацию члена социума («быть впереди планеты всей» и быть огражденным от опасностей – хорошо).

Выводы

Суммируя вышесказанное, подведем некоторые итоги.

  • Один и тот же архетип может быть представлен посредством разных метафорических образов, имплицитный смысл которых детерминируется в результате «активации» автором бессознательного реципиента;
  • Метафора может рассматриваться как соединительное звено между коллективным бессознательным (базовой архетипической моделью) и сознанием реципиента (способом ее осмысления);
  • Онтологическая сущность метафоры заключается в обеспечении вариативности понимания глубинных принципов бытия, позволяющих увидеть Единое в Разном.
  • В разных дискурсах одна и та же архетипическая оппозиция выполняет разные функции, которые определяются интенцией говорящего, ограниченного рамками конкретного «жанра».

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Гачев, Г. Д. (2007) Национальные образы мира. Космо-Психо-Логос. Серия: Технологии культуры. М.: Академический Проект. 512 с.
  2. Лакофф, Дж., Джонсон М. (2004) Метафоры, которыми мы живем. Пер. с англ. М.: Едиториал УРСС. 256 с.
  3. Ортега-и-Гассет, Х. (1991) Две главные метафоры // Эстетика. Философия культуры. М.: Искусство. С. 203–218.
  4. Пигалев, А. И. (2007) Человек и проблема реальности // Человек в современных философских концепциях: Сб. научных статей по материалам  IV международной конференции, проходившей в г. Волгограде  с 28 по 31 мая 2007 года. Т. 1.Волгоград: Изд-во ВолГУ. С. 36–44.
  5. Полозова, И. В. (2003) Онтологические основы метафоры // Философские науки.  № 4. С. 52–68.
  6. Тарасова, О.И. (2010) О сущности метафоры // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Волгоград: Изд-во ВолГУ. Сер. 7, №2(12).С.26-30.
  7. Флоренский, П. А. (2007) Имена. М.: Эксмо. 396 c.
  8. Clinton, W. Farewell Address to the Nation (18 January 2001) [Электронный ресурс] URL: http://americanrhetoric.com [архивировано в WebCite] (дата обращения: 20.06.2015).
  9. Gloor LeAna, B. From the Melting Pot to the Tossed Salad Metaphor: Why Coercive Assimilation Lacks the Flavors Americans Crave [Электронный ресурс] URL: http://www.hilo.hawaii.edu/academics/hohonu/documents/vol04x06fromthemeltingpot.pdf /melting.htm [архивировано в WebCite] (дата обращения: 20.06.2015).
  10. Laubeova, Laura. Melting Pot vs. Ethnic Stew. Encyclopedia of the Worlds Minorities [Электронный ресурс] URL: http://www.tolerance.cz/courses/ text [архивировано в WebCite] (дата обращения: 20.06.2015).
    ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ АРХЕТИПИЧНОЙ МЕТАФОРЫ: ИНТЕРДИСКУРСИВНЫЙ ПОДХОД
    В последнее время многие ученые рассматривают метафору не просто как лингвистический феномен, а как средство концептуализации мира, и, кроме того, как способ создания новых смыслов. В связи с этим определение статуса метафоры как лингво-культурологической категории не перестает быть актуальным. Особый интерес представляет в этом смысле так называемая архетипичная метафора (термин М. Осборна), так как представляется, что обращение к устоявшимся ценностным ориентирам может помочь пролить свет на роль метафоры в процессе философского осмысления и понимания «бытия» человеком, носителем той или иной культуры. Данная статья раскрывает сущность метафоры как онтологической категории, репрезентирующей способность человека к осмыслению бытия как единого целого, состоящего из множества дискретных элементов. Метафора рассматривается как феномен, позволяющий переживать коллективное бессознательное и «выводить» его на уровень индивидуального осмысления. В статье выделяется базовая архетипичная модель американской лингвокультуры – ЦЕЛОСТНОСТЬ/ ДИСКРЕТНОСТЬ, являющаяся универсальной философской категорией, но обладающая своей спецификой в применении к «американскому образу мира». В статье представлен лингво-когнитивный анализ метафорических образов, актуализирующих архетипичную бинарную оппозицию в научном и политическом дискурсе. Определены особенности функционирования метафор в разных лингво-культурологических контекстах. Исследование показало, что один и тот же архетип может быть представлен посредством разных метафорических образов, имплицитный смысл которых детерминируется в результате «активации» автором бессознательного реципиента; метафора может рассматриваться как соединительное звено между коллективным бессознательным (базовой архетипической моделью) и сознанием реципиента (способом ее осмысления); в разных дискурсах одна и та же архетипическая оппозиция выполняет разные функции, которые определяются интенцией говорящего, ограниченного рамками конкретного «жанра».
    Written by: Семенова Елена Михайловна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/01/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_31.10.15_10(19)
    Available in: Ebook