30 Май

ОБЗОР СРЕДСТВ ВЫРАЖЕНИЯ ОПТАТИВНОЙ МОДАЛЬНОСТИ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ НА МАТЕРИАЛЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Понятие “модальность” [фр.  modalité < лат. modus наклонение]  восходит к классической формальной логике, откуда лингвистика заимствовала классификацию суждений в зависимости от характера устанавливаемой ими достоверности на ассерторические (суждения о действительности), проблематические (суждения о возможности), аподиктические (суждения о необходимости), а кроме того, на суждения достоверные и вероятные. Тем самым в общих чертах была задана смысловая область модальности [Словарь иностранных слов 1955: 455].

Вопрос об определении понятия модальности в лингвистике является очень спорным. Проблему модальности рассматривают в своих работах многие  философы     и     лингвисты: Виноградов    В.В. (1947),  Гуревич В.В. (2003),   Панфилов    В.З. (1977),    Степанов    Ю.С. (1955), Бондарко А.В. (1971), Грепл М.О. (1978) и т.д.  В западноевропейской лингвистике наибольшее распространение получила концепция модальности Ш. Балли.  “Модальность – душа предложения, —  писал Ш. Балли. — Как и мысль, она образуется в основном в результате активной операции говорящего субъекта, следовательно, нельзя придавать значение предложения высказыванию, если в нем не обнаружено хоть какое-либо выражение модальности”  [Балли  1955: 44].  По его мнению, в любом высказывании можно выделить основное содержание (диктум) и его модальную часть (модус), в которой выражается интеллектуальное, эмоциональное или волевое суждение говорящего в отношении диктума. Модальность трактуется Балли как синтаксическая категория, в выражении которой первостепенную роль играют модальные глаголы  [Балли 1995: 44].

За последние десятилетия круг значений, которые обозначаются как модальные, значительно расширился. Одним из первых широкое толкование категории модальности дал академик В. В. Виноградов. Его работы, посвященные проблеме модальности (например, “О категории модальности и модальных словах в русском языке”), по сей день очень важны для лингвистов, занимающихся изучением различных аспектов данной проблемы. “Каждое предложение, — пишет он, — включает  в себя, как существенный конструктивный признак, модальное значение, т. е. содержит в себе указание на отношение к действительности.  Любое целостное выражение мысли, чувства, побуждения, отражая действительность в той или иной форме высказывания, облекается в одну из существующих в данной системе языка интонационных схем предложений и выражающих одно из тех синтаксических значений, которые в своей совокупности образуют категорию     модальности”      [Виноградов 1975: 55].     В    эту      категорию В.В. Виноградов включает все значения, выражаемые синтетическими и аналитическими формами наклонений глагола.  “Категория наклонения отражает точку зрения говорящего на характер связи действия с действующим лицом или предметом. Она выражает оценку реальности связи между действием и его субъектом с точки зрения говорящего лица или волю говорящего к осуществлению или отрицанию этой связи. Таким образом, категория наклонения – это грамматическая категория в системе глагола, определяющая модальность действия, т.е. обозначающая отношение  действия к действительности, устанавливаемое говорящим лицом”  [Виноградов 1947: 581].

Наибольшую популярность в настоящее время имеет функционально-семантический подход к описанию категории модальности, основанный на семантическом принципе выделения языковых категорий и разноуровневости средств их выражения. При определении семантического объема категории модальности   представляется   более   обоснованной   точка   зрения Беляевой Е.И., ограничивающая модальность тремя типами отношений: отношением содержания высказывания к действительности в плане реальности/ирреальности, включая волеизъявление; отношением говорящего к высказыванию в плане оценки его достоверности/недостоверности и отношением между объектом действительности и его признаком в плане возможности, необходимости, желательности [Беляева 1985: 19].

В понимании Беляевой Е.И.  “модальность –  это языковая категория, выражающая оценку говорящим  способа существования связи между объектом действительности и его признаком, а также степень познанности или желательности этой связи говорящим.”  Беляева Е. И. имеет в виду не эмоциональную оценку, а интеллектуально-рассудочную, она не включает в сферу модальности различные эмоционально-этические, эмоционально-волевые и другие виды оценки   [Беляева 1985: 19].

Функционально-семантический подход модальности в английском языке имеет сложную структуру, определяемую разнохарактерностью значений и разнообразием средств выражения. Всю категорию модальности  Беляева Е.И. разделяет на два макрополя: действительности и недействительности. Макрополе  недействительности распадается в свою очередь на ряд полей в зависимости от выражаемого модального значения: ирреальности, предметной модальности (или потенциальности), волеизъявления и эпистемической модальности [Беляева 1985: 19].

Модальность волеизъявления выражает волю говорящего, направленную на  осуществление связи между объектом и его признаком. Такая связь не является фактом объективной реальности, возможное существование ее обусловлено волеизъявлением говорящего: говорящий выражает пожелание или требование, чтобы связь между объектом и признаком стала действительной.

В зависимости от того, выражает ли данное высказывание требование или желание говорящего, в пределах модальности волеизъявления различаются модальные значения побуждения (директивная модальность) и желательности (оптативная модальность), которые различаются по степени выраженности намерения говорящего изменить экстралингвистическую реальность и по признаку адресованности/неадресованности волеизъявления [Беляева 1985:74].

Оптативная модальность выражает желаемость говорящим осуществления связи между некоторым объектом и его признаком. В отличие от побудительной модальности, которая представляет собой директивный акт, оптатив имеет значение “эмоционально окрашенной отвлеченной устремленности к какой-то действительности в настоящем, прошедшем и будущем” [Беляева 1985: 102].

Оптатив  в английском языке выражают следующие единицы:

а) Морфологические:

повелительное наклонение:

Have a pleasant flight, sir [P. 272].

б) Синтаксические – модель “прилагательное + существительное”:

Good evening, Vern [P. 61].

в) Лексико-синтаксические:

  • модель I wish + придаточное дополнительное с глаголом в

сослагательном наклонении:

I wish you could let him take things easier [P. 18].

 Right now, I wish I had some other job [P. 51].

2) модель If only + сослагательное наклонение

Cindy shot back, ‘If only you’d change!’ [P. 310].

3) модель Let +  Simple Infinitive:

But when Demerest’s check flight came up… the next and all others from

this  moment on… let him beware [P. 62].

Значение желательности выражается в речи синтаксическими конструкциями I wish/ If only + придаточное дополнительное с глаголом в сослагательном наклонении. Употребление формы Present Subjunctive соотносит ситуацию желаемости с моментом речи. Форма Past Subjunctive сигнализирует об отнесенности ситуации желаемости к моменту, предшествующему моменту речи и выражает неосуществившееся желание. Форма would + Infinitive указывает на то, что ситуация желаемости следует за моментом речи.

Форма I wish употребляется в ситуациях с двумя ролевыми комбинациями:

  1. когда источником пожелания является говорящий, а исполнителем желаемого – адресат:

I wish you could let him take things easier [P. 18].

  1. когда источник пожелания является и исполнителем желаемого:

Right now, I wish I had some other job [P. 51].

Модель If only является “скрытой” (covert) формой выражения значений желательности, ибо источник пожелания не имеет эксплицитного выражения, как, например, в конструкции I wish [Беляева 1985: 105].

Cindy shot back, ‘If only you’d change!’ [P. 310].

В данном случае источник пожелания – говорящий, исполнитель – адресат. Возможны ситуации, в которых говорящий высказывает пожелание, исполнителем которого является третье лицо, или обе вторичные роли исполняются говорящим.

Пожелания   выражают   желаемость   действия   или   состояния, благоприятного для собеседника. В английском языке пожелание выражается в основном сочетанием прилагательное + существительное, конструкциями wish + noun, May + Simple Infinitive и употребляется при встрече, расставании, в праздники, в торжественных случаях. Случаи выражения пожелания  важны в социолингвистическом плане.

Goodnight [P. 24].

Good evening, Vern [P. 61].

Evening, Mr Bakersfeld [P. 27].

Good luck to us all… [P. 287].

Поле оптативной модальности составляют также заклинания, представляющие собой эмоциональные выражение желаемости, мольбу, апеллирующую к сверхъестественным силам и направленную на предотвращение какого-либо действия или состояния, угрожающего говорящему или собеседнику. Заклинания, мольба выражаются двумя способами: формой be и сочетанием may + infinitive  [Беляева 1985: 102]. May опускается в устоявшихся выражениях.

‘I just came to say God bless!’ he told her [P. 270]. Данный пример можно рассматривать как пожелание.

Проклятия, ругательства, выражающие неприятные пожелания адресату, передаются, в основном, формами повелительного наклонения.

Damn you, get down here fast! [P. 78].

Оптативную модальность также выражают призывы, но они имеют крайне редкое употребление в английском языке. Призывы передаются формами Long live + Noun (Да здравствует …); Down with + Noun (Долой …); May it + Infinitive [Беляева 1985: 114].   Данные формы, выражающие призывы, в анализируемом художественном тексте не встретились.

Оптативная модальность представлена в романе А. Хейли “Аэропорт” менее продуктивно, чем директивная модальность, что отражает реальную ситуацию в действительности. Оптативная модальность не обладает большим арсеналом средств выражения.     Количественный анализ употребления форм оптатива в данном романе показал, что наиболее частотными являются сочетания прилагательного с существительным, выражающие приветствия и пожелания. На втором месте по количеству употребления — синтаксическая конструкция I wish + придаточное дополнительное с глаголом в сослагательном наклонении. Таким образом, большинство входящих в микрополе оптатива средств относятся к лексико-синтаксическому уровню.

 

Список литературы:

  1. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. Изд-во Иностранной Литературы, М. 1995. — 416 с.
  2. Беляева Е.И. Функционально-семантические поля модальности в английском и русском языках.- Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1985. – 179 с.
  3. Виноградов В.В. О категории модальности и модальных словах в русском языке. – кн. Исследования по русской грамматике: Избр. тр. — М.: Наука, 1975. – 559 с.
  4. Рукосуева Н.Н. Способы выражения директивной модальности в английском языке//Materiały VIII Międzynarodowej naukowi-praktycznej konferencji «Naukowa przestrzeń Europy – 2012» Volume 20. Filologiczne nauki: Przemyśl. Nauka i studia, 2012. C. 49 – 53.
  5. Словарь иностранных терминов. Под ред. И.В. Лехина и проф. Ф.Н. Петрова. – М.: Гос. издательство иностранных и национальных словарей, 1955. – 856 с.
  6. 6. Hailey А. – London: Pan Books LTD, 1968. – 480 с.
    ОБЗОР СРЕДСТВ ВЫРАЖЕНИЯ ОПТАТИВНОЙ МОДАЛЬНОСТИ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ НА МАТЕРИАЛЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
    Written by: Куприянова Наталья Николаевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 03/20/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.05.2015_05(14)
    Available in: Ebook