25 Июл

МОТИВ МУЧЕНИЧЕСТВА В РАННЕМ ТВОРЧЕСТВЕ Н.В. ГОГОЛЯ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Литературная позиция Н.В. Гоголя 1830-х годов характеризуется романтической направленностью. Эстетика романтизма писателя представлена, на наш взгляд,  христианским мировидением, выраженным в художественной ткани его произведений. В раннем гоголевском творчестве справедливо можно выделить христианский мотив мученичества.

Обратимся к трактовке этого понятия. Кто такой мученик?  В «Толковом словаре русского  языка» С.И. Ожегова  и  Н.Ю. Шведовой мы можем прочитать следующее толкование этому слову: «Мученик. Человек, который подвергается физическим или нравственным мучениям, испытывает много страданий» [13, с.371]. Сходную дефиницию встречаем у Д.Н. Ушакова в «Большом толковом словаре современного русского языка»: «Мученик. 1.Человек, подвергшийся страданиям, мучениям из-за чего-нибудь. 2. Человек с тяжелой жизненной судьбой, терпящий много мучений, лишений (разг.).3. Наименование для т. наз. святых, подвергшихся мучениям за веру» [14, c. 465]. Аналогична и трактовка Т.Ф. Ефремовой: «Мученик. 1.Тот, кто подвергается мучениям, испытывает физические или нравственные  муки. 2. Канонизированный христианской церковью святой, подвергшийся мучениям за веру» [6]. В православной энциклопедии «Азбука веры» отмечается: «Мученик – человек, принявший мучения и  смерть за исповедание веры в Иисуса Христа. Соответствующее греческое слово, которое было переведено на славянский и затем на русский словом «мученик», следует переводить – «свидетель» [11].

Проанализировав определения, мы видим, что под данной лексемой в разных толковых словарях подразумевается одно понятие. Заметим, что слово имеет два важнейших значения: первое значение – это страдающий человек, а второе значение – это святой человек, страдающий за веру. Со вторым значением слова мученик связана и дефиниция в православной энциклопедии. В своей работе мы будем преимущественно опираться на первое значение этого определения.

Сразу возникает вопрос: почему мотив мученичества у Н.В. Гоголя является христианским? Философ и мыслитель Н.А. Бердяев справедливо замечает: «Страдание есть последствие греха и зла. Но страдание есть также искупление, оно имеет положительную ценность. Только христианство принимает страдание и имеет до конца мужественное отношение к страданию. Христианство учит не бояться страдания. Ибо страдал сам Бог, Сын Божий» [1,c.110]. У Ю.П. Зуева мы также можем прочитать аналогичное умозрение: «Этическая система христианства, начиная с идеи грехопадения и кончая догматом спасения, своим реальным содержанием упирается в проблему человеческих страданий, а требования смирения и терпения в страданиях лежат в основе христианского поведения. В центре его мифологии находится личность страдающего бога – Христа» [7]. Исследователь пишет, что образ Христа — это собирательный и обобщённый образ страдальца и мученика, «вся жизнь которого от Вифлеема до Голгофы есть непрерывная цепь лишений, преследований и гонений, ложных обвинений и клеветы» [7]. Таким образом, страдания и муки представляют собой один из важнейших элементов «христианского поведения». Именно этой концепции мы будем придерживаться в своей статье.

Большинство героев у Гоголя подвержено мукам страдания и мукам безумства, которые у писателя имеют в морально-нравственном плане синонимическое значение. Что мы подразумеваем под безумием? У С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой эта лексема трактуется как «1. То же, что сумасшествие (устар.). 2. Безрассудность, полная утрата разумности в действиях, в поведении» [13, c.42]. Аналогично толкование у Д.Н. Ушакова [14, c. 34]. Под безумием нами будут пониматься духовные муки и страдания, связанные с беспамятством и терзаниями души, испытываемые гоголевскими героями.

Проанализировав с этих позиций повести Н.В. Гоголя 1830-х годов мы выявили следующие особенности романтико-христианской поэтики писателя.

 Во-первых, мотив мученичества у Гоголя связан с борьбой за православную веру. В этом аспекте понятие мученичества сближается с его православным толкованием. Вспомним казни  героев Тараса Бульбы и его старшего сына Остапа в повести «Тарас Бульба». Герои испытывают физические страдания  и погибают за веру православную. «Остап выносил терзания и пытки, как исполин. Ни крика, ни стону не было слышно даже тогда, когда стали перебивать ему на руках и ногах кости, когда ужасный хряск послышался среди мертвой толпы отдалёнными зрителями…» [3, c.145]. Аналогична по жестокости сцена сожжения Тараса Бульбы, произносящего символическую речь в финале повести: «Постойте же, придёт время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера!» [3, c.151]. «А уже огонь поднимался над костром, захватывал ноги и разостлался пламенем по дереву…»[3, c.151]. Далее гоголевский повествователь восклицает: «Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу!» [3, c.152]. По Н.В. Гоголю, русская сила – это сила православного народа. Мученичество главных героев повести «Тарас Бульба» несёт в себе эксплицитную христианскую идею – идею страдания во имя православной веры.

В «Страшной мести» Катерина перед смертью испытывает страшные душевные муки, приведшие её к исступлению и безумию. Потеряв двух любимых сердцу людей – мужа и сына, героиня страдает. И эти страдания впоследствии переходят в умопомешательство. Так, на страницах повести мы читаем: «проговорив несвязные речи, уже неслась Катерина, безумно поглядывая на все стороны…» [2, c.176]. Катерина погибает. Её муки и смерть несут в себе христианский подтекст. Она была сторонницей веры православной, и муж её, Данила Бурульбаш, боролся до последнего за свою религию. Воспитывая сына, Катерина была исполнена надежды на то, что её дитя в будущем будет настоящим казаком – борцом за православие. Поэтому страдания и смерть главной героини от рук «нечестивого» злого колдуна  — отца, сторонника чужой веры, у Н.В. Гоголя несут имплицитный характер православного верования.

Во-вторых, своеобразное гоголевское новаторство на тему мученичества появляется в повести «Вий». Нравственные мучения  Хомы Брута, проявляющиеся в боязни и страхе в церкви, несут в себе характер наказания и Божьей кары за содеянные грехи, своеобразное возмездие. Так, в своей статье «Христианские мотивы возмездия и пути спасения души в раннем творчестве Н.В. Гоголя» [12, с. 130-133] мы указывали на это. Безверие героя является причиной этому.

Аналогичная суть заключена и в страданиях Петра в повести «Вечер накануне Ивана Купала». Нравственные муки за совершённый грех  – убийство невинного дитя —  переходят в беспамятье и безумие: «Бешенство овладевает им; как полоумный, грызёт и кусает себе руки и в досаде рвёт клоками волоса, покамест, утихнув, не упадёт, будто в забытьи, и после снова принимается припоминать, и снова бешенство, и снова мука…» [2, c.51]  Жизнь героя обрывается нравственным страданием и мучительной смертью.

Особого внимания в нашем рассмотрении заслуживают петербургские повести «Невский проспект», «Нос», «Портрет» и «Записки сумасшедшего». Многие исследователи, в частности Г.А. Гуковский [5], Ю.В. Манн [8], В.М. Маркович [9], С.И. Машинский [10], М.Б. Храпченко[15], отмечали, что безумие героев в данном цикле произведений  – одно из проявлений петербургского абсурда. Действительно, в каждой повести есть герои-безумцы: это не только сумасшедшие художники Пискарев («Невский проспект») и Чартков («Портрет»), но и чиновники Поприщин («Записки сумасшедшего») и Ковалев («Нос»), который едва не сошел с ума, увидев собственный нос, разгуливающий по Петербургу. Образы безумцев в повестях Гоголя не только показатель алогизма жизни петербургского общества. По мнению исследователей, патология  человеческого духа позволяет увидеть подлинную суть происходящих вещей. Петербуржец – «ничто» среди множества ему подобных. Выделить его способно только безумие. Потеряв рассудок,  герои  петербургских повестей становятся личностями и  утрачивают «чиновничий» и «массовый» автоматизм. Безумие рассматривается как одна из форм социального бунта (Г.А. Гуковский [5], С.И. Машинский [10], М.Б. Храпченко [15]). Кроме того, безумие героев, представляющий собой их уход от реальности в свой мир, иллюзорный и мечтательный, представляет собой романтическое «двоемирие» (Ю.В. Манн [8], В.М. Маркович [9]). Научная точка зрения исследователей интересна, но требует существенного дополнения.

На наш взгляд, в петербургских повестях ярко воплотилась идейная оппозиция между петербургским жестоким миром, которым управляет сам «демон», и миром справедливости, порядка и душевной чистоты, «заложенным» в душах главных героев, принимающих на себя все тяжести душевных мук.

В повести «Невский проспект» в роли мученика имплицитно представлен герой Пискарёв. Молодой художник испытывает сильные душевные страдания, вызванные несоответствием реальной действительности  и романтическим миром добра, в котором он живёт. Этот герой в душе протестует и негодует, потому что в основе его «духовного» мировоззрения лежат нравственные христианские  категории порядочности, целомудрия, верности и чистоты. Духовные страдания лишили героя рассудка: «О, это уже слишком! Этого нет сил перенести. Он бросился вон, потерявши чувства и мысли. Ум его помутился:  глупо, без цели, не видя ничего, не слыша, не чувствуя, бродил он весь день» [4, c.30]. Юный романтик с чистой душой христианина не принимает законов дьявольского петербургского мира: в своих снах и иллюзиях он до последнего борется с его греховностью. И погибает. Пискарёв умирает, покончив жизнь самоубийством: «Окровавленная бритва валялась на полу. По судорожно раскинутым рукам и по страшно искаженному виду можно было заключить, что рука его была неверна и что он долго ещё мучился, прежде нежели грешная душа его оставила тело» [4, c.30].  Умирает от того, что сильные душевные муки и страдания его «сломили».

Душевные муки безумия, связанные с дьявольским искушением меркантильного мира и возмездием за грех, «сломили» и художника Чарткова в петербургской повести «Портрет»: «Припадки бешенства и безумия начали оказываться всё чаще, и, наконец, всё обратилось в самую ужасную болезнь. Жестокая горячка, соединённая с самою быстрою чахоткою, овладела им так свирепо, что в  три дня оставалась от него одна тень только. К этому присоединились все признаки безнадёжного сумасшествия» [4, c.107]. В припадках страшного безумия и бешенства обрывались также жизни героев, связавших свою жизнь с  демоническим ростовщиком и взявших у него взаймы, — юноши лучшей фамилии и князя Р.во второй части повести. В чем причина их мучений и страданий? В грехе. Гоголь показывает мученичество героев в виде безумств и трагической смерти как способ их духовного протеста против греха.

Аналогична борьба с нравственной несправедливостью и у Поприщина в «Записках сумасшедшего». Проблема христианского равенства и братства актуализируется в этом гоголевском произведении. Согласно христианскому мировидению человек человеку —  брат. Все люди равны перед Богом. Но петербургский мир не таков: в нём процветает чинопочитание — несправедливая иерархия сынов Божиих по социальному статусу.

В предпоследней записке главного героя в повести «Записки сумасшедшего» появляется образ великого инквизитора. С какой целью вводит Гоголь этот образ? Кто такой инквизитор? У С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой в первом значении «инквизитор»  – это «судья инквизиции», а во втором – «человек, обращающийся с кем-нибудь с холодной жестокостью, мучитель» [13, c. 247]. Аналогично понимание этой лексемы и у Д.Н. Ушакова [14, c. 309]. Именно во втором значении понимается Гоголем это сочетание слов. Символический образ великого инквизитора у Поприщина представляет собой воплощение мучителя – зловещего петербургского мира с его несправедливостью и греховностью. Главный герой на бессознательном уровне осознаёт это. Смертельная мольба уставшего от мук Поприщина завершает повесть в виде финального аккорда: « Нет, я больше не имею сил терпеть. Боже! Что они делают со мною! Они льют мне на голову холодную воду! Они не внемлют, не видят, не слушают меня. Что я им сделал? За что они мучат меня? Чего хотят они от меня, бедного? Что могу дать я им? Я ничего не имею. Я не в силах, я  не могу вынести всех мук их, голова горит моя, и всё кружится предо мною» [4, c.194].

Отдельного внимания с точки зрения христианского мотива мученичества  в петербургском цикле заслуживает повесть «Нос». Коллежский  асессор находится в водовороте печальных событий, связанных с фантастическим исчезновением его собственного носа. И именно здесь в связи с этими событиями он испытывает мучения и страдания, которые чуть ли не довели его до безумия: «Бедный Ковалёв чуть не сошёл с ума. Он и не знал, как и подумать о таком странном происшествии. Как же можно, в самом деле, чтобы нос, который ещё вчера был у него на лице, не мог ездить и ходить, — был в мундире!» [4, c.50]. Финал повести благополучен для главного героя. Всё встаёт на свои места. Нос возвращается к Ковалёву. Но можно ли коллежского асессора назвать мучеником? Да. На наш взгляд, можно, поскольку в его сознании воплотилась идея борьбы с нравственной несправедливостью.

Таким образом, мы рассмотрели мотив мученичества в раннем творчестве Н.В. Гоголя и пришли к следующим выводам. Во-первых, мотив мученичества у Гоголя тесно связан с борьбой за православную веру («Тарас Бульба», «Страшная месть»). Во-вторых, представляет собой страдания героев как способ возмездия за их грехи («Вий»). В-третьих, воплощён в виде безумств героев и является показателем нравственного протеста христианской души  против греховности и несправедливости петербургского демонического мира (петербургские повести).

Список литературы:

  1. Бердяев Н.А. О назначении человека. Опыт парадоксальной этики. – Париж: «Современные записки», 1931 – с.320
  2. Гоголь Н.В.Собрание художественных произведений в пяти томах. / Под ред. проф. Томашевского – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1952. – Т I. – с.374
  3. Гоголь Н.В.Собрание художественных произведений в пяти томах. / Под ред. проф. Томашевского – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1952. – Т II. – с.438
  4. Гоголь Н.В.Собрание художественных произведений в пяти томах. / Под ред. проф. Томашевского – М.: Издательство Академии Наук СССР, 1952. – Т III. – с.504
  5. Гуковский Г. А. Реализм Гоголя ⁄ Г. А. Гуковский – М.; Л.:  Государственное издательство художественной литературы, 1959 –  с.410
  6. Ефремова Т. Ф. Новый словарь русского языка. Толково- словообразовательный. – М.: Русский язык, 2000. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/efremova/188400/%D0%9C%D1%83%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BA. (Дата обращения: 17.07. 2015).
  7. Зуев Ю.П. Религиозный культ страдания и нравственный прогресс./ История Религии. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://religion.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000025/st006.shtml. (Дата обращения: 17.07. 2015).
  8. Манн Ю. В. Поэтика Гоголя. ⁄ Ю.В. Манн. —  М.: «Художественная  литература», 1978 – с. 386
  9. Маркович В. М. Петербургские повести Н. В. Гоголя. ⁄ В. М. Маркович. — Л.: «Художественная  литература»,1989 – с. 211
  10. Машинский С. И. Художественный мир Гоголя. ⁄  С.И. Машинский. —  М.: «Просвещение», 1979 – с. 426
  11. Мученики. / Православная энциклопедия «Азбука веры». Православное общество. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://azbyka.ru/dictionary/12/mucheniki.shtml. (Дата обращения: 17.07. 2015)
  12. Налетова Т.Б. Христианские мотивы возмездия и пути спасения души в раннем творчестве Н.В. Гоголя. // К.: Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова .-  2012. -№5. — с.130-133
  13. 13. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. – М.: ООО «ИТИ ТЕХНОЛОГИИ», 2003 – с. 944
  14. Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка: 180 000 слов и словосочетаний. — М.: ООО «Альта – Принт», 2006 – с. 1239
  15. Храпченко М.Б. Николай Гоголь: Литературный путь, величие писателя: собрание сочинений. / М. Б. Храпченко — М.: «Художественная литература», 1980 – Т. 1 – с. 345
    МОТИВ МУЧЕНИЧЕСТВА В РАННЕМ ТВОРЧЕСТВЕ Н.В. ГОГОЛЯ
    Автор статьи рассматривает мотив мученичества в раннем творчестве Н.В. Гоголя и приходит к следующим выводам. Во-первых, мотив мученичества у Гоголя тесно связан с борьбой за православную веру («Тарас Бульба», «Страшная месть»). Во-вторых, представляет собой страдания героев как способ возмездия за их грехи («Вий»). В-третьих, воплощён в виде безумств героев и является показателем нравственного протеста христианской души против греховности и несправедливости петербургского демонического мира (петербургские повести).
    Written by: Налетова Татьяна Борисовна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/28/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_25.07.15_07(16)
    Available in: Ebook