25 Июл

М.ГОРЬКИЙ НА МАЛОЙ НИКИТСКОЙ, 6. К ИСТОРИИ ПЕРВОГО СЪЕЗДА ПИСАТЕЛЕЙ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Последние годы жизни Алексея Максимовича Горького (1931 – 1936) связаны с домом на Малой Никитской, 6. Здесь 28 мая 1965 года открылся мемориальный Музей-квартира А.М.Горького (филиал Музея А.М.Горького Института Мировой литературы РАН). Особняк в стиле модерн, в котором расположен музей, создан Федором Осиповичем Шехтелем в самом начале ХХ века. 14 мая 1931 г. писательвпервые переступил порог своего последнего дома. Годы, прожитые Горьким в этих стенах, наложили неповторимый отпечаток на облик особняка на Малой Никитской. На первом этаже – круговая мемориальная анфилада, в центре которой знаменитая мраморная лестница со светильником-медузой. Из столовой с большим окном можно пройти в библиотеку, с пола до потолка заполненную книгами; далее через полутемную прихожую, огромным зеркалом отражающую массивную входную дверь – в кабинет, с камином и письменным столом. В Музее хранятся Личная Библиотека Горького (ЛБГ) – 12 тысяч томов и коллекция восточной миниатюрной скульптуры – нэцкэ и окимоно.

В самой большой комнате дома – столовой — собирались самые разные гости: артисты, рабочие, пионеры, колхозники, и, конечно, писатели. Вскоре после апрельского постановления ЦК 1932 г. о перестройке литературно-художественных организаций и создании некоего единого образования – Союза советских писателей здесь состоялась важная встреча.26 октября Горький принимал на М.Никитской не только коллег по цеху, но «руководителей партии и правительства». Этому предшествовало совещание, собранное Горьким в своем новом доме почти сразу после того, как переезд был закончен. Писатель спешил примирить два враждующих лагеря: «рапповцев» и «попутчиков».Такую цель Горький ставил перед собой давно. В сентябре 1930г. он писал А.Б.Халатову: «Кружковщину, деление на группы, взаимную грызню, колебания и шатания я считаю бедствием на фронте литературы. Ведущей группы, группы, вооруженной ясным представлением о том, что и как надо делать, я не вижу. Споры и раздоры кружков носят характер терминологический, преисполнены самолюбия, личных обид и всяческого индивидуализма»[1, с. 216].

В определенный период времени личность Горького оказалась в центре «споров и раздоров». Нападая на «могучего старика»[2, с. 100],В.Ермилов на Первом съезде пролетарских писателей в мае 1928 г. произнес: «Горький – пролетарский писатель в той степени, в какой степени и поскольку пролетариат осуществляет задачу буржуазно-демократической революции»[3, с. 144]; пролетарская новосибирская группа «Настоящее»пошла еще дальше, не побоявшись назвать «буревестника революции» «рупором и прикрытием для всей реакционной части советской литературы»[4, с. 5], изаклеймив его попытку вступить в полемику как «выступление изворотливого, маскирующегося врага»[5, с. 3].

Тем временем, политический курс изменился: возвращение Горького стало для Сталина необходимым. Провинившиеся сибиряки были наказаны за «участие в вынесении резолюции с хулиганскими выпадами против Горького»[6]. Горькому, пытавшемуся заступиться за молодежь в письме Сталину: «Не думаю, что нужно наказывать пишущих про меня нелестно и враждебно»[7, с. 215], объяснил Н.И.Бухарин, что смутившая его резолюция ЦК «против сибирского хулиганства» не толькопреподаст «им (хулиганам) хороший урок», но и «оздоровит моральную атмосферу и придушит особо распоясавшихся молодых людей»[8].

30 мая 1931 г. за большим столом на М.Никитской собрались Н.Бухарин, К.Радек, А.Бубнов; видные рапповцы и писатели-попутчики. По признанию самого Горького, совещание получилось «сумбурным и грустным». Вместо примирения и диалога он услышал «окрики, ссоры, препирательства, сплошь и рядом не имевшие к литературе прямого касательства»: Олеша назвал Авербаха, угрожавшего «стереть с лица земли всех инакомыслящих», «фельдфебелем»[9]; в Киршона чуть не запустили стулом.

В музейной коллекции не сохранилось фотографий этого события, но есть снимок, выполненный М.А.Пешковым 11 октября 1931 г. В этот день кожаные диваны и шехтелевские зеркала особняка на Малой Никитской приняли Сталина и Ворошилова, слушавших раннюю горьковскую сказку в стихах «Девушка и смерть». В музейном каталоге описаны 3 варианта фотографии на эту тему: «Горький сидит в библиотеке на фоне книжных стеллажей, слева Ворошилов, справа Сталин». Это был недолгий период дружеского сближения Сталина с Горьким. От писателя ждали многого, в том числе книги о вожде.Но создатель очерков о В.И. Ленине, Л.Н. Толстом, А.Блоке и др. надежд не оправдал. Горький в свою очередь пытался влиять на Сталина, защищая, смягчая, сдерживая. Е.Замятин считалважнейшей заслугой Горького «исправление многих «перегибов»», полагая, чтоэта его роль«будет оценена только когда-нибудь впоследствии»[10, с. 96]. Горький довольно долго верил, что сможет влиять на ситуацию, во многом его настораживающую. К 1934 году – году Первого съезда советских писателей эта вера практически сошла на нет. Тематика переписки с вождем изменилась: Горькийпочти не советует и не предлагает, а жалуется и просит. Он просит за Авербаха, Бухарина, Каменева, Булгакова; жалуется на писательские распри, партийных чиновников, на положение дел с издательским делом в стране, подготовкой юбилея Пушкина и т.д.Стараниями Горького Бухарин стал заведующим отделом научно-технической пропаганды ВСНХ и редактором «Известий». Вместе с Рыковым ему даже позволили выступить с докладами на Первом съезде писателей. Это стало возможным, по образному свидетельству Гронского, только потому, что Горький «изнасиловал Сталина и ЦК»[11].

На упоминавшихся выше встречах Горького, а главное, Сталина с деятелями культуры, прозвучало ставшее крылатым сочетание «инженеры человеческих душ» и т.п. Здесь же с подачи вождя все поддержали необходимость единого творческого метода для подлинно советского писателя – «социалистического реализма». По воспоминаниям Гронского, придумал термин вовсе не Горький, а сам Сталин. «Литературная газета» 23 мая 1932 г. сформулировала принципы нового метода, позднее заложенные в Устав Союза советских писателей. Будучи в Сорренто, Горький наблюдал за вторым пленумом Оргкомитета, на котором утвержденный Сталиным доклад о социалистическом реализме произнес А.Луначарский.

После своего окончательного возвращения из Италии Горький сменил Гронского на должности председателя Всесоюзного Оргкомитета. Его кандидатура была единогласно утверждена на заседании 15 августа. В выступлении Горького вновь прозвучала мысль о необходимости примирения и прекращения распрей ввиду будущегоСъезда — события политически значимого. Подготовительный период решено было продлить на год.

Первый съезд советских писателей открылся 17 августа 1934 г. В доме-музее А.М.Горького на Малой Никитской сохранилось немало свидетельств, напоминающих о первом писательском съезде. Среди них фотографии: «Общий вид зала заседания на Первом Всесоюзном съезде советских писателей. На первом плане справа гости съезда – Мартин Андерсен Нексе и Андре Жид»; «Горький беседует с писателями национальных республик – делегатами 1 съезда советских писателей. Горки. Август, 1934 г.»; несколько макетов, изготовленных для экспозиции: «Членский билет Союза советских писателей, выданный Горькому в 1934 г. Билет № 1.»;«М.Горький. Статья о языке. Правда. 18 марта 1934 г.»; газетные вырезки, рисунки, документы.

Материалы, связанные с дискуссией о языке,напоминают об участии Горького в литературных баталиях первой половины 30-х гг. на фоне подготовки Первого съезда писателей. В рамках этой дискуссии Горького, резко раскритиковавшего роман Ф.Панферова «Бруски», поддержали М.Шолохов, Л.Леонов, А.Толстой, Вс. Иванов. Редакционная колонка в «Правде» после статьи «О языке» отмечала ее своевременность и общественную значимость.В другой горьковской статье «О бойкости» («Правда», 28 февраля 1934 г.) досталось Вс. Вишневскому; в июне Д.Мирский дал полностью поддержанный Горьким разгромный отзыв о романе А.Фадеева«Последний из Удэге». Отзвуки серьезных разногласий с «писателями-партийцами» слышны в выступлении Горького на Первом Съезде: «Года два назад Иосиф Сталин, заботясь о повышении качества литературы, сказал писателям-коммунистам: «Учитесь писать у беспартийных»»[12, с. 675] и в письме в ЦК: «Писатели, которые не умеют или не желают учиться, но привыкли играть роли администраторов и стремятся укрепить за собою командующие посты остались незначительном меньшинстве. Они – партийцы, но их выступления на съезде были идеологически тусклы и обнаружили их профессиональную малограмотность»[13, с. 217-218]. Среди малограмотных писателей-партийцев автор выделил Фадеева, Панферова, Ермилова, Ставского.

Все эти писатели были участниками Первого съезда, ставшего событием общественно-политической жизни страны. Там работали корреспонденты, фотографы, художники; их произведенияможно увидеть в Музее А.М.Горького. Музейная фотогалерея первого съезда писателей – наглядный рассказ о писателях того времени, их судьбах, участии в съезде и литературном процессе.Это, к примеру, серия снимков «1934, авг., 17 …сент., 1. I-й Всесоюзный съезд советских писателей. Москва, Колонный зал Дома Союзов»Президиум»: В.М.Киршон, А.А.Жданов, В.В.Иванов, А.Лахути, С.Сейфуллин, И.А.Кочерга, А.С.Новиков-Прибой, Я.Купала;«Группа делегатов и иностранных гостей»:Хаким Карим-Заде, И.М.Бадмаев, С.Стальский, Мария Тереза Леон, Рахим Джамили; Д.Джерманетто, Б.Иллеш, М.Андерсен-Нексе, Р.Альберти; Конониди и др.;«М.С.Шагинян и А.Г.Кореванова в группе женщин»;«Делегация писателей Москвы на I-ом Всесоюзном съезде советскихписателей»: В.В.Казин, Г.А.Санников, А.М.Файко, В.И.Билль-Белоцерковский, В.В.Вишневский, Л.Н.Сейфуллина, В.М.Инбер, А.А.Караваева, М.С.Шагинян, Ф.В.Гладков, П.А.Павленко, А.А.Фадеев, И.Г.Эренбург, В.М.Киршон, Л.В.Никулин, А.Г.Зархи, Г.Н.Гайдовский, Ф.А.Березовский, С.Д.Годинер, Д.Р.Бергельсон, К.Л.Зелинский, Н.Огнев, И.Ф.Жига, В.В.Гольцев, А.А.Богданов, Н.Н.Ляшко, А.И.Эрлих; Шалва Сослани, М.Б.Колосов, Б.М.Лапин, Б.С.Ромашов, А.Барто, Шандор Герель, Л.А.Кассиль, Б.Н.Агапов, С.П.Бородин, Е.Н.Пермитин, А.Г.Митрофанов, М.Г.Кахана и др).

На фотографиях этого тематического раздела запечатленыВ.Б.Шкловский (делегатот Москвы, выступал 21 августа 1934 г.); ИллешБела (венгерский писатель, генеральный секретарь МОРП,побывавший 13 июня 1931 г. на М.Никитской; член оргкомитета ССП, выступал на съезде); ГидашАнтал (венгерский писатель и поэт, секретарь МОРП, также посетил Горького на М.Никитской и выступал с речью на съезде); И.Л.Ле (украинский писатель, 31 августа 1934 г. выступал на съезде, был избран в правление ССП, был у Горького в Горках и на М.Никитской); М.А.Алексеев(делегат от Узбекистана,член оргкомитета СП Узбекистана, встречался с Горьким на совещаниях в связи с подготовкой съезда).

Среди этой фотоколлекции наряду с известными литераторами — Л.М.Леоновым, А.Н.Толстым, И.Г.Эренбургом, А.С.Серафимовичем и др. встречаютсяимена менее известные. Интересныснимки, требующие дополнительных пояснений:СтальскийСулейман (1869–1937) — лезгинский поэт-ашуг, член ЦИК Дагестана, участник гражданской войны, делегат от Дагестана, выступал на съезде с речью и стихами. «На меня, и — я знаю — не только на меня, произвел потрясающее впечатление ашуг Сулейман Стальский. Я видел, как этот старец, безграмотный, но мудрый, сидя в президиуме, шептал, создавая свои стихи, затем он, Гомер XX века, изумительно прочел их. Берегите людей, способных создавать такие жемчужины поэзии, какие создает Сулейман»,[14, с. 342]- вспомнил о нем Горький в заключительной речи. Фотограф Б.Кудояров сделал снимок Агриппины Гавриловны Коревановой(1869–1937) — крестьянки, работавшей на заводе.С молодых лет она вела дневники; написала книгу«Моя жизнь» (вышла с предисловием А.М. Горького), на съезде представляла Свердловскую область

Конечно, в Музее немало фотографий, на которых изображен сам Горький во время Первого съезда советских писателей. Это серия фотографий Б.П.Кудоярова: «А.М.Горький выступает с докладом. Авг., 17»; «А.М.Горький, А.Н.Толстой и Н.С.Тихонов с делегатами Башкирии»; «А.М.Горький беседует с колхозницей С.И.Гринченко». Беседа с колхозницей Гринченко привлекла внимание и корреспондента М.Ф.Ошуркова. Он писал, что во время съемок на съездеособенно запомнил этот разговор «Алексея Максимовича с «Гринчихой» – Софьей Иовной Гринченко, колхозницей, героиней повести В.Ставского «Разбег». Алексей Максимович резко жестикулировал, временами хмурился, чем-то был недоволен…»[15, с. 320-321]. Кроме этого снимка в серии Ошуркованесколько вариантов на тему: «А.М.Горький выступает на съезде»;«А.М.Горький на съезде»; «А.М.Горький с иркутскими пионерами». В личной библиотеке Горького сохранилось издание с любопытным названием «База курносых: Пионеры о себе»(1934) и дарственной надписью — «Дорогому Алексею Максимовичу от авторов книги». Множество фотографий Горького с иркутскими пионерами – юными писателями (в столовой, в саду, на ступенях террасы дома на М.Никитской), сделаныОшурковым, поего воспоминаниям, «в перерывах между заседаниями Первого Всесоюзного съезда советских писателей»[16].

В серии Н.М.Петрова фотографии «А.М.Горький в президиуме съезда», «А.М.Горький, К.А.Федин и А.Лахути в президиуме съезда»; «А.М.Горький, Я.Купала, М.С.Шагинян в президиуме съезда»; «А.М.Горький с делегацией Сибири»; «А.М.Горький с иркутскими пионерами», и даже:«А.М.Горький открывает подписку на сооружение памятнику Павлику Морозову».Повторяемость основных сюжетов этой документальной фотоэпопеи вполне ожидаема:Горький приветствует, слушает, беседует, принимает приветствия и подарки, выступает.

Выступающий Горький – одна из основных тем сделанных на съезде натурных набросков. Художникам, безусловно, было трудно соревноваться с фотографамипо количеству сохраненных для будущего моментов. Но их произведения – блестящее дополнение к материалам по истории съезда. Среди этих экспонатов – работы Л.А.Бруни, С.И.Дудника, Л.А.Зильберштейна, А.К.Коджояна, Кукрыниксов, Н.А.Соколова, Н.Э.Радлова, В.П.Беляева и др. Прежде всего, это целые серии работ, созданные художниками с натуры, «вживую». Один из авторов подобной серии – С.И.Дудник — вспоминал: «Мне как гостю, да еще молодому, была предоставлена возможность присутствовать на съезде … рисовать Алексея Максимовича Горького — человека, который в судьбах людей сделал очень много, многим помог найти себя в жизни… Я заранее приготовил альбом и примостился поудобнее на сцене, и мне было очень хорошо видно выступающего Алексея Максимовича. Я был весь в напряжении – успеть нарисовать выступающего Горького…»[17, с. 217].

Художники, работавшие на съезде, успелисделать множество зарисовок не только Горького, но и других делегатов. К примеру, Сулеймана Стальского писали и Дудник, и Беляев, и Зильберштейн (на рисунке Дудника его автограф: Дорогому Алексею Максимовичу от глубокоблагодарного будущего художника Степы Дудника. 1934 г. 22 августа.).

Бруни изобразил А.А.Жданова (Б., кар.), упомянувшего в речи на съезде о неоценимой помощи, которую Горький оказывает партии и пролетариату в борьбе за качество литературы, за культурный язык»[18]; Зильберштейн — Н.П.Погодина (Б., уголь), отметившегов своем докладе «О драматургии» значение статей Горького 1930-х гг.

Наиболее полную галерею писателей-участников съезда создал Беляев: Л.Н.Сейфуллина (Б., карт, набросок, шаржирован),чье выступление на съезде одобрил Горький за поддержку идеи создания коллективных писательских работ; А.С.Серафимович (Б., карт, набросок, голова), попавший в рамках предсъездовской дискуссией о языке под критику Горького; В.В.Иванов (Б., карт., друж. шарж), участвовавший в горьковских сериях «История гражданской войны», «История фабрик и заводов», «Две пятилетки»; А.Н.Толстой (Б., карт, набросок, слегка шаржирован), К.А.Федин и др.

Среди оригинальных экспонатов, напоминающих о съезде – карикатуры знаменитых Кукрыниксов. Об их творчестве этого периодаговорили впоследствии: «Съезд писателей был для Кукрыниксов неповторимым праздником карандаша … Результатом работы Кукрыниксов на съезде явилась серия новых рисунков. Эта серия открывается большой композиционной карикатурой «Парнас на дне», трактующей бурные предсъездовские дискуссии прозаиков и затишье в среде поэтов…»[19, с. 33-34]. Карикатура, о которой идет речь – почти энциклопедия предсъездовской писательской жизни. Кукрыниксы со знанием дела изобразили примерную расстановку сил: на поверхности волн плавают А.С.Серафимович, Ф.И.Панферов, матрос А.С.Новиков-Прибой, над ними, на гребне волн, — А.М.Горький. На дне мирно отдыхают И.Л.Сельвинский и А.А.Жаров, их бездействующие перья плавают вместе с рыбами. Рисунок (Б., акв., тушь, белила) был передан авторами Музею в 1937 г., до этого опубликован под названием «Олимп на дне» в «Литературной газете», 1934, № 40. Тогда же в Музей попали и другиесатирические зарисовки(12 экземпляров) на серьезные темы: «А.М.Горький выступает на съезде писателей»; «А.М.Горький сидит в президиуме», «А.М.Горький выступает с заключительным словом»и т.д.На съезде Кукрыниксы, ставшие по рекомендации Горького первыми иллюстраторами «Жизни Клима Самгина», видели его в последний раз и «в последний раз рисовали его с натуры. Алексей Максимович приветствовал их: «Что же вы, черти драповые», не заходите?»[20, с. 134].

Юмористический взгляд на место Горького в культурной иерархии того времени в целом отражает истинное положение вещей. Об этом свидетельствуют слова Б.Л. Пастернака, за несколько лет до Первого съезда писателей надписавшего свою книгу «Девятьсот пятый год» (М.; Л.: Госиздат. 1927) — «Алексею Максимовичу Горькому, величайшему выраженью и оправданью эпохи с почтительной и глубокой любовью Б.Пастернак. 20/IX — 27. Москва».

Список литературы.

  1. Архив А.М.Горького. Т. Х: в 2 кн. Кн. 1: – М.: Наука, 1965.
  2. Фадеев А.А. Собрание сочинений: в 7 т. – М., 1969-1971. Т. 5.
  3. Творческие пути пролетарской литературы. – М.; Л., 1929.
  4. Настоящее. –1929. –№ 5-6-7.
  5. Там же. –№ 8-9.
  6. Правда. –1929. 26 декабря.
  7. Известия ЦК КПСС. –1989. № 7.
  8. Архив А.М.Горького ИМЛИ РАН. КГ — од 1-43-11.
  9. Воронский А. Встречи и беседы с Максимом Горьким // АГ. – МОГ 2-54-1.
  10. Замятин Е. Лица. – Нью-Йорк. 1967.
  11. Архив А.М.Горького. МоГ-3-25-4.
  12. Первый всесоюзный съезд советских писателей. 1934: Стенографический отчет. – М., 1934.
  13. Известия ЦК КПСС. –1990. № 5.
  14. Заключительная речь на I Всесоюзном съезде советских писателей. 1 сент. 1934 г.// Собрание сочинений: в 30 т.–М.: Государственное изд-во худож. лит. 1949-1953. Т. 27.
  15. Ошурков М.Ф. Потом, потом… // М.Горький в воспоминаниях современников. – Т. 2.
  16. Ошурков М.Ф. Как это было… // Пионерская правда. 26 марта.
  17. Дудник С.И. 1984. Машинопись с подписью// «Художественные материалы Музея А.М.Горького. Описание. – М., Наука. 1986.
  18. Правда. – 1934. 20 августа.
  19. Кауфман Р. Кукрыниксы. – М.-Л., Искусство. 1937.
  20. Соколова Н. Кукрыниксы. – М., «Искусство». 1962
    М.ГОРЬКИЙ НА МАЛОЙ НИКИТСКОЙ, 6. К ИСТОРИИ ПЕРВОГО СЪЕЗДА ПИСАТЕЛЕЙ
    Статья посвящена истории Первого съезда советских писателей и последнему периоду жизни А.М.Горького в московском доме на Малой Никитской, 6. Автор рассказывает об экспонатах Мемориального музея-квартиры А.М.Горького, связанных с подготовкой и проведением первого писательского съезда и роли Горького в процессе формирования общественно-литературныхпроцессов двадцатого столетия в СССР.
    Written by: Демкина Светлана Михайловна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 02/28/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_25.07.15_07(16)
    Available in: Ebook