30 Май

ЛОГИКО-ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПЕРЕВОДА СЕДЬМОГО АЯТА СУРЫ «ФАТИХА» Д. БОГУСЛАВСКИМ




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:
Авторы:
DOI:

Настоящая статья посвящена логико-лингвистическому анализу перевода  седьмого аята суры «аль-Фатиха».

Традиционные интерпретации данных аятов утверждают, что в нем идет речь о разных категориях людей, например, мусульманах, иудеях и христианах. Именно так воспринимал содержание данного аята средневековый богослов Ибн Касир — автор широко распространенного комментария Корана. Он утверждал, что в седьмом аяте речь идет об иудеях («те, на кого пал гнев Аллаха») и христианах («заблуждающиеся») [6, с. 24].

Автор одного из новейших тафсиров Корана шейх Абд ар-Рахман ас-Саади трактует упомянутый аят следующим образом: «Путем тех, которых Ты обла­годетельствовал, не тех, что по­пали под гнев Твой, и не [путем] заблудших» [9].

В другом современном тафсире Корана «Аль-Мунтахаб» смысл рассматриваемого аята преподносится следующим образом (орфография и пунктуация оригинальные): «путем Твоих, рабов, которых Ты наставил на веру в Тебя и которым. Ты оказал. Свою милость, направив их на прямой путь и оказав им Своё благоволение, но не тех, которые вызвали Твой гнев и сбились с пути истины и блага, отклонясь от веры в Тебя и не повинуясь Тебе» [1, c. 2].

Как видим, и средневековый и современные тафсиры седьмого аята суры «аль-Фатиха» отличаются только тем, что если у Ибн Касира в качестве «тех, на кого пал гнев Аллаха» и «заблуждающихся» упоминаются соответственно иудеи и христиане, то в современных тафсирах подобные уточнения отсутствуют. Однако упомянутые трактовки друг от друга принципиально не отличаются, поскольку в каждой из них человечество представлено разделенным на категории. У Ибн Касира и Абд ар-Рахмана ас-Саади это три категории: облагодетельствованные Богом, подпавшие под гнев и заблудшие; в тафсире «Аль-Мунтахаб» две категории: те, которым Бог оказал милость и те, которые вызвали гнев и сбились с пути.

Создается впечатление, что традиции трактовки седьмого аята суры «аль-Фатиха», заложенные в средневековых тафсирах Корана, оказали решающее влияние не только на последующих комментаторов Корана, но и на ретрансляцию смысла данного аята при его переводе на русский язык. Приведем примеры таких переводов (в целях сохранения контекста, приводятся переводы 6 и 7 аятов суры «аль-Фатиха»):

«Веди нас прямым путем, путем тех, кого Ты облагодетельствовал, не тех, кто навлек на себя гнев, и не заблудших» [8, с. 21].

«Веди нас, Боже, праведным путем, Дорогой тех, кто одарен Тобою, Не тех, Твой гнев над чьею встал судьбою, Не тех, кто бродит в сумраке густом» (Т.Шумовский) [10, c. 5].

«Веди нас прямым путем, путем тех, кого Ты облагодетельствовал, не тех, на кого пал гнев, и не заблудших» (Э.Кулиев) [5, c. 7].

«Веди нас по дороге прямой, по дороге тех, которых Ты облагодетельствовал, — не тех, которые находятся под гневом, и не заблудших» (И.Крачковский) [2, c. 27].

«Веди нас по стезе праведной, Стезе тех, кому даровал Ты милость, а не тех, на кого обрушился гнев, не тех, кто сбились с пути» (М.Али) [7, c. 4].

«Тот путь есть путь тех, которых Ты облагодетельствовал и которым оказал милость. Не путь тех, на которых есть гнев, кто пал в заблуждение» (М.Бигиев / пер. – Х.А.) [4, c. 2].

Только перевод Д.Н.Богуславского выпадает из общего тренда:

«На путь тех, которым Ты благоволишь, которые не подпали под гнев Твой и не заблуждаются» [3, c. 3].

Как видим, перевод Д.Богуславского имеет принципиальное отличие от трактовки седьмого аята во всех упомянутых тафсирах и переводах в силу корректной передачи грамматико-синтаксических нюансов арабского оригинала.

Теперь обратимся к логико-лингвистическому анализу переводимого материала чтобы доказать соответствие варианта Д.Богуславского истинному смыслу оригинала.

Переходя к анализу, следует отметить, что классические мусульманские толкования исследуемого аята были созданы в эпоху непримиримого противостояния мусульманского Востока и христианского Запада. Это не могло не отразиться на настрое коранической экзегетики. В свете сказанного понятно желание древних авторов толкований разделить человечество на мусульман, и противостоящих им недругов, попутно подведя под это разделение крепкую теоретическую основу в виде двух завершающих аятов суры «аль-Фатиха».

При объективном подходе к исследованию содержания исследуемого аята выясняется, что его традиционные интерпретации, сводящиеся к рассуждениям о неких «прогневавших Аллаха» и «заблуждающихся», содержат ряд логических изъянов. Отметим, что Под интерпретацией здесь понимаются традиционные для мусульманской учености комментарии (тафсѝр) и разъяснения (та’вѝл) Корана, а также современные переводы Корана на русский язык.

Один из очевидных логических изъянов традиционного понимания упомянутых аятов заключается в том, что разделение людей на тех, кого Аллах «наделил благом» (т.е. мусульман) и на тех, на кого пал его гнев и на заблудших (т.е. на иудеев и христиан) оставляет вне сферы «охвата» аята многочисленные народы, исповедующие другие религии, например, индуистов, буддистов и т.д. Такой подход явно не согласуется с кораническими утверждениями о том, что он адресован всему человечеству: «…ведь это – только Напоминание для миров» [8, c. 603], «Ведь это не что иное как Напоминание мирам» [8, c. 1585].

Еще одна логическая ошибка традиционной трактовки смысла рассматриваемого аята заключается в том, что существующее деление людей на три категории по конфессиональному признаку (мусульмане, иудеи, христиане) не согласуется с утверждением Корана о том, что человечество делится лишь на две группы, а именно: тех, кто верует в Бога, и тех, кто не верует.

И наконец, традиционная трактовка смысла седьмого аята суры «аль-Фатиха» оказывает негативное воздействие на мировоззрение и поведенческие реакции мусульман, поскольку, во-первых, дает им необоснованный повод высокомерно считать себя более богоугодными, чем последователи других религий, а во-вторых, формирует в их сознании ложный образ самих себя как тех, кто находится на правильном пути.

Перечисленные выше логические нестыковки порождают сомнения относительно соответствия традиционной интерпретации исконному смыслу седьмого аята суры «аль-Фатиха». Возникла очевидная необходимость проведения лексико-грамматического анализа этого аята заново. Результаты этого исследования не оставили сомнений в том, что перевод Д.Богуславского не только имеет право на существование, но, в отличие от перечисленных выше примеров, правильно передает на русский язык грамматико-синтаксическую картину седьмого аята суры «Аль-Фатиха». Было установлено, что с точки зрения грамматики и синтаксиса коранического языка в этом аяте отсутствует какой-либо намек на деление людей как на категории, так и по конфессиональному признаку, как это предлагается в некоторых тафсирах.

В целях максимально понятного доведения этой мысли рассмотрим два последних аята суры «аль-Фатиха» с точки зрения лингвистики. Итак, мы имеем два предложения, транслитерация которых с арабского оригинала выглядит следующим образом: «ихди-на ас-сырата аль-мустакыма, сырата аль-лязина ан‘ам-та ‘аляй-hим гайри аль-магдуби ‘аляй-hим ва ла ад-даллина».

Данное предложение состоит из двух аятов:

  1. «Веди нас по дороге прямой» (ихди-на ас-сырата аль-мустакыма);
  2. «По дороге тех, которых Ты облагодетельствовал, — не тех, которые находятся под гневом, и не заблудших» (сырата аль-лязина ан‘ам-та ‘аляй-hим гайри аль-магдуби ‘аляй-hим ва ла ад-даллина).

Первое предложение (аят) содержит просьбу людей к Богу вести их по прямой дороге. Во втором предложении (аяте) уточняются детали этой просьбы, а именно: что прямая дорога (ас-сырат аль-мустакым) – это дорога (сырат) тех, которых (аль-лязина) облагодетельствовал Бог (ан‘ам-та ‘аляй-hим).

Оборот «тех, которых» (аль-лязина), являющийся объектом действия, выражен относительным местоимением множественного числа одушевленных объектов (т.е. людей). Данное местоимение является неопределенным в том смысле, что оно не содержит указания на какие-либо иные признаки (этническую, конфессиональную, расовую и т.п.) принадлежность. Однако местоимение не может вводиться в текст без упоминания (как правило — предварительного) субъекта (или объекта), который это местоимение будет замещать. В нашем случае на объект действия (субъектом коего является Бог) указывает глагол ан‘ам-та (Ты (т.е. Бог) облагодетельствовал). Данный глагол управляет объектом (т.е. передает действие на что-то) посредством словосочетания ‘аляй-hим (на них), состоящим из предлога ‘аля (на) с притяжательным местоимением hим (их). В свою очередь, притяжательное местоимение hим (их) замещает собой местоимение аль-лязина (те, которые), не оставляя сомнений в том, на кого обращено действие, выраженное глаголом ан‘ам-та (Ты облагодетельствовал).

Необходимо подчеркнуть, что далее в аяте не вводится какой-либо новый субъект действия, поэтому притяжательное местоимение hим (их), встречающееся далее, ни в коем случае не может относиться к некоему гипотетическому объекту действия, который в традиционных интерпретациях вводится в виде отдельного элемента, искажающего изначальный синтаксический строй предложения.

Итак, притяжательное местоимение hим (их), соединенное, как и в предыдущем случае, с предлогом ‘аля, далее по тексту встречается еще один раз в словосочетании гайри аль-магдуби ‘аляй-hим. Вспомним, как выглядит традиционная интерпретация этого фрагмента: «не тех, которые находятся под гневом». Как видим, в традиционной интерпретации в текст вводится упомянутый выше новый объект действия, выраженный местоимением «тех, которые». Однако в оригинале подобный объект действия отсутствует. Следовательно, притяжательное местоимение с предлогом ‘аляй-hим в словосочетании гайри аль-магдуби ‘аляй-hим подразумевает особенность или характерную черту тех самых людей, о которых речь шла выше, а именно «тех, которых Ты облагодетельствовал».

Итак, данная интерпретация седьмого аята суры «аль-Фатиха» подразумевает, что люди, которых облагодетельствовал Аллах, отличаются тем, что они не находятся под гневом и не являются заблудшими.

По нашему мнению, принятие такой трактовки седьмого аята способно привести к кардинальной духовно-интеллектуальной трансформации мусульман и избавлению их сознания от массы предрассудков. Во-первых, становится возможным избавление от безапелляционного и эгоистичного приписывания себе статуса единственных обладателей истины. Во-вторых, устраняется безосновательная уверенность в том, что выражение «путь тех, кого облагодетельствовал Аллах» подразумевает мусульман. В-третьих, выясняется несостоятельность аксиоматичной убежденности в том, что факт рождения и формирования в личности человека в мусульманской культурной среде, достаточен для того, чтобы считать себя угодным Богу. В-четвертых, появляются серьезные религиозно-идеологические основания для построения добрососедских отношений мусульман с представителями иных культур и вероисповеданий.

Список литературы

  1. Аль-Мунтахаб фи Тафсир аль-Кур’ан аль-Карим. Толкование Священного Корана на русском языке. Перевод с арабского языка (Первое издание). Казань, 1421 г.хиджры (2001 г.). 639 с.
  2. Коран. Пер. с араб. акад. И.Ю.Крачковского. Предисл. К изд. 1986 г. П.Грязневича; предисл. К изд. 1963 г. В.Беляева, П.Грязневича. М.: СП ИКПА. 1990. 512 с.: ил.
  3. Коран. Перевод с арабского языка, комментарии и примечания выполнены Д.Н.Богуславским. Çaĝrı Yayınları. Istanbul, 2005. 488 с.
  4. Коран. Перевод на татарский язык Мусы Биги. Репринт перевода, подготовленного к изданию в 1912 году. Под редакцией Н.Г.Гараевой. Казань, 2010. 771 (792) с.
  5. Коран. Перевод смыслов и комментарии / Пер. с араб., комм. Э.Кулиев. – 4-е изд., стереотип. М.: Умма. 2007. 816 с.
  6. Мухтасар тафсир Ибн Касир. Ал-джилд ал-аввал. Байрут: Дар ал-Кур’ан ал-карим, 1981. 643 с.
  7. Священный Коран. Двуязычное издание (переработанное) подготовил Маулана Мухаммад Али (автор перевода с арабского языка на английский, вступительной статьи и комментариев). Перевод на русский язык подготовил д-р Александр Садецкий (проф. Университета Лаваля). Ахмадийа Анжуман Ишаат ислам Лахор инк. США, 1997. 1312 с.
  8. Священный Коран (с комментариями на русском языке). Н.Новгород: Издательский дом «Медина», 2007. 1742 с.
  9. Толкование Священного Коранашейха ‘Абд ар-Рахмана ас-Са‘ди. URL: http://qurani-kerim.narod.ru/sady.htm
  10. Читая Священный Коран. Поэтический перевод с арабского Т.А.Шумовского. СПб.: «Издательство ДИЛЯ», 2008. 576 с.
    ЛОГИКО-ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПЕРЕВОДА СЕДЬМОГО АЯТА СУРЫ «ФАТИХА» Д. БОГУСЛАВСКИМ
    В статье рассмотрены логические недостатки традиционных переводов седьмого аята суры «аль-Фатиха». На основе логико-лингвистического анализа перевода Д.Богуславского опровергается традиционная интерпретация смысла данного аята и обосновывается новая трактовка, согласно которой в аяте речь идет лишь об одной категории людей, а не о двух или трех, как утверждает мусульманская экзегетика. Высказан ряд предположений о положительном влиянии новой трактовки смысла аята на мировоззрение мусульман и их отношение к последователям других религий.
    Written by: Хайрутдинов Айдар Гарифутдинович
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 03/20/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_30.05.2015_05(14)
    Available in: Ebook