28 Апр

К ВОПРОСУ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭПИТЕТОВ В РОМАНЕ У.С. МОЭМА «ПИРОГИ И ПИВО»




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Поскольку именно функциональный стиль языка художественных произведений отражает авторский  взгляд на видение мира, самобытность и оригинальность идеи автора, эмоциональное и оценочное  отношение к реальности, из этого следует, что именно этот стиль, а никакой другой не сможет передать полную структуру, включающую использование различных стилистических приемов в совокупности с эпитетом.

Исследователям, анализирующим сущность эпитета, уже долгое время не удается сойтись на общем понятии этого термина. Проанализировав множество существующих определений, мы остановились на определении И.Р. Гальперина.

И.Р. Гальперин понимает эпитет как «слово, сочетание слов, предложение в атрибутивном употреблении, которое выражает субъективно-оценочное отношение говорящего к предмету мысли» [1, с. 51].

Перенесем своё внимание на самый первый абзац произведения, где уже практически с первых строк нам попадается самый первый троп — reasonable bounds [2, с.5]. Это своего рода эпитет-«первопроходец».  Взглянем на всё предложение целиком: When it comes to making you a present or doing you a favour most people are able to hold their impatience within reasonable bounds. [2, с. 5]

Самой распространенной структурой эпитетов, обнаруженной в романе У.С. Моэма «Пироги и пиво», является эпитет, выраженный прилагательным. В данном произведении практически все эпитеты таковыми и являются. Это можно подтвердить рядом примеров: The frivolous gesture [2, c. 25], an ingenuous frankness [2, c. 39], a dubious smile. [2, с. 25]

Такого рода эпитетов большинство. Существуют и сложные прилагательные: They are very winsome types of English womanhood, spirited, gallant, high-souled. [2, с. 49]

Помимо двух, уже названных структур прилагательных, существует также и третья – производные. В произведении найдены  следующие примеры прилагательных этого вида: critical sense [2, с. 8], scornful derision [2, с. 33], prodigious strategy [2, с. 67]

Для демонстрации более сложной структуры прилагательного, включающего в свой состав и приставку и суффикс одновременно, обратимся к следующему примеру из текста: the ephemeral inhabitant of an insignificant planet.

Автор использовал в произведении такую структуру очень редко.

Что касается эпитетов в функции причастия, то они прослеживаются на протяжении всего текста: He asked for their advice with a humility that was touching [2, с. 7], following their gestures with bored eyes [2, с. 12], unrequited love; [2, с. 103] wounded pride [2, с. 103].

Как видно из примеров, среди эпитетов встречаются причастия, как прошедшего, так и настоящего времени. Во всех перечисленных примерах причастия образованы от глаголов.

Существительные в функции определения также часто используются автором, однако все найденные эпитеты употребляются с конструкцией of, например: Bitterness of the east wind [2, с. 20] the picture of life [2, с. 12], greatness of soul [2, с. 88].

Среди примеров, объединённых общим элементом of, прослеживается интересная задумка при их создании. Эпитетом в данном случае является не только существительное, но и предлог, как единое целое. А значит, и перевести мы сможем эти словосочетания иначе. Существительное с предлогом будет переводиться по правилам прилагательного. Например, greatness of soul это soulful greatness. Поменялась структура эпитета, но значение осталось тем же. Важно отметить, что не все существительные подвержены такой трансформации. Есть и те, которые оставляют за собой свои грамматические свойства и не могут являться производными.

Эпитеты в функции наречия менее продуктивны, чем предыдущая группа, например: her voice was exquisitely gentle [2,с. 79].

В этом предложении У.С. Моэм настолько красиво употребил сочетание из прилагательного и эпитета в роли наречия, что начинаешь непроизвольно, неосознанно представлять себе этот голос и его обладательницу. Перевод на русский язык звучит так: её голос был изящно мягким. Стоит также добавить, что эпитеты в виде наречия не так часто употребимы, как предшествующие структуры. По крайней мере,  конкретно в этом произведении У.С. Моэма их почти нет.

Эпитеты, выраженные именем собственным, как в притяжательном,  так и в общем падеже, встречаются не так часто, как остальные структурные виды. Однако, в произведении У.С. Моэма можно обнаружить и такой вид. Например:  It was a room of some size, very clean and white, with an Adam window. [2, с. 12] Здесь следует обратить внимание на последнее выражение. Автор указывает на окно, которое выполнено в стиле Адама. Роберт Адам был знаменитым шотландским архитектором, в честь которого и был назван этот стиль. Чтобы читатель  мог представить себе вид этого окна, У.С. Моэм не использует в своём описании каких-либо характерных черт, а лишь называет их создателя. Это достаточно интересный способ для  создания образа предмета.

Также при анализе произведения были отобраны и прилагательные в степенях сравнения, выступающие в качестве эпитетов. Стоит отметить, что встречаются как сравнительная, так и превосходная степень. Наглядно это выглядит таким образом: Was one of his pleasantest characteristics [2, с. 13], the brightest [2, с. 59], the most vivacious [2, с. 59], the purest type of the artist [2, с. 57].

У.С. Моэм использует такого рода эпитеты для того, чтобы обратить внимание читателя на определенную черту человека, на характеристику персонажа. Все предложенные примеры использованы в превосходной степени, функцией которой является выделение одного свойства, явления среди других.

Следующим объектом анализа являются эпитеты по семантическому принципу, где одним из основных типов являются ассоциированные эпитеты. Их применение продемонстрировано следующим образом: The inclement weather [2, с. 89], their high cheekbones [2, с. 89], ironic smile [2, с. 26], wide blue frank eyes [2, с. 7]; unrequited love [2, с. 103].

 Выбирая именно эти описания, автор выражает свое личное отношение к предмету. Другой тип, противоположный ассоциированному, является неассоциированный, при помощи которого автор удивляет своего читателя, использует неожиданные сочетания слов: I thought I would walk down the Vauxhall Bridge Road. It had a sordid [2, с. 62] vivacity that was pleasantly exciting.

Следом идёт другая группа эпитетов, являющаяся наиболее распространённой и употребляемой в литературе — это метафорические эпитеты: a large aquiline nose [2, с. 59], she fixed her beady eyes [2, с. 61].

Во всех примерах проявляется сравнительный элемент, но не такой как в сложных прилагательных с like. В примерах он опущен, но подразумевается автором. Например, нос с горбинкой автор сравнивает с клювом орла, а маленькие глаза он заменяет сравнением с бусинками такой же формы. С последним словосочетанием ситуация складывается по-другому, не так как в первом примере, поскольку автор воспользовался контекстуальным значением. Писатель сделал акцент на глаза героини. И здесь можно наблюдать описание внешности человека, в данном случае конкретно глаз:  глаза бусинки.

Сравнительные эпитеты также присутствуют в произведении: Her eyes rested on him quietly, as though he were not a man but a chair or a table, and in them was a mischievous, childlike smile. [2, с. 69]

Автор в предложении сравнивает улыбку, появившуюся в глазах героини, с улыбкой, присущей ребёнку.

По принципу закрепленности и незакреплённости выделяют языковые эпитеты:  сrumpled face [2, с. 38], high opinion [2, с. 13].

Итак, выявлены самые распространенные структуры, встречаемые в тексте, а именно: эпитеты, выраженные простыми и производными прилагательными;  прилагательными в сравнительной и превосходной степенях; причастиями настоящего и прошедшего времени. Также рассмотрена и семантическая сторона эпитета, включающая в себя две группы – ассоциированные и неассоциированные. Последняя оказалась довольно внушительной по своему составу. Здесь мы познакомились с двумя большими подгруппами эпитетов – образными и безобразными. Если образные эпитеты хоть как-то, но проявлялись в романе, то вторая подгруппа отсутствовала. Такая ситуация зависит не только от автора, но и от функции и смысла, передаваемого самими эпитетами.

Эпитеты делают образ героев, явлений, предметов ярче, они обращают внимание читателя на характерные черты объекта в тексте, поясняют, уточняют, дают возможность автору выразить своё авторское отношение, помогают читателю погрузиться в образ, оживить его, создают атмосферу на протяжении всего  прочтения, влияют на эмоциональное состояние читательской аудитории. Из всего вышесказанного следует, что роль  эпитетов в литературе бесценна.

 

Список литературы:

  1. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. — М.: Наука, 1981. – 140 с.
  2. Maugham W. S. Cakes and Ale or the Skeleton in the Cupboard. London, Doubleday, Doran & Company, 1930. 308 p.
    К ВОПРОСУ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭПИТЕТОВ В РОМАНЕ У.С. МОЭМА «ПИРОГИ И ПИВО»
    Целью публикации является демонстрация использования различного вида эпитетов в художественном произведении на примере романа У.С. Моэма «Пироги и пиво». Использован метод структурно-смыслового анализа стилистических средств. В произведении выявлены различные виды эпитетов, ярко демонстрирующие оригинальность авторского стиля. Подчеркивается бесценная роль эпитета для характеристики самобытного образа персонажа.
    Written by: Липустина Ольга Михайловна, Жабина Мария Раджиевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 12/20/2016
    Edition: euroasia-science_28.04.2016_4(25)
    Available in: Ebook