28 Ноя

ИЗМЕНЕНИЕ ГРАММАТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ВЫРАЖЕНИЯ МОДАЛЬНОСТИ В ДРЕВНЕВЕРХНЕНЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ НА МАТЕРИАЛЕ ПИСЬМЕННЫХ ПАМЯТНИКОВ РЕЙНСКОФРАНКСКОГО ДИАЛЕКТА




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Об изменчивости языка в общем смысле и с более конкретных точек зрения пишут отечественные и зарубежные исследователи различных школ [3; 6; 23]. Яркой областью для исследования спорных вопросов остается изучение древних периодов развития языка. Кроме того, требует дополнения функционально-семантическое описание строя древних языков. В рамках данной проблемы выполнена настоящая работа, посвященная изменению грамматических средств выражения модальности на материале письменных памятников рейнскофранкского и незначительно отличающегося [19; 20] южнорейнскофранкского диалектов древневерхненемецкого языка. Временной промежуток между приблизительными датами создания выбранных памятников — «Древневерхненемецкого Исидора» и «Евангелической гармонией» Отфрида — составляет около ста лет [13; 22]. Несмотря на то, что «Гармония» Отфрида представляет собой не прозаическое, а стихотворное произведение, правила стихосложения для него не являются достаточно строгими, чтобы сильно повлиять на индивидуальный стиль изложения автора: так, Кристофер Янг указывает, что рифма, подобранная автором, во многих случаях была немузыкальной либо в принципе не соответствовала современному пониманию рифмы, количество и расположение ударных и безударных слогов в строках также было нерегулярным [24].

Следует отметить, что, насколько бы уникальной ни считалась «Гармония» Отфрида [24], языковые явления, наблюдаемые в этом произведении, можно экстраполировать на весь современный ему автохтотнный язык; подробное обоснование данной возможности предоставляют с опорой на работу Л.В. Щербы [15] С.Д.Кацнельсон [6] и Г.А. Мартинович [9], говоря о том, что любой «индивидуальный» язык по сути представляет собой частное выражение языка социального и причины, вызвавшие к жизни язык отдельного индивида, всегда вызовут сходное оперирование элементами системы этого языка членами этого же социума. Таким образом, на основании исследований «Древневерхненемецкого Исидора» и «Евангелической гармонии» Отфрида можно делать некоторые выводы о состоянии всего строя языка в соответствующие периоды времени.

Общеизвестно, что оба упомянутых памятника подробно изучены и проанализированы отечественными и зарубежными исследователями [19; 20; 22 и пр.], средства выражения модальности, как лексические, так и грамматические, также многократно подверглись исследованию.

В научной среде считается, что с развитием общества и человеку приходится искать более совершенные средства выражения субъективной модальности [3], и таким средством выступают модальные глаголы — в древневерхненемецком, соответственно, претерито-презентные глаголы, постепенно берущие на себя модальную функцию [3; 4]. Итак, гипотетически с течением времени должна увеличиться частота употребления претерито-презентных глаголов.

Известно, что подобные исследования проводились ранее [1; 4]. Отличие настоящей работы в том, что здесь за более короткий временной промежуток рассматривается более полный набор грамматических средств, то есть не только претерито-презентные глаголы, но и наклонения, также подчеркивается роль лексических средств.

В научной среде в категорию модальности различные исследователи включают различные подкатегории [8; 12]. В данной работе модальность понимается в соответствии с определением Е.В. Гулыги, по чьему мнению модальностью обладает каждое предложение, а макрополе модальности распадается на поля Действительности и Недействительности, в составе последнего вычленяются, в свою очередь, три микрополя: Потенциально-Ирреальное, Побуждения и Предположения [2]. Данной модели придерживаются и другие исследователи (к примеру, с отличиями в терминологии, К.Г. Крушельницкая [7], Е.И. Шендельс [14]).

Древневерхненемецкий язык обладал на раннем этапе своего развития примитивной по сравнению с нынешней системой грамматического выражения модальных значений [1; 5; 18].

По лаконичному описанию В. Брауне, «Древневерхненемецкий (древнесаксонский) глагол имел следующие формальные показатели: 1. Исторически унаследованный залог… 2. Два времени: презенс и претеритум… 3. Три наклонения: индикатив, конъюнктив и существующий только в презенсе императив… 4. Два числа: единственное и множественное. 5. Три глагольных имени: инфинитив презенса…, причастие презенса… и причастие претерита…» [16]. Тут же отмечается, что «конъюнктив обозначался как оптатив, так как его формы соответствовали общегерманским формам оптатива» [16].

Однако вопрос о соотношении оптатива и конъюнктива в древневерхненемецком языке разными исследователями решается по-разному.

Существует, например, точка зрения о сосуществовании в древневерхненемецком языке оптатива и конъюнктива, имеющих различное значение, а также мнения о существовании только конъюнктива или только оптатива [3; 21].

Помимо того, древневерхненемецкий язык располагал обширным рядом претерито-презентных глаголов, которые с течением времени развили модальное значение [1; 4; 10; 11].

С целью уточнить модальное значение различных глагольных форм, а также для выявления доминирующих значений некоторых претерито-презентных глаголов было произведено вычисление относительной частотности употребления наклонений и модальных глаголов в выбранных текстах. Для этого использовалось выборочное наблюдение, то есть анализ определенной части от всей совокупности текстов анализируемого периода. Относительная частотность вычислялась по формуле x=a/b*1000, где x – относительная частотность, a – общее количество случаев употребления исследуемых формы или класса в выбранном отрезке, b – общее количество слов в отрезке. Коэффициент умножения введен для более удобного представления данных.

Для вычисления частотности были отобраны приблизительно равноценные по объему и завершенности  отрывки письменных памятников: III глава «Древневерхненемецкого Исидора», объемом в 912 слов, и I глава «Евангелической гармонии» Отфрида объемом в 822 слова. Для определения значений исследуемых форм и классов глаголов был выполнен подстрочный перевод указанных отрывков.

Результаты проведенного исследования удобно представить в виде таблицы-сравнения:

Таблица 1

Частотность форм различных наклонений в текстах памятников

Объект вычисления «Древневерхненемецкий Исидор» «Евангелическая гармония» Отфрида
Общее количество слов 912 822
Абсолютная частотность употребления форм индикатива 102 106
Относительная частотность употребления форм индикатива 111 128
Абсолютная частотность употребления форм оптатива 16 20
Относительная частотность употребления форм оптатива 17 24
Абсолютная частотность употребления форм императива 3 0
Относительная частотность употребления форм императива 3 0
Абсолютная частотность употребления претерито-презентных глаголов 1 11
Относительная частотность употребления претерито-презентных глаголов 1 13

На исследуемых участках текста все формы оптатива были употреблены в модальном значении.

Претерито-презентный глагол magan в «Исидоре» употребляется в модальном значении: Uuala nu auh huues mac dhesiu stimna uuesan nibu dhes nerrendin druhtines? (Ну, кто теперь может стать этим гласом, если не спасительный глас господень?[1]). Как видно из таблицы, кроме этого глагола, претерито-презентные глаголы в исследуемом отрывке текста «Исидора» не встретились.

Претерито-презентные глаголы в «Евангелической гармонии» Отфрида на анализируемом участке употреблены в модальном значении:

Таблица 2

Частотность претерито-презентных глаголов в тексте «Евангелия»

Объект вычисления Количество
Абсолютная частотность употребления претерито-презентных глаголов 11
Формы sculan 5
Формы uuellan 1
Формы muozzan 2
Формы magan 3

В обоих текстах встретилось употребление однокоренных с претерито-презентным глаголом uuissan слов других категорий: наречие chiuuisso в «Исидоре» — 7 случаев (3 из них — в модальном значении, 3 — в квалитативном, в 1 случае затруднительно установить значение на основе контекста), прилагательное uuisero в «Евангелической гармонии» — 2 случая (оба в квалитативном значении).

Легко заметить, что претерито-презентные глаголы в модальной функции в более позднем памятнике литературы употребляются значительно чаще. Очевидным и логичным выглядит присутствующее в научной литературе объяснение о вытеснении значений оптатива в пользу претерито-презентных, а в будущем — модальных глаголов [1; 4].

При этом следует обратить внимание на то, что относительная частотность употребления форм оптатива в более позднем памятнике не снизилась, а, напротив, возросла.  Представляется логичным связать в таком случае возрастание употребления форм оптатива и претерито-презентных глаголов в совокупности с общим развитием категории модальности и переходом некоторых функций, свойственных прежде оптативу, к претерито-презентным глаголам. Согласно этой теории [1; 3; 4; 11; 24], в древневерхненемецком языке постепенно происходит контекстное переосмысление примарных лексических значений претерито-презентных глаголов [1; 4; 11] в связи с тем, что обладающие не только грамматической, но и лексической возможностью выразить значение претерито-презентные глаголы более приспособлены для выражения субъективной модальности, чем полностью грамматическое средство — наклонение [3].

Таким образом в развитии грамматического строя языка можно видеть отражение развития общества, рост потребности членов этого общества в более дифференцированном выражении своих мыслей. Данную идею различным образом высказывали такие выдающиеся лингвисты как С.Д. Кацнельсон, Л.В. Щерба [6; 15]. С другой стороны, развитие конкретного языкового явления, перехода функций наклонения к классу претерито-презентных глаголов, вызвано также и развитием синтаксических отношений [19; 21], что находит косвенное подтверждение в современном строе языка и явлениях «скрытой грамматики» [6] и синонимии и многозначности в грамматике [14].

В рамках проведенной работы была в очередной раз подтверждена глобальная идея о развитии языка и связи этого развития с человеческим мышлением и развитием социума, которому принадлежит данный язык. Исследование можно продолжить в сторону составления диахронического описания развития функционально-семантического поля модальности в древневерхненемецком языке.

Помимо дальнейшего анализа языковых явлений, работа может представлять интерес для начинающих специалистов в области германистики и общей лингвистики, а также для студентов соответствующих специальностей.

Список литературы:

  1. Бабакина, Т.Н. Становление модальных глаголов как выразителей внутренней модальности в немецком языке (на материале древне-, средне- и ранненововерхненемецкого языков) / Т.Н. Бабакина // Вестник ТГПУ. — 2007. — №4 (55). — С. 38-45
  1. Гулыга , Е.В. Грамматико-лексические поля в современном немецком языке / Е.В. Гулыга, Е.И. Шендельс. – М.: Просвещение, 1969. – 184 с.
  2. Жирмунский, В.М. Развитие строя немецкого языка / В.М. Жирмунский // Общее и германское языкознание. — Ленинград, 1976. — С. 334-385.
  3. Жукова, Н.С. О модальной функции претерито-презентных глаголов в древневерхненемецком языке / Н.С. Жукова, Т.Н. Бабакина // Язык и культура. — 2011. — №1. — С. 29-41
  4. Историко-типологическая морфология германских языков / под ред. М.М. Гухман, Э.А. Макаева, В.Н. Ярцевой. — М.: Наука, 1977. — 295 с.
  5. Кацнельсон, С.Д. Типология языка и речевое мышление / С.Д. Кацнельсон. — Ленинград: Наука, 1972. — 216 с.
  6. Крушельницкая, К.Г. Очерки по сопоставительной грамматике немецкого и русского языков / К.Г. Крушельницкая. – М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1961. – 264 с.
  7. Лингвистический энциклопедический словарь. — [Электронный ресурс]. – URL http://tapemark.narod.ru/les/.
  8. Мартинович, Г.А. К проблеме аспектов языковых явлений (в свете уче- ния Л. В. Щербы) / Г. А. Мартинович // Вестник СПбГУ. — 2001. — №2. – С. 37 – 40.
  9. Нефёдов, С.Т. Древневерхненемецкие модальные компоненты: на пути к грамматикализации / С.Т. Нефёдов // Известия Санкт-Петербургского университета экономики и финансов. — 2008. — №2.
  1. Нефёдов, С.Т. О категориальной полисемии модальных слов в древневерхненемецкий период / С.Т. Нефёдов // Вестник Санкт-Петербургского университета. — 2007. — №2-II. — С. 235-240
  2. Селезнева, Т.А. Субъективная и объективная модальность в языке / Т.А. Селезнева // Свежий взгляд. — [Электронный ресурс]. – URLhttp://ehd.mgimo.ru/IORManagerMgimo/file?id=49FB0C87-EDCCB1E1-25F7-D3FFD8744BA5
  1. Чемоданов, Н. С. Хрестоматия по истории немецкого языка: Учебное пособие / Н. С. Чемоданов. — 2-е изд., доп. — М.: Высш. Школа, 1978. — 288 с.
  2. Шендельс, Е.И. Многозначность и синонимия в грамматике / Е.И. Шендельс. — М.: Высшая школа, 1970. — 204 с.
  1. Щерба, Л.В. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании / Л.В. Щерба // Языковая система и речевая деятельность. — Л., 1974. — С. 24-39
  1. Braune, W. Abriss der althochdeutschen Grammatik/ W. Braune. — Tübingen: Max Niemeyer Verlag, 1989. — 65 S.
  2. Braune, W. Althochdeutsches Lesebuch / W. Braune. — achte Auflage. — Halle: Verlag von Max Niemeyer, 1921. — 278 S.
  3. Early Germanic Literature and Culture / edited by B. Murdoch and M. Read //. — NY: Camden House, 2004. — p.235-239
  4. Jones, H. Aktionsart in the Old High German Passive / H. Jones. — Hamburg: Helmut Buske, 2009. — 271 p.
  5. Kleiber, W. Zur Graphemik und Lexik in den Otfridhandschriften VP / W. Kleiber //Theodiska. — Berlin, 2000. — S.118-142
  1. Kuriłowicz, J. The inflectional categories of indo-european / J. Kuriłowicz. — Heidelberg: Carl Winter, Universitätsverlag, 1964. — 246 p.
  1. Piper, P. Otfrids Evangilenbuch. Mit Einleitung, erklärenden Anmerkungen und ausführlichem Glossar / P. Piper. — Paderborn: Ferdinand Schöningh, 1878. – 696 S.
  1. Sonderegger, S. Althochdeutsche Sprache und Literatur / S. Sonderegger. — 3.Auflage. — Berlin: de Gruyter, 2003. — 393 S.
  2. Young, Ch. A History of the German Language through Texts / Ch. Young, Th. Gloning // Routledge. — 2004. — 398 p.

[1]     Перевод выполнен автором работы и носит характер подстрочника

ИЗМЕНЕНИЕ ГРАММАТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ ВЫРАЖЕНИЯ МОДАЛЬНОСТИ В ДРЕВНЕВЕРХНЕНЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ НА МАТЕРИАЛЕ ПИСЬМЕННЫХ ПАМЯТНИКОВ РЕЙНСКОФРАНКСКОГО ДИАЛЕКТА
Данная статья посвящена развитию категории модальности в древневерхненемецком языке. В статье описано сравнительное исследование приблизительно равных по объему и стилю отрывков из текстов «Древневерхненемецкого Исидора» и «Евангелия» Отфрида. Произведено вычисление абсолютной и относительной частотности употребления форм оптатива полнозначных глаголов и претерито-презентных глаголов в модальном значении. В статье продемонстрирована тенденция к развитию грамматических средств выражения модального значения, а также отмечена связь между мышлением и эволюцией языка.
Written by: Синякова Татьяна Евгеньевна
Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
Date Published: 01/23/2017
Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_28.11.15_11(20)
Available in: Ebook