30 Дек

ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ ЭПИСТОЛЯРНОГО ДИСКУРСА (НА МАТЕРИАЛЕ НЕМЕЦКОЯЗЫЧНЫХ ПИСЕМ-ПРОШЕНИЙ XIX ВЕКА)




Номер части:
Оглавление
Содержание
Журнал
Выходные данные


Науки и перечень статей вошедших в журнал:

Создание любого текста, в том числе и эпистолярного, не является самоцелью. Каждый текст рассчитан на своего читателя или слушателя. Становясь единицей коммуникации, эпистолярный текст, как собственно, и любой другой текст, уже нельзя рассматривать как чисто лингвистическую категорию – нечто оторванное от реальности, его необходимо изучать в процессе его функционирования в речи и воспринимать как некое социальное явление, т.е. предлагается изучать тексты не отдельно от человека, а как одну из составляющих его деятельности, так как не может быть таких текстов, которые не фиксировали бы какой-либо фрагмент человеческого опыта и его осмысления. Исходя из вышесказанного, мы можем говорить о существовании такого сложного коммуникативного явления как эпистояляный дискурс, включающего помимо речевого действия, социальный контекст, представление об участниках коммуникации и их характеристиках, а также процессы восприятия и интерпретации сообщения его получателем. Освещение вопросов организации и динамического развертывания эпистолярного дискурса было бы неполным без раскрытия его функциональной направленности.

Поскольку язык является средством общения, сообщения, познания, самовыражения, воздействия, а также средством накопления и передачи социального опыта, следовательно, к числу важнейших функций языка относят коммуникативную функцию, фатическую, информативную, когнитивную, апеллятивную, референциальную, кумулятивно-трансляционную. Проанализируем, как данные функции сочетаются и взаимодействуют в продукте речевой деятельности, рассматриваемом в настоящей статье.

По мнению О.Е. Филимоновой, коммуникативная функция является над-функцией и непосредственным условием существования языка. Она проявляется во всех случаях употребления языка [4, с. 19]. Результатом ее действия является «установление контакта автора с адресатом с целью последующей передачи ему сообщения и воздействия на него» [2, с. 146]. Ведущей функцией эпистолярного текста, по утверждению О.Ю. Подъяпольской, является коммуникативная функция, в рамках которой реализуются фатическая функция, информативная и апеллятивная. На каждую из перечисленных функций, как утверждает автор, в свою очередь могут «наслаиваться» эмоциональная (функция выражения чувств говорящего), оценочная (функция оценки), эстетическая (функция обращения к эстетическому чувству), этикетная (функция отражения и реализации речевого этикета). Иными словами, объясняет О.Ю. Подъяпольская, любое речевое действие, обладающее той или иной целеустановкой (например, сообщение какой-либо информации), может сопровождаться оценкой (явно или неявно выраженной, эмоциональной или рациональной) через обращение к эстетическому чувству адресата, а также путем следования определенным правилам оформления высказывания [3, с. 67].

Мы не отрицаем, что главной функцией эпистолярного дискурса является функция общения, это касается, однако, в первую очередь, частной дружеской переписки. В рамках исследуемых нами писем фатическая и апеллятивная функции приобретают особую значимость. Для любого письма вообще и для письма-прошения в частности, направленного, прежде всего, на поддержание речевого письменного общения, контактная функция является обязательной  и находит формальное выражение в определенной архитектонике письма. Обращение к адресату и приветствие представляют собой контактоустанавливающие речевые акты: Hochlöbliche General Bergwerks Verwaltung! [8, с. 67].  Благодарность за полученное ранее письмо, а также объяснение намерения написания данного письма относятся к контактоподтверждающим речевым актам: Die Nothwendigkeit drängt mich zu einer Hochlöblichen General Bergwerks Verwaltung zu wenden, und derselben folgendes unterthänigst vorzustellen [8, с. 67]. Фразы прощания, подпись адресанта представляют собой контактозавершающие речевые акты: In tiefster Ehrfurch verharrend Euer Hochlöblichen General Berg Verwaltung unterthanigster Diener [gez.] Wilhelm Reiser [8, с. 68]. Все вышеперечисленные эпистолярные элементы задают формат письма и определяют его границы. Как правило, единицами фатической коммуникации являются неинформативные высказывания, которыми собеседники обмениваются из уважения, из вежливости, для того, чтобы нарушить молчание, т.е. для поддержания контакта. Однако, что касается исследуемого материала, то этикетные единицы этих писем при соблюдении их формальных признаков отличает специфическое лексико-семантическое наполнение, которое переводит нас из области установления, поддержания и завершения контакта в область воздействия путем использования титульного обращения к адресату, социально маркированных лексических единиц, намеренно подчеркивающих социальное неравенство корреспондентов. В этом случае маркированные единицы могут рассматриваться в составе средств, активно способствующих реализации стратегии побуждения адресата к ответному письму и/или действию.

Функция сообщения представлена в каждом письме. Ее суть заключается в том, что отправитель передает получателю определенное знание, сообщает ему какую-то информацию. Как правило, адресант информирует адресата о той ситуации, о тех обстоятельствах, которые вынудили его обратиться за помощью, сообщает необходимые факты своей биографии. Специфика передачи информации от автора к адресату в рамках эпистолярного дискурса заключается в большей, чем в других сферах коммуникации, обусловленности этой информации личностным фактором. С одной стороны, наблюдается закономерная ориентация автора на собеседника, с другой – происходит авторская «обработка» информации. «Адресант пропускает весь материал через призму собственного восприятия, осуществляя его отбор в соответствии  с системой своих ценностных параметров. В эпистолярии, таким образом, не существует четкого соотношения между объективными и субъективными смыслами содержащейся информации, что отражается на уровне лексических форм презентации авторской установки в виде использования «прагматически заряженных» лексических единиц, становящихся языковыми маркерами авторского целеполагания информативного свойства. [2, с.  147].

Когнитивная функция, которая в текстах исследуемых писем находит свою специфическую реализацию, представляет собой не столько целенаправленное теоретическое познание, сколько приобретение самого простого человеческого жизненного опыта, поскольку письма-прошения есть результат взаимодействия адресанта с окружающим миром. Написание письма связано с рефлексией адресата на внешний мир, его наблюдениями, мышлением, воображением и т.д., а чтение и восприятие письма связаны с получением информации, определенных знаний, их преобразованием, запоминанием, дальнейшим извлечением из памяти и использованием. Все вышесказанное свидетельствует об определенной репрезентативности данной функции в исследуемых письмах.

Суть оценочной функции состоит в выражении отношения субъекта речи к предметно-логическому содержанию высказывания. Функция оценки реализуется в эпистолярном тексте с помощью разнообразных лексических, синтаксических средств. Это различные предикаты мнения, оценочные прилагательные и причастия, так называемые лексические суперлативы, т.е. лексика, выражающая высшую степень отрицательной или положительной оценки, слова и морфемы-интенсификаторы, усиливающие уже названное другим словом качество, а также подчеркивающие эмоциональный аспект оценочного отношения субъекта речи к содержанию своего высказывания. Так, например, в одном из писем-прошений автор употребляет такие оценочные прилагательные как: In diesen elende Zustand…, in diesse bedrängten Umständen[7, с. 35], посредством которых автор в первом случае оценивает физическое состояние своей жены, а во втором – обстоятельства, которые вынудили его обратиться за помощью к представителям вышестоящей инстанции. Наречие gantz в контексте Ich sitze gantz geschlagen mit den Kindern также выступает оценочным маркером той ситуации, в которой оказался автор письма, подчеркивая крайнюю степень ее безысходности.

Эмотивная функция в эпистолярном тексте связана с отражением в тексте чувств и эмоций адресанта. Указанная функция реализуется при помощи междометий и междометных слов: Wir haben zwey Schweine und eine Ziege angezogen, und freüten uns schon, aus dem Verkauf dieser Thiere dereinst unsere Gläubiger zum Theil befriedigen zu können, aber Ach! Auch diese müssen uns alle drey crepieren… [7, с. 35–36]; эмоционально-окрашенной лексики: … da ihr selbst die geringste Bewegung ohne fremde Hülfe unsägliche Schmerzen verursacht, in dieser unbeschreiblich traurigen Lage…[7, с. 29]; синтаксических средств отражения эмоциональности высказывания: коротких, напряженных эмоциональных предложений, риторических вопросов и восклицаний, эмоциональных повторов, синтаксически выраженных эмфазой, повествовательно-восклицательных предложений.

Об эмотивной функции языка убедительно пишет В.И. Шаховский: «Эмотивность является важнейшим компонентом прагматики языка, так как наиболее ярко воплощает в себе воздействующую функцию: словесные и несловесные эмоциональные реакции наиболее чутки к эмоциональным стимулам, в роли которых могут выступать и эмотивы – специальные средства всех «этажей» языка» [6, с. 5].

Эстетическая функция, заключающаяся в обращении автора к эстетическому чувству адресата, наименее представлена в текстах исследуемых нами писем. Данная функция проявляется наиболее ярко, например, в эпистолярном тексте какого-либо выдающегося писателя, что связано с высокой культурой владения словом, а также творческой натурой адресанта.

Рассматривая этикетную функцию, мы видим ее тесную взаимосвязь с фатической функцией, а также оценочной в смысле характеризации социально-ролевого статуса адресата посредством отбора стереотипных, устойчивых речевых формул. О существовании этой связи говорит известный исследователь речевого этикета Н.И. Формановская: «Речевой этикет – социально заданные и национально-специфичные регулирующие правила речевого поведения в ситуациях установления, поддержания и размыкания контакта коммуникантов в соответствии с их статусно-ролевыми и личностными отношениями в официальной и неофициальной обстановке общения» [5, с. 240–241].

Этикетная функция эпистолярного текста реализуется посредством, как традиционного композиционного построения эпистолярного текста, так и посредством выбора определенных устойчивых речевых формул, при помощи которых организуется и оформляется эпистолярная коммуникация: в этикетных адресных формулах, в формулах приветствия, в обращениях к адресату в своеобразных скрепах-клише, сигнализирующих о переходе от одной темы к другой, в этикетных формулах выражения просьбы, совета, благодарности, извинения, пожелания, поздравления, комплимента, в формулах прощания, подписи адресанта и т.д., отбираемых адресантом в соответствии с коммуникативным статусом адресата, а также ситуацией общения.

Референциальная функция выражается в способности эпистолярного дискурса обозначать ситуации или объекты реального мира. Исследуя данную функцию эпистолярного дискурса, Н.А. Ковалева предложила использовать ее в качестве критерия разграничения двух разновидностей эпистолярных текстов: частного эпистолярия и литературного эпистолярия (квазиписьма) [1, с. 176]. В связи с этим референциальная характеристика письма может быть «реальной» или «квазиреальной». В первом случае речь идет о предметной соотнесенности (прямо-референтном статусе письма) с действительностью. В «квазиписьме» наблюдается нереферентное употребление имени.

Реальная референциальная природа писем-прошений XIX столетия обусловливает еще одну функциональную возможность исследуемого нами типа дискурса, а именно выполнение им кумулятивно-трансляционной функции. Указанная функция эпистолярного дискурса сводится к накоплению и передаче информации, значимой для индивида, социальной группы или целого этноса. Большую роль здесь играет способ распространения информации – письменный текст: именно эта форма речи способствует обобщению и передаче человеческого опыта. Письма прошения дают представление не только о состоянии системы письма XIX века, письменно-речевой и текстовой компетентности в целом, в них находят отражение специфичные черты определенной исторической эпохи и национального менталитета.

Однако доминирующей функцией при написании писем-прошений выступает, по нашему мнению, апеллятивная функция. Автор письма не столько сообщает что-либо получателю письма, сколько дает получателю понять, что он хочет сформировать у него определенную точку зрения относительно какого-либо вопроса, стимулировать его к совершению какого-либо вербального или невербального действия или запросить какую-либо информацию. К основным средствам апелляции в эпистолярном тексте относятся глаголы в форме повелительного наклонения: Bitte lieber guter Kaiser diesen meinen sehnlichen wunsch erfülle doch; конструкции с модальными глаголами: WollteDemüttigst bitten[7, с. 39], gehorsamst bitten muß [7, с. 34]; перформативными глаголами ersuchen, bitten, anflehen; глагольные конструкции с семантикой побуждения: nimmt die Dreistigkeitzu bitten [7, с. 42]; вопросительные и побудительные предложения, а также несобственно-побудительные высказывания, апеллятивный характер, которых восстанавливается из контекста: Dann habe ich noch ein Töchterchen von 12 Jahren, die ich Majestät als Lehrerin ausbilden möchte, könnte es nicht thunlich seindaß mir aus dem Fonds der Kaiser Wilhelm stiftung so lange, eine Beihülfe gestatet wirddadurch wäre eine arme Wittwe geholfen [7, с. 53]. Необходимо отметить, что апеллятивная функция в эпистолярном тексте также включает апеллирование к эмоциональной сфере адресата посредством оценочных и эмоционально-оценочных высказываний адресанта об адресате. Демонстрируя свое оценочное отношение, чувства, адресант стремится создать доброжелательную атмосферу общения, вызвать адресата на ответные чувства и действия, т.е. автор эпистолярного текста апеллирует не только к воле, но и к чувствам адресата.

Выделение функций, выполняемых эпистолярным дискурсом, позволяет более четко осветить его специфические особенности и создать целостное представление о нем как особой форме коммуникативно-речевой практики. Многие функции эпистолярного дискурса тесно переплетены друг с другом и реализуются  в письме «кооперативно», что демонстрирует отличительное качество данной разновидности дискурса, а именно – его полифункциональность. Что касается просительных писем XIX века, то, как мы доказали выше, они также выполняют все указанные функции, однако апеллятивная функция – функция воздействия на партнера по коммуникации, занимает среди прочих приоритетное место, что связано с ведущей интенцией авторов исследуемых писем, а именно побуждением адресата и с их выраженной ориентацией на перлокутивный эффект в виде ответного письма и/или действия адресата.

Список литературы:

  1. Ковалева Н.А. Русское частное письмо XIX века. Коммуникация. Жанр. Речевая структура. М.: СпортАкадемПресс, 2001. – 284 с.
  2. Курьянович А.В. Функциональные возможности эпистолярного дискурса как особой формы межличностной коммуникации // Вестник ТГПУ, 2009. – Вып. 9 (87). – С. 146–150.
  3. Подъяпольская О.Ю. Типология адресованности в текстах эпистолярного жанра (на материале писем Ф. Кафки): дис. … канд. филол. наук. Челябинск, 2004. – 193 с.
  4. Филимонова О.Е. Язык эмоций в английском тексте. Когнитивные и коммуникативные аспекты: монография. СПб.: Изд-во РГПУ им. Герцена, 2001. – 259с.
  5. Формановская Н.И. Коммуникативно-прагматические аспекты единиц общения. М., 1998. – 292 с.
  6. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1987. – 192 с.
  7. Karweick J. „Tiefgebeugt von Nahrungssorgen und Gram“ Schreiben an Behörden // „Denn das Schreiben gehört nicht zu meiner täglichen Beschäftigung“ Der Alltag kleiner Leute in Bittschriften, Briefen und Berichten aus dem 19. Jahrhundert. Bonn: Dietz, 1989. – S. 17–88.
  8. Bis vor die Stufen des Throns. Bittschriften und Beschwerden von Bergleuten im Zeitalter der Industrialisierung / K. Tenfelde, H. Trischler. München: Verlag C.H. Beck, 1986. – 533 s.
    ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ ЭПИСТОЛЯРНОГО ДИСКУРСА (НА МАТЕРИАЛЕ НЕМЕЦКОЯЗЫЧНЫХ ПИСЕМ-ПРОШЕНИЙ XIX ВЕКА)
    Written by: Сибирякова Светлана Николаевна
    Published by: БАСАРАНОВИЧ ЕКАТЕРИНА
    Date Published: 06/19/2017
    Edition: ЕВРАЗИЙСКИЙ СОЮЗ УЧЕНЫХ_ 30.12.2014_12(09)
    Available in: Ebook